Отраслевая сеть инноваций в АПК

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ​

Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Титульный лист и исполнители

РЕФЕРАТ

Отчет 103 с., 8 таблиц, 21 рисунок, 97 источников.

ОМУЛЬ, Р. СЕЛЕНГА, ПОПУЛЯЦИОННАЯ СТРУКТУРА, РЕПРОДУКЦИОННЫЙ ПОТЕНЦИАЛ, ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ОПТИМУМ, ЛИЧИНКА, ПРЕДЛИЧИНКА, НЕРЕСТИЛИЩА, ДИНАМИКА СКАТА, ИСКУССТВЕННОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО

Объект исследования: байкальский омуль пелагической морфо-экологической группы (МЭГ) р. Селенга.

Цель работы: выявить основные причины снижения численности нерестового стада байкальского омуля р. Селенга и разработать научно-практические рекомендации по его восстановлению.

Для достижения цели были поставлены и решались следующие задачи:

-проранжировать основные причины, отрицательно влияющие на формирование численности нерестового стада байкальского омуля;

– определить пути их снижения;

– разработать научно-практические рекомендации по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля р. Селенга.

Методы исследования: общепринятые в ихтиологической науке методы исследования.

Полученные результаты: проранжированы основные негативные факторы, снижающие эффективность воспроизводства байкальского омуля р. Селенги и предлагаются мероприятия по их устранению и минимизации. Вскрыты основные причины низкой эффективности работ по искусственному воспроизводству омуля на Селенгинском экспериментальном рыбоводном заводе и предложены пути по ее повышению. Разработаны научно-практические рекомендации по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля р. Селенга.

Новизна полученных результатов: впервые предлагается оценку эффективности искусственного воспроизводства байкальского омуля проводить, исходя из популяционного принципа – по эффективности реализации репродукционного потенциала нерестового стада селенгинской популяции омуля. Выведена формула получения минимальной величины количества скатившихся личинок, которая позволяет делать оперативный прогноз по скату личинок и выступать, как методика оценки эффективности воспроизводства омуля в р. Селенга.

Степень внедрения: практические рекомендации апробированы на научно-практическом семинаре БГСХА и переданы в МСХ РБ и Байкальский филиал ФГБУ «Главрыбвод» для рассмотрения и принятия решений в соответствии с их полномочиями. В последующем будут внедрены при совершенствовании биотехники искусственного воспроизводства селенгинской популяции байкальского омуля.

Итоги внедрения НИР: результаты будут способствовать повышению эффективности воспроизводства омуля селенгинской популяции и восстановлению численности нерестового стада омуля реки Селенга.

Рекомендации по внедрению: реализацию предложенных мероприятий необходимо осуществлять комплексно от научно-исследовательских до законодательных инициатив, тогда выполнение мер практических рекомендаций на рыбоводных предприятиях Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод» и будут способствовать восстановлению численности нерестового стада омуля р. Селенга.

Область применения: рыбоводство в естественных водоемах – искусственное воспроизводство сиговых, Байкальского омуля, в т.ч для восстановление численности нерестового стада омуля р. Селенга.

Значимость работ: результаты исследования имеют большое практическое значение как для работы байкальских омулевых рыбоводных заводов, так и других проходных сиговых рыб.

Прогнозные предложения о развитии объекта исследования: внедрение мер, предложенных в рекомендациях, будут способствовать снижению отрицательных факторов на эффективность воспроизводства байкальского омуля р. Селенги, переход с техногенной на научную основу биотехнологии работы СЭРЗ, применение оценки эффективности воспроизводства по реализации репродукционного потенциала нерестового стада байкальского омуля будет способствовать скорейшему восстановлению численности нерестового стада омуля р. Селенга и его стабильного существования.

Имеющийся научный задел: с 1983 года проводятся исследования по состоянию естественного и искусственного воспроизводства байкальского омуля р. Селенга, установлены закономерности нерестовых миграций, динамики созревания и освоения нерестилищ, изучены условия естественного воспроизводства и влияние естественных и антропогенных факторов, установлены основные лимитирующие факторы формирования численности нерестового стада, выявлены основные отрицательные факторы снижающих эффективность искусственного воспроизводства.

 

ВВЕДЕНИЕ

Очередная депрессия состояния запасов байкальского омуля началась после 2010 года. Этому предшествовал период некоторой стабильности его промысла на уровне 2 тыс. тонн. После десятилетнего запрета с 1969 по 1979г. констатировали восстановление засов байкальского омуля и возможности его промышленной эксплуатации [57, 37]. Нарушение экосистемы оз. Байкал вследствие зарегулирования его уровня плотиной Иркутской ГЭС, отрицательно сказалось на основных биологических показателях всех морфо-экологических групп (МЭГ) байкальского омуля [25, 28, 29].В работе В.Н. Сорокина (1981) было показано, что состояние естественных нерестилищ р. Селенга ниже г. Улан-Удэ находятся в неудовлетворительном состоянии. Запретный период не привел к резкому увеличению численности нерестового стада [80] из-за низкой эффективности воспроизводства омуля в р. Селенга, при которой омуль не в состоянии обеспечивать высокий уровень восполнения [29]. Интенсивное освоение воспроизводственных мощностей Селенгинского экспериментального рыбоводного завода (СЭРЗ) в 80-х годах на техногенной основе резко усугубили и без того критическое состояние воспроизводства омуля р. Селенга [55]. Впоследствии появились работы, показывающие высокую эффективность искусственного воспроизводства омуля на СЭРЗ [60]. Прямым подтверждением неудовлетворительного уровня воспроизводства омуля пелагической морфо-экологической группы (МЭГ) р. Селенга, явились данные официальной статистики промысла, которые свидетельствовали о снижении, как общего вылова байкальского омуля, так и, в особенности, доли омуля пелагической МЭГ в уловах на Селенгинском мелководье – с 90% до 40% [36].

Из пяти рыбоводных заводов по искусственному воспроизводству байкальского омуля в настоящий момент функционируют только два – Большереченский и Селенгинский. Сарминский и Чивырскуйский (в 80х годах), Баргузинский (в 2019 году) рыбоводные заводы прекратили свою деятельность по воспроизводству байкальского омуля из-за отсутствия производителей, которые должны были сформироваться от личинок искусственного воспроизводства, при лишении возможности естественного воспроизводства этих популяций.

1. ЛИТЕРАТУРНЫЙ ОБЗОР С ОБСУЖДЕНИЕМ

1.1 Закономерности функционирования популяции байкальского омуля

р. Селенга на этапе воспроизводства

Эндемик озера Байкал, важнейший объект промысла – байкальский омуль Coregonus autumnalis migratorius (Georgi, 1775), Coregonus migratorius (Решетников, 2016), является наиболее изученным видом рыб данного озера. Сведения о биологии байкальского омуля появились в публикациях 50-80 гг. XIX века. Одним из первых работ о неоднородности байкальского омуля, о различии мест размножения является работа П. Пежемского (1853): «….разные сорта омулей живут и плодятся только там, где они инстинктивно свыклись и сроднились с местностью: селенгинский не пойдет отыскивать р. Баргузин и Верхнюю Ангару, верхнеангарский и баргузинский не думают о Селенге» [61]. О разнокачественности байкальского омуля упомянуто Н.Н. Сабуровым в 1889 году: «Можно принимать, по крайней мере, четыре разновидности омуля: Ангарскую, Чивыркуйскую, Баргузинскую и Селенгинскую [64]. Каждая из этих разновидностей ловится в определенных областях. Область Селенгинской разновидности всего обширнее, по всей вероятности, ольхонский омуль относится к этой же разновидности. Каждая разновидность придерживается той или другой реки, воды которой и служат местами размножения для нее. Так, ангарские омули идут по осени для метания икры в р. Ангару, селенгинские – в р. Селенгу, Чивыркуйские – в реки, впадающие в Курбулик и близ него» [64]. На неоднородность байкальского омуля также указывает Н.В. Кирилов (1886) [39]. В 1942 году Ф.Б. Мухомедиаров по биологическим и морфологическим исследованиям выделил 3 главные расы байкальского омуля: северобайкальскую (Ангара и Кичера), чивыркуйскую (реки Большой и Малый Чивыркуй, Безымянка) и селенгинскую (реки Селенга, Большая Речка, Култучная и Абрамиха) [54]. Позднее К. И. Мишариным (1953) на основании хорошо выраженных признаков (число чешуй в боковой линии, количество жаберных тычинок) была выделена еще одна популяция (четвертая) – посольская раса омуля [52]. В.В. Смирнов и И.П. Шумилов (1974) выделили три морфоэкологические группы байкальского омуля (пелагическая, придонно-глубоководная, прибрежная) [70]. В дальнейших работах В.В. Смирнов (В.В. Смирнов и др., 1987) приводит соотношение каждой популяции к одной из трех морфоэкологических групп: селенгинской (пелагическая, многотычинковая); северобайкальской, баргузинской (прибрежная, среднетычинковая); посольской, чивыркуйской (придонно-глубоководная, малотычинковая) [71].

Наиболее многочисленная популяция (селенгинская) размножается в самом многоводном притоке озера Байкал — реке Селенга. На этапе воспроизводства функционирование этой популяции зависит от множества абиотических и биотических условий родительской реки Селенга.

Селенга – главный приток оз. Байкал, берет начало в Монгольской Народной Республике при слиянии рек Идэр и Мурэн. Расстояние от устья до наиболее удаленной точки речной системы (до истока р. Идэр) – 1453 км. Общая протяженность – 1024 км (в пределах России – 409 км). Водосборная площадь 447060 км², в пределах России 148060 км² (рисунок 1). Водный сток реки составляет 28,3 км³ в год, ширина реки в пределах России изменяется от 60 до 500 метров [17]. Крупными правобережными притоками Селенги являются реки: Итанца (впадает в Селенгу на 115-м км от устья), Уда (на 155-м км), Хилок (на 245-м км), Чикой (на 280-м км), на территории Монголии – р. Орхон (430 км). Основные левобережные притоки – реки Кабанья (47 км), Вилюйка (64 км), Темник (320 км), Джида (346 км), на территории МНР – р. Эгийн-Гол (800 км), вытекающая из оз. Хубсугул [63].

Площадь бассейна Селенги составляет 82,8 % всей площади бассейна Байкала (рисунок 1). Водный сток реки в год составляет 28,3 км3, а как часть водного баланса бассейна – 67 мм общего слоя осадков (321 мм). Оставшаяся часть (254 мм) приходится на испарение [67].

word image 395 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 1 – Водосборная площадь озера Байкал

Среднегодовой расход воды превышает половину (57 %) общего расхода притоков озера [17]. Основные фазы водного режима реки – это весеннее половодье, летне-осенние дождевые паводки и зимняя межень. Большая часть внутригодового стока Селенги проходится на апрель-сентябрь (80–85 %), 12–14 % – на октябрь-ноябрь и лишь 3–4 % – зимний период (декабрь-март). Около 50 % годового расхода воды приходится на июль-сентябрь [63]. Весеннее половодье начинается в конце марта – начале апреля, заканчивается в середине – конце июня (в среднем 60–110 дней). Непрерывно следующие друг за другом дождевые паводки накладываются на половодье, часто сливаются с ним и вызывают в течение всего теплого периода повышенную водность реки [63]. Летне-осенняя межень наблюдается лишь в очень маловодные годы и составляет в среднем 90–100 дней. В другие годы отмечаются лишь кратковременные периоды с низким стоком между отдельными паводками. Суммарная продолжительность таких периодов составляет в среднем 35–40 дней. Летние паводки достигают максимума в июле-августе, когда уровень воды в нижнем течении поднимается на 2–4 и более метров. Обычные наводнения на р. Селенга отмечаются почти ежегодно. Годовая амплитуда колебаний уровня воды в р. Селенга составляет в среднем 2–3,5 м, увеличиваясь в отдельные годы до 4–6 м [63]. Момент замерзания Селенги сопровождается резким повышением уровня воды (до 3,1 м), что объясняется стеснением живого сечения реки льдом. В дальнейшем в течение всей зимней межени наблюдается падение уровня. Во время летних паводков вода характеризуется наивысшей мутностью. Значения прозрачности воды в течение летнего периода изменяются от 0,3 до 1,2 м. Постепенное падение уровня и освобождение воды от взвесей связано с прекращением поверхностного стока в реку (середина сентября). Окончательное очищение воды наступает после ледостава (середина ноября).

Уклон русла р. Селенга в пределах России (0,34 %) является довольно значительной величиной и обуславливает высокие скорости течения в период открытой воды, доходящие в паводки до 4 м/c (таблица 1). Наибольшие уклоны, превышающие среднее значение по реке, прослеживаются на участках прохождения рекой горных массивов: хребты Бутээлиин Нуру, Джидинский, Боргойский, Цаган-Дабан, Моностой, Хамар-Дабан, Улан-Бургасы.

Таблица 1 – Основные гидрологические характеристики р. Селенги от устья до границы с МНР (по:Ресурсы…, 1973)

Участокреки кмот

устья

410–285 285–153 153–85 85–55 55 – устье
Ширинареки м 100–200 160–420 300–360

(80–450)

80–440 60–450
Перекаты длина м 300–700 400–900 200–1600 1000
глубина м 1,2–1,4 1,8–2,0 0,6–2,0 1,2–1,4 1,0
скорость

теч.

м/c 2,1–2,5 2,0–3,0

(до 4)

1,2–2,6

(до 3)

2,0–2,2 1,0–2,0
Плесы длина км 0,7–2,3 0,6–5,1 1,8–8,4 1,0–4,0
глубина м 1,7–3,5 2,1–2,9 3,0–5,0 2,0–4,5 4,8
скорость

теч.

м/c 1,0–1,2 0,9–1,2 1,0–1,2 1,0–2,0

Селенга, вынося большое количество взвесей, образовала из них мощную дельту площадью около 1120 км² [9], которая в настоящее время несколько сократилась в связи с постройкой Иркутской ГЭС и подъемом уровня Байкала. Протяженность дельты около 40 км от м. Облом до Лимасова (южнее с. Исток). В Байкал воды Селенги пoступают через множество проток, главные из которых: Дворецкая река, Игнашиха, Бурятский промой, Харауз, Галутая, Средняя, Северная река, Колпинная и Лобановская. К дельте р. Селенга прилегает обширное Селенгинское мелководье, плoщадь которого по 100-метровой изобате равна 1040 кв. км (Кожов, Спелит, 1958). Будучи одним из наиболее тепловодных районов Байкала, Селенгинское мелководье в сочетании с рекой Селенгой и ее дельтой является главным районoм воспроизводства и нагула больших стад омуля [44].

Наиболее характерной чертой многолетнего режима годового стока рек является цикличность, присущая практически всем рекам Забайкалья и обусловленная циклическим характером межгодовых изменений атмосферных осадков. Выявленные циклы относятся к внутривековым и имеют продолжительность от 24 до 27 лет [59]. Ледостав на р. Селенга начинается в конце октября – начале ноября, вскрытие реки происходит в конце апреля – начале мая. В подледный период температура воды в реках бассейна оз. Байкал, за некоторым исключением, близка к нулю и переходит через 0,2°С во второй половине апреля. В дальнейшем на протяжении всей весны температура речной воды неуклонно увеличивается, достигая максимума в июле. Средние за многолетний период максимальные температуры составляют 19,9–20,5°С [63].

Характерная особенность гидрохимического режима р. Селенга в пределах России – относительно небольшая минерализация воды с изменениями от 180–210 мг/л в зимнюю межень до 80–210 мг/л в период половодья и летне-осенних дождевых паводков. В летнюю межень величина минерализации колеблется в пределах 130–190 мг/л [63]. Минимальная концентрация кислорода в водах Селенги отмечается в феврале и составляет 6,30 мг/л. Со вскрытием ледяного покрова содержание кислорода увеличивается до 10–12 мг/л. С повышением температуры и усилением окислительных процессов концентрация кислорода понижается до 7–10 мг/л с постепенным ее увеличением к осеннему периоду до 11–12 мг/л [58]. В период открытого русла насыщение воды кислородом часто достигает 100 %, зимой уменьшается до 40 %, но ниже этого значения не опускается [63]. Высоки концентрации щелочных металлов (47,1 мг/л), сульфатов (26,3 мг/л), хлоридов (34,3 мг/л), данные показатели характерны для течения ниже г. Улан-Удэ [15]. По сравнению с 1960-ми гг., изменился относительный состав ионов: увеличились доли SO, Cl-, одновалентных катионов и снизились доли HCO3 и Ca2+. Установлено, что изменение баланса основных солеобразующих ионов связано с закислением поверхностных вод и поступлением в русло реки атмосферных осадков и промышленных сточных вод с низким pH [81]. Наиболее неблагоприятное влияние хозяйственно-бытовые сточные воды оказывают на химический состав воды и экосистему реки в целом при низких расходах воды, когда происходит увеличение концентрации ингредиентов и относительного состава вод Селенги и Уды [34,81]. В подледный период высокие концентрации загрязняющих веществ прослеживаются до ~ 40 км ниже г. Улан-Удэ, а иногда и до пос. Мурзино (20 км от устья). Летом протяженность зоны повышенной концентрации достигает 20 км [81].

Анализ литературных источников по гидрохимическому составу вод р. Селенга показал, что в подледный период концентрации вредных веществ в единице объема достигают своего максимума [18], одной из причин таковых может быть криогенное концентрирование солей в водной фазе[20], что наиболее отрицательным образом может сказываться на развитии икры байкальского омуля.

Байкальский омуль – это эндемичная форма пресноводной, литофильной, осенненерестующейся рыбы с многократным икрометанием, являющейся озёрно-речным проходным видом с четким подразделением жизненного цикла на два этапа: нагул в оз. Байкал и нерест во впадающих реках (приложение А). Воспроизводственный цикл байкальского омуля включает в себя речной этап жизни, начиная от формирования нерестового стада до ската и нагула личинок. Изучение состояния естественного воспроизводства популяции направлено на получение ежегодно достоверных сведений по эффективности реализации репродукционного потенциала нерестового стада.

Экологические особенности размножения омуля приводятся на основании анализа литературных и фондовых данных БайкалВНИРО и Байкальского филиала Главрыбвод по учету численности заходящих на нерест производителей омуля в р. Селенга, закономерностям их продвижения и распределения по нерестилищам, условиям нереста и развития икры на нерестилищах, учету скатывающихся личинок, как с естественных нерестилищ, так и Селенгинского экспериментального рыбоводного завода (СЭРЗ), изучению динамики и скорости ската личинок и собственные исследования за рыбоводный сезон 2019-2020 гг. [54, 66, 87, 52, 50, 88, 79, 69, 22, 82, 7, 90, 23, 46, 21, 43, 89, 91, 48, 86, 73, 24, 83, 10, 11, 12, 14, 92, 32].

Ретроспективный обзор литературы по нерестовой миграции байкальского омуля показал, что впервые К.И. Мишариным (1953) была выявлена неоднородность нерестового стада селенгинского омуля, в котором помимо селенгинских (многотычинковых) омулей им были обнаружены также и посольские (малотычинковые) омули [52]. К.И. Мишарин приходит к выводу о наличии в стаде омулей, неоднородных по времени захода и условиям икрометания, констатирует связь между урожайными поколениями омуля и водностью бассейна [52, 53].

Л.В. Хохловой (1957) и С.И. Краснощековым (1981) было выдвинуто предположение о наличии в нерестовом стаде двух обособленных эколого-морфологических группировок, которые различаются сроками начала нерестовой миграции, степенью зрелости половых продуктов в момент захода, протяженностью нерестовой миграции, некоторыми пластическими и меристическими признаками [44, 87].

В 1979 г. С.С. Данзановой установлено наличие в нерестовом стаде небольшой группы омулей, занимающих по количеству жаберных тычинок промежуточное положение между многотычинковыми и малотычинковыми омулями. На основании трехпиковой динамики миграции многотычинкового омуля М. Г. Вороновым (1993) сделан вывод о стабильном существовании у него трех разных косяков, производители которых различаются жирностью, зрелостью и соотношением полов, а также адаптированностью к определенным условиям нагула и размножения [29].

Исходя из морфоэкологических особенностей омулей, мигрирующих в реку в разные сроки, В.В. Смирнов (2009) выделил в нерестовом стаде четыре внутрипопуляционных группы: три многотычинковые (пелагические) и одна малотычинковая (придонно-глубоководная) [73].

Анализ имеющихся литературных данных о факторах, определяющих характер нерестовой миграции свидетельствует о сложности их взаимосвязей и взаимозависимостей. С.И Краснощеков начало нерестовой миграции связывает с погодными и гидрологическими условиями в озере и реке. Л.В. Хохловой отмечается связь уровенного режима реки и выживаемости икры на нерестилищах [87]. Рядом исследователей отмечается связь между урожайными поколениями омуля и водностью бассейна [86, 53, 7, 44]. В своей работе Афанасьев Г.А. (1981) указывает, что чем выше уровень воды в реке, тем выше по р. Селенга поднимаются производители омуля и соответственно большая протяженность осваиваемых нерестилищ [7]. А.В. Базов (2016) показывает, что основным фактором определяющих протяженность нерестовой миграции является уровень воды в реке в сентябре месяце [13]. Но большинство исследователей на Байкале, касаясь вопросов нерестовых миграций омуля, отмечали разную степень зрелости гонад у производителей, заходящих в разные сроки нерестовой миграции. М.Г. Вороновым (1993) установлено, что степень зрелости половых продуктов у производителей омуля при заходе является определяющим фактором максимальной дальности хода, а значит удаленности и протяженности осваиваемых нерестилищ [29].

Сиговые относятся к рыбам с замедленным половым созреванием, причем на развитие половых продуктов каждого вида сигов влияет определенный комплекс условий, включающий: температурный режим водоема, газовый и солевой состав воды, скорость течения, характер дна и определенный набор кормовых объектов. Отсутствие хотя бы одного из этих условий влечет за собой задержку сроков созревания, увеличение продолжительности полового цикла и снижение ритма размножения. Установлено, что у омуля и других сиговых рыб половая зрелость наступает в период преобладания весового роста над линейным [73]. Плодовитость самок омуля варьирует от 9 до 30 тыс. икринок, увеличиваясь с возрастом [53, 70, 73].

Гонады у половозрелых и созревающих самок начинают расти и развиваться с наступлением лета. В период интенсивного питания, в начале и второй половине лета и к началу осени развитие половых продуктов достигает максимума. В июне — июле гонады находятся на II, в августе — на III, в сентябре — на IV стадии зрелости [72]. На последней стадии развития гонад омуль входит в реки.

Анализ многолетних рядов данных морфо-физиологических показателей, таких как коэффициент зрелости (КЗ), индекс зрелости (ИЗ), комплексный морфо-физиологический показатель – миграционный потенциал (Ем) (Штундюк, Шевченко, 1983) показывает, что ежегодно в динамике нерестового хода четко прослеживается три пика повышения интенсивности, которые рассматриваются нами как периоды захода (таблица 2).

Таблица 2 – Морфофизиологические показатели самок омуля по периодам захода

Год 1 период 2 период 3 период
KZ IZ Em n KZ IZ Em n KZ IZ Em n
1983 11,01 43,34 0,675 82 13,87 52,14 0,410 107 18,02 67,74 0,250 49
1984 14,00 61,23 0,464 87 19,32 72,63 0,305 225 21,00 81,92 0,209 63
1985 10,71 46,72 0,648 174 12,69 47,71 0,502 236 79,00 62,63 0,329 57
1986 14,18 52,99 0,351 143 16,83 63,34 0,306 183 18,66 80,17 0,240 67
1987 13,47 49,44 0,449 112 14,67 55,00 0,413 132 18,40 64,92 0,299 71
1988 10,52 38,65 0,595 188 15,46 15,00 0,404 204 17,27 78,01 0,268 59
1989 12,28 46,25 0,539 79 16,41 58,12 0,393 81 20,75 82,30 0,201 39
1992 14,29 60,89 0,440 80 15,06 74,97 0,311 44 18,03 71,89 0,311 29
1993 12,74 44,93 0,497 75 15,00 67,12 0,439 28 18,75 72,02 0,336 19
2002 9,82 36,98 0,776 113 16,62 64,33 0,379 96 21,32 89,85 0,231 35
2007 11,00 44,03 0,586 162 13,65 58,91 0,447 61 17,59 78,24 0,268 23
2018 13,80 54,42 0,56 66 18,89 73,96 0,313 24 22,81 82,52 0,254 31

Данные, представленные в таблице 3, демонстрируют численное соотношение рыб, заходящих в разные периоды захода, и их варьирование в весьма значительных пределах. Анализ связи % численности рыб 1-го периода – от даты захода демонстрирует обратно пропорциональную зависимость (r = -0,45); 2-го и 3-го периодов – прямо пропорциональную зависимость, но при низкой корреляционной связи (r = 0,29 и r = 0,18 соответственно).

Таблица 3- Численное соотношение производителей омуля пелагической МЭГ по периодам захода в р. Селенга

Год 1 период 2 период 3 период Авторы и исполнители работ
% % %
1983 70,30 26,10 3,60 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1984 73,55 24,89 1,56 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1985 79,99 15,97 4,04 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1986 57,62 41,38 1,00 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1987 40,14 43,17 16,69 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1988 51,06 45,43 3,51 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1989 53,42 45,79 0,79 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1990 66,80 21,60 11,60 Воронов М.Г., Воронова З.Б.
1991 79,21 13,28 7,50 Воронов М.Г., Воронова З.Б. Архипов Е.
1992 52,19 39,19 8,62 Воронов М.Г., Базов А.В., Тугарин А.И.
1993 72,98 13,18 13,84 Воронов М.Г., Попова О.Н., Базов А.В.

При анализе этой связи в годы с экстремально ранними и поздними датами захода, то эта зависимость для количества рыб первого периода захода весьма существенна (r = -0,62).

К сожалению, мы не в состоянии исключить недостатки применяемой методики учета, при которой в годы с ранним заходом и высоким миграционным потенциалом возможен недоучет, а в годы с поздним заходом и низким потенциалом хода при высоком уровне реки – завышение численности заходящих рыб особенно производителей первого периода захода. В такие годы возможно завышение численности заходящих производителей в несколько раз. Как это произошло в 2013, 2014, и особенно в 2015 и 2016 годах, когда численность нерестового стада была завышена как минимум в два раза, а в 2019 занижение численности производителей первого периода захода.

В ранних исследованиях (1983-1989 гг.) выявлено, что жирность как самок, так и самцов достоверно снижается от первого к третьему периоду [29]. Зависимость жирности от степени зрелости половых продуктов (рисунок 2), показывает, что она находится в обратно пропорциональной зависимости, как у самок, так и у самцов. Так коэффициент корреляции (r) по самкам в среднем составил 0,95 при колебании от 0,92 до 0,98, для самцов от 0,95 до 0,99, в среднем 0,97.

word image 396 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 2 – Зависимость жирности от степени зрелости половых продуктов у пелагического омуля р. Селенга

1 – самки; 2 – самцы

Анализ морфо-физиологических показателей (КЗ, ИЗ и Ем), отражающих состояние зрелости гонад самок омуля при заходе, демонстрирует их взаимосвязь и взаимозависимость (r = 0,9). Чем раньше начинается заход омуля в р. Селенга, тем ниже морфо-физиологические показатели.

Ежегодно, независимо от сроков захода значения КЗ , ИЗ и Ем самок пелагического омуля р. Селенга первого, второго и третьего периодов имеют различия на уровне достоверности (tst =3, при td › 9) Взятые в комплексе перечисленные признаки определяют различные миграционные возможности рыб разных периодов захода. То, что ежегодно, независимо от сроков захода значения КЗ, ИЗ и Ем самок пелагического омуля р. Селенга первого, второго и третьего периодов имеют различия на уровне достоверности говорит о неоднородности структурной организации производителей омуля пелагической МЭГ, а физиологическое состояние производителей омуля каждого срока захода это наследуемый признак. Сроки захода, а значит и состояние зрелости это наследуемый признак косвенно подтвердил К.И. Мишарин, когда им были пойманы в реке Большая Речка производители, ранее помеченные в идентичное время в том же месте [52]. Наследуемость физиологической готовности к нересту была показана и экспериментальными работами с несколькими поколениями пеляди [6]. То, что многие биологические показатели в течение нерестовой миграции закономерно изменяются, отражая генетическую неоднородность производителей, было показано на дальневосточных лососях «Цит. по Воронову, Рослый, 1978; Коновалов, 1978; Алтухов, 1981;1983; Штундюк, Шевченко, 1983; Лоенко, 1985» [6]. Эксплуатация и, особенно, искусственное воспроизводство, которые проводятся без учета особенностей нерестового стада, неизбежно приводят к обеднению генофонда и нарушению его структуры и, как следствие, снижению резистентности получаемого потомства и сокращению численности популяции «Цит. по Воронову, Подлесный, 1955; Никифоров, 1956; Чистобаев, 1977; Соин, 1980; Алтухов,1981; 1983; Салмов, 1981; Кирпичников,1983; Лоенко, 1985; Митанс, 1982; Дирин, Костылев, 1982; Добринская, 1985; Чигиринский, 1983; Skffla, Jorstad, Naevdal» [6].

Следовательно, пелагический омуль, заходящий в р. Селенга, неоднороден и представлен тремя группировками, а трехпиковая кривая в динамике нерестового хода отражает его пространственную структуру. Характер стабильного существования пространственной структуры во времени свидетельствует о высокой степени адаптации популяции к условиям нагула и размножения.

Одним из основополагающих вопросов для ученых–байкаловедов, занимающихся проблемами воспроизводства байкальского омуля, является выявление основного фактора, который является определяющим при прогнозе даты начала нерестовой миграции. Так, К.И. Мишарин (1953), С.И. Краснощеков (1981) считают, что необходимым условием начала нерестовой миграции в крупные реки, к которым относится и Селенга, является осеннее выравнивание температуры воды в реке и озере. В свою очередь, на выравнивание температур влияет ветровой режим в районе устья реки. При штилевой погоде выравнивание наступает раньше [52, 44]. Кроме того, на дату захода могут влиять летние миграции, обусловленные ветровым режимом этого года на Байкале. Если северо-восточными ветрами речную селенгинскую воду отгоняет на юг, в малокормные места, то заход может задерживаться [44].

А. В. Соколовым и др. (2001) определены факторы, влияющие на протяженность миграции, и проранжированы по значимости: дата захода в реку, уровень воды, температурный режим, численность нерестовых стад, индекс зрелости половых продуктов [74].

В результате анализа среднемноголетних данных даты захода омуля в реку А.В. Базовым и Н.В. Базовой (2016) установлена средняя дата начала миграции – 30 августа при массовом заходе ядра нерестового стада в пределах от 22 августа до 10 сентября [13]. При этом ими не выявлена связь между температурным режимом реки и датой начала миграции.

Исследования М.Г. Воронова, З.Б. Вороновой (1987) показали зависимость между средними значениями коэффициента зрелости (КЗ) самок при заходе, датой захода в р. Селенга и протяжённостью нерестовой миграции [26]. Установлено, что чем выше значение КЗ самок при заходе, тем позднее начинается нерестовая миграция (г=-0,94). Степень зрелости половых продуктов у косяков разных периодов захода определяет протяженность нерестовой миграции, т.е. омуль в начальный период захода имеет меньший индекс зрелости и занимает верхние участки нерестилищ, омуль же, заходящий в реку позже, имеет более зрелые гонады и нерестится на участках ближе к устью. Следовательно, одним из основных факторов, определяющих начало нерестовой миграции омуля в данном году, является степень зрелости его половых продуктов.

На сегодняшний день не существует единого понятия о потенциальной площади нерестилищ для сиговых, нерестящихся в реках, отсюда и нет единого методического подхода в ее определении. Наиболее часто исследователи вкладывают в это понятие всю площадь ложа реки при уровне, соответствующем времени массового нереста [19, 52, 82, 76, 80]. Однако зачастую авторы, приводя потенциальную площадь нерестилищ, не указывают, каким образом она рассчитывалась. Так, для р. Селенга одни авторы, называя потенциальную площадь нерестилищ, приводят величину в 4 кв. км (Краснощеков, 1967), другие в 150 кв. км (Сорокин и др., 1977; 1981), включая, по-видимому, в эту площадь все участки реки, находящиеся под водой, в том числе протоки, бухточки и заливы. Исходя из наблюдений за ряд лет по нерестилищам омуля такой мощной реки как Селенга и ряда небольших речек (Б. Речка, Култучная, Абрамиха), предлагается следующее определение этого понятия. Потенциальной площадью нерестилищ реки следует считать ту площадь ложа реки, которая имеет необходимые грунты с комплексом гидрологических факторов, отвечающих требованиям для данной морфо-экологической группы или популяции вида.

Из топографического расположения нерестилищ в бассейнах 22 рек, в которых происходит размножение байкальского омуля (рисунок 3), можно отметить, что от всех используемых нерестилищ только по протяженности нерестилищ в р. Селенга находится 47.2%, р. Верхняя Ангара – 24.1%, р. Баргузин – 8.7 %.

Основные нерестилища омуля на р. Селенга находятся в местах с наименьшим градиентом уклона русла. Это район Ильинка – Татаурово (80–130 км), Тологой – Омулевка (175–195 км), Кибалино – Сутой (220–260 км). Излюбленные места нереста в нижнем течении реки располагаются от пос. Юговодо с. Татаурово. В верхнем течении к таким местам относятся нерестилища от урочищ Тологой до Сутой. В городской черте Улан-Удэ (153 км) икра отмечается практически всегда, иногда довольно в значительных количествах.

word image 397 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 3 – Расположение нерестилищ омуля в бассейнах рек оз. Байкал

Основные параметры, которые должны быть присущи для нерестилищ омуля, следующие: наличие незаиленных и плотных каменисто- или гравийно-галечных грунтов с небольшой примесью крупного песка при скоростях течения реки в интервале от 0,3-0,5 до 2,5-3 м/с. Значимость грунтов лучше всего оценивать по плотности залегания на них икры. Так, наибольшая плотность икры ежегодно отмечается на каменногалечном (до 10-15 см в диаметре) грунте с небольшой примесью чистого крупного песка. Важное значение имеет и плотность этих грунтов. Грунты должны находиться в плотном “сцементированном” состоянии. Как показали специально проведенные наблюдения, места, где происходят эрозионные процессы грунта в результате нарушения его целостности посредством выборки или перемещения, омулем не осваиваются. Поскольку нерестовые миграции в конечном итоге сводятся к заботе о потомстве, то это, прежде всего, приспособление для обеспечения благоприятных условий развития икры и молоди и как защита ранних стадий от хищников [56]. Мигрирующие виды сиговых, к которым относится и байкальский омуль, приспособились к рассеиванию икры на каменисто-галечные грунты. Икра, имея клейкость в период набухания, закатывается между камнями и там прикрепляется [85, 51, 52].

В ранних работах М.Г. Воронова (1993) потенциальная площадь нерестилищ для р. Селенга до 400 км от устья рассчитана в 60 кв. км.,при этом потенциальный фонд нерестилищ в процентах от ширины реки возрастает от устья к истоку [30]. Разумеется, что по годам потенциальная площадь нерестилищ изменяется в зависимости от уровня реки, и колебания эти, как правило, небольшие и практически не превышают 10-15% от среднемноголетней величины. Из вышеизложенного можно заключить, что определяющим фактором при выборе мест нереста лито-реофильных рыб, к которым можно отнести и омуля р. Селенга, является наличие соответствующих грунтов при скоростях течения не ниже критических, соответствующих процессу заиливания.

Таким образом, в такой большой реке, как Селенга, имеющей большую амплитуду колебания уровня (включая и толщину льда) в осенне-зимний период, определяющими факторами при выборе омулем мест нереста являются: 1- глубина реки, величина которой должна быть не меньше перепада уровня от времени нереста до зимнего меженя; 2 – наличие гравийно-галечного грунта при скоростях течения не менее критических, при которых начинается процесс заиливания [29].

Результаты многолетних натурных наблюдений, периодических ихтиологических съемок достаточно протяженных участков реки результаты поимки помеченных особей разных периодов захода свидетельствуют о дифференцированном продвижении производителей омуля разных периодов захода в реке. Было установлено, что во время нерестовой миграции омуль идет обособленными косяками и при продвижении вверх к местам нереста не смешивается. Если происходит остановка хода, то она наблюдается по всей длине реки. Исследования, проведенные в 1997-2003 гг. показали, что приостановка хода нерестовой миграции омуля происходит синхронно в реках Селенга, Большая Речка, Верхняя Ангара и Кичера, т.е. от Юга до Севера Байкала.

Несмотря на ежегодные различия в динамике хода (рисунок 4), есть и общие закономерности. Это в основном высокая скорость хода (до 20 и более км/сут.) в первые сутки, затем замедление скорости хода на участке от 40 до 120 км от устья и ее резкое возрастание непосредственно перед нерестом.

word image 398 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 4 – Данные о средней скорости продвижения производителей омуля в р. Селенга (примечание: 2018 ю–ср. скорость производителей, зашедших по в южным рекам дельты р. Селенга)

Падение скорости хода омуля на этом участке реки, особенно выражено в годы с повышенным уровнем воды в р. Селенга, имеющей летне-осенние паводки.

Учетные работы по скату личинок омуля в основных нерестовых реках Байкала в мониторинговом режиме начались в 70-х годах. В то время исследователи ставили своей задачей – учет количества скатывающихся личинок, отслеживание динамики ската в зависимости от температуры воды, воздуха и уровня воды и изменение их линейно-весовых показателей. Фактически все имеющиеся публикации по скату личинок омуля констатируют ежегодные данные по количеству ежегодно скатывающихся личинок, динамики этих показателей и их взаимосвязь с температурой и уровнем воды [52, 7, 8, 78, 76, 96]. Попытка рассмотрения функциональной роли покатной миграции личинок омуля и ее взаимосвязь с условиями нагула была предпринята И.П. Шумиловым и в некоторой степени В.Н. Сорокиным С. И. Краснощековым (1968, 1981) [97, 75, 44]. Установлено, что пик ската приходится на вторые-четвертые сутки после вскрытия реки, т. е. после того как резко возрастающая освещенность поверхности нерестилищ после ледохода стимулирует эмбрионы к вылуплению из оболочек. А.В. Базов и Н.В Базова (2016) приводят наиболее полную библиографическую сводку количественных показателей по скату и нагулу личинок омуля [13]. По их данным самый ранний пик ската зафиксирован 12 апреля 1989 г., самый поздний – 5 мая 2010 г. Средняя дата максимума покатной миграции приходится на 22 апреля. Ими проанализированы многолетние данные учета численности личинок в ходе покатной миграции (1959-2014гг.), который показал, что численность скатывающихся личинок по годам варьирует в широких пределах, составив в среднем 1,06 млрд.

1.2 Основные негативные факторы, снижающие эффективность воспроизводства омуля реки Селенга

Все негативные факторы снижающие эффективность воспроизводства омуля р. Селенга подразделяются на две группы – это природные и антропогенные. Приспособление популяции к отрицательному воздействию природных факторов в процессе эволюции шло по линии их минимизации, при некотором колебании они находятся в динамическом равновесии с репродукционными характеристиками, основной из которых является плодовитость. Против отрицательного влияния человеческой деятельности на эффективность популяции бессильны. Река Селенга, являясь одной из основных нерестовых рек для байкальского омуля на сегодняшний день наиболее подвержена антропогенному воздействию.

Исследованиями последних десятилетий установлено:

– выживаемость икры омуля на естественных нерестилищах составляет порядка 50% от фонда икры отложенной на нерестилищах, а также что потенциальная площадь нерестилищ нерестовых рек Байкала не может выступать в роли лимитирующего фактора.

– в роли основного лимитирующего фактора, на этапе воспроизводства, выступает площадь нагульных водоемов для личинок после их вылупления, которой располагает река, а далее уже, для каждой морфогруппы омуля, кормовые возможности экологических ниш Байкала.

На исходно отложенный фонд икры влияют следующие факторы, его снижающие: – снос икры, как во время нереста, так и в первый месяц развития до проведения съемки нерестилищ;

– гибель икры в результате промерзания нерестилищ;

– выедание икры беспозвоночными;

– выедание икры самим омулем и другими видами рыб.

Исследования, проведенные по влиянию абиотических факторов на выживаемость икры омуля в р. Селенга, единичны. По данным В.Н. Сорокина (1977; 1981) в результате падения уровня и нарастания ледяного покрова погибает до 1/3 от фонда отложенной икры [76, 78]. Во время ската гибель личинок составляет от 24,3 до 35,6 % в результате травмирования и перетирания личинок льдом, при этом автор определяет величины выживаемости икры от 30,3 до 68,5 %. Очень низкая выживаемость икры байкальского омуля из-за промерзания нерестилищ указывается для р. Большая Речка, р. Кичера, речек Чивыркуйского залива [51, 52, 82]. Проведя детальное исследование условий естественного воспроизводства на р. Кичера по всей протяженности нерестилищ, И.П. Шумилов (1972), В.В. Смирнов, И.П. Шумилов(1974) приходят к выводу о достаточно высокой выживаемости на естественных нерестилищах (46.4 %) [70]. На обмерзание, снос, неоплодотворение и гибель за инкубацию приходится всего до 18%. Выживаемость покатных личинок в основном зависит от уровня реки. Для выживания икры сиговых в Уральских притоках Нижней Оби абиотические факторы также не являются определяющими, где на снос, обмерзание и гибель за инкубацию приходится от 15 до 20 %.

На основании литературных данных можно констатировать, что абиотические факторы в такой реке как Селенга не являются определяющими для выживания икры омуля в период инкубации и составляют в среднем около 6% .

Количественная оценка воздействия биотических факторов на выживаемость икры байкальского омуля проведена только по р. Кичера [97, 70]. Хотя в некоторых работах и имеются сведения о том, что беспозвоночные могут отрицательно влиять на выживаемость икры омуля, но количественные оценки не приводятся [75, 76, 78]. Есть сведения и о поедании икры как самими производителями омуля, так и другими видами рыб [85, 52, 42, 44, 80, 7]. Для р. Кичера установлено, что хищными беспозвоночными уничтожается до 28,6%, всеми видами рыб до 7% от фонда отложенной икры. В сумме эта величина составляет до 35,6% [96]. Есть работы, где предлагается по величине наполнения желудков покатных производителей сиговых проводить поиск и оконтуривание нерестилищ. В притоках Оби выедаемость икры сиговых беспозвоночными составила около 7 %. При постановке эксперимента в нижнем течении р. Собь вся икра, лежащая на поверхности в ящиках с галькой, поедалась рыбой в первый месяц инкубации, что составило около 20% . В ящиках, закрытых сеткой, резко возрастала численность хищных беспозвоночных, которые уничтожали до 30% икры. Во всех случаях при меньшей плотности выедаемость была ниже.

При проведении подобных экспериментов с икрой сиговых в условиях озера показано, что при свободном доступе потребляемость икры беспозвоночными очень велика – до 3-5 икринок в сутки на одного ручейника. Установлена прямая зависимость численности веснянок от плотности икры на грунте. В работах более раннего периода уже обращалось внимание на беспозвоночных, как потенциальных хищников для икры рыб. Так, было сообщение о том, что хирономиды могут уничтожать икру верховки, а циклопы поедать только что выметанную икру сельди до 10-12%. Отмечается также, что некоторые виды рыб способствуют повышению выживаемости икры, так налим, практически не поедая икры омуля сам, интенсивно питался хищными беспозвоночными [75].

При оценке влияния биотических факторов на выживаемость икры омуля в р. Селенга нами учитывались следующие факторы: выедаемость икры самим нерестящимся омулем, хариусом осеннего захода и хищными формами беспозвоночных.

Уже отложенная икра в дальнейшем частично съедается как самим омулем, так и другими видами (хариус, ленок, налим). Из этих видов ленок и налим в настоящее время на нерестилищах достаточно малочисленны, чего нельзя сказать о самом омуле, а также об озимой форме белого байкальского хариуса, заходящего в Селенгу вслед за омулем. Омуль начинает потреблять собственную икру с момента нереста и во время ската, пока отнерестившиеся особи не скатятся вниз и не покинут пределы нерестилища. Наибольшая интенсивность выедания омулем собственной икры приходится на период нереста, причем самки начинают потреблять икру раньше и в больших количествах. Выедаемость собственной икры омулем составляет от 1,5 до 3% отложенного фонда икры, белый хариус озимой формы потребляет от 0,8 до 150 млн. икринок, другие виды рыб – около 1,2 млн. Всеми видами на нерестилищах уничтожается около 6% отложенной омулем икры [29]. Очевидно, что видовой состав рыб, потребляющих омулевую икру, и их численность непостоянны. Например, в последние годы в Селенге практически отсутствует налим, что не относится к середине ХХ в., когда он в больших количествах заходил в зимний период в Селенгу на нерест, а его молодь до 2 лет жила в реке [74]. При вскрытии С. И. Краснощековым зимой 1960–1961 гг. 78 налимов икра была обнаружена у 50 особей, из которых у 20 икра была в желудке, а у 30 налимов желудок был наполнен собственной молодью (годовиками), в желудке которых в свою очередь также отмечена икра омуля. В среднем на 1 налима приходилось около 200 икринок [42].

Одновременно с подсчетом икры собран материал о качественном и количественном составе донных беспозвоночных. Данные съемки зообентоса в дальнейшем использовались для выяснения влияния хищных форм зообентоса на выживаемость икры. На нерестилищах зафиксировано около 10 видов хищных форм зообентоса, которые могли питаться лежащей на дне икрой омуля. В подледный период в зообентосе Селенги присутствует значительно меньшее, по сравнению с периодом открытой воды, количество видов и групп донных беспозвоночных животных, среди которых отмечены амфибиотические насекомые, в основном из литореофильного биоценоза: личинки поденок, веснянок, ручейников, двукрылых и т.д.

Таким образом, выедаемость икры хищными донными беспозвоночными наблюдается в начальный период инкубации, скорее всего, сразу после нереста. По оценке М. Г. Воронова (1993), на основании исследования проб икры на нижнем участке реки зообентосом может уничтожаться до 6,7 %, на верхнем – до 13,8 % отложенной икры [29]. Суммарное влияние абиотических и биотических факторов на снижение фонда отложенной омулем икры на нерестилищах к середине декабря, т. е. на момент проведения съемки, составляет 25,7 и 20,6 % на нерестилищах выше и ниже г. Улан-Удэ соответственно.

Также достаточно важным фактором, влияющим на воспроизводство и сокращение омуля, является баклан, который из краснокнижного вида в последние годы превратился в массового истребителя рыбы и по количеству вероятно превысил поголовье чаек. Суточная потребность баклана в рыбе по разным источникам может достигать до одного килограмма, добывает его он с глубин многих метров. Следует отметить, что без баклана экосистема озера была достаточно устойчива.

Омуль, являясь массовой рыбой на оз. Байкал, стал традиционным объектом добычи и необходимым продуктом питания местного населения. Исторически наиболее интенсивно отлавливался в реках во время его хода на нерест. Основным фактором, сдерживающим воспроизводство омуля в р. Селенга в начале 20-го века, стал чрезмерный вылов производителей при заходе. В последующие годы также наибольшая величина омуля изымаемого местным населением приходилась на половозрелую часть популяции [7]. С 1950-х годов начинает сказываться на воспроизводстве омуля в р. Селенга поступление неочищенных хозяйственно-бытовых и промышленных сточных вод (Краснощеков, 1958), действие которых стало резко прогрессировать[75, 76, 80]. Постройка и начало эксплуатации Селенгинского рыбоводного завода, призванного компенсировать утерю нерестилищ, расположенных ниже г. Улан-Удэ (Сорокин, 1981), не только не улучшила положения с воспроизводством омуля в р. Селенга, а, наоборот, создала дополнительные проблемы (Афанасьев и др., 1984) [80, 8]. Исходя из ситуации, сложившейся на сегодняшний день на Селенге, можно выделить следующие основные слагающие, препятствующие воспроизводству омуля:

– вылов производителей во время нерестовой миграции;

– гибель икры на нерестилищах под действием поступления загрязненных стоков;

– физическое уничтожение нерестилищ в результате добычи гравия и дноуглубительных работ;

– применение электрорыбозаградителя (ЭРЗУ) при заготовке производителей для рыбоводных целей.

К антропогенным факторам, негативно влияющим на воспроизводство селенгинского омуля относятся: браконьерский вылов производителей во время нерестовой миграции, снижение оплодотворяемости икры и нарушение эмбрионального развития под действием загрязненных стоков, физическое уничтожение нерестилищ в результате добычи гравия и дноуглубительных работ. Одним из главных факторов, негативно влияющих на воспроизводство селенгинского омуля, следует считать браконьерский вылов. Традиционно вылов во время миграции достаточно высок и имеет тенденцию к росту.

В настоящее время промысловое изъятие омуля, заходящего в реки на нерест, запрещено. Провести сколько-нибудь достоверный учет по незаконному вылову разного рода “любителями” на протяжении всей нерестовой миграции не представляется возможным. Поэтому оценку влияния этого фактора на воспроизводство омуля в р. Селенга проводили по разнице между потенциальным фондом икры зашедших производителей и фондом отложенной в реке икры с учетом естественных факторов, снижающих эту величину. Средняя величина разницы между потенциальным и реально отложенным фондом икры за период с 1970 по 1980 гг. составила 51,55 %, а за период с 1981 по 1989 гг. – 59,48 %. Это свидетельствует о том, что вылов заходящего омуля возрос на 7,7 % или почти в 1,2 раза. Необходимо отметить и следующее, если в 70-х годах, когда производители омуля заходили с большими миграционными возможностями, то и большая часть от потенциального фонда икры откладывалась на нерестилищах (r=0,24), то в 80-х годах такая закономерность не сохраняется (r=-0,10).Это можно объяснить нарушением естественного хода продвижения омуля к нерестилищам посредством включения ЭРЗУ на 113 км.

Попытки оценить влияние хозяйственно-бытовых и промышленных стоков на выживаемость икры омуля в р. Селенга уже предпринимались. При этом о выживаемости икры судили по соотношению в пробах живой и мертвой икры на том или ином участке нерестилищ к концу инкубации [75, 76, 77]. Такой подход давал только относительные данные о негативном влиянии этого фактора. Определяя, фонд отложенной икры по разным участкам нерестилищ и ведя учет скатывающихся с них личинок, мы подошли к количественной оценке воздействия сточных вод на выживаемость икры омуля в р. Селенга. Кроме того, рассмотрели влияние этого фактора на оплодотворяемость икры и ее эмбриональное развитие.

Наблюдения показали, что процент оплодотворения икры омуля на нерестилищах Селенги ниже города Улан-Удэ ежегодно на всех разрезах меньше такового для нерестилищ, расположенных выше города.

Если же рассматривать оплодотворяемость по участкам нерестилищ, то видим, что ежегодно этот показатель достоверно ниже для икры, находящейся в зоне действия промстоков, причем поступления дополнительных стоков еще более его снижают. Так, за период с 1986 по 1989 гг. средняя величина неоплодотворенной икры для нерестилищ, находящихся под действием сточных вод г. Улан-Удэ, составила 12,08 %, сточные воды СЦКК увеличили ее до 17,99 %, что в 2 и соответственно 3 раза выше по сравнению с незагрязненными участками нерестилищ, расположенными выше г. Улан-Удэ.

Исходя из литературных данных, следует, что за период с 1984 по 1988 гг. средняя величина выживаемости от фонда отложенной икры до личинок для незагрязненных участков нерестилищ составляет 48,86 %, а для нерестилищ, подверженных влиянию сточных вод – 12,85 %, что в 3,8 раз выше. С учетом факторов, уменьшающих фонд отложенной икры, который для верхних нерестилищ составляет 25,6%, для нижних – 20,6%, выживаемость под действием загрязнения снижается в среднем на 41%. Прослеживается четкая зависимость выживаемости икры омуля на нерестилищах, подверженных влиянию сточных вод, от водности реки (r=0,78). В годы с повышенной водностью выживаемось икры выше (1985, 1988).

Оценивая состояние естественного воспроизводства омуля в р.Селенга следует признать его неудовлетворительным. Так, если в 70-х годах среднее количество личинок, скатывающихся с нерестилищ р. Селенга от отложенного фонда икры составляло 28,1%, или от потенциального фонда икры зашедших производителей – 13,92%, то в 80-х она составляет 17,18 % и 5,12 %, соответственно.

Наибольшую опасность для воспроизводства омуля в реке Селенга представляет физическое уничтожение нерестилищ вследствие добычи гравия и дноуглубительных работ. Если вышерассмотренные факторы антропогенного воздействия устранимы, то изъятие нерестового субстрата, формирование которого шло не одну тысячу лет, может привести к полной потере нерестилищ.

Установлено, что добыча песчано-гравийного материала (ПГМ) и дноуглубительные работы, проводимые в реках, отрицательно влияют на все гидробиоценозы и приводят к резкому изменению их гидрологических характеристик [27, 29].

Наблюдения показали, что на участках нерестилищ р. Селенга, где проводилась добыча ПГМ, отход икры за период развития на одних в два, а на других в три с лишним раза выше.

Так, по сравнению с соседними участками, где целостность грунтов не нарушалась, выживаемость икры на нерестилищах в районе Колобков в среднем за период с 1985 по 1989 гг. снизилась на 26,2 %, в районе с. Вахмистрово – на 31,2 %, в районе водозабора СЦКК – на 29,0 % . При этом коэффициенты вариации по среднемноголетней выживаемости икры для участков проведения разработок в два раза выше по сравнению с контрольными.

Осенью 1986 года в р. Селенга на 170-м километре от устья были сделаны два разреза на расстоянии около 0,5 км друг от друга. Плотность икры на вышележащем разрезе была 152 шт. икр/м2, на другом, который располагался ближе к месту добычи гравия – 147шт. икр/ м2. В начале апреля перед вылуплением плотность живой икры была 114 и 62 шт. икр/м² соответственно. Отход икры за период развития составил: на верхнем разрезе 25%, на нижнем – 57,8%. Если грунты на верхнем разрезе весной оставались по-прежнему плотными, то на нижнем стали рыхлыми. Этот факт может свидетельствовать о том, что эрозионные процессы, происходящие летом в период ведения разработок, продолжаются и в зимнее время, распространяясь вверх по реке.

Одним из показателей отрицательного воздействия гравийных разработок на воспроизводство омуля может служить и процент осваиваемости нерестилищ. Например, снижение осваиваемости одного из наиболее важных участков нерестилищ – Вахмистровского, на котором ежегодно производилась добыча ПГМ. Наиболее низкая осваиваемость наблюдалась в 1986 и 1987 годах. В данные и предшествующие годы велись русловые разработки. В 1986 году начались локальные эрозионные процессы ложа реки, что вызвало переформирование русла в некоторых местах этого десятикилометрового участка и изменение его гидрологии. Традиционно самая высокая плотность икры была именно на этих участках Вахмистровских нерестилищ. В те годы некоторые участки нерестилищ в этом районе не осваивались омулем вообще, в то время как в зоне неповрежденных грунтов отмечалась довольно высокая плотность (до 200 шт/кв.м).

Как показали наблюдения, производители омуля в местах, где происходят эрозионные процессы грунта, не задерживаются, и нереста там не отмечается. При проведении съемки нерестилищ икра омуля на таких участках не обнаружена.

Снижение объемов русловой добычи на этом участке и мощные паводки 1988 года приостановили эрозионные процессы, в результате чего эти участки нерестилищ вновь стали активно осваиваться омулем, однако выживаемость икры на нем остается пока значительно ниже по сравнению с ненарушенными.

Из вышеизложенного следует, что при добыче ПГМ и дноуглубительных работах, проводимых в р. Селенга, происходит как физическое уничтожение нерестилищ омуля, так и нарушение их целостности. Омулем не осваиваются те участки ложа реки, где во время нереста не прекращаются эрозионные процессы грунта. Эрозионные процессы, продолжающиеся в зимнее время, приводят к снижению выживаемости икры омуля. При прекращении нарушения целостности грунтов, когда еще его изъятие не достигло критических величин, эрозионные процессы постепенно останавливаются. Когда грунт на этих участках уплотняется, омуль снова эффективно осваивает их.

1.3 Проблемы по искусственному воспроизводству

Строительство байкальских омулевых рыбоводных заводов основывалось на двух моментах: а) Байкал обладает высокой рыбопродуктивностью; б) эффективностью искусственного воспроизводства значительно выше по сравнению с естественным [53, 60]. Селенгинский экспериментальный омулево-осетровый рыбоводный завод расположен на р. Итанца – правый приток р.Селенга на 115 км от устья (Рисунок 5).

Поскольку система самозахода производителей омуля на базу Селенгинского экспериментального рыбоводного завода, предусмотренная проектом, на практике оказалась несостоятельной, то с первых лет эксплуатации завода (1976г.) проблема заготовки производителей стала одной из главных. Попытки отлова производителей омуля с помощью ставного невода (1979-80 гг.) не увенчались успехом. Поэтому с 1980 года начали осваивать способ заготовки производителей закидным неводом с предварительной остановкой нерестового стада путем перекрытия всей реки электро-рыбо-заградительным устройством (ЭРЗУ). Как эффективность заготовки производителей с помощью ЗРЗУ в нижнем течении р. Селенга (37 км, 1983-1984 гг.), так и использования этих производителей в целях рыбоводства оказалась очень низкой. По этой причине с 1985 года заготовку производителей производят в основном на 101-113 км. Для создания более плотных концентраций омуля при подходе его в этот район, на 113 км все сечение реки перекрывается ЭРЗУ, в результате чего естественный ход нерестовой миграции прерывается, что отрицательно сказалось на эффективности воспроизводства селенгинского омуля [8].

word image 399 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 5 – Расположение Селенгинского экспериментального рыбоводного завода

На рисунках 6, 7 и 8 показано распределение фонда икры по нерестилищах р. Селенга. Так, если в 70-х годах распределение фонда икры почти полностью соответствовало миграционным возможностям производителей при заходе (r = 0,90 – 0,99), то в 80-х годах эта закономерность нарушена (r = -0,10 -0,44)

word image 400 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 6 – Распределение фонда икры на нерестилищах р.Селенга в 1970-80 гг., при среднем потенциальном фонде икры 9,99 млрд. икринок

word image 401 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 7 – Распределение фонда икры на нерестилищах р.Селенга в 1982-90 гг., при среднем потенциальном фонде икры 10,42 млрд. икринок

word image 402 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 8 – Распределение фонда икры на нерестилищах р. Селенга:

1 -1970-80гг; 2 – 1982-90 гг.

В 80-х годах при почти равных, даже несколько больших миграционных возможностях нерестового стада производителей (297 км) по сравнению с 70-ми (238 км), основной фонд отложенной икры (в ср. более 90%) находился на нерестилищах ниже г. Улан-Удэ, в то время как в 70-х большая часть икры (55,6 %) откладывалась выше этого города.

В 70-х годах из среднего потенциального фонда икры зашедших производителей (9,99 + 0,97 млрд. шт. икр.) величина отложенного фонда икры составила 4,69 + 0,49 млрд., в 80-х же годах при потенциальном фонде 10,42 + 1,74 млрд. для создания потомства оставалось в среднем только 3,83 млрд. икринок (вместе с фондом икры производителей, заготовленных на СЭРЗ, , т.е. в 1,22 раза меньше. Средняя величина ската личинок снизилась с 1,391 + 0,262 млрд. до 0,755 ± 0,082 млрд. соответственно, или в 1,84 раза.

Если фонд откладываемой на нерестилищах ниже г. Улан-Удэ икры в 70-х годах составил 2,18 ± 0,81 млрд., в 80-х 2,14 ± 0,45 млрд., т. е. практически не изменился, то фонд икры выше Улан-Удэ снизился (с 1982 года) соответственно с 2,51 ± 0,46 млрд. до 0,332 ± 0,08 млрд. С учетом фонда икры производителей, заготовленных на СЭРЗ, эта величина составляет 1,42 ± 0,19 млрд., что в 1,8 раза меньше. То, что средняя величина фонда икры, откладываемой на нерестилищах ниже г. Улан-Удэ, не изменилась, свидетельствует о практическом не использовании для искусственного воспроизводства производителей второго и третьего периодов захода. Резкое же снижение (до 293 млн.), фонда икры на нерестилищах выше г. Улан-Удэ в 1984 – 1989 гг., с одной стороны, указывает, на то, что работа СЭРЗ базируется на омуле первого периода захода, с другой, на то, что основная нагрузка повышенного пресса легла именно на омуля первого периода захода.

Выживаемость икры до покатных личинок с нерестилищ, расположенных выше г. Улан-Удэ составляет 48,86%, с нижних – 12,85 %. Количество же личинок с СЭРЗ учтенных в нижнем течении р. Селенга, от фонда икры заготовленных производителей в среднем равно 21,45%, что в два с лишним раза ниже, чем с верхних участков нерестилищ. Столь низкая эффективность работы завода обусловлена в основном нерациональным использованием фонда икры заготовленных производителей (закладывается 65,45% от заготовленного) и повышенным отходом за период выклева и ската (в среднем 39.34%).

Из вышеизложенного следует, что работа СЭРЗ базируется в основном на омуле первого периода захода. Омуль третьего и почти весь второго периодов захода, который по своим миграционным возможностям не может выйти из зоны, подверженной загрязнению сточными водами, искусственным воспроизводством не охватывается и нерестится на загрязненных участках нерестилищ, как и до постройки рыбоводного завода. Увеличение пресса браконьерства более чем на 20% произошло в основном за счет омуля первого периода захода. Процент выхода личинок от фонда икры заготовленных производителей на СЭРЗ (таблица 4) на сегодняшний день почти в два раза ниже такового от фонда икры, отложенной на нерестилищах, расположенных выше г. Улан-Удэ. Следовательно, применение ЭРЗУ при заготовке производителей омуля на СЭРЗ, с одной стороны, препятствуя нормальному ходу нерестовой миграции, снижает миграционные возможности омуля, который уже не в состоянии (ни по силам, ни повремени) пройти на свои нерестилища и вынужден нереститься в зоне действия промстоков, с другой – способствует снижению потенциального фонда икры через повышение пресса браконьерства.

Таблица 4 – Данные об эффективности использования производителей омуля на СЭРЗ

Год Заготовлено, тыс. экз. АП, икр. Потенц. фонд икры, млн. Собрано икры, млн. Заложено икры, млн. Живой икры на конец инкубации
Самки Самцы млн. %
1981 1830 2824 11310 20,7 6,8 5,2 3,32 16,0
1982 43077 69034 12000 516,9 156,3 139 110,3 1,34
1983 82023 147789 9910 812,8 400 645 118 4,52
1984 85629 136352 12660 1084,1 440 760 235 1,68
1985 146861 259471 11570 1699,2 1170 1018 730 2,96
1986 188672 303330 12280 2316,9 1408 1222 566 4,43
1987 184350 306229 12790 2357,8 884 1074 533 2,61
1988 194381 287120 13380 2600,8 1215 119,6 851 2,72
1989 91223 176105 13840 1262,5 742 668 612 8,47
1990 33423 52552 13762 460,0 263 244,6 228 9,57
1991 6659 10181 13298 88,5 66,7 64 63 1,15
1992 83121 148166 12720 1057,3 546,6 497,4 468 4,26
1993 70748 141213 11846 838,1 468 435,2 413,7 9,36
1994 88050 169327 11329 997,5 612,7 563,7 547 4,84
1995 184050 349241 10363 1907,4 1236 987 892,7 6,80
1996 35905 64462 10034 360,3 235,5 214,3 167 6,35
1997 237173 427338 10833 2569,3 1254 963,5 206,7 ,05
1998 233399 360325 10089 2354,8 1436 1081 916,4 8,92
1999 64436 107215 11455 974,0 387 348,3 320,4 2,90
2000 263861 407822 13679 3609,3 1039 935,1 626 7,34
2001 26621 46217 11150 296,8 194,7 176,4 169 6,94
2003 72029 121670 14020 1009,8 579,5 535,8 506,2 0,13
2005 23250 38363 13312 309,5 170,8 432,6 128,5 1,52
2007 19200 31680 13218 253,8 102,8 93,6 89,64 5,32
2008 92700 152955 13842 1283,2 675,5 281,2 502,1 9,13
2009 8850 14603 14986 132,6 75,6 69,14 62,8 7,35
2010 15000 24750 14888 223,3 92,9 84,03 79,72 5,70
2011 27000 44550 14618 394,7 152 136,8 112,7 8,55
2012 43800 72270 15209 666,2 336,1 302,52 273,5 1,06
2013 49050 80933 16899 828,9 398,6 359,1 243 9,32
2014 6000 9900 17097 102,6 47,3 42,6 41,3 0,26
2017 4848 6426 20543 99,6 21,72 19,11 15,23 5,29
2018 11256 19166 21011 236,5 57,51 51,76 51,50 1,78
2019 16146 27492 23508 379,6 61,75 55,58 48,96 2,90

Вопросы по динамике ската личинок омуля с нерестилищ р. Селенга и изменению их биологических характеристик в разные сроки ската рассматривались достаточно подробно [44, 8].

Мы же остановимся на некоторых особенностях покатной миграции личинок омуля как с естественных нерестилищ р. Селенга, так и с СЭРЗ.

В связи с активной деятельностью СЭРЗ и повышенной элиминацией заводских личинок за время ската, знания экологических особенностей покатной миграции стали особенно актуальны.

Ранее отмечалось, что отход заводских личинок (с Большереченского рыбоводного завода) за время покатной миграции может достигать довольно значительных величин. Было установлено, что основной причиной повышенных отходов личинок являлось выедание ее мелкочастиковыми рыбами. Однако причины повышенной выедаемости именно заводских личинок вскрыты не были. Не было проведено исследований и по величине выедаемости личинок омуля за период ската при естественном воспроизводстве. Для снижения же выедаемости личинок было предложено резко снизить численность мелкого частика путем тотального облова мелкоячеистыми орудиями лова. Однако реализация выданных рекомендаций не дала желаемых результатов, а элиминация личинок с Большереченского рыбоводного завода за время ската и при распределении на нагул остается на высоком уровне [25].

Рассматривая условия, при которых происходит скат личинок омуля в р. Селенга, следует отметить, что ежегодно основной скат проходит за несколько дней во время вскрытия реки, когда наблюдается резкое увеличение уровня и мутности воды при низкой температуре. Поскольку вскрытие реки происходит в разные календарные сроки, то и время основного ската не остается постоянным.

Средняя продолжительность ледохода для р. Селенга за период с 1976 по 1990гг. составила 6 суток, середина которого приходится на 26 апреля. Межгодовые колебания максимума интенсивности ската личинок омуля составили более двух недель (от 16.04 до 3.05). Для того, чтобы получить представление о зависимости динамики ската личинок от изменения температуры и уровня воды, мы совместили ежегодные даты средины ледохода на дате 26 апреля (средняя дата за 1970-1989 гг.) и определили средние величины рассматриваемых параметров.

Таким образом, выходит, что во время ледохода с 23 по 28 апреля (среднемноголетняя величина в районе Колесово на 35 км от устья) проходит 74% от всех скатившихся личинок, при температуре воды 0,4 – 1,40С. До начала массового ледохода в среднем скатывается около 11%, а после ледохода – 15% личинок, из которых 10% успевают скатиться, когда прогрев воды не достигнет 5 градусов. Примечательно, что пик ската личинок приходится на 25 апреля, т.е. на сутки раньше средины ледохода и максимального подъема уровня реки (на 106,4 см),а ко времени средины ледохода скатывается большая часть личинок(64.74%). Если рассматривать динамику ската личинок в районе г. Улан-Удэ (158 км от устья), то можно заметить, что ее продолжительность, по сравнению с районом села Колесово, короче. Пик ската наблюдается на 2-3 суток раньше и приходится также на время ледохода. Проведенный анализ показывает, что для р. Селенга основное вылупление и скат личинок происходит во время вскрытия реки и ледохода в период резкого повышения уровня и мутности реки при низкой температуре воды (до одного градуса). Очень низкая прозрачность(как правило не более 10-15 см) предохраняет личинок от выедания, да и пищевая активность туводных частиковых рыб при такой температуре снижена, а нерестовая миграция озерно-речных еще не началась. Этот период следует определить как период экологического оптимума.

Попытки определить скорость ската личинок омуля в р. Селенга уже предпринимались. На основании того, что пик ската личинок на 30 км наступал на трое суток позже, чем на 155 км, авторы пришли к заключению, что скорость ската личинок значительно ниже (в 3 раза), чем скорость течения реки. По нашим ранним данным, в 1986 году пик ската личинок на158 км приходился на 26-27 апреля, на 35 км – 29-30.04, в 1987на 28-29.04 и 30.04-1.05, в 1989 году на 14-15.04 и на 16.04,соответственно. На основании этого можно сделать заключение, что личинки расстояние в 123 км в 1986 году преодолели за 3 суток, в1987 г – за 2 суток, а в 1989 – за 1.5 суток, т. е. скорость ската личинок в разные годы изменялась почти в два раза и соответствовала 0.47, 0.71 и 0.95 м/с. Однако, это, по-видимому, не совсем так. Дело в том, что вскрытие реки в районе 35 км для указанных лет происходит позже, чем на 158 км на те же самые величины. Анализ данных показывает, что в годы, когда средняя толщина ледяного покрова наиболее значительная (более 1,2 м), то начавшееся вскрытие реки продвигается вниз с меньшей скоростью, чем при меньшем его значении менее 1м (r=-0.88). В соответствии с этим: чем толще лед, тем продолжительнее ледоход и более растянут период ската личинок, как это наблюдалось в 1972, 1973,1974, 1976, 1980 гг. и наоборот в1971, 1977, 1979, 1982, 1990 гг. (r = 0.79). Для определения скорости ската личинок в 1985 году было предпринято мечение личинок витальным красителем – нейтральрот. Поимка окрашенных личинок, выпущенных в р. Итанца, была произведена на 35 км через 36 часов. Личинки в р. Итанца расстояние в 12,5 км проходили за 2,5-3 часа, т.е. со скоростью 1,16-1,39 м/с, при средней скорости реки около 1,6 м/с. Участок протяженностью 80 км от места впадения р. Итанцы в р. Селенга до створа места наблюдений после ледохода личинки преодолели за 33 часа (0.67 м/с). Необходимо отметить, что в 1989 и 1990 гг. во время ледохода пики массового ската заводской личинки в устье р. Итанца и на 35 км р. Селенга выявлялись через двое суток, в то время как по полой воде – через 1-1,5 сутки. Следовательно, средняя скорость ската личинок по полой воде в р. Селенге составила 0,74 м/с при колебании от 0,62 до 0,93 м/с (средняя скорость реки около 1,1 м/с), во время ледохода была около 0,5 м/с.

Таким образом, при средней скорости течения реки 1,6 м/с, средняя скорость ската личинок снижается на 0,3 м/с (на 20 %), при1,1 м/с на 0,36 м/с (на 33 %). Известно, что личинки при скате держатся против течения, но с такой скоростью противодействовать сносу они, естественно, не в состоянии. Столь значительная разница в средней скорости течения реки и ската личинок происходит из-за того, что последние всегда задерживаются в местах с противотоками и незначительными скоростями.

Сопоставляя динамику ската с СЭРЗ и с р. Селенга, можно отметить, что практически ежегодно основной выклев и скат личинок с СЭРЗ происходит после ледохода, в сроки окончания покатной миграции с естественных нерестилищ, когда температура воды в реке уже около 5 градусов и выше, а прозрачность воды почти в два раза выше (рисунок 9 и 10).

Оценить величину элиминации личинок за время ската при естественном воспроизводстве практически невозможно. Если же исходить из результатов съемки нерестилищ, то среднемноголетняя величина ката личинок от фонда живой икры на начало апреля с нерестилищ, расположенных выше г. Улан-Удэ, составляет 76,3%, с нерестилищ, подверженных влиянию сточных вод – 44,6%. Отход в 23,7% с относительно чистых участков реки приходится не только на период ската. Остается невыясненным вопрос о величине гибели икры за 20-дневный период конца развития и на очень важном этапе – вылупления, в этот период, по-видимому, возрастает пищевая активность хищных беспозвоночных (в пробах зафиксирован случай поедания икринки личинкой веснянки). Причиной высокого отхода (55,4% от фонда живой икры на начало апреля) с нерестилищ ниже г. Улан-Удэ является отрицательное воздействие сточных вод и поступление дополнительного загрязнения с талыми водами. Смертность, по-видимому, резко возрастает перед и в процессе вылупления, а также имеет место и повышенное количество невылупившихся личинок.

word image 403 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 9 – Среднемноголетние (1976-90гг.) данные по динамике ската личинок омуля с естественных нерестилищ р.Селенга

Скат личинок, %, —— температура воды, °С., – – – – уровень воды, см.

word image 404 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 10 – Среднемноголетние данные по динамике ската заводских личинок омуля с СЭРЗ и по их учету на 35 км р.Селенга

─── Учтено личинок на 35 км, млн., −∙−∙ Вылупление личинок на СЭРЗ, млн., —- температура воды, °С.

Из вышеизложенного следует, что динамика вылупления и ската личинок омуля в р. Селенга полностью зависит от гидрологических особенностей реки. Основной скат личинок (74 %) происходит в сжатые сроки во время весеннего ледохода, т.е. в период экологического оптимума. Скорость ската личинок во время ледохода практически соответствует скорости дрейфующего льда, после ледохода она зависит от средней скорости течения реки: чем выше скорость течения, тем меньшая разница в скорости ската личинок и реки, и наоборот. Основной выклев и скат личинок с рыбоводного завода происходит в конце покатной миграции личинок от естественного воспроизводства, после ледохода при температуре воды свыше пяти градусов. Элиминация заводских личинок, скатывающихся в период экологического оптимума, в среднем составляет 24 %, после него – 67 % .

Таким образом, эффективность работы СЭРЗ нельзя признать эффективной, в силу следующих существующих основных причин:

– не отработана технология заготовки производителей омуля, нуждающихся в искусственном воспроизводстве, в реке Селенга;

– время выклева и ската заводских личинок не соответствует периоду экологического оптимума, приходящегося на время вскрытия реки и ледохода.

2. СОБСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

2.1 Материал и методика

Экспериментальная часть работы по исследованию биологических показателей производителей байкальского омуля для искусственного воспроизводства, выживаемости икры байкальского омуля на естественных нерестилищах, ската личинок омуля с естественных нерестилищ р. Селенга выполнена с 01 сентября 2019 г. по 01 декабрь 2020 г. (рисунок 11). При проведении данных работ использовались общепринятые в ихтиологии методики. Ихтиологический материал на полный биологический анализ был собран в сентябре – ноябре 2019 года. Сбор материалов из сетных ловов осуществлялся на разных участках р. Селенга (рисунок 12).

Объект исследования – байкальский омуль пелагической морфо-экологической группы(МЭГ) р. Селенга

Изучаемые параметры

Изучение покатной миграции личинок омуля в 2020г.

Выявление

количественной характеристики выживаемости икры

Определение фонда икры, отложенной на нерестилищах р. Селенга в 2019-2020гг.

Изучение основных биологических показателей производителей омуля для искусственного воспроизводства

Анализ естественного воспроизводства омуля за 40-летний период

Научно-практические рекомендации по повышению эффективности репродукционного потенциала и восстановлению численности нерестового стада омуля р. Селенга

нерестового стада омуля р. Селенга

Рисунок 11 – Общая схема исследований

word image 77 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 12 – Места проведения отлова производителей омуля и взятия проб на ПБА, р.Селенга

Съемка нерестилищ омуля в р. Селенга проводилась по методике, применявшейся ранее [77]. По этой методике можно было получить только качественные данные. Мы приняли, что все русло реки, где имеются соответствующие грунты, является нерестилищем. В соответствии с этим допущением нами были сделаны некоторые изменения и дополнения [27, 29].

Распределение станций на месте взятия проб “на площадке” было заменено на профильный разрез. На каждом разрезе, который проходит через все живое сечение реки, в шахматном порядке в два ряда размещается, как правило, десять станций, т.е. по пять станций в каждом ряду. Расстояние между станциями одинаковое, величина его зависит от ширины реки, но не более 40 метров. При большем расстоянии берутся дополнительные станции. Основываясь на ранее проведенных исследованиях, было рассчитано теоретическое количество разрезов, необходимых для обеспечения 90% надежности. Количество разрезов и место расположения станций были постоянными.

Для определения ошибки взятия проб брались 5-6 проб на круговой площадке, предполагая, что на ней икра распределена равномерно. Данные по определению ошибки взятия проб в литературе нами не обнаружены. Ниже приведены материалы по определению ошибки взятия проб икры омуля скребком с круговым вращением на грунтах разной структуры. Наибольшие ошибки при взятии проб наблюдаются на песчаных и каменистых грунтах (10,3 и 13,1% соответственно). Это объясняется тем, что на песчаных грунтах сильнее сказывается действие вихревых потоков от скребка, а гравий с камнями труднее захватывается скребком.

Техника взятия пробы грунта следующая: взятие пробы производится за полтора оборота скребка. Срезка грунта начинается по течению реки и заканчивается против течения.

Вымывание икры и беспозвоночных из грунта производили в растворе поваренной соли (15-20 %). Воду подогревали паяльными лампами на специально оборудованных санках. Просчет икры и ее подразделение на живую и мертвую производили на месте взятия проб. Вся икра и беспозвоночные помещались в речную воду и доставлялись в лабораторию для дальнейшего анализа.

Средняя величина плотности залегания икры на разрезе определялась как средневзвешенная средних значений по плотности в каждом треугольнике (между трех смежных станций).

Расчет фонда отложенной икры на начало сьемки определялся по участкам между разрезами. Фонд икры на участке находится умножением средней плотности залегания икры двух смежных разрезов на среднюю длину разрезов и на расстояние между ними. Ошибка определения фонда отложенной икры складывается в основном из ошибки при расчете плотности залегания икры на разрезе и ошибки взятия проб. Средняя погрешность определения фонда отложенной икры, колеблясь по годам, составляет около 30%.

При осенней съемке сделан 21 разрез, весной 2020 года 8, при общем количестве 210 взятых проб грунта.

Учетные работы по скату личинок омуля весной 2020 года проведены совместно с Байкальским филиалом ВНИРО, Байкальским филиалом Главрыбвод в двух местах: 1 – на 160 км от устья выше г. Улан-Удэ, 2 – на 35 км в районе с. Колесово (Приложение Б).

Учет проводился по ранее разработанной методике, основанной на повременном взятии проб сетью Раса-Мишарина по всему поперечному профилю реки (рисунок 13), как минимум три раза в сутки берется по 9 проб на разном удалении от берега по трем горизонтам – поверхность, средина и дно [7, 25, 29]. Расчет численности личинок ведется несколькими способами – либо по горизонтам, либо по станциям.

Наблюдения за гидрометеоусловиями р. Селенга включали снятия показаний два раза в сутки температуры и уровня воды. Такие показания как состояние погоды, направление и сила ветра, облачность, атмосферное давление и температура воздуха не учитывались.

word image 405 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 13 – Профиль р. Селенга в месте проведения учетных работ

В общей сложности за период наблюдений было взято на 35 км с 03 по 27 апреля взято и разобрано 648 проб, на 160 км с 09 по 25 апреля 430 проб. Необходимо отметить, что учетные работы на 160 км нельзя признать достаточными, поэтому для анализа использовались только данные по динамике основных показателей.

2.2 Результаты исследований

2.2.1 Основные биологические показатели производителей омуля р. Селенга, заготавливаемых в целях искусственного воспроизводства

Динамика захода пелагического омуля делится на три периода и характеризует представленность пелагического омуля, заходящего на нерест, тремя группировками (субизолятами). Эта пространственно-временная структура нерестового стада является отражением его генетической неоднородности (рисунок 14) и служит одним из основных качественных показателей состояния популяции пелагического омуля реки Селенга [29].

word image 406 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 14 – Динамика захода производителей в р. Селенга в 2019 году (по данным Базова А.В, БайкалВНИРО)

На рисунках 15, 16 представлены данные по изменению основных биологических показателей с 1983 по 2019 гг. (среднего размера (АД) и абсолютной плодовитости (АП)), которые являются косвенными показателями реакции популяции на состояние воспроизводства и пополнение запаса. Увеличение среднего возраста производителей к 90-м годам является следствием срыва воспроизводства из-за неэффективной схемы искусственного и лишения возможностей естественного воспроизводства. Омоложение нерестового стада к 2003 году произошло вследствие вступления в нерестовое стадо мощного пополнения от поколений с 1995г., когда стали пропускать производителей на верхние нерестилища и приведшее к стабилизации возрастного состава к 2013 г.

word image 407 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 15 – Среднее значение АД в период 1983-2019г., р. Селенга

word image 408 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 16 – Среднее значение АП в период 1983-2019г.

Резкое увеличение среднего размера (АД) и абсолютной плодовитости (АП) с 2013 года является ярким подтверждением снижения запасов байкальского омуля пелагической МЭГ. В целом за последние 30 лет наблюдается тенденция увеличения линейно-весовых показателей омуля, стабилизация и даже улучшение показателей роста и созревания на фоне снижения состояния запасов, что может быть следствием нарушения условий воспроизводства.

2.2.2 Результаты осенней и весенней съемок нерестилищ омуля

Результаты осенней съемки нерестилищ омуля представлены в таблице 5.

Таблица 5 – Результаты съемки нерестилищ р. Селенга в инкубационный сезон 2019-2020гг.

Км от Название Живой икры Мертвой икры Фонд живойикры Фонд исходный икры Ошибка, ± Кол-во
устья разреза шт./м2 шт./м2 млн млн млн проб, шт.
20 Мурзино 1,99 0 2,19 2,64 0,92 10
35 Колесово 1,99 1,99 4,63 8,37 3,4 10
45 Кабанск 3,98 1 5,37 9,72 3,53 10
55 Фофоново 3,98 1 5,57 8,4 2,85 10
65 СЦКК 1,66 1 4,23 6,9 2,47 10
85 Югово 14,59 1 43,07 58,3 16,52 10
101 Ильинка 138,31 8,29 336,38 430,31 107,08 10
115 Татаурово 1,99 0 186,59 238,33 78,34 10
123 Еловка 1,99 0 2,87 3,46 0,85 10
136 Ошурково 2,99 0 6,95 8,38 1,93 10
155 У-Удэ 29,85 0 62,39 75,24 19 10
165 Вахмистрово 87,56 1 102,73 130,23 21,51 10
175 Тологой 94,86 1,99 182,42 228,04 57,23 10
185 Колобки 221,55 5,64 276,86 348,75 98,65 10
193 Омулевка 142,62 1 254,92 319,26 137,09 10
204 Ганзурино 26,2 1 199,63 248,44 80,86 10
230 Кибалино 1,99 0 78,8 100,34 23,76 10
262 Сутой 85,9 0 253,13 311,35 101,98 10
280 Новоселенгинск 2,32 0 142,92 175,79 31,25 10
300 У-Темника 0 0 4,06 5 0 10
346 У-Джиды 0 0 0 0 0 10
20-346 Вся река 2155,69 2717,24 789,21 210

Исходно отложенный фонд икры определен в количестве 2717,24 ± 789,21 млн. шт. Из них живой икры 2155,69 ± 629,09. Ниже г. Улан-Удэ отложено 31 % всей икры. Графически распределение икры на нерестилищах в 2019 г выглядит следующим образом (рисунок 17):

Рисунок 17 – Распределение фонда икры на нерестилищах р. Селенга, 2019-2020гг.

Выживаемость икры на нерестилищах выше г.Улан-Удэ в 2019-2020г. составила 63,.3%, ниже – 4,7% (таблица 6).

Таблица 6 – Выживаемость икры омуля на нерестилищах р. Селенга в 2019 – 2020 гг.

Км от

устья

Название

разреза

Живой икры, шт/м2 Выживаемость,

%

Осень

(серед. декабря)

Весна

(серед. марта)

101 Ильинка 138,31 6,47 4,68
Ниже Улан-Удэ 4,68
155 У-Удэ 29,85 13,43 45,00
165 Вахмистр. 87,56 131,84 150,57
175 Тологой 94,86 7,96 8,39
193 Омулевка 142,62 62,69 43,95
204 Ганзурино 26,20 23,88 91,14
262 Сутой 85,90 34,83 40,54
Выше города 63,27

Наши исследования подтвердили ранее полученные данные о низкой эффективности нерестилищ омуля, расположенных ниже г. Улан-Удэ.

2.2.3 Результаты учетных работ 2020 года по скату

личинок омуля в р. Селенга

Учетные работы, проведенные в 2020 году на 160 и 35 км от устья показали полное соответствие ранее установленным зависимостям. Вылупление на естественных нерестилищах и скат личинок идет синхронно вскрытию реки и ледоходу, т.е. с верхних участков нерестилищ к нижним и приходится на период экологического оптимума. Так общая величина скатившихся личинок составила – на 160 км 1262,27 млн. личинок, на 35 км – 1186,56 млн. в силу недостаточной организации и некорректного соблюдения требований методики проведения учетных работ и особенно на 160 км, то ошибка расчета намного превышает допустимую величину самой методики. Поэтому величина ската личинок выше г. Улан-Удэ нами восстановлена, исходя из динамика ската в 2020 году и закономерностям распределения личинок по профилю реки исходя из данных за предыдущие годы. Поэтому говорить об ошибке полученной величины 1262,6 млн. личинок не приходится, однако эта величина вполне соответствует количеству икры, находившейся на вышерасположенных нерестилищах.

2.2.4 Предложения

1. Заготовку производителей омуля в р. Селенга необходимо производить пассивными орудиями лова, типа заездков на трех участках реки от 22 до 120 км. На каждом пункте заготовки целесообразно иметь возможности по выдерживанию производителей и получению икры экологическим способом. Изъятию из реки должны подлежать все производители омуля, находящиеся на ниже расположенных участках реки. Заготовку целесообразнее начинать с нижних участков, после прохождения производителей первого, а зачастую и второго периода. На 20-35 км от устья с 20 сентября; на 60-75 км от устья с 5 октября; на 90-100 км от устья отлов производить 10-15 октября в зависимости от миграционных возможностей, а на 115 км по истечении 7 суток от начала массового хода в этом районе, но не позднее 20 октября.

2. Для повышения выживаемости производителей омуля за период выдерживания необходимо (как в условиях садковой базы, так и в лотках в условиях реки) отработать систему регулирования скорости и структуры потока воды и наличием отстойных зон.

3. Для обеспечения своевременного вылупления из икры на СЭРЗ и ската предличинок омуля в период экологического оптимума, необходимо добиться синхронного эмбрионального развития икры в рыбоводных аппаратах с таковым на естественных нерестилищах. Обеспечить эти условия возможно поэтапно. В начале необходимо провести необходимые исследования и построить графики по всем этапам эмбрионального развития на естественных нерестилищах реки Селенга. Затем на СЭРЗ обеспечить необходимый комплекс условий для синхронного эмбрионального развития икры с таковым на естественных нерестилищах.

4. Отработать механизм оперативного регулирования времени вылупления предличинок на СЭРЗ и ежегодно приурочивать их вылупление ко времени вскрытия реки и ледоходу.

5. Оценку эффективности работ по искусственному воспроизводству омуля селенгинской популяции производить комплексно по эффективности реализации репродукционного потенциала нерестового стада омуля, участвующего в создании потомства. Для этого суммарное количество личинок от естественного и искусственного воспроизводства делится на потенциальный фонд икры зашедших производителей и умножается на сто. Количество учтенных личинок в процентах должно быть не ниже минимального значения расчетной величины в зависимости от КЗ самок при заходе в р. Селенга.

3. ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ПОВЫШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ РЕПРОДУКЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА И ВОССТАНОВЛЕНИЮ ЧИСЛЕННОСТИ НЕРЕСТОВОГО СТАДА ОМУЛЯ Р. СЕЛЕНГА

Река Селенга – самый крупный приток Байкала. Она берет начало в Монголии при слиянии рек Идэр и Мурэн. Общая протяженность р. Селенги около 1024 километров, в том числе в пределах России 409 км . Водосборная площадь 447060 км², в пределах России 148060 км². Водосборная площадь р. Селенги составляет около 82.8 % от всей водосборной площади бассейна оз. Байкал. Среднегодовой расход воды 982 м/сек, что составляет 57 % общего расхода воды всех притоков озера и обеспечивает поступление воды в озеро в среднем 28.9 км³ в год. Около 50 % годового расхода воды приходится на июль, август и сентябрь. В ноябре расход воды резко уменьшается и его минимум приходится на февраль-март [17].

Река Селенга обладая 47,2% по протяженности, 72% от потенциальной площади осваиваемых нерестилищ и около 50% выростных площадей от потенциальных возможностей всех нерестовых рек Байкала, омуль реки Селенга обеспечивал вылов около 50% всего добываемого омуля на Байкале. Свыше 70% всей антропогенной нагрузке, находящейся на водосборной площади оз. Байкал, приходится на бассейн р. Селенга. Нерестилища, расположенные ниже г. Улан-Удэ, находятся в неудовлетворительном состоянии, поэтому омуль, который осваивает эти нерестилища, нуждается в искусственном воспроизводстве. Эта функция возложена на Селенгинский экспериментальный рыбоводный завод.

Максимальная удаленность осваиваемых нерестилищ в р. Селенга 580 км. Селенга располагает 72% от всех потенциальных нерестилищ омуля нерестовых рек Байкала. Наибольшему влиянию сточных вод на р. Селенга подвержены нерестилища, расположенные ниже г. Улан-Удэ это 30 % от общей площади нерестилищ до 400 километра реки. С 2013 года численность нерестового омуля в р. Селенга резко сократилась более чем в два раза, при сохранении закономерностей воспроизводственных процессов в реке. С высокой степенью вероятности можно говорить о последствиях снятия ограничений по уровненному режиму Байкала в весенний период, чрезмерно возросшей численности баклана и нерпы, но это тема специальных исследований.

Протяженность нерестовой миграции производителей определяет протяженность покатной миграции личинок, обеспечивая условия их нагула. Условия нагула влияют на скорость развития личинок, а в последующем и на охват ареала и использование кормовых возможностей Байкала. Условия нагула в целом создают энергетический запас производителей и их потенциальную дальность хода, от которой в последующем зависит протяженность нерестовой миграции. Гетерогенность омуля пелагической морфогруппы обеспечивается разнообразными и протяженными нерестилищами бассейна р. Селенга.

Самки омуля при заходе в р. Селенга с индексом зрелости (ИЗ) гонад от 37% в 2002 г. до 65% в 2017г. при среднем значении 46.5%, созревают в период нерестовой миграции. Созревание полностью зависит от энергии накопленной во время летнего нагула, поскольку рыбы прекращают питаться за неделю до захода в реку и не питаются в реке до самого нереста. На сегодняшний день ни у кого не вызывает сомнений, что основная функция нерестовой миграции – транспортная, доставка икры к наиболее продуктивным участкам нерестилищ, что предопределяет успех воспроизводства в целом. В период анадромной миграции происходят сложные физиологические процессы, связанные с созреванием половых продуктов, которые для байкальского омуля остаются полностью не изученными [5, 6].

Основываясь на современных знаниях о закономерностях функционирования селенгинской популяции байкальского омуля на этапе воспроизводства, с позиций популяционного подхода, предлагаем научно обоснованные рекомендации по повышению эффективности воспроизводства омуля реки Селенга для восстановления численности нерестового стада и обеспечения достаточного и устойчивого пополнения его запасов в оз. Байкал.

Время и место отлова

Поскольку система самозахода производителей омуля на Селенгинский экспериментальный рыбоводный завод, предусмотренная проектом, на практике оказалась несостоятельной, то с первых лет эксплуатации завода (1976) проблема заготовки производителей стала одной из главных. Попытки отлова производителей омуля с помощью ставного невода в нижнем течении реки (1979-80 гг.) не увенчались успехом. Поэтому с 1980 года начали осваивать способ заготовки производителей закидным неводом с предварительной остановкой нерестового стада путем перекрытия всей реки электро-рыбо-заградительным устройством (ЭРЗУ). Как эффективность заготовки производителей с помощью ЭРЗУ в нижнем течении р. Селенга (37 км, 1983-1984 гг.), так и использование этих производителей в целях рыбоводства оказались очень низкими [8]. По этой причине с 1985 года заготовку производителей осуществляли в основном на 101-113 км. Для создания более плотных концентраций омуля при подходе его в этот район, на 113 км все сечение реки перекрывается ЭРЗУ, в результате чего естественный ход нерестовой миграции прерывается, что отрицательно сказалось на эффективности воспроизводства селенгинского омуля. Таким образом, применение ЭРЗУ не решило проблемы заготовки омуля, нуждающегося в искусственном воспроизводстве. В результате работы СЭРЗ при существующей схеме эффективность воспроизводства пелагического омуля р. Селенга снизилась более чем в два раза [29].

Время и место отлова производителей анадромных мигрантов, ярким представителем которых является байкальский омуль реки Селенга, должно основываться на знании закономерностей нерестовой миграции и отвечать ее функциональной значимости.

Основываясь на том, что динамика нерестового хода производителей проходных рыб (лососевых и ряда сиговых) отражает его пространственно-временную структуру генетически обусловленных субизолятов с наследуемыми физиологическими параметрами и временем нереста, следовательно, трехпиковая кривая в динамике нерестового хода пелагического омуля р. Селенга отражает его пространственно-временную структуру (рисунок 18) [5, 6]. Характер стабильного во времени (ежегодного) существования пространственной структуры (ПВС) свидетельствует о высокой степени адаптации популяции к условиям нагула и размножения. Следовательно, стабильность характера пространственной структуры можно объяснить приспособлением популяции к условиям нагула и размножения через наследование физиологического состояния. Таким образом, пелагический омуль, заходящий в р. Селенга, неоднороден и представлен тремя группировками (субизолятами), а динамика захода служит одним из основных качественных показателей состояния популяции пелагического омуля реки Селенга [29].

Основная функция нерестовой миграции это, прежде всего транспортная – доставка икры на более благоприятные места нереста и сохранение гетерогенности популяции. В сочетании c выбором мест нереста, половых партнеров и техники нереста в условиях реки обеспечивается максимальная эффективность реализации репродукционного потенциала. Этот тонкий гармонизированный механизм является важным элементом заботы о потомстве.

word image 409 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 18 – Среднемноголетним данные по динамике захода производителей омуля пелагической МЭГ на 27 км в р. Селенга

При искусственном воспроизводстве байкальского омуля, а это рыбоводство в естественных водоемах, функциональная нагрузка при заготовке производителей, наряду с обеспечением необходимого количества производителей, но и в сохранении природного генофонда популяции. Следовательно, отлов производителей разных сроком захода, их выдерживание и получение от них икры необходимо вести дифференцированно. Искусственное воспроизводство, не учитывающее структурных особенностей популяции, в конечном счете неизбежно приводит к обеднению ее генофонда и, как следствие, к снижению резистентности потомства [5].

Поэтому биотехника по искусственному воспроизводству байкальского омуля р. Селенга должна предусматривать заготовку производителей, выдерживание и получение оплодотворенной икры вести дифференцированно, что должно отражаться в рыбоводной документации.

Ежегодно количество заготавливаемых производителей должно зависть от миграционных возможностей заходящих на нерест производителей омуля в р. Селенга. Так как в р. Селенга проведение тотального отлова заходящих производителей пока невозможно, то заготовку необходимо вести пропорционально количеству особей, зашедших в каждый период захода. Производители, которые не способны достичь нерестилищ, расположенных выше г. Улан-Удэ (155 км от устья) должны изыматься практически полностью. При этом способ, время и место отлова должны способствовать их максимальному изъятию из реки. Из этого следует, что количество заготавливаемых производителей для искусственного воспроизводства не должно и не может быть величиной постоянной. Стратегия должна быть выстроена так, чтобы максимально обеспечить естественное воспроизводство на наиболее чистых участках нерестилищ, которые находятся выше промзоны г. Улан-Удэ. Следовательно, в те годы, когда производители заходят с высокими миграционными возможностями, то большая часть нерестового стада необходимо беспрепятственно пропускать на верхние нерестилища, а оставшаяся часть производителей, а это особи конца второго и третьего периодов отлавливаются для искусственного воспроизводства. В годы с низким миграционным потенциалом, когда большая часть, производителей даже первого периода захода не в состоянии дойти и до 155 километра от устья, тогда практически все нерестовое стадо необходимо изымать из реки для искусственного воспроизводства.

В соответствии со специально проведенными исследованиями (Воронов, 1993) следует, что заготовку производителей омуля, нуждающихся в искусственном воспроизводстве, следует производить на разных участках реки: на 20-35 км от устья с 20 сентября; на 60-75 км от устья с 5 октября; на 90-100 км от устья отлов производить 10-15 октября в зависимости от миграционных возможностей, а на 115 км по истечении 7 суток от начала массового хода в этом районе, но не позднее 20 октября [29].

К 20-м числам сентября на участке реки от 20 до 35 километра, при любом миграционном потенциале, останутся производители конца второго, а в основном это будут производители омуля третьего периода захода. К 5-му октября на участке реки от 60 до 75 километра возможно нахождение производителей только второго периода захода, за редким исключением лет (как это было в 2020 году), какой-то отставшей части производителей от первого периода. На участке реки от 90 до 100 и даже 110 километра с 10-15 октября возможен отлов производителей в основном второго и отстающей части первого периода захода. Но в годы с низкими миграционными возможностями на этом участке реки будут отлавливаться производители первого периода захода. При такой организации отлова будет обеспечено максимальное изъятии производителей омуля на участке р. Селенга от устья и до 155 км, который и нуждается в искусственном воспроизводстве.

Способ отлова

Омуль разных периодов захода, помимо биологических отличий, имеет и свои особенности поведения при продвижении к нерестилищам. Заход омуля первого периода, который приходится на конец августа – начало сентября, происходит при высоких значениях температуры (до 19-20°С), уровня и мутности воды. В годы, когда заход приходился на время спада уровня, не превышавшего среднего и ниже его, омуль идет, как правило, по основному руслу реки, глубоким протокам, в прошлом, зачастую, являвшихся основным руслом реки. При подъеме уровня, и особенно в годы с мощным паводком для хода омуль выбирает места с более медленным течением, при возможности избегает фарватера и стрежня реки. В такие экстремальные годы он не образует очень плотных скоплений, рассредоточиваясь на довольно большом расстоянии. Для отстоя выбирает небольшие мелководные участки вдоль обрывистых берегов, либо на слиянии двух проток. Характерной особенностью производителей омуля первого периода является и то, что во время хода он создает плотные скопления. В более ранних литературных источниках использовалось выражение как «рунный ход» [66]. Во время второго и тем более третьего периодов захода уровень воды в реке падает, возрастает прозрачность, и при температуре воды 13-10 градусов и ниже. Ход омуля не столь дружный, при подстоях плотных скоплений не образует. Более четко выражена суточная динамика хода, особенно у омуля третьего периода, скорость хода его ниже и более равномерная «растянутый ход». Для второго и особенно третьего периода характерно смещение хода омуля от фарватера в прибрежную зону отлогих берегов.

Более чем 40-летняя практика применения закидных неводов при отлове производителей омуля в р. Селенга показала полную несостоятельность. Во-первых, для отлова производителей необходима достаточно высокая их концентрация. Для этого применялось ЭРЗУ при подходе производителей первого периода захода к 113 км, прерывая ход нерестовой миграции. Во-вторых, достаточно высокая степень травмирования отлавливаемых производителей. В-третьих, очень высокая степень трудоемкости при невозможности строгого учета отлавливаемых производителей. В-четвертых, более чем на 90% отлавливались производители первого периода захода, которые в основном в искусственном воспроизводстве не нуждаются.

Та часть популяции, а это производители второго и третьего периодов захода, с низкими миграционными возможностями, не создающие плотных концентраций, которые не в состоянии достичь нерестилищ выше г. Улан-Удэ и нерестятся в зоне воздействия промышленно-бытовых стоков, искусственным воспроизводством не охватываются, а именно они нуждаются в искусственном воспроизводстве. Поэтому для отлова производителей омуля второго и третьего периодов захода в р. Селенга необходимо применение пассивных орудий лова.

В 1986-87 гг. были проведены экспериментальные работы по изготовлению, поиску и месту и способу установки орудий лова пассивного действия. Было разработано и изготовлено сборно-разборное сооружение в виде заездка. В результате проведенных исследований на участке реки от 27 до 31 км было установлено:

1. Пассивными орудиями лова типа «заездка» омуля, идущего на нерест, можно достаточно эффективно отлавливать и использовать для целей искусственного воспроизводства.

2. Это сооружение с отсекающей-направляющей стенкой длиной от 17 до 30 метров устанавливается в месте хода омуля. При низкой интенсивности хода в реке оно весьма эффективно концентрирует идущих на нерест производителей пелагического омуля второго и третьего периодов захода, которые для хода используют в основном прибрежную мелководную часть реки.

3. Размеры и конструктивные особенности ловушки должны позволять зашедшим в них особям чувствовать достаточно комфортно и не травмироваться. Для этого использовалась ловушка типа односекторного фитиля длиной 5,5 метра, диаметром 2 м, с несущим каркасом из армированного железа в сечении16 мм .

4. Производители омуля в количестве 187 экз. (61 самка и 139 самцов) осаженные в деревянный лоток (27.09.87) при плотности около 100 экз./м³, установленный в р. Селенга на 31 км в прибрежной зоне со скоростью течения 0.15м/с при отсутствии отхода все отнерестились с 26 по 29.10.87. В лотке была создана разная структура течений со скоростями в среднем 0.09 м/с. В этом лодке все производители дошли до нерестового состояния при отсутствии каких-либо патологий. Отнерестившиеся производители держались в придонной (тиховодной) зоне лотка. После осмотра все в живом виде были выпущены в реку.

При размещении ставных орудий лова на трёх участках реки, начиная с 20х и заканчивая 120 км от устья, на каждом участке реки целесообразно устанавливать не менее трёх «заездков». Установку их следует начинать с нижнего участка. Время установки орудий лова на следующем участке будет зависеть от скорости хода производителей разных периодов захода. Посредством времени установки мы сможем наиболее полно изымать всех заходящих и зашедших производителей с низкими миграционными возможностями. Фактически в автоматическом режиме круглосуточно происходит отлов омуля, начиная с 20х чисел сентября и до 20-25 октября. Как показали экспериментальные работы одноразовых утренних высмотров ловушек достаточно. При этом от человека не требуется титанического труда. Каждый улов легко подразделяется на морфогруппы и подлежит учету. Для исключения сколь либо значимой транспортировки лотки для выдерживания производителей и получения икры размещают в непосредственной близости от места лова.

Таким образом, на участки р. Селенга от 22 до 120 километра от устья целесообразно организовать три пункта по заготовке, выдерживанию производителей и получению оплодотворенной и набухшей икры экологическим методом. Поскольку начало второго периода захода приходится в основном на вторую декаду сентября, степень развития гонад соответствует средине четвертой стадии зрелости, то наиболее оптимальным местом отлова будет участок реки от 60 до 75 км от устья, время начала отлова – в первых числах октября (в среднем 5 октября). К этому времени гонады большей части производителей находятся в стадии завершения трофоплазматического роста. Производители первого периода в годы с высокими миграционными возможностями либо вообще искусственным воспроизводством не охватываются, либо только их отстающая часть. В годы же с низким потенциалом хода при позднем заходе искусственному воспроизводству подлежит все нерестовое стадо. Поэтому необходимо принять все возможные меры по их максимальному отлову.

Выдерживание и получение зрелых производителей

Более чем 80-ти летняя практика искусственного воспроизводства байкальского омуля до сегодняшнего дня не решила проблемы эффективного выдерживания и получения зрелых производителей. Отсутствуют материалы специальных и фундаментальных исследований этой проблемы и предложения по ее решению. Нет инструкций и научных рекомендаций по условиям выдерживания производителей омуля разных сроков заготовки, имеющих разную степень зрелости. Анализ деятельности СЭРЗ свидетельствует, что основная часть производителей (самок), отловленных до 25 сентября при выдерживании почти полностью погибала (Приложение В, Г). С 1995 года, когда решение по включению ЭРЗУ было комиссионное, а это после пропуска части производителей первого периода захода, сдвинулись и сроки заготовки на более поздний период, а значит, стали ловить более зрелых производителей. Наиболее эффективно стали использоваться заготавливаемые производители, при минимальных отходах (менее 7%), отлавливаемые после 15 октября на 115 километре.

Из многолетних данных по динамике созревания (рисунок 19) следует, что основная часть самок омуля в р. Селенга 5 октября находится на стадии 4в, 4г (по шкале Смирновой-Залуми, 1978), при индексе зрелости (ИЗ) от 80% и выше. На стадии 4г заканчивается трофоплазматический рост икринок.

Из этого следует, что чем выше по реке от устья производится заготовка производителей, тем позже она должна осуществляться, с другой стороны, чем меньше остается энергетического потенциала у отлавливаемых производителей, тем ниже величина отхода при их выдерживании до полного созревания.

На основании экспериментальных работ 1987 года и рыбоводной практики 2018 и 2019 гг. по выдерживанию производителей омуля в лодках в условиях реки Селенга возможны следующие рекомендации:

word image 410 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 19 – Осредненные данные (1983-2018гг) по состоянию зрелости гонад самок пелагического омуля перед заходом и во время нерестовой миграции в р. Селенга

– до минимума сократить транспортировку производителей от места отлова до места выдерживания, т.е. место заготовки и выдерживания должны составлять единый комплекс;

– место установки лотков для выдерживания должно отвечать требованию и возможности регулирования в условиях садка целого комплекса факторов, основные из которых это скорость и структура течения, а также возможности отведения шуги, ход которой зачастую начинается в четвертой декаде октября;

– в садке должна сохраняться струя течения со скоростями 0.1-0.15 м/с, а также создана отстойная зона с турбулентным течением; возможность создания струи течения у дна садка для смыва икры, в рабочем состоянии там сохраняется отстойная зона.

– структура садка должна отвечать принципиальным требованиям при получении икры экологическому методу Дзюменко – производители должны быть изолированы от дна лотка (туго натянутой желательно без узелковой делью) [35]. Придонная зона лотка оборудована затворной пластиной, которая отрывается только во время смывания икры; входная часть лотка оснащена устройством для создания направленного потока воды в придонную часть лотка и при необходимости в другие зоны, до полного прекращения водоподачи.

– плотности посадки зависят от температуры воды, чем ниже температура воды, тем возможна большая плотность и составляет от 50-70 экз./м³ до 150-170 экз./м³ ко времени нереста, но не более 100кг/м³.

Место строительства садковой базы и инкубационного цеха

Опыт эксплуатации СЭРЗ показал, что место, выбранное для строительства этого рыбоводного завода, по многим параметрам не соответствует требованиям воспроизводимых видов рыб (омуля и осетра) по следующим основаниям:

1. По проекту обеспечение водоснабжения завода предусмотрено использование артезианской воды. Рыбоводная практика показала, что это самый нежелательный вариант. Во-первых, для ее использования требуется водоподготовка, а это не только обогащение воды кислородом и удаление азота, но и приведение в соответствие по солевому составу, температурному режиму. Во-вторых, в большинстве случаев артезианская вода бассейна р.Селенги на территории Бурятии содержит повышенное содержание железа, что делает ее не пригодной для инкубации икры омуля. В-третьих, отсутствие в воде сезонных особенностей, таких как весенних талых вод с их структурной спецификой, что является одним из мощных стимуляторов вылупления личинок.

2. Водоснабжение садковой базы для выдерживания производителей и получения икры осуществляется из р. Итанцы, берущей начало с заболоченного горного плоскогорья Восточных Саян, поэтому вода в ней имеет кислотный характер, что наиболее проявляется в зимний межень и в период активного таяния снегов в горах. По своей природе омуль всегда избегает рек, имеющих кислотный характер воды. Надежным биоиндикатором является наличие в реке острорылого ленка и почти полное отсутствие белого байкальского хариуса. Это небольшой приток первого порядка, идущий с севера, имеет более холодный термальный режим, образование шуги и ледохода начинается во второй половине октября, создает серьезные проблемы нормальной работе садкой базы. Эти условия усугубляют водоподачу и работу канала, протяженность которого более 5-ти километров.

3. Наиболее подходящей площадкой для искусственного воспроизводства омуля р. Селенга является участок нижнего течения р. Кабанья, это левый приток р. Селенга первого порядка на 47 км от устья, не имеющий антропогенной нагрузки, с постоянным высоким расходом воды. Идущий с юга хребта Хамар-Дабан (почти параллельно р. Селенга) является местом воспроизводства омуля глубоководной МЭГ, заходящего из р. Селенга. Удобное место доставки производителей омуля, отловленных в этом месте р. Селенга. Имеющаяся плотина ирригационного назначения позволяет обеспечить самотечную систему водоподачи, природное качество которой полностью соответствует требованиям производителей омуля для их выдерживании и получения икры и последующей ее инкубации. Имеется достаточно места для строительства выростных прудов для прудового метода подращивания байкальского осетра, хариуса и, при необходимости, других видов рыб.

Режим инкубации икры и временя вылупления, выпуска и способ учета личинок

Существующая ситуация, когда время вылупления и ската личинок омуля с СЭРЗ (рисунок 20) не соответствует таковым с естественных нерестилищ р. Селенга (рисунок 21), не может быть признана удовлетворительной. На естественных нерестилищ р. Селенга независимо от времени (начало апреля или начало мая) вылупление происходит на стадии предличинки – недоразвита нижняя челюсть, недоразвиты непарные плавники, широкая плавниковая оторочка, отсутствие перистальтики кишечника, наличие меланиновой пробки, большой объем желточного мешка. Из аппаратов СЭРЗ вылупление происходит на стадии личинки, когда вылупившиеся личинки способны, и им это необходимо, потреблять внешнюю пищу и имеют повышенную плавательную способность.

word image 411 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 20 – Среднемноголетние данные по динамике ската заводских личинок омуля с СЭРЗ и по их учету на 35 км р. Селенга

── Учтено на 35 км, млн., −∙−∙ Вылупление на СЭРЗ, млн., —- температура воды, °С.

word image 412 Разработка научно-практических рекомендаций по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля в р. Селенга

Рисунок 21 – Среднемноголетние (1976-2020гг.) данные по динамике ската личинок омуля с естественных нерестилищ р.Селенга

──── Скат личинок, %, —— температура воды, °С., – – – – уровень воды, см

Вылупление и скат личинок омуля с естественных нерестилищ р.Селенга приурочен ко времени вскрытия реки и ледоходу при максимальном подъеме уровня реки, при максимальной мутности (прозрачность менее 30 см по диску Сети). Основной скат личинок (до 80%) заканчивается при температуре воды менее 1°С. Это время определено, как период экологического оптимума [29]. Время вылупления и ската личинок на СЭРЗ не совпадает с таковым в р.Селенга. В многолетнем плане до конца ледохода на СЭРЗ вылуплялось 31,5% от находящейся в аппаратах живой икры, которые составляли 65,5% всех личинок, учитываемых на 35 км р.Селенги. Из икры, вылупление которой происходило после ледохода (68,5%), в среднем было учтено личинок только 16,3% (таблица 7).

Таблица 7 -Данные по периодам вылупления, ската и учета личинок омуля и эффективности использования репродукционного потенциала омуля на СЭРЗ

Год Собрано икры, млн. За

ло

же

но

икр млн

Жив.

на

конец

ин

куб.

млн.

Вылупление на СЭРЗ и учет в р.Селенга, млн.
До конца ледохода После ледохода Сумма, млн. От выпущ., %. От загот

фонда икры, %

На СЭРЗ На 35 км % На СЭРЗ На 35км %
1988-1990 740 343 564 190 139 69,3 374 75,7 21,1 136,1 26,01 11,64
1991-

1995

586,1 509 368 171 127 63,8 306,9 62,6 13,3 153,2 29,1 15,29
1996-

2000

870,4 708 447 204 133 65 567,7 74,3 12,1 139,8 35,6 9,78
Сред. 67 16,3 30,89 12,33

Необходимо составление графиков по этапам эмбриогенеза на основе данных развития икры с естественных нерестилищ р. Селенга. В период инкубации икры на СЭРЗ рыбоводы должны следить за синхронностью развития икры на заводе с таковыми в естественных условиях. Существенным фактором в скорости эмбриогенеза омуля, кроме температуры, является освещенность, возможно и ряд других факторов [89]. Из наших наблюдений так же следует, что в условиях инкубационного цеха СЭРЗ и Большереченском РЗ раньше и дружнее вылупление личинок происходит в тех аппаратах, которые находятся ближе к окну и важен именно рассеянный солнечный свет. Положительное влияние солнечного света на скорость эмбриогенеза проявляется с марта месяца, т.е. во второй половине инкубационного периода. Положительное влияние на формирование и функционирование желез вылупления, наряду с интенсивностью освещенности и суточной продолжительностью фотопериода, оказывает наличие талых весенних вод. Поскольку даты вскрытия реки и продолжительность ледохода по годам не совпадают, то необходимо отработать оперативный механизм стимуляции вылупления личинок.

Оценка эффективности реализации репродукционного потенциала нерестового стада производителей

Воспроизводственный цикл любого вида, в том числе байкальского омуля, начинается с нерестовой миграции, а заканчивается выходом на нагул жизнестойкой молоди. Для омуля реки Селенга это предличинки, скатывающие в период экологического оптимума.

Поскольку работы по искусственному воспроизводству байкальского омуля относится к рыбоводству в естественных водоемах, то оценку эффективности необходимо проводить, исходя из популяционного принципа. Т.е. исходной величиной берется популяционная плодовитость (это потенциальный фонд икры зашедших производителей) и общее количество скатывающихся личинок от естественного и искусственного воспроизводства. При таком подходе человек будет заинтересован в максимальном освоении естественных нерестилищ. А это возможно только при естественном протекании нерестовой миграции, т.е. беспрепятственном проходе производителей на свои места нереста, удаленность которых определяется наличием миграционного потенциала при заходе.

Проведение рыбоводных работ в естественных водоемах – государственное рыбоводство [93].

Поскольку, полномочия по нормативно-правому регулированию рыбного дела России возложены на МСХ РФ [2; 3], то этому ведомству необходимо издать соответствующие НПА, в соответствии с которыми, оценку эффективности воспроизводства (естественного и искусственного) байкальского омуля необходимо проводить на основании учетных данных скатившихся личинок из каждой нерестовой реки, в нашем случае р.Селенга.

Критически минимальная величина скатывающейся на нагул молоди должна быть научно обоснованной для каждого вида, в каждой реке, особенно тех популяций, которые подвержены искусственному воспроизводству. Что касается омуля р. Селенга, то минимальная величина количества скатившихся личинок рассчитывается по формуле:

Y= a * lgX + b, (r = -0,58),

где а и b коэффициенты, Х – КЗ в %, Y – количество скатившихся личинок (% от потенциального фонда икры зашедших производителей).

Установленная зависимость позволяет делать оперативный прогноз по минимально ожидаемому количеству личинки омуля, которая должна скатиться весной на следующий год (таблица 8).

Таблица 8. Данные и прогноз по эффективности воспроизводства омуля в р. Селенга

Периоды лет Заход произв., тыс.экз. АП, шт. икр. Фонд, икр.млн. КЗ, % Скат личинок
Теоретически Учтено
% от фонда млн. млн. % от фонда
1970-81 1838 10802 9715 11,63 14,41 1320 1309 14,91
± 281 115 714 0,33 1,04 102 224 2,56
1982-94 1685 12335 7973 12,54 11,52 973 669 9,21
± 169 233 643 0,33 1,03 148 48 0,86
1995-2019 1234 14875 7018 11,32 15,55 1138 1166 15,89
± 96 581 472 0,23 0,78 91 125 1,37
2020-2021 721,52 21583 6818 15,59 2,85 194

Поэтому, если общее количество личинок скатится выше прогнозной величины, то это заслуга рыбоводного завода, если ниже расчетной величины, то искусственное воспроизводство сработало с отрицательной эффективностью.

Заключительные положения:

Из вышеизложенного можно сделать следующие заключения:

По ранжированию отрицательных факторов, влияющих на эффективность воспроизводства омуля в р. Селенга:

1. Пресс браконьерства

2. Неотработанная биотехника искусственного воспроизводства

2.1. Применение ЭРЗУ при заготовке производителей

2.2. Несоответствие этапам эмбрионального развития в аппаратах, и времени вылупления и ската личинок таковым на естественных нерестилищах

2.3. Отход производителей за период выдерживания

3.Загрязнение нерестилищ производственно-бытовыми сточными водами

4. Уничтожение нерестилищ посредством выборки гравия и очистки и углубления русла реки

5. Природные факторы

5.1. Биотические

5.2. Абиотические

II. Основные рекомендации по снижению отрицательного влияния на восстановление численности нерестового стада омуля р. Селенга:

1. Для снижения незаконного вылова заходящих на нерест производителей (пресса браконьерства):

– Правительству Республики Бурятии (РБ) совместно со СМИ и системой образования развернуть работу по воспитанию местного населения и создания нетерпимого отношения к людям, занимающихся выловом нерестового омуля и создания сети оперативного реагирования населения по фактам его реализации.

– Ангаро-Байкальскому ТУ Росрыболовства во взаимодействии с Главным Федеральным инспектором по РБ выйти с инициативой о поощрении госинспекторов рыбоохраны по фактам вскрытия и пресечения незаконного вылова нерестового омуля.

– Народному Хуралу РБ в рамках законодательной инициативы: учитывая социальное значение байкальского омуля полномочия по охране рыбных запасов внутренних водоемов передать на уровень субъекта. Контроль по исполнению переданных полномочий сохранить за Ангаро-Байкальским ТУ Росрыболовства. Возложить персональную ответственность за состояние рыбных запасов внутренних водоемов на Руководителя Субъекта и солидарную личную ответственность на Руководителя АБТУ Росрыболовства.

– основными критериями оценки деятельности органов рыбоохраны должны быть: объем добычи, состояние рыбных запасов и эффективность их воспроизводства.

– должностные лица контрольно-надзорных органов должны нести персональную ответственность за экономические, социальные и экологические последствия выданных предписаний [31].

2. Для совершенствования биотехники искусственного воспроизводства селенгинского омуля:

2.1. Применение ЭРЗУ при заготовке производителей.

ФГБУ «Главрыбвод»: – в рамках реализации Национального проекта «Экология» [4] и реконструкции СЭРЗ при разработки нового РБО исключить использования ЭРЗУ при заготовки производителей омуля на р. Селенга.

– ФГБУ «Главрыбвод» выступить с инициативой проведения НИР по отработке способа отлова производителей омуля, нуждающегося в искусственном воспроизводстве.

2.2. Несоответствие этапам эмбрионального развития в аппаратах, и времени вылупления и ската личинок таковым на естественных нерестилищах.

– ФГБУ «Главрыбвод» выступить с инициативой проведения НИР: по изучению эмбрионального развития омуля на нерестилищах реки Селенга, а затем по отработке биотехники инкубации икры на СЭРЗ по синхронности этапов в период эмбрионального развития и передать эту биотехнологию Байкальскому филиалу ФГБУ «Главрыбвод» для исполнения. В рамках НИР отработать экологически приемлемый механизм оперативного регулирования времени вылупления на этапе предличинки на СЭРЗ для их ската в период вскрытия реки Селенга.

2.3. Отход производителей за период выдерживания

– ФГБУ «Главрыбвод» выступить с инициативой проведения НИР по отработке эффективной биотехнологии выдерживания производителей омуля.

– Правительству РБ в рамках законодательной инициативы: оценку эффективности работ по искусственному воспроизводству омуля в частности селенгинской популяции производить комплексно по эффективности реализации репродукционного потенциала нерестового стада.

3.Загрязнение нерестилищ производственно-бытовыми сточными водами.

– Ангаро-Байкальскому ТУ Росрыболовства под контролем Байкальской Природоохранной Прокуратуры, ежегодно выставлять ущерб за гибель икры омуля на нерестилищах ниже г. Улан-Удэ в целях компенсации ущерба.

4. Уничтожение нерестилищ посредством выборки гравия и очистки и углубления русла реки.

– Правительству РБ совместно Байкальской Природоохранной Прокуратурой – исключить из списков месторождений ОПИ расположенных в р. Селенга, ее островах и пойме и запретить их добычу. Необходимость проведения работ углублению русла Селенги рассматривать на площадке Правительства РБ при участии рыбохозяйственных организаций.

5. Природные факторы

5.1. Биотические

5.2. Абиотические

– не подлежат регулированию.

III. Заключительные положения научно-практических рекомендаций

1. Заготовку производителей омуля в р. Селенга необходимо производить пассивными орудиями лова, типа «заездков» на трех участках реки от 22 до 120 км. На каждом пункте заготовки целесообразно иметь возможности по выдерживанию производителей и получению икры экологическим способом. Изъятию из реки должны подлежать все производители омуля, находящиеся на ниже расположенных участках реки. Заготовку целесообразнее начинать с нижних участков, после прохождения производителей первого, а зачастую и второго периода. На 20-35 км от устья с 20 сентября; на 60-75 км от устья с 5 октября; на 90-100 км от устья отлов производить 10-15 октября в зависимости от миграционных возможностей, а на 115 км по истечении 7 суток от начала массового хода в этом районе, но не позднее 20 октября.

2. Для повышения выживаемости производителей омуля за период выдерживания необходимо (как в условиях садковой базы, так и в лотках в условиях реки) отработать систему регулирования скорости и структуры потока воды и наличием отстойных зон.

3. Для обеспечения своевременного вылупления из икры на СЭРЗ и ската предличинок омуля в период экологического оптимума, необходимо добиться синхронного эмбрионального развития икры в рыбоводных аппаратах с таковым на естественных нерестилищах. Обеспечить эти условия возможно поэтапно. Вначале необходимо провести необходимые исследования и построить графики по всем этапам эмбрионального развития на естественных нерестилищах реки Селенга. Затем на СЭРЗ обеспечить необходимый комплекс условий для синхронного эмбрионального развития икры с таковым на естественных нерестилищах.

4. Отработать механизм оперативного регулирования времени вылупления предличинок на СЭРЗ и ежегодно приурочивать их вылупление ко времени вскрытия реки и ледоходу.

5. Оценку эффективности работ по искусственному воспроизводству омуля селенгинской популяции производить комплексно по эффективности реализации репродукционного потенциала нерестового стада омуля, участвующего в создании потомства. Для этого суммарное количество личинок от естественного и искусственного воспроизводства делится на потенциальный фонд икры зашедших производителей и умножается на сто. Количество учтенных личинок в процентах должно быть не ниже минимального значения расчетной величины в зависимости от КЗ самок при заходе в р. Селенга.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты проведенных исследований позволили прийти к следующим выводам:

1. Основные причины, снижающие численность нерестового стада омуля р. Селенга, относятся к антропогенным – это пресс браконьерства, неотработанная биотехника искусственного воспроизводства, сточные воды, физическое уничтожение нерестилищ. Для снижения их отрицательного влияния необходим комплексный подход.

2. Проблема снижения пресса браконьерства социальная и она должна решаться на уровне республики, что требует перераспределения полномочий, действенной оценки работы органов рыбоохраны и системы личной заинтересованности каждого государственного инспектора рыбоохраны, а также повышения у местного населения уровня самосознания.

3. Отработка эффективной биотехнологии искусственного воспроизводства требует проведения следующих тем НИР: по отработке способа заготовки производителей; по отработке выдерживания производителей; по синхронному развитию эмбрионов в инкубационных аппаратах аналогичному на естественных нерестилищах; по отработке экологически приемлемого механизма оперативного регулирования времени вылупления личинок.

Необходимость в изменении нормативно-правовой базы при оценке эффективности искусственного воспроизводства омуля, исходя из популяционного принципа.

4. Снижение отрицательного воздействия сточных вод это проблема технологическая, предлагаемые административные меры кардинально решить ее не в состоянии. Выполнение предложенных мер по сохранению целостности нерестилищ находится в юриспруденции Республики Бурятия.

На основании фундаментально переработанных и проанализированных литературных, отчетных, архивных и ранее проведенных и не опубликованных материалов разработаны научно-практические рекомендации, а также, исходя из сегодняшней ситуации, предложены конкретные рекомендации по решению имеющихся проблем по восстановлению численности нерестового стада байкальского омуля реки Селенга. Несмотря на ряд предложений по необходимости проведения НИР, серьезной проблемой остается вопрос о генетическом статусе внутрипопуляционных группировок. В практическом плане это позволит не допустить гомогенезации нерестового стада омуля пелагической МЭГ, адаптированного к условиям воспроизводства и нагула.

Результаты НИР должны лечь в основу для принятия управленческих решений, как на уровне субъекта, так и федеральном уровне. Этот комплекс мероприятий направлен на повышение эффективности воспроизводства для восстановления численности нерестового стада омуля р. Селенга.

Сделать непосредственный расчет экономической эффективности выполненной НИР в данный момент не предоставляется возможным. В этом плане получен положительный отзыв от Байкальского филиала ФГБУ «Главрыбвод» (Приложение Д) и подписан Акт о внедрении результатов НИР Министерства сельского хозяйства Республики Бурятия (Приложение Е), что позволяет говорить о перспективности и важности разработанных научно-практических рекомендаций.

Возможности сравнения и сопоставления проделанной НИР у нас нет возможности из-за отсутствия подобных работ, но мы готовы к сотрудничеству и обмену мнениями по этой теме.

Поскольку данная работа представляет большой практический интерес и востребованность, то в рамках сотрудничества с Байкальским филиалом ФГБНУ «ВНИРО» по некоторым направлениям мы исследования начали.

Список использованной литературы

Приложения

 

Автор НИР 

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *