Отраслевая сеть инноваций в АПК

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ​

Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Титульный лист и исполнители

РЕФЕРАТ

Отчет 126стр., 1 кн., 21 рис., 22 табл., 64 источн., 28 приложений.

ТИПОЛОГИЯ, СЕЛЬСКИЕ ТЕРРИТОРИИ, ПЛОТНОСТЬ НАСЕЛЕНИЯ,УСТОЙЧИВОЕ РАЗВИТИЕ, АГРАРНЫЙ СЕКТОР ЭКОНОМИКИ, СОЦИАЛЬНАЯ СФЕРА

Объектом исследования являютсясоциально-экономические и демографические характеристики сельских территорий Российской Федерации.

Цель работы – разработка многоуровневой типологии сельских территорий, учитывающей их дифференциацию по плотности населения и уровню социально-экономического развития,для выработки унифицированных подходов к стратегическому управлению устойчивым развитием в разрезе выделенных типологических единиц.

В процессе работы проводились прикладные исследования типологических характеристик сельских территорий с учетом дифференциации по плотности населения.

Результаты работы и их новизна: разработанная методика интегральной оценки социально-экономического развития сельских территорий обеспечивает системное отражение демографических процессов, уровня жизни, развития сельского хозяйства и состояния социально-инженерной инфраструктуры сельских поселений. Сформированная на ее основе типология сельских территорий, наложенная группировку по плотности населения, позволила: а) статистически подтвердить существование заметной прямой зависимости между уровнем социально-экономического развития сельских территорий и плотностью сельского населения; б) систематизировать приоритеты пространственного развития сельских территорий в разрезе выделенных типологических групп. Методика типологизации носит универсальный характер и применима на региональном и муниципальном уровне.

Область применения результатов: государственное и муниципальное управление пространственным развитием сельских территорий.

Итоги внедрения результатов НИР: апробация разработанной типологии в органах исполнительной и законодательной власти Волгоградской области.

Значимость результатов исследования определяется разработанными рекомендациями и предложениями, которые могут быть использованы органами государственного, регионального и местного управленияпри совершенствовании стратегии пространственного развития Российской Федерации и отдельных регионов.

ВВЕДЕНИЕ

Тенденции к депопуляции сельского населения и социально-экономической деградации сельского пространства деактуализируют отраслевую модель управления развитием сельских территорий, в рамках которой сельская местность рассматриваласьисключительно как место размещения производительных сил агропромышленного комплекса.

В настоящее время в свете усиливающихся процессов демографической и социально-экономической деградации российского села(количественное и качественное обезлюдивание сельских территорий, исчезновение сельских населенных пунктов, рост неиспользуемых сельскохозяйственных угодий и т.д.) необходима смена парадигмы сельского развития. Требуется создание условий для повышенияуровня и качества жизни сельского населения и устойчивого развития сельских территорий на основе полифункциональности аграрного сектора,многопрофильности сельской экономики, многоукладности аграрного производства, стремления значительной части населения к неурбанистическому по форме, но цивилизованному по содержанию образу жизни.

Еще один момент – членство в ВТО, которое ограничивает прямое вмешательство в деятельность сельхозтоваропроизводителей, но открывает возможности в обеспечении помощи государства в повышении качества жизни сельского населения, а также допускаетсяоказание дополнительной бюджетной помощи сельхозпроизводителям, функционирующимна территориях с неблагоприятными природными, экономическими и иными условиями. Кроме того в условиях современной международной обстановки сельские территории дополнительно должны выполнять и геополитическую функцию, функцию сохранения территориальной целостности страны и политической стабильности.

Типологизация позволяет выявлять закономерности территориального развития сельской местности ипрогнозировать возможные последствия воздействия внешних факторов единой социально-экономической среды.

Все это объясняет необходимость типологизации, позволяющейсистематизировать сельскуюместность по актуальным признакам, тем самым, создавая возможности для использованиядифференцированного подхода к разработке мер ее развития в части выработки приоритетов устойчивого пространственного развития сельских территорий разного типа с учетом их природно-климатического и социально-экономического неравенства. То есть типологизация выступает в роли одного из важнейших инструментов управления социально-экономическим развитием сельской местности, а вкачестве актуального критериятипологизациисельских территории предлагается плотность населения.

Несмотря на значимость типологизации сельских территорий как одного из важнейших инструментов управления социально-экономическим развитием сельской местности, а также значительное количество исследований в данной области, вопросы дифференциации сельских территорий по плотности населения, существенно влияющей на большинство параметров их социально-экономического развития, практически не затрагиваются, что определяет актуальность проблемы.

Разработка типологии сельских территорий осуществляется, во-первых, с целью формализации методики оценки сельских территорий, позволяющей количественно измерить и агрегировать в единый интегральный показатель основные параметры социально-экономического развития, во-вторых, для дифференциации и унификации подходов к управлению пространственным развитием сельских территорий, учитывающих их различия в плотностисельского населения и уровне социально-экономического развития.

Объектом исследования являются сельские территории Российской Федерации в региональном и муниципальном разрезе.Предмет исследования – методология типологической группировки сельских территорий на основании результатов интегральной статистической оценки их демографических, социальных и экономических параметров.

Отличия проводимого исследования от ранее проведенных исследований в этой области и проявляются в:

а) многомерности группировки, где плотность населения рассматривается как первичный группировочный признак (обычно просто как один из индикаторов), что позволяет оценить корреляцию между уровнем социально-экономического развития территорий и их людностью;

б) способе агрегации данных – осуществлен переход от традиционной индексной оценки, формируемой методом линейного масштабирования, к более наглядной балльной оценке на основе модифицированного метода суммы мест;

в) сочетании формальных статистических инструментов и сущностного кластерного анализа для учета исторических, социально-экономических, природно-климатических, этнокультурных и других особенностей регионов;

г) комплексности оценки демографических и социально-экономических параметров развития сельских территорий, при которых они рассматриваются как целостное жизненное пространство с особым (сельским) укладом жизни, а не просто как место размещения производительных сил сельского хозяйства.

Практическая значимость работы заключается в том, что разработанная типология сельских территорий позволит обосновать целесообразность применения дифференцированного подхода к совершенствованию системы государственного управления пространственным развитием сельских территорий РФ и регионов. Ценность типологии заключается в относительной простоте определения потенциала территорий и потребностей в проведении дополнительных мер для развитиясельской местности, а также в обеспечении прозрачности для разработчиков и сообществ системы планирования.

Результаты научных исследований будут представлены в виде: а) методики типологизации сельских территорий Российской Федерации на основе интегральной статистической оценки демографических, социальных и экономических параметров их развития; б) рекомендаций органам исполнительной власти различных уровней, содержащих унифицированные подходы к стратегическому планированию и управлению пространственным развитием сельских территорий разного типа. Разработанные методические подходы, пройдут апробацию в Волгоградской области на муниципальном и региональном уровнях,будут использованы в учебном процессе при подготовке бакалавров, магистров и аспирантов по экономическим специальностям.

1. МЕТОДИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К ОЦЕНКЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ И РАЗРАБОТКЕ ИХ ТИПОЛОГИИ С УЧЕТОМ РАЗЛИЧИЙ В ПЛОТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ

При всем многообразии методик оценки социально-экономического развития сельских территорий, сложно выделить сколь либо универсальный подход, что связано с динамическим характером территориальных систем и множественностью целей, а, следовательно, и критериев такой оценки.

Несмотря на достаточно большое количество исследований, посвященных типологизации сельских территорий, практически не изученными остаются вопросы, связанные с оценкой влияния на основные социально-экономические параметры плотности населения. Например, на это указывает Н.И. Антонова, выделяя заселенность территории (прежде всего плотность населения) в качестве приоритетного критерия типологизации [6]. Более того, до настоящего времени отсутствуют как сама методика определения плотности конкретно сельского населения, так, соответственно, и статистические данные о плотности сельского населения в различных регионах Российской Федерации.

Углубленный теоретический анализ различий в существующих подходах и конкретных методиках оценки социально-экономического развития территориальных единиц (в том числе сельских) для разработки методики типологизации сельских территорий с учетом плотности населения предполагает необходимость выделения ряда отличительных признаков, лежащих в основе дифференциации методологии исследования:

– структурирование интегрального показателя по направлениям оценки;

– систематизация оценочных показателей;

– вид исходных данных и способ их стандартизации;

– характер оценки – динамический или статический;

– математический инструментарий конструирования интегрального показателя;

– интерпретация интегральной оценки.

Структурирование интегрального показателя по направлениям оценки. В первую очередь дифференциация методик оценки социально-экономического развития территориальных образований связана с разнообразием направлений исследования в структуре оценки. Как правило, интегральный показатель включает оценку экономических и социальных параметров при заметной вариативности других компонентов. В таблице 1 проиллюстрированы некоторые распространенные подходы.

Таблица 1 – Структурирование интегрального показателя социально-экономического развития территориального образования по направлениям оценки

Методика Направления исследования
Родимцев С.А., Резвяков А.В., Студенникова Н.С.[46] – демографическая и поселенческая среда;

– сельскохозяйственная сфера деятельности;

– экологическая сфера

Газизов Р.М. [14] – социальный индикатор (здравоохранение, образование, спорт, культура, демография, занятость, благоустройство, инфраструктура);

– экономический индикатор (инвестиционная активность, малое и среднее предпринимательство, промышленность, сельское хозяйство, рынки товаров и услуг);

– экологический индикатор

Михайлова С.С., Антохонова И.В., Будажанаева М.Ц., Прушенова Д.Ц.-Д. [31] – уровень экономического потенциала (природно-ресурсного, производственного, финансового, трудового, инновационного);

– уровень ограничений использования экономического потенциала (инфраструктурных, экологических, административных, социально-культурных);

– уровень социально экономического развития

Логанцова Н.В. [29] – демографический потенциал;

– экономический потенциал;

– потенциал безопасности;

– потенциал АПК и развития сельскохозяйственного производства;

– потенциал медицинского обслуживания;

– потенциал образования

В некоторых случаях (например, в методике Г.И. Шерстобитовой [63]) какая-либо структура не прослеживается, и интегральный показатель социально-экономического развития сельских территорий определяется непосредственно на основе первичных данных без предварительной группировки по направлениям. Учитывая, что сельские территории являются традиционным местом размещения производительных сил сельского хозяйства, большинство авторов выделяют уровень развития аграрного производства или в качестве самостоятельного направления оценки (Логанцова Н.В.), в рамках экономического блока (Газизов Р.М.), либо вообще ограничивают оценку экономики сельских территорий сельскохозяйственной сферой деятельности (Родимцев С.А. и др.).

В рамках разрабатываемой методики типологизации сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения мы считаем достаточным выделение трех направлений оценки в структуре итогового интегрального показателя:

1. Демография

2. Экономика– с разбивкой на два внутренних блока показателей, характеризующих уровень жизни сельского населения и развитие сельского хозяйства;

3. Социальная и инженерная инфраструктура – с разбивкой на два внутренних блока показателей, характеризующихсостояние социальнойи инженерная инфраструктура сельских населенных пунктов.

Предложенный ограниченный перечень направлений оценки в структуре интегрального показателя обеспечивает комплексность исследования основных сущностных характеристик социально-экономического развития сельских территорий, и в тоже время не усложняет общее восприятие итоговых результатов и их использование для построения типологической группировки.

Систематизация оценочных показателей.Немаловажным аспектом формализации методик используемых для оценки социально-экономического развития территориальных образований разного уровня является систематизация оценочных показателей по какому-либо признаку. Преобладающим аспектом такого упорядочивания обычно выступает установление субординации и формирование иерархии показателей, конкретный набор которых, равно как и количество выделяемых уровней варьируют в методиках разных авторов от двух до четырех.

Самый простой вариант формирования иерархии показателей предлагает их разбивку на два взаимоувязанных класса: простые и формируемые на их основе сложные индикаторы [11]. В числепоследних выделяются интегральные и композитные.

Трехуровневое представление системы показателей социально-экономического развития муниципальных образований предполагает выделение первичных, групповых (характеристики отдельных функциональных сфер муниципального образования) и комплексного показателя, отражающего ситуацию в целом [15].

В рамках выполненного исследования система оценки адаптирована к особенностям муниципальных образований сельского типа и в целом сельских территорий. За основу разработанной системы индикаторов для типологизации сельских территорий с учетом их дифференциации по плотности населения принят методический подход Н.А. Виноградовой [12], выделяющей четыре уровня показателей для мониторинга социально-экономического развития территориальных образований:

1 первичные показатели – данныенепосредственно получаемые из официальных статистических источников;

2 индикаторы – аналитические показатели, получаемые расчетным путем из первичных показателей;

3 сводные индикаторы – сложные индексы, характеризующие отдельные функциональные параметры (качество жизни, состояние экономики и т.д.)

4. итоговый комплексный показатель.

Авторский подход отличается от рассмотренных в:

а) дифференциации индивидуальных индикаторов для оценки сельских территорий на уровне региона и муниципального образования с учетом доступности официальной статистики и значимости отдельных индикаторов;

б) дополнительной дезагрегации сводных индикаторов с выделением сводных показателей второго порядка, детализирующих оценку состояния экономики и развития социально-инженерной инфраструктуры сельских территорий;

в) взаимном наложении результатов оценки сельских территорий по уровню социально-экономического развития и плотности населения для оценки корреляций данных параметров (рисунок 1).

word image 188 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 1 – Структура системы индикаторов для разработки типологии сельских территорий с учетом дифференциации по плотности населения

Вид исходных данных и способ их стандартизации. На вид исходных данных влияет способ формирования информационной базы. Теоретически возможны два способа: 1) использование официальных статистических источников и баз данных органов исполнительной власти и муниципальных образований; 2) результаты собственных статистических и социологических наблюдений.

Привлекательность второго варианта заключается в большей вариативности первичных статистических показателей и индивидуальных оценочных индикаторов, перечень которых будет максимально полно соответствовать целям и задачам исследования. Но при этом сложно обеспечить и подтвердить объективность полученных данных и рассчитанных на их основе показателей, а «в случае отсутствия объективных данных расчет интегрального показателя становится невозможным» [50].

В рамках выполненного исследования для разработки типологии сельских территорий, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения, использован способ формирования первичных статистических показателей и индивидуальных оценочных индикаторов из официальных статистических источников, что обеспечивает унифицированность методики, объективность и верификацию результатов, их повторяемость на уровне региона и муниципального образования. Основными источниками статистических данных стали:

– статистические сборники и оперативная статистика Федеральной службы государственной статистики;

– данные по консолидированным бюджетам субъектов Российской Федерации Федерального казначейства;

– данные Единой межведомственной информационно-статистической системы (ЕМИСС);

– данные Министерства культуры, Министерство просвещения и Министерства здравоохранения Российской Федерации;

– региональные базы данных показателей, характеризующих состояние экономики исоциальной сферы муниципальных образований.

Характер оценки – динамический или статический.Дифференциация методик по характеру оценки возможна как на начальном, так и на заключительном этапе исследования. В первом случае речь идет о выборе способа приведения исходных показателей к сопоставимому виду, во многом определяющему характер получаемой в итоге оценки. Альтернативные подходы в данном случае ограничены измерением произошедших изменений за истекший период (как правило, с применением темповых показателей) или достигнутого уровня развития. Во втором случае речь идет о динамическом сравнении итоговых интегральных оценок за ряд периодов или отсутствии каких-либо сравнений.

В рамках выполненного исследования для разработки типологии сельских территорий, учитывающей их дифференциацию по плотности населения, использован статический подход, а период исследования ограничен 2018 годом и материалами официальных статистических наблюдений за этот период. Подобный выбор обусловлен следующими обстоятельствами:

Во-первых, сочетание в рамках одной методики показателей, отдельно измеряющих статику и динамику (оценку уровня развития и темповые показатели) не позволяет выявить вклад в интегральный показатель имеющихся достижений в области социально-экономического развития и того, насколько за истекший период муниципальное образование изменило свое положение.

Во-вторых, возможности применения динамического подхода ограничивают обстоятельства, связанные с недавними изменениями количества субъектов РФи территориального деления регионов по федеральным округам. Официальные статистические данные по Республике Крым и г. Севастополю стали доступны лишь начиная с 2017 года. Кроме того, в 2018 году Указом президента Республика Бурятия и Забайкальский край, входившие ранее в состав Сибирского федерального округа, включены в состав Дальневосточного федерального округа. Активно осуществлялись процессы укрупнения муниципальных образований, присоединения сельских поселений к городским округам. Это оказало значительное влияние как на динамику численности сельского населения, так и на формальнуюплощадь сельских территорий. Так как в работе основным инструментом исследования послужили территориальные индексы, стандартизированные методом линейного масштабирования, анализ динамики частных показателей даже в трехлетнем периоде был недоступен.

В тоже время разработанная методика типологизации не исключает возможность ее использования для динамической оценки. В прикладном плане это может быть реализовано посредством сопоставления за ряд периодов полученных интегральных оценок, что позволит оценить в динамике развитие социально-экономической ситуации на сельских территориях и параллельно сопоставить ее с изменениями в плотности сельского населения.

Математический инструментарий конструирования интегрального показателя.Возможными математическими алгоритмами формирования интегрального показателя являются способы аддитивной или мультипликативной свертки, извлечения корня, многоуровневого ранжирования (суммирования рангов), средней арифметической.В рамках разработанной методики типологизации сельских территорий с учетом плотности населения снижение размерности производится посредством совместного применения рассмотренных вариантов (на разных уровнях агрегирования).

Нормирование исходных значений индивидуальных индикаторов предполагает ранжированиярегионов по каждому параметру относительно лучших по выборке. Для агрегации полученных значений на уровне сводных индикаторов, характеризующих отдельные аспекты социально-экономического развития сельских территорий, и для расчета интегральных индикаторов на уровне регионов, мы ограничились расчетом среднего арифметического индивидуальных и сводных индикатора, что обеспечило естественнуюи простую интерпретацию результатов. Использование для усреднения нормированных значений индивидуальных индикаторов позволило избежать главного недостатка данного подхода, характерного для ситуации с расчетом комплексной оценки региона как средней из мест, занимаемых им по индивидуальным показателям, поскольку предложенный подход дает возможность не только ранжировать регионы по уровню развития сельских территорий, но и количественно охарактеризовать степень их дифференциации. Прием аддитивной свертки сводных индикаторов (наряду с модифицированным методом суммы мест и элементами корреляционного и кластерного анализа) применен при формировании итоговой типологической группировки сельских территорий для перехода от индексной к бальной оценке. Отметим также, что мы сознательно не вводили в расчет сводных и интегрального индикаторов какие-либо весовые коэффициенты, использование которых могло породить определенную спекулятивность рассчитываемых оценок.

Интерпретация интегральной оценки. Достаточно редко подобные методики затрагивают вопросы какой-либо интерпретации получаемых оценок и группировки муниципальных образований в зависимости от полученных значений, что ограничивает их прикладную ценность. Конструирование модели интерпретации и представление итоговых результатов комплексной оценки реализовано в исследовании через следующие приемы:

1. Позиционирование регионов в пространстве параметров социально- экономического развития сельских территорий, формализованных в системе сводных и интегральных индикаторов.

2. Отображение результатов на картосхеме (построение картограмм).

3. Наложение результатов оценки социально- экономического развития сельских территорий на их группировку по плотности сельского населения для оценки корреляции названых параметров.

4. Текстовое аналитическое заключение на основе модели интерпретации, предполагающее описание фактической ситуации и систематизацию перспективных направлений пространственного развития сельских территорий в рамках выделенных типологических групп.

2. ОЦЕНКА ДИФФЕРЕНЦИРОВАННОСТИ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ ПО ПЛОТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ

Россия располагает самой большой территорией в мире – более 17 млн. км2. В настоящее время РФ включает 85 субъектов (22 республики, 9 краев, 46 областей, 4 автономных округа, 1 автономная область, 3 города федерального значения), сгруппированные в 8 федеральных округов. Максимальной численностью населения обладают Центральный и Приволжский федеральные округа, в них проживает почти половина жителей России. Наибольшей территорией располагают Дальневосточный и Сибирский округа.

Сельские территории охватывают наибольшую часть территории страны. Они обладают обширным природным, демографическим, экономическим и историко-культурным потенциалом, рациональное использование которого может обеспечить устойчивое развитие, достойный уровень и качество жизни сельского населения.

С количественной точки зрения сельские территории включают в себя земли лесного фонда, сельскохозяйственного назначения, водного фонда, сельских населенных пунктов.Согласно данным Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (сведения по форме 22 и данные региональных Докладов о состоянии и использовании земель) на 1 января 2018 г. указанные категории земель занимали 1550 млн. га, что составляет около 90% земельного фонда Российской Федерации без учета внутренних морских вод и территориального моря. В приложении 1 представлена площадь сельских территорий по основным категориям земель. При определении плотности населения в расчет принимается только площадь суши без учета территорий водного фонда.

В структуре сельских территорий РФ преобладают леса (72%) и земли сельскохозяйственного назначения (25%) (рисунок 2). Землилесного фонда, представленные участками, покрытыми лесной растительностью, и участками, не покрытыми лесной растительностью, но предназначенными для ее восстановления (вырубки, гари, участки, занятые питомниками и т. п.) составляют 1126288,6 тыс. га или 72% от общей площади сельских территорий.Земли сельскохозяйственного назначения составляют 383227,7 тыс. га. К ним относятся земли за границами населенных пунктов, предоставленные для нужд сельского хозяйства или предназначенные для этих целей. За период с 2000 г. по 2018 г. их площадь увеличилась на 923,8 тыс. га.

word image 189 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок2 – Структура земельного фонда сельских территорий РФ по категориям земель, 2018 г. [2]

Площадь земель водного фонда составила 28069,9 тыс.га. К данной категории земель относятся территории, покрытые поверхностными водами, сосредоточенными в водных объектах, а также занятые гидротехническими и иными сооружениями, расположенными на них.

Сельские населенные пункты (села, станицы, деревни, хутора, кишлаки, аулы, стойбища, заимки и иные населенные пункты) занимают территорию 12052,6 тыс.га.Общее количество сельских населенных пунктов составляет 154167, 13% из которых без населения (приложение 2). В 23% населенных пунктов число жителей не превышает 10 человек (рисунок 3). Наибольшее число сельских населенных пунктов без населения и с числом жителей не более 10 человек сосредоточено в регионах Центральногои Северо-Западного федеральных округов, в том числе около 30% – в Тверской, Вологодскойи Псковской областях (приложение 3). Примерно в половине сельских населенных пунктов РФ проживает не более 100 человек. Наиболее крупные сельские населенные пункты расположены на Северном Кавказе (рисунок 4).

word image 190 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 3 – Сельские населенные пункты РФ по численности проживающего в них населения[26]

word image 191 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 4– Удельный вес населенных пунктов с разным количеством жителей в разрезе федеральных округов РФ [26]

Сельские территории РФ неравномерно распределены по территории страны. Наибольшая их площадь сосредоточена в административных границах Дальневосточного (42% от общей площади сельских территорий РФ) и Сибирского федеральных округах (25%). Наименьшей площадью сельских территорий располагает Северо-Кавказский округ (рисунок 5).

word image 192 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 5 – Распределение общей площади сельских территорий РФ по федеральным округам (тыс.га), 2018 г. [2]

Удельный вес сельских территорий в общей площади округов колеблется от 83,9% в Северо-западном федеральном округе до 93,1% в Северо-Кавказском федеральном округе.

Численность населения РФ составляет 146,8 млн. человек. В сельской местности проживают 37,2 млн. человек или четверть населения страны (рисунок 6). В настоящее время в странесохраняется тенденция сокращения численности сельского населения. За последние двадцать лет число сельских жителей сократилось на 5,8%, что свидетельствует о неблагоприятных демографических тенденциях, складывающихся в сельской местности. Доля сельского населения за указанный период сократилась с 27% до 25%.

word image 193 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 6– Динамика численности сельского населения РФ, млн.чел.[17]

Динамика численности сельского населения России имеет свои региональные особенности, вследствие которых происходят заметные изменения и в его размещении по территории страны. Численность сельского населения имеет тенденцию к сокращению во всех округах, кроме Южного. На 1 января 2019 г.самая высокая доля сельского населения зафиксирована в Северо-Кавказском федеральном округе (49,9%), самая низкая – в Северо-Западном федеральном округе (15,5%).

Ключевой демографической характеристикой любой территории и ее участков является плотность населения – количество жителей на единицу площади (общеупотребительная единица измерения – человек на км²). Ее значение может колебаться от 0 (необитаемые территории) до нескольких десятков тысяч чел/км² в крупных городах.

Средняя плотность населения России – 8,6 чел/км². В европейской части она сравнима со среднемировой – около 30 чел/км², а в азиатской части – на порядок ниже. Территории вокруг крупнейших городов отличаются повышенной густотой заселения, что также характерно для сельских предгорных районов Кавказа. Наиболее густозаселенные территории (с плотностью более 100 чел/км²) – Московский столичный регион и равнинная часть республик Чечня, Ингушетия, Северная Осетия. Во многих же районах, которые отнесены к зоне Севера, 1 человек приходится на 10 км² и более.

В официальной статистике отсутствует четкая методикаопределения плотности конкретно сельского населения. Исходя из фактической численности сельского населения и размера сельских территорий по каждому региону РФ, нами определена плотность сельского населения (приложение 4).

Расчетные данные показали, что средняя плотность сельского населения в РФ составляет 2,47 чел/км2 против общей плотности населения 8,57 чел/км2. При этом прослеживается существенная дифференциация территорий по плотности сельского населения. Наиболее плотно заселены сельские территории Северо-Кавказского федерального округа, южные регионы, а также историческое ядро России (рисунок 7). Наибольшая плотность сельского населения отмечается в Республике Ингушетия (91,87чел./ км2), Чеченской республике (66,91 чел./км2), Республике Крым (52,05 чел./ км2).Наименее заселенными являются сельские территории Крайнего Севера и приравненные к ним местности с суровыми климатическими условиями, на которые приходится около 70% территории России. Наиболее низкая плотность сельского населения отмечается в Магаданской области (0,01 чел./км2), Чукотском автономном округе (0,02 чел./км2), Якутии (0,12 чел./км2).

Крайняя неравномерность расселения по сельским территориям страны обусловлена следующими причинами:

– историческими – освоение и заселение территории современной России происходило постепенно и неравномерно. Всю территорию страны можно разделить на три части: «очаг» – территория возникновения государства на месте проживания восточных славян (сегодня – «средняя полоса России»); территории других сложившихся государств (ханств, княжеств) и их частей, впоследствии вошедших в состав России (значительные части Юга России, Поволжья, Урала, Западной Сибири и др.); и наконец, новоосвоенные земли Севера, Сибири, Дальнего Востока с малочисленным населением, не обладавшие признаками государственности до прихода восточноевропейской цивилизации;

– климатическими – 2/3 территории России находятся в суровых и крайне суровых климатических условиях многолетней мерзлоты (Крайний Север и приравненные к ним территории), непривлекательных для больших демографических масс. Более 70% российской территории – это зона рискованного земледелия. Сельскохозяйственный сезон на большей части территории России длится 2-3 месяца.

– физико-географическими – рельеф местности и удаленность от берега моря и водных артерий. Сильно расчлененный рельеф горных и предгорных районов определяет дискретный характер из заселения и снижение плотности населения. На равнинной же части практически во всех регионах страны можно наблюдать, что население тяготеет к побережьям и речным долинам.

– некоторыми другими, более частными причинами – социально-экономическими, этническими и т. д.

word image 194 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 7– Рейтинг субъектов РФ по плотности сельского населения

В соответствии с мировым стандартам хорошо освоеннымиможно считать территории с плотностью населения более 30 чел/км2. В эту группу по нашим расчетам входят 9 регионов, на которые в совокупности приходится около четверти сельского населения страны. Принимая значение в 30 чел/км2 в качестве верхнего порога, нами разработана типологическая группировка, позволившая дифференцировать сельские территории субъектов РФ по плотности населения на четыре группы – от хорошо заселенных европейских территорий и Северного Кавказа допрактически незаселенных регионов крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока (таблица 2).

Таблица 2 – Группировка субъектов РФ по плотности сельского населения

Тип региона Плотность, чел./км2 Количество Субъект РФ
1 группа: регионы с высокой плотностью сельского населения Более 30,1 9 1 подгруппа: густонаселенные регионы Северного Кавказа

Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарская, Северная Осетия-Алания, Чеченская, Адыгея, Дагестан

2 подгруппа: регионы европейской части страны с высокой плотностью населения – Московская область, Республика Крым, Краснодарский край
2 группа: регионы со средней плотностью сельского населения 10,1-30,0 20 Белгородская, Брянская, Владимирская, Воронежская, Курская, Липецкая, Орловская,

Тамбовская, Тульская, Калининградская, Ростовская, Самарская области, Республики Карачаево-Черкесская, Башкортостан, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Удмуртская, Чувашская, Ставропольский край

3 группа: регионы с низкой плотностью сельского населения 3,1-10,0 27 Ивановская, Калужская, Костромская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Ярославская, Ленинградская, Новгородская, Пензенская, Псковская, Астраханская, Волгоградская, Нижегородская, Оренбургская, Саратовская, Ульяновская, Курганская, Свердловская, Тюменская, Челябинская, Кемеровская, Новосибирская, Омская области, Пермский,Алтайский, Приморский края
4 группа: регионы с крайне низкой плотностью сельского населения 0,01-3,0 26 Архангельская, Вологодская, Мурманская, Кировская, Иркутская, Томская, Амурская, Магаданская, Сахалинская области, Республики Карелия, Коми, Калмыкия, Алтай, Бурятия, Тыва, Хакасия Саха (Якутия), Забайкальский, Красноярский, Камчатский, Хабаровский края, Ненецкий, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий, Чукотскийавтономные округа, Еврейская автономная область

В первой группу выделены 2 подруппы, существенно отличающиеся по социально-экономическим и этно-культурным характеристикам – густонаселенные регионы Европейской части страны и регионы Северного Кавказа. Наиболее многочисленной является третья группа с плотностью сельского населения от 3,1 до 10 чел/км2. В четвертую группу с критически низкой плотностью сельского населения входят 26 субъектов РФ, в том числе территории Крайнего Севера и приравненные к ним по природно-климатическим условиям. С учетом динамики демографической ситуации (в частности тенденции к сокращению сельского населения России) в ближайшем будущем можно прогнозировать расширение субъектного состава третьей и четвертой типологических групп. В перспективе может возникнуть ситуация, когда северные и восточные регионы России, занимающие около 60% ее территории,практически лишатся постоянного сельского населения.

Карта – схема пространственного распределения выявленных групп представлена на рисунке8.

F:\территории\Группы регионов_ (1).png

Рисунок 8– Карта-схема пространственного распределения групп регионов по плотности сельского населения

Ключевые демографические угрозы и ограничения связаны с сокращением числа лиц трудоспособного возраста, депопуляцией сельского населения, низкой степенью заселенности сельских территорий, демографическим старением села, увеличивающим нагрузку на социальные статьи федерального и региональных бюджетов. Демографический дефицит выступает ограничением социально-экономического развития большинства сельских территорий России. При этом одной из ключевых демографических проблем села является увеличение среднего возраста населения. Средний возраст населения в России составляет 38,3 года, а в сельской местности – 40,2 года. Группировка регионов по плотности сельского населения с дифференциацией по возрастным группам представлена в приложении 5.

Дифференциация регионов по показателю среднего возраста сельского населения достаточно заметна. Размах вариации по данному показателю между регионами Северного Кавказа и Центральной России достигает 9 лет.

Самое старое сельское население проживает в депрессивных староосвоенных районах европейской России (в основном центральной и северо-западной частях) с большой долей пожилого и преимущественно женского населения: Рязанская, Новгородская, Псковская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Костромская, Курская, Тамбовская, Тверская области. Средний возраст в этих регионах превышает 44 года, а самое старое сельское население проживает в Псковской области –45,9 лет.Самое молодое сельское население в России проживает в регионах Северного Кавказа, Дальнего Востока и Восточной Сибири(приложение 6), что связано с высокой рождаемостью и естественным приростом населения. В этой группе регионов выделены дотационные национальные республики – Дагестан, Чечня, Ингушетия, Тыва, и ресурсные регионы –Ямало-ненецкий и Чукотский автономный округ. Минимальный средний возраст отмечается в Республике Тыва и составляет 28 лет. Для бедных республик высокая рождаемость в сельской местности связана с незавершенным демографическим переходом, а для ресурсных регионов – с относительно высокими доходами населения и качеством жизни.

3. ИНТЕГРАЛЬНАЯ ОЦЕНКА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ РФ

3.1. Методика интегральной оценки социально-экономического развития сельских территорий

Разрабатываемая методики типологизации сельских территорий Российской Федерации, учитывающая дифференцированный подход в части плотности населения, предполагает предварительную формальную оценку уровня социально-экономического развития сельских территорий страны (в региональном разрезе) с применением интегрального показателя, в структуре которого как отмечено ранее мы считаем достаточным выделение трех направлений оценки(таблица 3).

Таблица 3 – Система индикаторов, характеризующих состояние сельских территорий РФ

Сводные

индикаторы

Индивидуальные индикаторы
Индикатор 1.Демография 1.Коэффициент смертности;

2.Доля населения в возрасте старше трудоспособного;

3.Коэффициент рождаемости;

4.Доля трудоспособного населения;

5.Коэффициент миграции;

6.Чистый коэффициент воспроизводства населения.

Индикатор 2. Экономика

2.1. Уровень жизни

1.Уровень безработицы;

2.Уровень занятости населения;

3.Располагаемые ресурсы домашних хозяйств в среднем на члена домохозяйства;

4.Доходы бюджетов сельских поселений на душу населения.

2.2.Сельское хозяйство 1. Доля сельского хозяйства, рыбоводства и рыболовства в структуре регионального валового продукта;

2. Продукция сельского хозяйства на 1 сельского жителя;

3. Удельный вес прибыльных организаций;

4. Рентабельность животноводческой продукции;

5. Рентабельность растениеводческой продукции;

6. Среднемесячная заработная плата работников сельского хозяйства, рыболовства и рыбоводства.

Индикатор 3. Социальная и инженерная инфраструктура

3.1. Социальная инфраструктура

1.Охват детей дошкольным образованием;

2.Доля учителей с высшим педагогическим образованием;

3.Удельный вес обучающихся, нуждающихся в подвозе в организацию и обратно;

4.Число фельдшерско-акушерских пунктов на 10000 человек;

5.Обеспеченность средним медицинским персоналом на 10000 человек;

6.Обеспеченность врачами на 10000 человек;

7.Число учреждений культурно-досугового типа на 10000 человек;

8.Число спортивных сооружений на 10000 человек;

9.Число объектов бытового обслуживания населения на 10000 человек;

10.Число объектов розничной торговли на 10000 человек;

11.Доля сельских населенных пунктов, обслуживаемых почтовой связью;

12.Доля телефонизированных сельских населенных пунктов.

13. Доля домохозяйств, имевших широкополосный доступ к сети Интернет, %

3.2. Инженерная инфраструктура 1. Общая площадь жилых помещений, приходящаяся на 1 жителя;

2. Доля негазифицированных населенных пунктов;

3. Доля населенных пунктов, не имеющих водопроводы (отдельные водопроводные сети);

4. Доля населенных пунктов, не имеющих канализацию (отдельные канализационные сети)

5.Удельный вес общей площади, оборудованной водопроводом

6. Удельный вес общей площади, оборудованной канализацией

7. Удельный вес общей площади, оборудованной отоплением

Разработанная система индивидуальных индикаторов комплексно и всесторонне охватывает основные аспекты исследуемых параметров социально-экономического развития сельских территорий, опирается на достоверные статистические данные и позволяет сформировать пять сводных индикаторов, дающих обобщенную формализованную оценку:

– демографической ситуации;

-уровня жизни сельского населения;

– развития сельского хозяйства;

-состояния социальной инфраструктурысельских населенных пунктов;

-состояния инженерной инфраструктуры сельских населенных пунктов.

Алгоритм расчета сводных индикаторов предполагает следующую последовательность вычислительных процедур:

1) Расчет значений индивидуальных индикаторовна основе частных статистических показателей за 2018 год, опубликованных в официальных, публичных базах данных.

2) Нормирование фактических значений индивидуальных индикаторов для нивелирования вариативности индивидуальных индикаторов по размерности и единицам измерения. Нормирование разнородных индивидуальных индикаторов, представленных статистическими показателями двух типов – стимулами (S) и дестимулами (dS) – осуществлено методом линейного масштабирования с учетом максимальных и минимальных значений каждого индикатора в региональной выборке. Для перевода показателя-стимула (S) в индекс была использована следующая методика:

word image 195 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

где s – фактическое значение показателя – стимула, smin и smax являются минимальным и максимальным значениями показателя – стимула из совокупности исследуемых субъектов.

Для перевода показателя-дестимула (dS) в индекс была использована следующая методика:

word image 196 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

где dS – фактическое значение показателя – дестимула, dSmin и dSmax являются минимальным и максимальным значениями показателя – дестимула из совокупности исследуемых субъектов.

3) Расчет значения сводных индикаторов выполнен способом усреднения нормированных значений индивидуальных индикаторов, характеризующих оцениваемый параметр социально-экономического развития сельских территорий. С учетом математического смысла полученной оценки, чем ближе к единице значение сводного индикатора по региону, тем более высокое место присваивается последнему в рейтинге. Итоговый рейтинг регионов на основе расчетных значений сводных индикаторовпо каждому оценочному параметру включает пять типологических групп, при этом диапазон значений сознательно не унифицирован (по какому-либо формальному математическому правилу), а определен в каждом конкретном случае экспертным путем для формирования максимально объективной картины пространственного развития сельских территорий.

4) Агрегация значений пяти сводных индикаторов в интегральный индикатор, характеризующий социально-экономическое положение сельских территорий в разрезе субъектов РФ, также выполнена способом усреднения стандартизированных значений агрегируемых индикаторов. Полученные результаты выступают формальным количественным основанием для разработки комбинационной типологической группировки сельских территорий страны, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения. Основным отличием предлагаемой методики от ранее проведенных исследования является наложение итоговой группировки регионов по уровню социально-экономического развития сельских территорий на группировку по плотности сельского населения, что позволило:

а) сформировать двухмерную группировку сельских территорий, где плотность населения рассматривается как первичный группировочный признак, а уровень социально-экономического развития – как вторичный группировочный признак;

б) оценить корреляцию между уровнем социально-экономического развития сельских территорий и их населенностью.

Разработанный подход позволяет сформировать формальный инструментарий для выявления и сравнительной оценки точек роста и приоритетов устойчивого пространственного развития сельских территорий на перспективу, что выступает основой унификации государственных подходов к стратегическому планированию и управлению социально-экономическим развитием сельских территорий РФ и регионов.

3.2. Оценка демографической ситуации в сельской местности

В качестве показателей естественного движения сельского населения применялись коэффициенты смертности и рождаемости, представляющие собой число умерших и родившихся в расчете на 1000 человек. Для характеристики возрастной структуры населения были отобраны такие показатели как, доля трудоспособного населения, а также населения в возрасте старше трудоспособного. Миграционные процессы оценивались с помощью коэффициента миграции, рассчитанного как отношение миграционного прироста к общей численности сельского населения в расчете на 10000 чел. В качестве ориентира будущих тенденций численности сельского населения применялся чистый коэффициент воспроизводства населения. Данный показатель представляет собой отношение численности детейженскогополавнаселениик числу взрослых женщинвпредыдущемпоколении (приложение 7).

Основной тенденцией демографического развития сельских территорий России на протяжении нескольких десятилетий является убыль сельского населения. Современная демографическая ситуация характеризуется серьезным нарушением процессов воспроизводства сельского населения.

В конце 1980-х годов произошло обвальное снижение рождаемости при значительном росте смертности, что привело к резкому сокращению естественного прироста населения и нарастанию отрицательного сальдо.

Уровень и тенденции рождаемости во многом предопределяют характер воспроизводства, динамику численности сельского населения, трудовых ресурсов, степень развития производительных сил в регионе.

Наибольшая величина общего коэффициента рождаемости наблюдается в настоящее время в Северо-Кавказском федеральном округе (15,3%0),в Дальневосточном федеральном округе (12,7%0). В среднем по РФ данный показатель на начало 2019 г. находился на уровне 10,7%0.

В разрезе регионов наибольшее значение общего коэффициента рождаемости в 2018 г. сложилось в Чеченской республике (19,5‰). Необходимо отметить, что самые высокие показатели рождаемости зафиксированы в последние годы в национально-территориальных субъектах РФ, что объясняется не только этническими особенностями и менталитетом населения данных республик, но и сложившейся благоприятной возрастной структурой населения. В этих регионах доля женщин репродуктивного возраста значительно выше, чем в остальных сельских территориях европейской части России.

В межрегиональной дифференциации федеральных округов наибольшей однородностью по общему коэффициенту рождаемости выделяется Центральный федеральный округ (от 6,4‰ в Смоленской области до 9,4 ‰ в Орловской области), при этом в данном округе самый низкий уровень общей рождаемости – 8,3‰.

Наиболее острой среди демографических проблем является проблема высокой смертности сельского населения, показатель которой на начало 2019 г. составил 13,6‰, что на 8% выше, чем в среднем по России. Самый высокий уровень общей смертности зафиксирован в 2018г. в Центральном федеральном округе (15,9‰), лишь незначительно отстает от него Северо-Западный и Поволжский федеральные округа (15,3,и 15,0‰) соответственно. Наиболее неблагополучными регионами по данному показателю являются: Республика Тыва (23,1‰), Республика Карелия (20,2‰), Псковская (20,4‰), Тверская (19,1‰), Новгородская (18,9‰), Вологодская (17,9‰), Рязанская (18,2‰), Нижегородская (17,3‰) области. Таким образом, мы наблюдаем вымирание сельских жителей исконно русских территорий европейского севера, северо-запада и центральной части страны. Столь высокий уровень общей смертности сельского населения объясняется комплексом социально-экономических и экологическихпроблем, в частности низким качеством медицинского обслуживания и девиантнымсоциальным поведением (особенностями отношения к жизни и здоровью, алкоголизацией населения), приводящим к высокой смертности от неестественных причин.

В связи со сложившимся уровнем рождаемости и смертности в 2018 г. лишь в 14 регионах отмечался естественный прирост сельского населения. Лидерами в процессе воспроизводства населения являются: Республики Ингушетия (15,4‰), Дагестан (12,3‰), Чечня (15,1‰). В целом по РФ в 2018г. наблюдалась естественная убыль сельского населения (-2,9‰).

На демографические процессы активное влияние оказывают миграционные потоки, имеющие региональные особенностив формировании общей численности сельского населения.С самого начала депопуляции сельского населения и по настоящее время (1992-2019гг.) миграционные потоки имеют устойчивую динамику уменьшения объемов. Максимальное влияние на формирование численности населения российских регионов миграция имела в 1992-1995гг., когда на фоне политических и экономических преобразований миграционные процессы усилились.

В настоящее время привлекательными для миграции являются сельские территории: Московской, Белгородской, Ленинградской, Нижегородской, Самарской областей, а также Краснодарского края, республики Татарстан и Адыгеи. Все остальные регионы демонстрируют отрицательное сальдо миграции. Наибольший ее уровень отмечен в Республиках Карелия, Коми, Калмыкия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Башкортостан, Чувашия.

В приложении 8 представлены нормированные значения индивидуальных демографических индикаторов, а также расчетное значение сводного индикатора демографии по каждому региону РФ.С учетом полученных значений сводного индикатора все регионы были проранжированы и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по демографическим показателям (таблица 4, рисунок 9). В силу неоднородности выделенных типологических групп по плотности сельского населения потребовалась их дополнительная дифференциация на подгруппы.

C:\Users\Katy&Co\Downloads\MapChart_Map.png word image 197 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 9– Карта-схема пространственного распределения групп регионов с различным уровнем демографического развития сельских территорий

Таблица 4 – Группировка субъектов РФ по демографическому состоянию

Тип региона Сводный индикатор Субъект РФ
1 тип

Средняя плотность сельского населения = 40,04

Свыше 0,600 Республики: Дагестан, Ингушетия, Чеченская, Карачаево-Черкесская,Кабардино-Балкарская
2 тип

Средняя плотность сельского населения = 0,36

0,451-0,600 Ленинградская, Мурманская области, Республики Тыва, Алтай, Бурятия, Саха (Якутия), Ямало-Ненецкий, Чукотский, Ненецкий, Ханты-Мансийский авт. округа, Хабаровский край
3 тип

Средняя плотность сельского населения = 3,12

0,301-0,450 1 подтип (плотность 16,45)

Астраханская,Волгоградская, Ростовская области, Республики Адыгея, Калмыкия, Крым, Северная Осетия-Алания, Краснодарский, Ставропольский края

2 подтип (плотность 7,29)

Калужская, Московская, Калининградская, Самарская, Оренбургская области, Республики Башкортостан, Марий Эл, Татарстан, Удмуртская, Коми, Пермский край

3 подтип (плотность 1,07)

Тюменская, Челябинская, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Омская,Томская, Амурская, Сахалинская области, Республики Хакасия, Забайкальский, Красноярский, Камчатский, Приморский края, Еврейская автономная область

4 тип

Средняя плотность сельского населения = 6,30

0,201-0,300 Белгородская, Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Костромская, Липецкая, Орловская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тульская, Ярославская, Архангельская, Вологодская области

Нижегородская, Пензенская, Саратовская,Ульяновская, Курганская, Свердловская, Республики Мордовия, Чувашская, Алтайский край

5 тип

Средняя плотность сельского населения = 1,56

0 – 0,200 Новгородская, Псковская, Курская, Тверская, Кировская, Магаданская области, Республика Карелия

Полученные на данном этапе результаты не позволяют судить о наличии прямой корреляции между уровнем демографического благополучия территории и плотностью сельского населения. За исключением первой группы, в которую попали регионы с наиболее высокой плотностью сельского населения, наблюдается заметная дивергентность показателей плотности сельского населения и сводного индикатора демографии, например, во вторую группу относительно благополучных в плане демографии регионов попали практически незаселенные северные территории страны с людностью менее 1 чел./км2. В третьей группе выделено три подтипа территорий в связи с существенной дифференциацией по средней плотности населения (от 1,07 до 16,45 чел./км2), что определяет необходимость формального статистического анализа.

3.3. Оценка территорий по уровню жизни сельского населения

Второй структурный элемент интегральной оценки социально-экономического развития сельских территорий – оценка уровня жизни сельского населения – предлагает агрегированную оценку уровня безработицы и занятости сельского населения, располагаемых ресурсов в среднем на 1 члена домохозяйства и доходов бюджетов сельских поселений в расчете на 1 жителя (приложение 9).

Уровень занятости сельского населения, сокращение безработицы и, как следствие, борьба с бедностью на сегодняшний день одна из важнейших проблем современной экономики России.

Занятыми в российской экономике признаются лица, которые в рассматриваемый период выполняли оплачиваемую работу по найму, а также приносящую доход работу не по найму как с привлечением, так и без привлечения наемных работников; временно отсутствовали на работе по различным причинам (болезнь, отпуск, командировка, переподготовка, забастовка и т.д.); выполняли работу на семейном предприятии. Занятыми считаются также лица, выполняющие работы по производству в домашнем хозяйстве продукции, предназначенной для реализации (полностью или частично).

Росстат опубликовал сведения о занятости населения в регионах РФ за 2018г. В среднем по РФ уровень занятости составил 53,9%. При этом разброс официальных значений по данному показателю очень невелик в разрезе федеральных округов: от 55,1% в Центральном до 51,8% в Сибирском округе. Однако в разрезе регионов прослеживается более выраженная дифференциация. Самый высокий уровень занятости сложился в Ямало-Ненецком АО (68,1%), Чукотском АО (67%), Мурманской области (64,3%), Магаданской области (62,4%), Камчатском крае (62,5%). В данных регионах отмечается высокий уровень отраслей, занимающихся добычей золота, минералов и других природных ресурсов, что делает привлекательными эти регионы для внутренней трудовой миграции населения. В ряде регионов действуют государственные программ, направленные на обеспечение, например, Чукотского АО, трудовыми ресурсами в соответствии с потребностью экономики. Востребованные специалисты могут получить стимулирующие выплаты и ряд других мер поддержки. В их перечне выделение служебного жилья, ежемесячные выплаты на аренду жилья, единовременные и ежегодные пособия, стимулирующие и ежемесячные надбавки.

Вместе с этим данные регионы характеризуются низкой плотностью населения и высокой долей трудоспособного населения в общей численности населения.

Наименьший уровень занятости сельского населения зафиксирован в Архангельской области (44,2%), Республике Карелия (44,3%), Курганской области (44,7%), Рязанской области (45,3%).

Занятость является важнейшим фактором, влияющим на благосостояние сельского населения. В связи с этим, очень тревожной является ситуация в экономике Центрального и Северо-Западного федеральных округов, что связано с сокращением сельскохозяйственного производства и миграционным оттоком трудоспособного населения в городские агломерации.

Анализ основных показателей, характеризующих безработицу в России и ее регионах, выявил негативные тенденции. По официальным данным в 2018г. на сельских территориях уровень безработицы составил 7,5%, что значительно превышает оптимальное значение данного показателя. При этом в сельской местности уровень фактической безработицы значительно превышает официальный в силу так называемой скрытой безработицы. При этом для сельской местности характерен застойный характер безработицы, обусловленный низким качеством вакантных мест (низкая заработная плата, плохие условиях труда и быта и т.д.)

Анализ субъектов по уровню сельской безработицы выявил регионы-антилидеры: Республика Ингушетия (28,5%), Республика Тыва (18,9%), Забайкальский край (18,1%), Чеченская Республика (13,7%), Псковская область (13,3%), Карачаево-Черкесская Республика (13,1%).Высокий уровень официальной безработицы в Северо-кавказском округе объясняетсяпрактически полным отсутствием коллективных сельскохозяйственных предприятий, что определяет занятость населения в личных подсобных хозяйствах без какого-либо оформления трудовых отношений. Кроме того, более низкий уровень жизни в сельской местности вынуждаетселян регистрироваться в качестве официально безработных для получения пособия по безработице. Эти регионы характеризуются высокой плотностью сельского населения и высокой долей сельского населения в общей его численности.

Наиболее благоприятная ситуация по уровню сельской безработицы наблюдается в следующих регионах: Ямало-Ненецкий АО (1,8%), Республика Татарстан (2,2%), Московская область (2,7%), Липецкая область (3,5%), Ленинградская область (3,6%). В данных регионах функционируют достаточно успешно крупные и средние по размерам сельскохозяйственные и перерабатывающие предприятия, отток сельской молодежи не настолько интенсивный, чем в других регионах, что позволяет отнести эти регионы к достаточно стабильно-развивающимся сельским территориям.

Обобщающим показателем материального благосостояния сельских семей является среднедушевой объем располагаемых ресурсов, который включает все денежные и натуральные поступления (в денежной оценке), которыми в данный период располагает домашнее хозяйство для финансирования своего потребления и создания сбережений. Основным источником формирования располагаемых ресурсов сельских домашних хозяйств остаются денежные доходы. На селе самая глубокая дифференциация социальных групп по материальному достатку, 45,4% сельского населения концентрируется в четырех первых, самых бедных децильных группах.

В среднем по РФ располагаемые ресурсы составляют 19188,5 руб.У 47,8% сельских жителей доходы варьируют от 1,1 до 2,4 прожиточных минимумов, и только у 6,8% селян доход составляет свыше четырех прожиточных минимумов, которых условно можно отнести к среднему классу Главной причиной сложившего разрыва в материальном положении сельских и городских семей является низкая заработная плата в сельском хозяйстве, которое во многих регионах является основной сферой приложения труда на сельских территориях.

Самые низкие располагаемые ресурсы зафиксированы в Ингушетии – 10300,8 руб., Чеченской Республике 11850,7 руб., Саратовской области – 12387,7 руб.Наиболее высокий уровень доходов наблюдался в Республике Саха (Якутия) – 37545,5 руб., Камчатском крае (34103,9 руб.), Ямало-Ненецком АО- 32967,9 руб., Сахалинской области 33395,8 руб.

Благодаря наполняемости муниципальных бюджетов происходит выравнивание уровней экономического и социального развития сельских территорий, реализация государственных региональных программ социально-экономического развития сельских поселений.В среднем по РФ доходы бюджетов сельских поселений на душу населения составляют 5585,9 руб. Самые высокие доходы сельских поселений на душу населения имеют следующие регионы: Ямало-Ненецкий АО (52774,5 руб.), Камчатский край (52490,6 руб.), Ненецкий АО (48203,4 руб.), Республика Саха (30220,2 руб.).Самые низкие доходы бюджеты зафиксированы в Северо-Кавказском федеральном округе – 2236,8 руб. В данном округе бюджеты в расчете на душу населения варьируются от 1368,6 руб. в Чеченской республике и до 3693,4 руб. в Республике Ингушетия. Помимо северокавказских республик очень низкая наполняемость бюджетов зафиксирована в следующих регионах: Калининградская область (231,8 руб.), Псковской области (2600, 0 руб.), Удмуртской Республике (3000,5 руб.), Орловской области (3333,2 руб.).

В приложении 10 представлены нормированные значения индивидуальных индикаторов уровня жизни сельского населения, а также расчетное значение сводного индикатора уровня жизни по каждому региону РФ.С учетом полученных значений сводного индикатора все регионы были проранжированы и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по уровню жизни сельского населения (таблица 5).

Таблица 5 – Группировка субъектов РФ по уровню жизни сельского населения

Тип региона Сводный индикатор Субъект РФ
1 тип Свыше 0,600 Мурманская область, Ненецкий, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий, Чукотский авт. округа, Республика Саха (Якутия), Камчатский край
2 тип 0,451-0,600 Белгородская, Ивановская, Калужская, Липецкая, Московская, Тульская, Ленинградская, Кировская, Нижегородская, Оренбургская, Челябинская, Омская, Амурская, Магаданская, Сахалинская области, Краснодарский, Красноярский, Хабаровский края, Республика Татарстан
3 тип 0,301-0,450 Брянская, Владимирская, Воронежская, Костромская, Курская, Орловская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Ярославская, Архангельская, Вологодская, Калининградская, Новгородская, Астраханская, Волгоградская, Ростовская, Пензенская, Самарская, Свердловская, Тюменская, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Томская области, Республики Карелия, Коми, Адыгея, Калмыкия, Крым, Дагестан, Кабардино-Балкарская, Северная Осетия-Алания, Башкортостан, Марий Эл, Мордовия, Удмуртская,Чувашская, Алтай, Хакасия, Ставропольский, Пермский, Приморский края, Еврейская автономная область
4 тип 0,201-0,300 Рязанская, Псковская, Саратовская, Ульяновская, Курганская области, Республики Карачаево-Черкесская, Чеченская, Бурятия, Алтайский, Забайкальский края
5 тип 0 – 0,200 Республика Ингушетия, Республика Тыва

В первую группу с наибольшим значением сводного индикатора уровня жизни входит 7 субъектов РФ (Мурманская область, Ненецкий авт. Округ, Ханты-Мансийский авт. округ, Ямало-Ненецкий авт. округ, Республика Саха (Якутия), Камчатский край, Чукотский автономный округ). В этих регионах отмечаются максимальные уровни доходов в бюджетах сельских поселений на душу населения и располагаемые ресурсы, а также достаточно высокий уровень занятости и низкий уровень безработицы.

Во вторую группу входит 19 субъектов РФ с диапазоном значений сводного индикатора уровня жизни 0,451-0,600. Эти регионы отличаются достаточно высокими экономическими показателями.

В третью группу входят 44 субъекта РФ с диапазоном значений сводного индикатора уровня жизни 0,301-0,450. Для этих регионов характерны определенные ограничения экономического развития сельских территорий.

В четвертую группу входит 10 субъектов РФ с диапазоном значений сводного индикатора уровня жизни 0,201-0,300. Это регионы с неблагоприятными экономическими условиями развития сельских территорий. Наиболее острыми являются проблемы в сфере занятости и уровне доходов сельского населения.

Замыкает рейтинг пятая группа субъектов в которую входят всего 2 региона (Республики Ингушетия и Тыва) с самым низким уровнем значений сводного индикатора и наиболее острыми проблемами в сфере обеспечения занятости и доходов сельского населения.

3.4. Оценка сельских территорий по уровню развития аграрного производства

Третий структурный элемент интегральной оценки социально-экономического развития сельских территорий – оценка уровня развития сельскохозяйственного производства, как основной отрасли сельской экономики. Даже с учетом того, что на смену традиционному восприятию сельской местности, как места размещения производительных сил сельского хозяйства, сегодня пришла комплексная концепция устойчивого развития сельских территорий, меняющая ценностную парадигму государственного управления, сельское хозяйство остается и будет оставаться (в обозримом будущем) главной отраслью сельской экономики в большинстве регионов нашей страны.

Для оценки глубины корреляции между уровнем развития сельскохозяйственного производства и плотностью сельского населения отобрано шесть индивидуальных индикаторов (приложение 11), на выбор которых помимо доступности официальной статистики в региональном разрезе, повлияли следующие обстоятельства:

Доля сельского хозяйства, рыбоводства и рыболовства в структуре регионального валового продукта является наиболее обобщающим показателем развития сельского хозяйства в регионе. При дифференциации регионов по данному параметру дополнительно учитывались масштабы их экономики. Например, в промышленно развитой Московской области доля сельского хозяйства в региональном валовом продукте составила 1,3%, при среднем уровне в 4,6% по Российской Федерации. Аналогичные и еще более низкие значения показателя характерны для территорий крайнего Севера с масштабной сырьевой экономикой и неблагоприятными условиями для развития сельского хозяйства (Ненецкий АО, Ханты-Мансийский АО, Ямало-Ненецкий АО, Республика Саха).

Максимальные соотношения валового продукта отрасли к региональному валовому продукту демонстрируют относительно бедные дотационные субъекты с традиционной аграрной экономикой (Республика Калмыкия – 30,2%, Тамбовская область – 21,7%, Брянская область – 19,7%). Также в эту группу попадает Камчатский край (20,1%) и Мурманская область (13,0%) как основные рыбодобывающие регионы страны.

В разрезе федеральных округов по данному параметру лидируют Северо-Кавказский (15,2%) и Южный (10,8%), имеющие не только наиболее благоприятные природно-климатические условия для развития сельского хозяйства, но демонстрирующие наиболее высокую плотность сельского населения (31,22 и 15,79чел/км² соответственно), что указывает на определенную положительную корреляцию данных показателей. Наиболее низкий вклад сельского хозяйства и рыболовства во внутренний региональный продукт демонстрирую индустриальные регионы Центрального (3,0%), Северо-Западного (2,9%) и Уральского (1,9%).

Продукция сельского хозяйства на 1 работника, как индикатор дифференциации сельских территорий, более показательна в плане характеристики производительности труда в сельском хозяйстве, поскольку менее чувствительна к масштабам экономики региона в целом. В среднем по Российской Федерации данный показатель в 2018 году составил 1054,1 тыс. руб. с размахом вариации от 664,1 тыс. руб. в Дальневосточном ФО до 1538,8 тыс. руб. в Центральном Федеральном округе. Наиболее низкие значения показателя сложились в национальных республиках Северного Кавказа (Чеченской – 268,9 тыс. руб., Ингушетия – 382,1 тыс. руб.), являющихся лидерами по плотности сельского населения. Лидерами по стоимости валовой продукции сельского хозяйства на 1 работника стали регионы Центрально-Черноземного района (Белгородская, Курская, Липецкая),а также Орловская, Рязанская и Калужская области, имеющие благодаря природному потенциалу в сочетании с относительной близостью к столице индустриально развитое сельское хозяйство, и в среднем более высокий уровень плотности сельского населения в сравнении с соседними регионами Центрального ФО.

Удельный вес прибыльных организаций, как и два последующих показателя характеризуют эффективность сельскохозяйственного производства. При этом нужно учитывать, что сельскохозяйственные организации формируют всего 56,5% всей продукции отрасли, а показатели рентабельности рассчитаны по всем категориям хозяйств, то есть более полно характеризуют эффективность отрасли. В целом по стране доля прибыльных сельскохозяйственных организаций составила 73,8%, при этом наибольшее значение индикатора сложилось в Северо-Кавказском (87,4%), Приволжском (77,7%) и Сибирском (76,2%) федеральном округах. Регионы аутсайдеры – Дальневосточный (63,8%), Центральный (66,2%) и Северо-Западный (66,6%) федеральные округа. В посубъектном разрезе размах вариации по уровню индикатора гораздо шире – от 0% в Республике Северная Осетия-Алания до 98,8% в Республике Тыва.

Рентабельность животноводческой продукции является интегральной характеристикой эффективности данной отрасли. Детерминанты лидерства Центрального ФО по уровню рентабельности отрасли (18,6%) также преимущественно лежат в демографической плоскости: во-первых, общая более высокая плотность населения и близость к крупнейшей столичной агломерации, определяют максимальную концентрацию потребителей и создают предпосылки для локализации производства; во-вторых, регионы Центрально-Черноземного района, демонстрирующие максимальные показатели рентабельности отрасли (до 42,1% в Курской области) располагают необходимыми для реализации крупных индустриальных проектов в животноводстве трудовыми ресурсами в силу более высокой плотности сельского населения. Высокая эффективность отрасли отмечается в регионах Северо-Кавказского ФО, в национальных республиках которого животноводство (в частности овцеводство) является традиционным видом деятельности сельского населения, а также в регионах Северо-Западного ФО в связи с близостью ко второму крупнейшему городу нашей страны.

Рентабельность растениеводческой продукции в меньшей мере подвержена влиянию демографических эффектов. В целом по стране уровень рентабельности отрасли составил 20,6%, а лидерство принадлежит Южному ФО (29,1%) с максимально-благоприятными почвенно-климатическими условиями. Аналогичная тенденция прослеживается и на других территориях, например, при среднем уровне рентабельности растениеводства в Уральском ФО 8,8%,в Курганской области, расположенной в юго-западной части Сибирской равнины с преимущественно черноземными почвами рентабельность растениеводства составила 32,5%.

Среднемесячная заработная плата работников сельского хозяйства, рыболовства и рыбоводства помимо уровня развития сельскохозяйственного производства зависит от уровня благосостояния региона в целом, а также наличия региональных дотаций и доплат. Более высокий уровень оплаты труда в сельском хозяйстве характерен для Центрального ФО (32441 руб. при среднем уровне по стране 28243 руб.), а также для территорий Крайнего севера и Дальнего востока, где на уровень оплаты труда влияют региональные доплаты. При этом в основных сельскохозяйственных регионах Южного и Северо-Кавказского ФО уровень оплаты труда в сельском хозяйстве ниже среднероссийских значений.

В приложении 12 представлены нормированные значения индивидуальных индикаторов уровня развития сельского хозяйства, а также расчетное значение сводного индикатора аграрного производства по каждому региону РФ. С учетом полученных значений сводного индикатора все регионы были проранжированы и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по уровню развития сельского хозяйства (таблица 6).

Таблица 6 – Группировка субъектов РФ по уровню развития сельского хозяйства

Тип региона Сводный индикатор Субъект РФ
1 тип Свыше 0,551 Белгородская, Брянская, Воронежская, Курская, Липецкая, Орловская, Тамбовская, Ленинградская, Волгоградская, Ростовская, Саратовская области, Республики Адыгея, Калмыкия, Дагестан, Карачаево-Черкесская, Башкортостан, Мордовия, Татарстан, Краснодарский, Ставропольский, Алтайский края
2 тип 0,501-0,550 Калужская, Московская, Рязанская, Тульская, Вологодская, Псковская, Кировская, Оренбургская, Пензенская, Самарская, Курганская, Свердловская, Челябинская, Иркутская, Омская, Томская, Амурская, Сахалинская области, Республики Крым, Ингушетия, Кабардино-Балкарская, Чеченская, Удмуртская, Чувашская, Бурятия, Красноярский, Камчатский края
3 тип 0,401-0,500 Владимирская ,Ивановская, Костромская, Смоленская ,Тверская, Ярославская, Архангельская, Калининградская, Новгородская, Астраханская, Нижегородская, Ульяновская, Тюменская Кемеровская, Новосибирская области, Республики Карелия Коми Республика Марий Эл Пермский край Республика Тыва Забайкальский край Приморский край Чукотский автономный округ
4 тип 0,351-0,400 Ханты-Мансийский авт. округ, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край, Еврейская автономная область
5 тип 0 – 0,350 Мурманская, Магаданская области, Ненецкий, Ямало-Ненецкий авт. округа, Республики Северная Осетия-Алания, Алтай, Хакасия

В первую группу с наибольшим значением сводного индикатора развития сельского хозяйства вошел 21 субъект РФ (с лидерством Белгородской области). Данные регионы расположены в европейской части страны и помимо максимальных уровней развития сельского хозяйства преимущественно демонстрируют более высокую плотность сельского населения в сравнении с соседними субъектами РФ.

Во вторую группувходит 27 субъектов РФ с диапазоном значений сводного индикатора развития сельского хозяйства от 0,501 до 0,550. Эти регионы отличаются достаточно высоким уровнем развития сельского хозяйства. Включение в эту группу наиболее населенных северокавказских республик (Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Чечни) связано с низкими показателями производительности и оплаты труда в отрасли.

В третью группу входят 23 субъекта РФ с диапазоном значений сводного индикатора развития сельского хозяйства от 0,401 до 0,500. Это регионы, имеющие менее развитое аграрное производство, но свести все проблемы данных территорий только к ограничениям, обусловленным почвенно-климатическими факторами, не представляется возможным.

В четвертую группу входит 4 субъекта РФ (Ханты-Мансийский авт. округ, Республика Саха (Якутия), Хабаровский край, Еврейская автономная область) с диапазоном значений сводного индикатора развития сельского хозяйства 0,351-0,400. Это регионы с неблагоприятными почвенно-климатическими условиями развития аграрного производства и сельских территорий.

Замыкает рейтинг пятая группа, в которую входит 7 регионов (Мурманская область, Ненецкий авт. округ, Республика Северная Осетия-Алания, Ямало-Ненецкий авт. округ, Республика Алтай, Республика Хакасия и Магаданская область) с самым низким уровнем значений индикатора. Для северных регионов, вошедших в эту группу, возможности развития сельского хозяйства объективно ограничены климатическими факторами. В трех оставшихся регионах низкий уровень развития сельского хозяйства является отражением сложной социально-экономической ситуации.

3.5. Оценка состояния социальной инфраструктуры сельских территорий

Четвертый структурный элемент интегральной оценки социально-экономического развития сельских территорий – оценка состояния социальной инфраструктуры сельских поселений. Понятие социальной инфраструктуры сельских территорий можно ограничить сферой услуг, включающей совокупность отраслей, предприятий, организаций непосредственным образом связанных и определяющих образ и уровень жизни людей, их благосостояние, потребление. Либо рассматривать ее шире как экономическую категорию, в основе которой лежит целостная система жизнеобеспечения сельского социума локализованного конкретной территорией, например, как территориально-отраслевой комплекс, обеспечивающий социально-пространственные условия воспроизводства рабочей силы, социализации и социальной защиты населения, сохранение и развитие демографического, трудового и духовного потенциала.

Для оценки состояния социальной инфраструктуры сельских территорий проанализированы основные статистические параметры, комплексно отражающие состояние сферы образования, здравоохранения, физической культуры и спорта, культурно-досугового, бытового и торгового обслуживания, связи (приложения 13-15).

Здравоохранение одна из приоритетных сфер социального развития, но сельские территории России перманентно испытывают дефицит качественных медицинских услуг, что во многом обусловлено недофинансированием системы здравоохранения в последние десятилетия и тенденциями к «оптимизации» (а точнее к сокращению) сельских медицинских учреждений, деградации их материальной базы. Наиболее сложная ситуация сложилась в первичном звене, число фельдшерско-акушерских пунктов в расчете на 10000 человек сельского населения колеблется от 1,5 единиц в Тульской области до 28,9 единиц в Магаданской области. В разрезе федеральных округов наиболее благополучными в данном отношении являются Дальневосточный (13,6 единиц) и Приволжский (12,8 единиц). Наименьшая обеспеченность ФАПами наблюдается в Северо-Кавказском федеральном округе (1,9 единиц). При этом почти вдвое сократились число женских консультаций и детских поликлиник, а также медицинских учреждений, имеющих женские консультации, акушерско-гинекологические и детские отделения. Материально-техническое состояние фельдшерско-акушерских пунктов зачастую не соответствует нормам, например из 752 ФАПов Волгоградской области 38 (5%) нуждаются в капитальном ремонте, 682 (90,7 %) расположены в приспособленных помещениях, не имеют водопровода 50%, канализации – 80%.

Еще более остро стоят проблемы кадрового обеспечения сельского здравоохранения. Обеспеченность врачебным и средним медицинским персоналом на душу населения в сельской местности на 40% ниже среднероссийских значений. В пятерку субъектов с наилучшими показателями обеспеченности врачами в расчете на 10 тыс. человек населения вошли Ямало-Ненецкий АО (31,8), Камчатский край (30,6), Томская область (28,7), Чукотский автономный округ (25,4), Ульяновская область (27,7), худшие показатели в Псковской области (1,2).

По степени обеспеченности средним медицинским персоналом лидируют Дальневосточный и Уральский федеральные округа. Наихудшее положение наблюдается по Центральному и Северо-Кавказскому федеральным округам, а среди регионов в Псковской (15,4 ед. на 10000 чел. населения), Калининградской (21,3) и Ленинградской областях (22,3).

Наряду со здравоохранением важнейшей сферой социальной инфраструктуры, непосредственно определяющей качество жизненного пространства села, является школьное и дошкольное образование. Около 70% всех российских школ расположены в сельской местности, но при этом более половины из них являются малочисленными со средним количеством учеников в классе менее 10. Причины утраты статуса полнокомплектных и превращение многих сельских школ в малокомплектные лежат в плоскости демографии и связаны в первую очередь со снижением рождаемости и урбанистической миграцией населения. В результате по материалам официальной статистики только за последние 18 лет в России было закрыто 25,5 тысяч школ, и в том числе 20,1 тыс. сельских.

Причем школа является своего рода «якорным» объектом социальной инфраструктуры села, ликвидация которого зачастую приводит к полному исчезновению сельского поселения. На сегодняшний день в России шесть тысяч сельских поселений лишены собственных школ, причем в 940 из них расстояние до ближайшей школы превышает 25 километров, что актуализирует проблему школьного трансферта детей. Лучше всего ситуация складывается в Северо-Кавказском федеральном округе, где в расчете на 100 сельских населенных пунктов приходится 73,9 школы (при среднероссийском значении 17,8 ед.), что свидетельствует о благоприятной демографической ситуации в этих регионах. Хуже всего в Северо-Западном федеральном округе (4,6 ед.), а в таких регионах, как Вологодская, Архангельская, Тверская, Ярославская, Ивановская области количество школ в расчете на 100 населенных пунктов колеблется от 2 до 7. Наибольший вес нуждающихся в подвозе детей наблюдался в 2018 году в Калининградской области (57,4%), Псковской области (37,4%), Чувашской Республике (26,2%), Тюменской области (26,4%), Республике Мордовия (22,4%).

В среднем по стране на 1 сельского учителя приходится 9,3 ученика. Если в 2001 году в сельских школах работали 685000 педагогов, то в настоящее время их численность сократилась до 405746 чел. Наиболее дефицитными предметными специальностями в сельских школах остаются учителя английского языка, физики, информатики, математики и русского языка. Наилучшая укомплектованность педагогическим персоналом с высшим образованием наблюдается в Липецкой области, Республиках: Крым, Марий Эл, Чувашия, Башкартостан.

Не менее серьезно на демографическую ситуацию (в частности показатели рождаемости) и комфортность социальной среды сельских поселений влияет доступность дошкольного образования. В 2018 году только 49,7% сельских детей были охвачены дошкольным образованием (в городских поселениях – 73,6%). Наибольший охват детей дошкольным образованием наблюдается в Сибирском (74,7%) и Уральском федеральном округах (66,2%). Хуже всего решается проблема охвата детей дошкольным образованием в Северо-Кавказском федеральном округе (35,7%), характеризующемся наибольшей людностью и омоложенной структурой сельского населения.

Не менее важной проблемой является значительное сокращение числа культурно-досуговых учреждений. В период с 1980 года до 2018 года их число сократилось почти на 40%, более 85,1% зданий действующих культурно-досуговых учреждений находится в аварийном состоянии или нуждаются в капитальном ремонте. В расчете на 10000 чел. сельского населения больше всего учреждений культурно-досугового типа в республике Татарстан (20,6 ед.), Магаданской области (27,1 ед.), Чукотском АО (25,6 ед.).

Слабым звеном социальной инфраструктуры сельской местности остается сфера розничной торговли и, особенно, бытового обслуживания населения. Наибольшее количество объектов бытового облуживания и объектов розничной торговли в расчете на 10000 чел. сельского населения наблюдается в Южном и Дальневосточном федеральном округах.

В условиях взрывной цифровизации всех сфер общественной и экономической жизни на одно из первых мест среди элементов социальной инфраструктуры сельских территорий выходит наличие современных каналов связи, доступность которых является неотъемлемым и одним из важнейших механизмов обеспечения устойчивого развития сельского пространства. Среди федеральных округов наиболее высокий удельный вес сельских населенных пунктов, обслуживаемых почтовой связью в Южном (85,2%) и Северо-Западном (77,4%). Наиболее низкий показатель зафиксирован в Уральском округе.(45,6%). Практически аналогичная ситуация сложилась в сельской местности и с телефонизацией [12]. Самым неблагополучным оказался Северо-Кавказский (43%), и Уральский (54,1%) федеральные округа. Среди регионов с наименьшим уровнем телефонизацией оказались Республики Ингушетия и Чечня (11,9% и 15,3%), а так же Московская (14,3%), Калининградская (5,2%) области. Значительно отстает село и по уровню развития современных цифровых услуг, связанных с обеспечением высокоскоростного доступа к сети Интернет.

Из общего количества рассмотренных показателей в качестве индивидуальных индикаторов состояния социальной инфраструктуры сельских поселений отобраны 13, на основании которых методом линейного масштабирования рассчитаны их нормированные значения и сводные индикаторысостояния социальной инфраструктуры по каждому региону России (приложение 16).С учетом полученных значений сводного индикатора осуществлено ранжирование регионов и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп, характеризующих состояние социальной инфраструктуры сельских поселений (таблица 7).

Наиболее развитую социальную инфраструктуру сельских поселений имеют регионы европейской части страны со средней и низкой плотностью сельского населения, а также северные и дальневосточные территории с низкой и крайне низкой плотностью населения (хотя в отношении последних оценка носит преимущественно формальный характер, поскольку высокие оценки получены благодаря приведению имеющихся социальных объектов к фактической численности населения, рассредоточенного на огромных территориях).

Таблица 7– Группировка субъектов РФ по уровню развития социальной инфраструктуры сельских территорий

Тип региона Сводный индикатор Субъект РФ
1 тип Свыше 0,600 Липецкая, Тамбовская, Ярославская, Архангельская, Вологодская, Ростовская, Оренбургская ,Ульяновская, Курганская, Тюменская, Омская, Томская области, Республики Коми, Башкортостан, Мордовия, Татарстан, Удмуртская, Чувашская, Алтай, Хакасия, Саха (Якутия), Ненецкий, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий, Чукотский автономные округа, Алтайский, Камчатский края
2 тип 0,451-0,600 Белгородская, Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Калужская, Костромская, Курская, Орловская, Рязанская, Смоленская, Ленинградская, Новгородская, Астраханская, Волгоградская, Кировская, Нижегородская, Пензенская, Самарская, Саратовская, Челябинская, Иркутская, Кемеровская, Новосибирская, Амурская области, Республики Карелия, Адыгея, Калмыкия, Крым, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Северная Осетия-Алания, Марий Эл, Тыва, Бурятия, Краснодарский, Пермский, Красноярский, Забайкальский, Приморский, Хабаровский края, Еврейская автономная область
3 тип 0,351-0,450 Московская Тверская Тульская Мурманская Псковская Магаданская области, Республики Дагестан, Чеченская, Ставропольский край
4 тип 0,251-0,350 Свердловская, Сахалинская области, Республика Ингушетия
5 тип 0 – 0,250 Калининградская область

Минимальные значения сводного индикатора развития социальной инфраструктуры (<0,450) получены как в наиболее населенных северокавказских республиках (Ингушетия, Чеченская, Дагестан) и Московской области (в данном случае за счет урбанистического типа расселения, когда социальная инфраструктура объективно тяготеет к многочисленным городским поселениям), так и в наименее населенных и депрессивных регионах русского севера (Псковская, Мурманская области) и дальнего востока (Магаданская, Сахалинская области).

3.6.Оценка состояния инженерной инфраструктуры сельских территорий

Пятый структурный элемент интегральной оценки социально-экономического развития сельских территорий – оценка состояния социальной инфраструктуры сельских поселений. Развитие инженерной инфраструктуры в сельской местности является одним из важнейших факторов развития, а низкое качество и фрагментарность инженерного обустройства сельских поселений негативно влияет на демографию сельских территорий.

Развитая инженерная инфраструктура является ключевым элементом формирования привлекательности территорий для постоянного проживания, а также привлечения и закрепления молодых специалистов. От качественных и количественных характеристик инженерных сетей сельских территорий зависит качество жизни местного населения.

Инженерная инфраструктура представляет собой комплекс технологически связанных между собой объектов и инженерных сооружений, предназначенных для оказания услуг в сферах электро-, газо-, тепло-, водоснабжения и водоотведения до точек технологического присоединения к инженерным системам объектов капитального строительства». Строительство инженерных сетей повышает уровень благоустройства населенных пунктов, улучшает условия жизни и труда сельского населения, совершенствует технологический процесс производства сельскохозяйственной продукции и способствует росту производительности труда. Это позволяет не только улучшить условия проживания населения и работы сельскохозяйственных предприятий, но положительно влияет на объемы производства и экономическую эффективность агропромышленного комплекса, что, в конечном итоге, способствует обеспечению продовольственной безопасности регионов и страны в целом.

Основными задачами развития инженерной инфраструктуры в сельской местности являются обеспечение надежного, безопасного и эффективного водоснабжения, электроснабжения, теплоснабжения, снабжения сетевым газом для создания комфортных социально-бытовых условий жизни. Фактические значения индивидуальных индикаторов, характеризующих инженерное обустройство сельских территорий в разрезе федеральных округов и субъектов РФ, представлены в приложении17.

Одним из важных показателей в системе оценки жилищной сферы является общая площадь жилья, приходящаяся на одного жителя, поскольку этот показатель является одним из критериев, определяющих уровень жизни.Количественная оценка жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя, позволила выявить, что в целом по Российской Федерации общая площадь жилых помещений, приходящаяся в среднем на одного жителя составляет 25,8 м2. Средний размер жилой площади на одного человека в сельской местности составляет 26,9 м2, что несколько выше, чем в городских поселениях. Однако следует учитывать, что рост данного показателя во многом обусловлен демографическим кризисом в стране, который привел к ежегодной убыли населения. Во-вторых, даже максимальное значение показателя далеко от стандарта, определенного ООН – 30 м2 в среднем на человека.

В регионах РФ отмечается существенная дифференциация жилищной обеспеченности сельских жителей. Соотношение максимального и минимального значений этого показателя составило 3,98 раза. Если говорить о наиболее благополучных в этом отношении регионах, то необходимо отметить что наибольшим является размер жилой площади на одного сельского жителя в Магаданской области – 49,7м2, Тверской области – 44,1 м2, Калужской, Архангельской и Новгородской областях – около 41 м2. Необходимо учитывать, что высокие показатели в названных регионах, кроме Калужской области сложились в результате продолжавшегося в течение многих лет высокого миграционного оттока населения. В силу значительного сокращения сельского населения и обезлюдения сельских населенных пунктов в целом ряде регионов, показатель жилищной обеспеченности формально существенно возрастает, при этом зачастую в учет идет жилплощадь сельских домов весьма низкого качества или пустующих. В ряде же регионов России объем жилой площади не достигает и 20 кв.м на одного сельского жителя. Такая ситуация сложилась в Республике Тыва – 12,5 м2; Республике Ингушетии – 14,2 м2; Чеченской Республике – 16,9 м2; Ямало-Ненецком автономном округе – 17,9 м2;Кабардино-Балкарской Республике – 18,3 м2; Карачаево-Черкесской Республике – 19,4 м2; Республике Крым – 19,6 кв.м.

По федеральным округам ситуация выглядит следующим образом. Относительно развитыми по обеспеченности сельского населения жильем являются Северо-Западный (34,7 м2) и Центральный федеральные округа (32,0 м2). Наихудшая ситуация сложилась в Северо-Кавказском округе, где средняя обеспеченность жильем составила 19,7 м2.

Наряду с обеспеченностью жильем, благоустройство жилищного фонда оказывает значительное влияние на уровень жизни населения, а также на демографическую ситуацию в стране, сказываясь на уровне рождаемости и миграционной мобильности. Огромную роль в настоящее время имеет значение наличие на жилой площади газо- и водоснабжения, водоотведения, отопления.

Несмотря на значительные достижения в деле газификации для многих регионов России остаются актуальными проблемы, требующие решения. До сих пор существуют значительные различия между обеспечением газом потребителей в городской и сельской местности. Несмотря на то, что в целом по стране темпы газификации в сельской местности в два раза выше, чем в городах, для многих регионов уровень газификации сельских населенных пунктов остается в 2-3 и более раз, ниже, чем в городах.

В настоящее время в России остаются негазифицированными почти 60% сельских населенных пунктов от их общего числа. При этом отмечается крайне неравномерная газифицированность территорий. Некоторым регионам удалось добиться почти полной газификации сельских населенных пунктов. К таким регионам относятся республики Ингушетия и Кабардино-Балкария, а также регионы Дальнего Востока: Забайкальский и Камчатский края, Магаданская и Сахалинская области. При этом, отдельные субъекты федерации, еще только начинают заниматься газификацией, к ним относятся республики Алтай, Хакасия, Красноярский край, Ярославская, Вологодская, Новгородская, Псковская области, Ненецкий автономный округ, Республика Тыва, Алтайский край. Учитывая, что в индивидуальных жилых домах газ является и источником отопления, более доступным по сравнению с электроэнергией, уровень газификации в сельской местности большинства регионов остается недостаточным для обеспечения минимального комфорта проживания.

Еще одним фактором, определяющим перспективность сельской территории, является уровень оснащения таким жизненно необходимым благом, как центральный водопровод. Оценка состояния системы водоснабжения проводится по тому, из каких источников берется вода для личного потребления. Сельские поселения, имеющие водопроводы, в лучшем положении, чем пользующиеся местными источниками, водой из открытых водоемов и привозной водой.

Большинство субъектов РФ характеризуются низким уровнем развития центрального водоснабжения. В настоящее время лишь половина сельских населенных пунктов имеет отдельную водопроводную сеть. В 43 субъектах РФ центральным водопроводом охвачены менее 60% населенных пунктов. При этом в Ярославской, Архангельской, Вологодской областях, Ненецком автономном округе, республиках Саха и Якутия уровень оснащенности населенных пунктов водопроводом менее 20%. Наилучшего уровня водоснабжения в сельской местности удалось добиться регионам Северного Кавказа.

По уровню развития водоотведения (канализационных сетей) в сельской местности лидируют Московская, Калининградская, Тюменская области и Республика Ингушетия. В 22 регионах канализация отсутствует в 90% и более населенных пунктов. Водоотведение в сельских домах чаще представлено выгребными ямами. Это представляет большую опасность для окружающей среды и санитарной обстановки в стране, а также негативно влияет на качество жизни сельского населения.

Средняя обеспеченность отоплением сельского жилого фонда составляет 69,1%. По состоянию на конец 2018 г. величина показателя колеблется в пределах от 11,7 % (Забайкальский край) до 99,3 % (Белгородская область).

Нормированные значения индивидуальных индикаторови расчет сводного индикатора состоянияинженерной инфраструктуры сельских территорий по каждому региону России представлены в приложение 18.С учетом полученных значений сводного индикатора осуществлено ранжирование регионов и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп, характеризующих состояние инженерной инфраструктуры сельских поселений (таблица 8).

Таблица 8 – Группировка субъектов РФ по уровню развития инженерной инфраструктуры сельских территорий

Тип региона Сводный индикатор Субъект РФ
1 тип Свыше 0,600 Белгородская ,Липецкая ,Московская, Тамбовская, Тульская, Калининградская, Мурманская, Астраханская, Оренбургская , Самарская, Свердловская, Магаданская, Сахалинская области, Республики Ингушетия ,Кабардино-Балкарская, Северная Осетия-Алания, Татарстан, Ставропольский, Камчатский края, Чукотский автономный округ
2 тип 0,451-0,600 Брянская, Воронежская, Курская, Орловская, Рязанская, Ленинградская, Волгоградская, Ростовская, Нижегородская, Пензенская, Саратовская, Ульяновская, Тюменская ,Челябинская, Новосибирская области, Республики Адыгея, Крым,Карачаево-Черкесская, Чеченская, Башкортостан, Мордовия,Удмуртская, Чувашская, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий авт. округа, Краснодарский, Алтайский, Забайкальский края
3 тип 0,301-0,450 Владимирская, Ивановская, Калужская, Костромская, Смоленская, Ярославская, Псковская, Кировская, Кемеровская, Омская, Томская, Республики Карелия, Коми, Калмыкия, Дагестан, Марий Эл, Пермский,Приморский,Хабаровский края
4 тип 0,201-0,300 Тверская, Архангельская, Вологодская, Новгородская, Курганская, Амурская области, Республики Алтай, Бурятия, Красноярский край, Еврейская автономная область
5 тип 0 – 0,200 Иркутская область, Ненецкий авт. округ, Республики Тыва,Хакасия, Саха (Якутия)

Наиболее развитую инженерную инфраструктуру сельских поселений имеют регионы Северного Кавказа, европейского юга страны и столичной агломерации для которых характерна наиболее высокая плотность сельского населения. Худшие оценки состояния инженерной инфраструктуры сельских поселений типичны для регионов европейского севера, Сибири и дальнего востока с низкой и крайне низкой плотностью населения.

3.7. Формирование типологической группировки сельских территорий с учетом дифференциации по уровню социально-экономического развития и плотности населения

Заключительный этап разрабатываемой методики предполагает расчет интегрального индикатора способом усреднения стандартизированных значений пяти сводных индикаторов, характеризующих отдельные аспекты социально-экономического положения сельских территорий,и формирование итоговой типологической группировки, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения. Логика выполненных на данном этапе исследований изложена ниже:

Во-первых, сформирована интегральная оценка социально-экономического развития сельских территорий по каждому субъекту Российской Федерации (таблица 9)

Таблица 9 – Интегральный индекс социально-экономического развития сельских территорий в регионах РФ

Регион Демография Экономика Сельское хозяйство Социальная инфраструктура Инженерная инфраструктура Интегральный индикатор
I 1 I 2 I 3 I 4 I 5 I
Белгородская область 0,269 0,506 0,693 0,465 0,765 0,540
Брянская область 0,281 0,405 0,599 0,527 0,541 0,471
Владимирская область 0,231 0,429 0,496 0,533 0,439 0,426
Воронежская область 0,232 0,403 0,635 0,554 0,566 0,478
Ивановская область 0,239 0,467 0,436 0,511 0,325 0,396
Калужская область 0,320 0,507 0,509 0,542 0,396 0,455
Костромская область 0,211 0,412 0,483 0,572 0,304 0,396
Курская область 0,194 0,423 0,651 0,584 0,528 0,476
Липецкая область 0,254 0,477 0,622 0,671 0,689 0,543
Московская область 0,403 0,524 0,518 0,371 0,703 0,504
Орловская область 0,252 0,447 0,594 0,474 0,526 0,459
Рязанская область 0,205 0,294 0,537 0,502 0,512 0,410
Смоленская область 0,261 0,419 0,467 0,560 0,321 0,406
Тамбовская область 0,224 0,378 0,692 0,659 0,615 0,514
Тверская область 0,195 0,436 0,495 0,447 0,289 0,372
Тульская область 0,276 0,475 0,503 0,422 0,620 0,459
Ярославская область 0,240 0,398 0,494 0,608 0,301 0,408
Республика Карелия 0,183 0,317 0,499 0,510 0,332 0,368
Республика Коми 0,365 0,377 0,468 0,723 0,348 0,456
Архангельская область 0,266 0,313 0,465 0,633 0,239 0,383
Вологодская область 0,221 0,373 0,512 0,617 0,238 0,392
Калининградская область 0,436 0,352 0,447 0,203 0,831 0,454
Ленинградская область 0,462 0,552 0,586 0,484 0,502 0,517
Мурманская область 0,549 0,651 0,340 0,389 0,768 0,539
Новгородская область 0,149 0,369 0,459 0,562 0,261 0,360
Псковская область 0,150 0,290 0,501 0,421 0,343 0,341
Ненецкий авт. округ 0,462 0,648 0,228 0,820 0,200 0,472
Республика Адыгея 0,373 0,355 0,584 0,550 0,586 0,490
Республика Калмыкия 0,411 0,343 0,630 0,543 0,366 0,459
Республика Крым 0,346 0,345 0,530 0,504 0,559 0,457
Краснодарский край 0,363 0,513 0,705 0,547 0,596 0,545
Астраханская область 0,417 0,337 0,488 0,541 0,601 0,477
Волгоградская область 0,315 0,422 0,655 0,535 0,496 0,485
Ростовская область 0,331 0,355 0,661 0,632 0,454 0,487
Республика Дагестан 0,635 0,336 0,677 0,437 0,444 0,506
Республика Ингушетия 0,685 0,094 0,512 0,305 0,831 0,485
Кабардино-Балкарская Республика 0,531 0,376 0,548 0,459 0,715 0,526
Карачаево-Черкесская Республика 0,458 0,249 0,598 0,526 0,586 0,483
Республика Северная Осетия-Алания 0,446 0,371 0,289 0,515 0,783 0,481
Чеченская Республика 0,667 0,289 0,535 0,366 0,527 0,477
Ставропольский край 0,391 0,379 0,701 0,448 0,753 0,534
Республика Башкортостан 0,368 0,378 0,569 0,722 0,506 0,509
Республика Марий Эл 0,354 0,385 0,483 0,568 0,427 0,443
Республика Мордовия 0,233 0,394 0,600 0,626 0,502 0,471
Республика Татарстан 0,325 0,506 0,560 0,691 0,732 0,563
Удмуртская Республика 0,366 0,426 0,541 0,718 0,501 0,510
Чувашская Республика 0,299 0,381 0,516 0,694 0,524 0,483
Пермский край 0,366 0,385 0,472 0,549 0,326 0,420
Кировская область 0,168 0,474 0,548 0,533 0,393 0,423
Нижегородская область 0,255 0,468 0,495 0,506 0,558 0,456
Оренбургская область 0,350 0,464 0,530 0,637 0,657 0,528
Пензенская область 0,246 0,390 0,549 0,570 0,596 0,470
Самарская область 0,348 0,414 0,535 0,599 0,635 0,506
Саратовская область 0,282 0,257 0,578 0,531 0,558 0,441
Ульяновская область 0,202 0,290 0,493 0,615 0,542 0,428
Курганская область 0,215 0,273 0,515 0,638 0,216 0,371
Свердловская область 0,294 0,388 0,519 0,323 0,668 0,438
Тюменская область 0,371 0,401 0,490 0,638 0,562 0,492
Челябинская область 0,338 0,496 0,535 0,582 0,491 0,488
Ханты-Мансийский авт. округ 0,538 0,687 0,389 0,652 0,556 0,564
Ямало-Ненецкий авт. округ 0,658 0,958 0,210 0,690 0,545 0,612
Республика Алтай 0,521 0,345 0,324 0,702 0,243 0,427
Республика Тыва 0,675 0,182 0,450 0,560 0,087 0,391
Республика Хакасия 0,370 0,431 0,286 0,663 0,175 0,385
Алтайский край 0,267 0,297 0,597 0,671 0,463 0,459
Красноярский край 0,351 0,457 0,518 0,599 0,267 0,438
Иркутская область 0,441 0,349 0,540 0,498 0,150 0,396
Кемеровская область 0,304 0,364 0,491 0,523 0,413 0,419
Новосибирская область 0,338 0,380 0,500 0,593 0,474 0,457
Омская область 0,345 0,475 0,550 0,618 0,425 0,483
Томская область 0,362 0,411 0,521 0,636 0,420 0,470
Республика Бурятия 0,465 0,218 0,530 0,577 0,216 0,401
Республика Саха (Якутия) 0,511 0,716 0,394 0,648 0,164 0,487
Забайкальский край 0,418 0,222 0,404 0,521 0,476 0,408
Камчатский край 0,383 0,843 0,506 0,693 0,831 0,651
Приморский край 0,358 0,401 0,496 0,536 0,376 0,433
Хабаровский край 0,462 0,495 0,373 0,556 0,332 0,444
Амурская область 0,374 0,476 0,511 0,592 0,297 0,450
Магаданская область 0,159 0,553 0,263 0,413 0,839 0,445
Сахалинская область 0,330 0,528 0,502 0,314 0,857 0,506
Еврейская автономная область 0,448 0,386 0,356 0,528 0,286 0,401
Чукотский автономный округ 0,609 0,683 0,404 0,605 0,615 0,583

Во-вторых, с учетом неудобного восприятия индексной формы представления интегрального показателя, а также необходимости совмещения в рамках единой группировки результатов оценки социально-экономического положения сельских территорий и их заселенности предложено:

а) Ограничить тремя (высоким, средним и низким уровнем) количество типологических групп регионов, выделяемых в соответствии со значением интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий. В этом случае в результате наложения группировки регионов по уровню социально-экономического развития сельских территорий на группировку по плотности сельского населения теоретически можно выделить 12 групп регионов, дифференцированных как по социально-экономическим параметрам, так и по плотности населения (рисунок 9).

word image 198 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 9 – Типология сельских территорий по плотности населения и уровню их социально-экономического развития

б) Перейти к бальной форме расчета и представления интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий, что с одной стороны делает оценку дискретной, но при этом облегчает восприятие и удобство последующего прикладного применения формируемой на ее основе типологической группировки. С учетом данного замечания для агрегации полученных результатови расчета интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорийпредлагаетсямодифицированный метод суммы мест.Суть предложенной методики заключается в пятибалльной оценке уровня социально-экономического развития регионов по каждой группе индивидуальных индикаторов. Балл «5» присваивается регионам, имеющим наибольшее значение сводного индикатора развития той или иной сферы, балл «1» – наименьшее. Интегральный индикатор социально-экономического развития сельских территорий для региона определяется путем суммирования баллов по каждому блоку. Таким образом, максимальное значение показателя может составить 25 баллов (таблица 10).

Таблица 10 – Интегральная оценка социально-экономического развития сельских территорий в регионах РФ

Регион Демография Экономика Сельское хозяйство Социальная инфраструктура Инженерная инфраструктура Интегральный индикатор
Белгородская область 2 4 5 4 5 20
Брянская область 2 3 5 4 4 18
Владимирская область 2 3 3 4 3 15
Воронежская область 2 3 5 4 4 18
Ивановская область 2 4 3 4 3 16
Калужская область 3 4 4 4 3 18
Костромская область 2 3 3 4 3 15
Курская область 1 3 5 4 4 17
Липецкая область 2 4 5 5 5 21
Московская область 3 4 4 3 5 19
Орловская область 2 3 5 4 4 18
Рязанская область 2 2 4 4 4 16
Смоленская область 2 3 3 4 3 15
Тамбовская область 2 3 5 5 5 20
Тверская область 1 3 3 3 2 12
Тульская область 2 4 4 3 5 18
Ярославская область 2 3 3 5 3 16
Республика Карелия 1 3 3 4 3 14
Республика Коми 3 3 3 5 3 17
Архангельская область 2 3 3 5 2 15
Вологодская область 2 3 4 5 2 16
Калининградская область 3 3 3 1 5 15
Ленинградская область 4 4 5 4 4 21
Мурманская область 4 5 1 3 5 18
Новгородская область 1 3 3 4 2 13
Псковская область 1 2 4 3 3 13
Ненецкий авт. округ 4 5 1 5 1 16
Республика Адыгея 3 3 5 4 4 19
Республика Калмыкия 3 3 5 4 3 18
Республика Крым 3 3 4 4 4 18
Краснодарский край 3 4 5 4 4 20
Астраханская область 3 3 3 4 5 18
Волгоградская область 3 3 5 4 4 19
Ростовская область 3 3 5 5 4 20
Республика Дагестан 5 3 5 3 3 19
Республика Ингушетия 5 1 4 2 5 17
Кабардино-Балкарская Республика 5 3 4 4 5 21
Карачаево-Черкесская Республика 5 2 5 4 4 20
Республика Северная Осетия-Алания 3 3 1 4 5 16
Чеченская Республика 5 2 4 3 4 18
Ставропольский край 3 3 5 3 5 19
Республика Башкортостан 3 3 5 5 4 20
Республика Марий Эл 3 3 4 4 3 17
Республика Мордовия 2 3 5 5 4 19
Республика Татарстан 3 4 5 5 5 22
Удмуртская Республика 3 3 4 5 4 19
Чувашская Республика 2 3 4 5 4 18
Пермский край 3 3 3 4 3 16
Кировская область 1 4 4 4 3 16
Нижегородская область 2 4 3 4 4 17
Оренбургская область 3 4 4 5 5 21
Пензенская область 2 3 4 4 4 17
Самарская область 3 3 4 4 5 19
Саратовская область 2 2 5 4 4 17
Ульяновская область 2 2 3 5 4 16
Курганская область 2 2 4 5 2 15
Свердловская область 2 3 4 2 5 16
Тюменская область 3 3 3 5 4 18
Челябинская область 3 4 4 4 4 19
Ханты-Мансийский авт. округ 4 5 2 5 4 20
Ямало-Ненецкий авт. округ 4 5 1 5 4 19
Республика Алтай 4 3 1 5 2 15
Республика Тыва 4 1 3 4 1 13
Республика Хакасия 3 3 1 5 1 13
Алтайский край 2 2 5 5 4 18
Красноярский край 3 4 4 4 2 17
Иркутская область 3 3 4 4 1 15
Кемеровская область 3 3 3 4 3 16
Новосибирская область 3 3 3 4 4 17
Омская область 3 4 4 5 3 19
Томская область 3 3 4 5 3 18
Республика Бурятия 4 2 4 4 2 16
Республика Саха (Якутия) 4 5 2 5 1 17
Забайкальский край 3 2 3 4 4 16
Камчатский край 3 5 4 5 5 22
Приморский край 3 3 3 4 3 16
Хабаровский край 4 4 2 4 3 17
Амурская область 3 4 4 4 2 17
Магаданская область 1 4 1 3 5 14
Сахалинская область 3 4 4 2 5 18
Еврейская автономная область 3 3 2 4 2 14
Чукотский автономный округ 4 5 3 5 5 22

В группу регионов с высоким уровнем социально-экономического развития сельских территорий отнесено 25 субъектов, имеющих значение интегрального индикатора от 19 баллов и выше. Средний уровень социально-экономического развития сельских территорий оценен на уровне 17-18 баллов, что соответствует результатам 26 регионов. Группа регионов с низким уровнем (ниже медианы) социально-экономического развития сельских территорий включает 31 регион, набравших 16 и менее баллов (таблица 11).

Таблица 11 – Типология субъектов РФ по совокупному уровню социально-экономического развития сельских территорий

Тип региона Интегральный индикатор Субъект РФ
Высокий уровень развития От 19 и выше Белгородская, Липецкая, Московская, Тамбовская, Ленинградская, Волгоградская, Ростовская, Оренбургская, Самарская, Челябинская, Омская области, Республики Адыгея, Дагестан, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Башкортостан, Мордовия, Татарстан, Удмуртская, Краснодарский, Ставропольский, Камчатский края, Ханты-Мансийский, Ямало-Ненецкий, Чукотский автономные округа
Средний уровень развития 17-18 Брянская, Воронежская, Калужская, Курская, Орловская, Тульская, Мурманская, Астраханская, Нижегородская, Пензенская, Саратовская, Тюменская, Новосибирская, Томская, Амурская, Сахалинская области, Республики Коми, Калмыкия, Крым, Ингушетия, Чеченская, Чувашская, Саха (Якутия), Алтайский Красноярский, Хабаровский края
Низкий уровень развития 16 и менее Владимирская, Ивановская, Костромская, Рязанская, Смоленская, Тверская, Ярославская, Архангельская, Вологодская, Калининградская, Новгородская, Псковская, Кировская, Ульяновская, Курганская, Свердловская, Иркутская, Кемеровская, Магаданская области, Республики Карелия, Северная Осетия-Алания, Марий Эл, Алтай, Тыва, Хакасия, Бурятия, Ненецкий авт. округ, Пермский, Забайкальский, Приморский края, Еврейская автономная область

В-третьих, наложение группировки регионов по плотности сельского населения на группировку регионов по уровню социально-экономического развития сельских территорий (рисунок 10) позволило сформировать 12 типов сельских территорий, которые условно можно назвать квартилями. Условность наименования «квартиль» в отношении полученных групп заключается в том, что в основу первичной группировки регионов по базовому группировочному признаку – плотности населения – положен не формальный статистический подход (использование медианы), а сущностный кластерный анализ. Это позволило разделить регионы на четыре группы не формально, а с учетом исторических, социально-экономических, природно-климатических, этнокультурных и других факторов. Вторичная группировка – по уровню социально-экономического развития – позволила ранжировать регионы внутри выделенных групп по плотности сельского населения исходя из значения интегрального индикатора социально-экономического развития для установления корреляции между уровнем социально-экономического и демографического развития территорий. Результаты группировки в матричной форме представлены в таблице 12, в виде пространственной карты-схемы на рисунке 11.

Таблица 12 – Распределение субъектов Российской Федерации по типам сельских территорий

Плотность сельского населения (P) Интегральный индикатор социально-экономического развития сельских территорий (I)
19 и более 17-18 16 и менее
высокая

48,3чел./км2

Q1 (Pср =39,5чел/км2

Iср =19,6)

Q2 (Pср =70,28 чел./км2

Iср =17,77)

Q3 (Pср =46,03чел./км2

Iср =16)

1) Кабардино-Балкарская Республика

2) Республика Адыгея

3)Краснодарский край

4) Московская область

5) Республика Дагестан

1) Республика Ингушетия

2) Чеченская Республика

3) Республика Крым

1) Республика Северная Осетия-Алания
средняя

16,05чел./км2

Q4 (Pср =15,19 чел./км2

Iср =19,91)

Q5 (Pср =14,80 чел./км2

Iср =17,11)

1) Белгородская область

2) Липецкая область

3) Тамбовская область

4) Ростовская область

5) Карачаево-Черкесская Республика

6) Ставропольский край

7) Республика Башкортостан

8) Республика Мордовия

9) Республика Татарстан

10) Удмуртская Республика

11) Самарская область

1) Брянская область

2) Владимирская область

3) Воронежская область

4) Курская область

5) Орловская область

6) Тульская область

7) Калининградская область

8) Республика Марий Эл

9) Чувашская Республика

Низкая

6,68 чел./км2

Q6 (Pср =6,73 чел/км2

Iср =19,8)

Q7 (Pср =7,19 чел/км2

Iср =17,5)

Q8 (Pср = 5,34 чел/км2

Iср =15,07)

1) Ленинградская область

2) Волгоградская область

3) Оренбургская область

4) Челябинская область

5) Омская область

1) Калужская область

2) Астраханская область

3) Пензенская область

4) Нижегородская область

5) Саратовская область

6) Тюменская область

7) Алтайский край

8) Новосибирская область

1) Ивановская область

2)Рязанская область

3) Костромская область

4) Смоленская область

5) Тверская область

6) Ярославская область

7) Новгородская область

8) Псковская область

9) Пермский край

10) Ульяновская область

11) Кемеровская область

12) Курганская область

13) Свердловская область

14) Приморский край

крайне низкая

0,78 км/км2

Q9 (Pср =0,14 км/км2

Iср =20,75)

Q10 (Pср =0,75 км/км2Iср =17,44) Q11 (Pср = 1,37 км/км2

Iср =14,85)

1) Ханты-Мансийский авт. округ

2) Ямало-Ненецкий авт. округ

3) Камчатский край

4) Чукотский автономный округ

1) Республика Коми

2) Мурманская область

3) Республика Калмыкия

4) Красноярский край

5) Томская область

6) Республика Саха (Якутия)

7) Хабаровский край

8) Амурская область

9) Сахалинская область

1) Республика Карелия

2) Архангельская область

3) Вологодская область

4) Ненецкий авт. округ

5) Кировская область

6) Республика Алтай

7) Республика Бурятия

8) Республика Тыва

9) Республика Хакасия

10) Иркутская область

11) Забайкальский край

12) Магаданская область

13) Еврейская автономная область

На основании проведенного исследования нами были выделены 4 типа сельских территорий:

Первый тип – регионы с наиболее высокой плотностью сельского населения (48,3 чел./км2), благоприятными природными и социально-демографическими предпосылками развития сельского хозяйства, высокой освоенностью сельских территорий. Здесь проживает 24% сельских жителей РФ, которые производят 15% всей сельскохозяйственной продукции страны.

Q1 (перваягруппа) – регионы с высокой плотностью населения и максимальными значениями интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий.В эту группу отнесены четыре южных региона европейской части страны – Кабардино-Балкарская Республика, Республика Дагестан, Республика Адыгея, Краснодарский край и столичный регион (Московская область). Средняя плотность сельского населения в этих субъектах составляет 39,5 чел/км2, среднее значение интегрального индикатора социально-экономического развития – 19,6. Для регионов данной группы свойственна высокая доля крупных сельских населенных пунктов, имеющих устойчивое сельское расселение, за исключением горных территорий. Удельный вес сельского хозяйства в структуре регионального продукта в среднем по группе составляет 12,5%(самый высокий показатель в данной группе), что обусловлено не только благоприятными природно-климатическими условиями, но и высоким уровнем производительности труда –1061,5 тыс. руб. в расчете на 1 работника, занятого в аграрном производстве. Помимо развитого агарного производства данные территории обладает очень мощным рекреационным потенциалом, что создает дополнительные рабочие места в туристско-рекреационных комплексах и способствует закреплению сельского населения.

word image 199 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 10 – Плотность сельского населения и уровень социально-экономического развития территорий

C:\Users\Katy&Co\Downloads\2d6efd21-fd3e-40c7-99f3-d6454b424088.png

Рисунок 11 – Карта-схема пространственного распределения регионов по плотности сельского населения и уровню социально-экономического развития сельских территорий

Московская область – это особенный регион, где огромный город абсорбирует традиционные сельские территории, а земли выводятся из сельскохозяйственного оборота. Данный регион характеризуется агломерацией с наиболее поляризованным типом расселения.С одной стороны, такая «пригородная» сельская местность по многим социально-экономическим показателям (уровень дохода, приток рабочей силы, уровень безработицы и др.) находится в гораздо более выгодном положении по сравнению с другими сельскими территориями, инфраструктура данного региона, особенно транспортная и маркетинговая максимально развита, а возможности альтернативных видов экономической деятельности и сельского туризма шире, что привлекает рабочую силу из других регионов. С другой стороны, регион имеет низкую оценку демографического развития сельской местности.

Московская область наряду с Ленинградской имеет предпосылки развития сельской местности урбанистического типа с полифункциональной сельской экономикой.

Q2 (вторая группа) – регионы с высокой плотностью населения и средними значениями интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий. В эту группу нами отнесены две северокавказские республики (Республика Ингушетия, Чеченская Республика) и Республика Крым. Эти регионы имеют общие типологические признаки – уникальные природно-климатические особенности, обусловленные благоприятным территориальным расположением на юге РФ, а также высокий удельный вес сельского хозяйства в структуре регионального продукта – 10,5% при крайне низком уровне производительности труда – 356 тыс. руб. в расчете на 1 работника, занятого в аграрном производстве. Для данных регионов характерен крупноселенный тип сельских территорий. Вместе с тем необходимо отметить и индивидуальные особенности этих республик, влияющие на уровень их социально-экономического развития.

Средняя плотность сельского населения в этих субъектах 70,28 чел/км2. Занимая лишь 0,2% общей площади сельских территорий России, здесь сосредоточено 5,7% населения страны.

Для северокавказских республик из данной группыхарактерны достаточно высокая рождаемость и многодетность, омоложенная возрастная структура сельского населения. Слабое развитие экономики обостряет проблемы занятости, особенно для многочисленной молодёжи, выходящей на рынок труда. Как следствие, велика теневая занятость и доходы, растёт миграционный отток из этих республик в другие регионы страны. Для данных регионов характерны крупноселенные типы сельского расселения с сохраняющимся естественным приростом. Кроме того, в республиках сложились благоприятные предпосылки для развития инженерной инфраструктуры сельских территорий. Среднее значение интегрального индикатора социально-экономического развития составило 17,77.

Республика Крым – уникальный по природно-климатическим характеристикам и транспортным магистралям регион, который напротив после воссоединения с Россией переживает инвестиционный бум. Экономика региона достаточно диверсифицирована, но преимущественно ориентирована на развитие туризма. Для Крыма характерна неравномерность развития природно-ресурсного, производственного и социально потенциала, что повлияло на специализацию и степень развития сельских территорий, а также на состояние их инфраструктуры в результате чего на полуострове сложилась диспропорциональность внутри регионального развития. Среди регионов РФ с наиболее высокой плотностью сельского населения – Крым относится к регионам с низким интегральным показателем (что можно объяснить остаточным принципом финансирования полуострова в украинский период), но имеющим позитивные тенденции в социально-экономическом развитии сельских территорий.

Перспективными отраслями являются легкая и пищевая промышленность, ориентированные на переработку продуктов местного сельского хозяйства, а также туристско-рекреационный комплекс, в рамках развития которого предполагается введение значительного числа новых рабочих мест.

Q3 (третья группа) – регионы с высокой плотностью населения и минимальными значениями (ниже медианы по всем регионам России, которая в 2018 г. составила 17) интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий. В эту группу нами отнесена лишь одна республика – Северная Осетия-Алания. Плотность сельского населения здесь составляет 46,04 чел/км2. В республике проживает 0,7% сельских жителей РФ, значение интегрального индикатора социально-экономического развития – 16.

Для республики Северная Осетия-Алания, обладающей богатым природным потенциалом для развития сельских территорий характерна низкая инвестиционная привлекательность, являющаяся следствием нестабильности экономической и социально-политической обстановки. Данная республика принадлежат к числу наименее экономически развитых субъектов Российской Федерации в силу крайне низкого уровня развития экономики и социальной сферы, высокой степени безработицы и миграции, низкого уровня развития здравоохранения, образования, культуры, а так же инженерной инфраструктуры.

Второй тип – регионы со средней плотностью населения (16,05 чел./км2), на территории которых проживает 30% всех сельских жителей страны, с преимущественно сельскохозяйственной специализацией, интенсивным типом ведения аграрного производства и достаточно высоким уровнем социально-экономического развития сельских территорий. Данный тип включает 2 типологические группы.

Q4 (четвертая группа) – регионы с максимальными значениями интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий– 19,91). В эту группу входят 11 регионов из четырех федеральных округов: Центрального, Поволжского, Южного и Северо-Кавказского. Благоприятные природно-климатические условия способствовали развитию высокоинтенсивного сельского хозяйства. Численность сельского населения составляет 21,3% от общей численности сельского населения РФ, которые производит 29,6% всего ВП сельского хозяйства в стране при высокой производительности труда (1351,4 тыс. руб.). Особенности в демографической ситуации в значительной степени сформировались под воздействием особенностей сельского расселения, характеризующихся плотностью населения и людностью населенных пунктов, которые, в свою очередь, оказывают прямое воздействие на развитие и организацию социальной сферы села. Все регионы, входящие данную группу, стабильно функционируют и имеют реальные перспективы для дальнейшего роста во всех сферах социально-экономического развития. Данные регионы характеризуются в основном средне-крупноселенным типом сельских территорий. Сельское расселение в данной группе наиболее устойчиво и в ближайшие десятилетия не претерпит существенных изменений. Сложившаяся система территориального расселения подчинена интересам развития отраслей, и основное внимание уделяется аграрному производству, как естественной среде обитания сельского жителя, гармонирующего с природными и производственными условиями. Основное внимание здесь должно быть уделено комплексному развитию сельских территорий.

Q 5 (пятая группа) –в данную группу входят 9 регионов из Центрального, Северо-западного и Приволжского федеральных округов. Природные условия на большей части территорий являются одними из наиболее благоприятных в России для расселения сельских жителей. Здесь сосредоточено 8,8% сельского населения России. Тип сельских территорий в большинстве регионов относится к среднеселенным, за исключением Владимирской, Курской, Тульской, Орловской областей, где расселение характеризуется как измельчавшее-среднеселенное. Агроклиматический потенциал территорий позволяет вести продуктивное сельское хозяйство разных типов – выращивать зерновые, технические, плодоовощные культуры, заниматься продуктивным животноводством. В данных регионах имеется кадровый, инфраструктурный, природно-климатический, научно-технический потенциал, однако основные показатели демографического и социально-экономического развития, в том числе и интегрального, ниже, чем в предыдущей группе.Воронежская, Курская, Орловская область являются лидерами по стоимости валовой продукции сельского хозяйства на 1 сельского жителя, имеющие благодаря природному потенциалу в сочетании с относительной близостью к столице индустриально развитое сельское хозяйство. В целом по группе производится 13,7% ВП сельского хозяйства в РФ, при производительности труда – 1523,9 тыс. руб. на работника, занятого в аграрной сфере производства. Вместе с этим, в данной группе наблюдаются тревожные тенденции в демографической сфере, развитии социальной инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений, в том числе развития транспортной, энергетической, информационной и телекоммуникационной инфраструктур, необходимых для повышения качества жизни сельского населения.

Третий тип – регионы с низкой плотностью населения (6,68 км/км2), занимающие 15% сельских территорий, на которых проживает 32% всех сельских жителей. Данный тип характерен социально-демографическими ограничениями развития сельской местности, и обширными зонами социально-экономической депрессии.

Q6 (шестая группа) – включает 5 регионов из пяти федеральных округов (Ленинградская, Волгоградская, Оренбургская, Челябинская и Омская области), плотность сельского населения составляет – 6,73 км/км2, среднее значение интегрального индикатора социально-экономического развития – 19,8.

Данная группа объединяет ведущие агропромышленныерегионы России, традиционно специализирующиеся на производстве продукции земледелия. Удельный вес сельского хозяйства в структуре регионального продукта, в среднем по группе составляет 7,7 %. Валовая продукция сельского хозяйства в % к общей стоимости ВП сельского хозяйства по РФ составляет 8,2%, при достаточно высокой производительности труда (1013,5 тыс. руб.). Вместе с тем для регионов данной группы существует масса ограничений, связанных с демографической, экономической и социальной сферами развития сельских территорий. В последние десятилетия в регионах данной группы происходит расслоение аграрного пространства, связанное с внутрирегиональным перераспределением сельского населения, прежде всего, с нарастанием центрально-периферийных градиентов в его плотности. Совершается территориальное «сжатие», фрагментация и дифференциация внегородского пространства с формированием ареалов концентрации населения и сельского хозяйства и районов устойчивого сокращения сельских жителей и аграрной депрессии. Природа такой контрастности связана не столько с внутрирегиональным различием природных условий и агроклиматических ресурсов, а сколько с социально-экономическими факторами дифференциации в плотности сельского населения региона. Сложившаяся территориальная структура крупных сел и поселков в системе расселения области имеет определенное преимущество в сравнении с большинством регионов Центральной России и Урало-Поволжья. Здесь не обнажена так остро как в регионах Нечерноземья, проблема «умирающих» деревень. Но в отличие от Европейского Юга РФ депопуляция сел происходит более интенсивно. Таким образом, при относительно стабильной численности сельского населения наблюдается заметное сокращение количества сельских населенных пунктов, и в результате происходит укрупнение их средних размеров. В этом отношении система расселения данной подгруппы отражает общую для России закономерность концентрации населения в наиболее крупных и жизнеспособных поселениях с более развитой социальной инфраструктурой. Важную роль играют преимущества их географического положения: транспортная доступность, близость городов, масштаб их агломерационного эффекта и функциональной структуры.

Q7(седьмая группа), включающая восемь регионов из пяти федеральных округов с плотностью сельского населения 7,19 км/км2 и средним значением интегрального индикатора социально-экономического развития – 17,5. Несмотря на низкую плотность расселения, в данной подгруппе проживает более 11,6% всего сельского населения России, которые производят практически 12% ВП сельского хозяйства страны при достаточно высокой интенсификации сельского хозяйства. Производительность труда составляет – 1197,2 тыс. руб. в расчете на 1 занятого в аграрном производстве. Сельское хозяйство играет значительную роль в экономике регионов данной группы. Для данной группы актуальными проблемами являются: естественная и миграционная убыль населения, расширение зоны демографического неблагополучия, дефицит квалифицированных кадров для сельского хозяйства, поляризация сельскохозяйственных организаций, недостаточное развитие социальной инфраструктуры, отток молодежи и старение населения. Прослеживаются существенные внутрирегиональные различия по уровню социально-экономического развития, в том числе отставание уровня жизни значительной части населения сельских территорий от уровня жизни жителей городов.

Q8 – восьмая группа является самой многочисленной среди всех типологических единиц и включает в себя 14 регионов Центрального, Северо-Западного, Уральского, Приволжского, Сибирского и Дальневосточного федеральных округов. Территории данной подгруппы занимают 6,7% сельских территорий, на которой проживает 12,1% всего сельского населения страны, производящих 10,1% всей ВП сельского хозяйства в стране при производительности труда 1040,3 тыс. руб. на одного работника. Эти регионы характеризует низкая плотность сельского населения (5,34 км/км2) и низкие показатели социально-экономического развития. Для всех этих регионов характерны высокие темпы депопуляции вследствие естественной убыли истарения, самая высокая доля пожилого населения, инизкая доля детей. Демографическая депрессивность здесь переросла в социальную. В данную группу входят депопулирующие регионы, в которых процесс деградации и сжатия сельского расселения стал необратимым, за исключением ближних пригородов региональных центров, где концентрируются более крупные села, а малые освоены дачниками, продолжается обезлюдение малых сельских населенных пунктов. Хуже всего положение в Псковской и Тверской областях, где около половины сельского населения проживает в мелких населенных пунктах. В таких регионах, как Псковская, Тверская Костромская Ярославская, Новгородская и Смоленская области более 30% сельского населения проживает в мелких населенных пунктах, которые сохраняются лишь за счет самозанятости немногочисленных трудоспособных жителей и сезонного притока городских дачников. Вблизи больших городов формируются пригородные зоны с более крупными и жизнеспособными селами, куда стягиваются мигранты из сельской периферии где собственное население более стабильно, имея возможность работать в городе в качестве маятниковых мигрантов или получать дополнительные доходы от продажи сельскохозяйственной продукции на близлежащих городских рынках. Поэтому именно в этих регионах наблюдаются очень низкие показатели развития социально-инженерной инфраструктуры, а значит оптимизация сети сельских услуг неизбежна. В последнее десятилетие происходит резкое сокращение числа учреждений здравоохранения, общеобразовательных, спортивных и культурно-досуговых учреждений. Старая советская система низовых центров социальных услуг, привязанных к центрам сельхозпредприятий практически разрушена. Регионы переживают период неизбежной адаптации сети услуг к изменениям в расселении, к концентрации сельских жителей в более крупных селах. С одной стороны, оптимизация сети сельских социальных услуг должна синхронизироваться с растущей концентрацией населения в крупных селах и обеспечивать рост качества услуг. С другой стороны, должна сохраняться доступность базовых услуг для сельских жителей без сильных социальных издержек, в том числе для жителей мелких сельских населенных пунктов.

Четвертый тип – регионы с крайне низкой плотностью населения (0,14 км/км2), занимающие 79% сельских территорий, на которых проживает лишь 15% всех сельских жителей.

Q9 – девятая группа включает четыре региона (Ханты-Мансийский АО, Ямало-Ненецкий АО, Камчатский край, Чукотский АО) из Уральского и Дальневосточного федеральных округов с наиболее низкой плотностью сельского населения, очаговым расселением, экстремальными условиями жизни и ограниченными возможностями для развития сельского хозяйства. В даннойгруппе проживает всего лишь 0,8% сельского населения РФ, но именно в этих регионах наблюдается максимально высокий интегральный индикатор социально-экономического развития, составивший в среднем 20,75. Столь высокий уровень интегральной оценки обусловлен тем, что Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, являются главными нефтегазоносными территориями Российской Федерации и лидерами по уровню оплаты труда. В данных регионах отмечается высокий уровень отраслей, занимающихся добычей золота, минералов и других природных ресурсов, что делает их привлекательными для внутренней трудовой миграции населения. Аграрная сфера характеризуется экстенсивным типом ведения производства и низкой производительностью труда.

Q10 – (десятая группа), включающая девять регионов из пяти федеральных округов с крайне низкой плотностью населения (0,75 км/км2)и средним уровнем социально-экономического развития сельского населения (среднее значение интегрального индикатора –17,44). В данной группе производится только 4,7% ВП сельского хозяйства страны при низкой производительности аграрного труда – 830,6 тыс. руб. на 1 занятого в данной сфере производства.

Малая численность населения на обширных территориях приводит к преимущественно очаговому характеру расселения и значительному разбросу населенных пунктов на больших расстояниях друг от друга. При этом значительная часть жителей проживает в небольших по численности населенных пунктах. Огромные территории Дальнего Востока, Восточной Сибири, Арктики и часть Калмыкии практически не заселена и не используется в экономическом обороте. Пространственные диспропорции расселения, исторически обусловленные характером освоения сельских территорий данных регионов, спродуцировали специфическую неоднородность расположенных населенных пунктов, что усугубляется отрицательным естественном приростом сельского населения, миграционным оттоком, высокой смертностью в трудоспособном возрасте, низким уровнем жизни жителей. Территориальная удаленность и неразвитость транспортной инфраструктуры сельских населенных пунктов, а также специфика видов экономической деятельности на селе составляют основные факторы дотационности местных бюджетов, критического состояния жилищного фонда, информационной и коммуникационной исключенности, высоких уровней безработицы и бедности. Социальная неоднородность поселений региона выражается и в степени доступности услуг учреждений социальной сферы. Отсутствие стабильных доходов (значительная часть жителей малых населенных пунктов живет натуральным хозяйством, включая нелегальное использование природных ресурсов) и перспектив их увеличения приводит к формированию депрессивных настроений и является причиной целого пласта социальных проблем. Наиболее актуальными проблемами, связанными с условиями проживания в поселениях регионов, являются недостаточная доступность медицинского обслуживания, неудовлетворительноесостояние жилищно-коммунального хозяйства, общая не благоустроенность сельских территорий.

Регионы данной группы обладают крупными минерально-сырьевыми и биологическими ресурсами, водными, природно-ландшафтными территориями и объектами. Несмотря на достаточно низкий уровень социально-экономического развития данных регионов, мы должны констатировать тот факт, что все они богаты природными ресурсами, часть из них являются приграничными зонами, требующими кардинальных мер в повышении их социальной и экономической значимости и в повышении эффективности использования природно-ресурсного потенциала.

Q 11 – (одиннадцатая группа), включающая тринадцать регионов с крайне низкой плотностью населения (1,37 км/км2)и низким уровнем социально-экономического развития сельского населения (среднее значение интегрального индикатора –14,85). На этих территориях проживает 7,4% населения России, здесь производится 4,3% ВП сельского хозяйства страны при достаточно низкой производительности аграрного труда – 704,5 тыс. руб. в расчете на 1 занятого в сельском хозяйстве.

Для трех регионов, входящих в Северо-Западный федеральный округ (Республика Карелия. Архангельская и Вологодская области) характерен тип абсолютной демографической депрессии и опасной тенденции вымирания и миграции сельских жителей. Продолжаются процессы пространственного сжатия и депопуляции населения регионов и, как следствие, хозяйственного опустошения сельских территорий, которое негативно сказывается на состоянии агросектора, возможности сохранения культурного наследия регионов, их самобытности, национальной идентичности. Продолжающийся процесс сокращения и измельчения поселенческой сети вызвал ослабление потенциала социальной инфраструктуры, обусловленное упадком финансовой базы её содержания и развития. Систему дошкольного образования сельской местности отличает тенденция доминирования малокомплектных детских садов. При этом количество дошкольных образовательных учреждений постоянно снижается. Доминирует устойчивая негативная тенденция – закрытие учреждений здравоохранения. Из-за плохого состояния дорожной сети затруднены выездные формы медицинского, культурного, бытового и торгового обслуживания населения.

Для регионов Сибирского федерального округа характерны серьезные социально-демографические проблемы, осложняющие дальнейшее развитие сельских территорий. Это, прежде всего, крайне низкая плотность населения, неравномерность в размещении (в основном вдоль Транссибирской магистрали), недостаток трудовых ресурсов для освоения природных богатств региона, сложная демографическая ситуация, сильное отставание социальной сферы, что не способствует закреплению здесь мигрантов, высокая подвижность населения, недостаточный уровень квалификации кадров.

Для преодоления негативных ситуаций необходимо развитие интеграции сельского хозяйства с перерабатывающей промышленностью, развитие транспортной сети, особенно в направлении юг–север, расширение и качественное улучшение производственного, жилищного, культурно-бытового строительства. Развитие рекреационных и бальнеологических услуг являются одними из направлений диверсификации сельской экономики. Основу рекреационного потенциала данных регионов составляют природные условия и ресурсы, главным образом, биоклиматические, территориальные, ландшафтные и биологические. На базе природного и культурного наследия возможна организация развлекательных парков, развитие сети пансионов, агротуризма, экотуризма в сельских территориях.

Из Дальневосточного федерального округа в данную группу вошли четыре региона. Малая численность населения на обширной территории порождает очаговый характер расселения с разбросом населенных пунктов на больших расстояниях друг от друга. При этом значительная часть жителей проживает в небольших по численности населенных пунктах.

Главными проблемами являются сложные природно-климатические условия, экономическая и инфраструктурная изоляция от остальной части РФ и наиболее развитых российских рынков, слабая обеспеченность транспортной и энергетической инфраструктурой, специфичность условий ведения сельского хозяйства, недостаточная степень освоения природных ресурсов. Крайне низкая плотность населения не достаточна для формирования интегрированной саморазвивающейся экономической системы, действия эффектов агломерации и экономии на масштабах. Современная социально-экономическая и демографическая ситуация на селе характеризуется комплексом накопившихся проблем: сокращение рождаемости, высокая смертность населения, миграционный отток сельских жителей, высокий уровень безработицы среди сельского населения, низкая обеспеченность объектами социальной и инженерной инфраструктуры. Более четверти сельских населенных пунктов не имеют дорог с твёрдым покрытием, каждое десятое село не имеет телефонной, мобильной и почтовой связи.

Отсутствие стабильных доходов (значительная часть жителей малых населенных пунктов живет натуральным хозяйством, включая нелегальное использование природных ресурсов) и перспектив их увеличения приводит к формированию депрессивных настроений и является причиной целого пласта социальных проблем.

Для обеспечения стратегической инициативы Президента Российской Федерации В.В. Путина по опережающему развитию Дальнего Востока ключевым является решение демографических проблем макрорегиона. Однако, обеспечить рост численности населения только мерами демографического характера невозможно, так как миграционное поведение людей и возможности сохранения сельского образа жизни прямо связаны с качеством жизненной среды в данных регионах.

4. СТАТИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВЛИЯНИЯ УРОВНЯ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИЙ НА ПЛОТНОСТЬ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

С помощью экономико-статистического моделирования была построена множественная модель влияния рассмотренных выше индикаторов на плотность сельского населения в РФ:

УХ = -368,99 + 58,27*Х1 + 729,16*Х2 + 40,77*Х3 (3)

Х1 – индикатор демографии; Х2 – индикатор экономического развития; Х3 – индикатор развития социальной и инженерной инфраструктуры.

Особенностью данной модели является то, что индикаторы Х1 и Х3 были включены в модель без дополнительных преобразований, поскольку между данными индикаторами и результативным признаком наблюдается заметная прямая зависимость (приложение 19).

Фактические значения индикатора Х2 не имеют ярко выраженной тенденции, поэтому с помощью метода аналитического выравнивания по уравнению прямой линии (рисунок 12) были получены теоретические значения, которые и были рассмотрены при построении модели.

word image 200 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 12 – Аналитическое выравнивание по уравнению прямой линии индикатора Х2

Множественный коэффициент корреляции, равный 0,573, свидетельствует о заметной зависимости между результативным признаком и факторными. Коэффициент детерминации говорит о том, что 32,88% вариации плотности сельского населения объясняется вариацией учтенных в модели факторов. Проверка значимости коэффициентов регрессии по t-критерию Стьюдента показала, что все они существенны (таблица 13).

Таблица 13 – Проверка значимости коэффициентов регрессии

Коэффициент tрасч. tтабл. Вывод
b1 4,78 1,96 Значим
b2 4,54 1,96 Значим
b3 2,39 1,96 Значим

F– критерий Фишера, равный 12,73 показал значимость полученной модели, т.к. табличное значение критерия составило Fтабл. (k1=3, k2=82-3-1= 78) = 2,72. Так как Fрасч ˃ Fтабл, то полученная модель является статистически значимой и может быть использована для анализа.

Данная модель свидетельствует о том, что наибольшее влияние на плотность сельского населения оказывает индикатор Х2, характеризующий уровень экономического благополучия территории. Второе место занимает индикатор, характеризующий уровень демографии в регионах (Х1), соответственно, наименьшее влияние среди рассматриваемых индикаторов занимает индикатор, характеризующий уровень развития социальной и инженерной инфраструктуры в регионах (Х3). Необходимо отметить, что все три фактора оказывают положительное влияние на результативный признак, т.е. при увеличении индикаторов Х1, Х2 и Х3 плотность сельского населения будет возрастать.

Чтобы определить вклад каждого индикатора на плотность сельского населения, рассмотрим данную модель в стандартизованном виде. Рассчитаем бета-коэффициенты (β), частные и получастные коэффициенты корреляции (таблица 14).

Таблица 14 – Значения регрессионных коэффициентов и частных корреляций факторных признаков, обуславливающих рост плотности сельского населения

Индикатор Бета – коэффициенты Частные коэффициенты корреляции Получастные коэффициенты корреляции
Уровень демографии в регионах (Х1) 0,473 0,476 0,443
Уровень экономики в регионах (Х2) 0,449 0,457 0,421
Уровень развития социальной и инженерной инфраструктуры в регионах (Х3). 0,222 0,261 0,222

Анализ бета-коэффициентов показал, что на плотность сельского населения наибольшее влияние из трех исследуемых индикаторов с учетом уровня их вариации оказывает индикатор Х1 (уровень демографии в регионах) β1 = 0,473, второе место по уровню значимости составляет индикатор, характеризующий уровень экономики в регионах Х2, бета-коэффициент при котором составил β2 = 0,449. Наименьший вклад на вариацию плотности сельского населения оказал индикатор, характеризующий уровень развития социальной и инженерной инфраструктуры в регионах Х3. При этом, первые два индикатора оказывают сильное влияние на плотность сельского населения, а третий – умеренное. Необходимо отметить, что все три индикатора имеют одинаковое направление, т.е. при увеличении Х1, Х2 и Х3 плотность сельского населения возрастает.

Частная корреляция – частные коэффициенты корреляции между соответствующей переменной и зависимой, при фиксировании влияния остальных, входящих в модель. Получастная корреляция – корреляция между нескорректированной зависимой переменной и соответствующей независимой с учетом влияния остальных, включенных в модель.

Так как значения получастной корреляции по всем трем индикаторам незначительно отличаются от значений частной корреляции, можно сделать вывод, что независимые переменные Х1, Х2 и Х3 не имеют самостоятельной «части» в объяснении изменчивости зависимой переменной Y, то есть «часть», которая не объясняется другими переменными. Иными словами, при изменении значений показателей, входящих в каждый индикатор, общий вывод о ранжировании влияния Х1, Х2 и Х3 на плотность сельского населения останется неизменным.

В целом, проведенный теоретический и практический анализ, вычисленные коэффициенты корреляции (детерминации), углубленный анализ значений регрессионных коэффициентов и частных корреляций доказал, что на увеличение плотности сельского населения оказывает рост уровня демографии, экономики и развития социальной и инженерной инфраструктуры в регионах.

5. ПРИОРИТЕТНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ПРОСТРАНСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ В РАЗРЕЗЕ ТИПОЛОГИЧЕСКИХ ГРУПП С УЧЕТОМ ПЛОТНОСТИ СЕЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ

Сельские территории Российской Федерации обладают мощным трудовым, экономическим и социальным потенциалом, занимают при этом огромные территории и характеризуются высокой степенью дифференциации в природных, экономических и социальных аспектах.

Обеспечение территориальной целостности и пространственное сплочение страны возможно только на основе государственного регулирования территориального развития, роль которого значительно возрастает в условиях высокой межрегиональной дифференциации сельских территорий. Поэтому так актуальны задачи типологической группировки сельских территорий с учетом плотности населения и уровня социально-экономического развития регионов. Типология позволяет для каждого типа сельских территорий дифференцировать показатели развития и определить системообразующие отрасли и соответствующие параметры государственной политики, а также предложить адекватный набор инструментов саморазвития, учитывающий сильные и слабые стороны региона.

В соответствии с административно-территориальным устройством РФ и формой обобщения региональной статистики таксономической единицей типологии выступает субъект РФ в части его сельских территорий. Состав показателей, характеризующих типологические критерии и интегральные показатели, определен нами на основе оценки доступности объективных статистических показателей и их значимости в системе социально-экономических процессов.Предложенные методологические подходы к типологизации сельских территорий носят универсальный характер, основаны на общедоступных показателях официальной статистики и могут бытьприменены органами федеральной и региональной власти при разработке и реализации дифференцированного подхода к управлению социально-экономическим развитием сельских территорий.

Для разработки приоритетных направлений пространственного развитию сельских территорий предлагается модифицировать итоговую типологию в части декомпозиции интегрального индикатора социально-экономического развития с выделением 2 оценочных блоков:

1) социального, в который включены показатели оценивающие демографическую ситуацию, а такжесостояние социальной и инженерной инфраструктуры сельских территорий;

2) экономического, агрегирующего индикаторы, характеризующие уровень жизнисельского населения и развитие сельского хозяйства.

Модификация пятифакторной модели интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий в двухфакторную не нарушает общей логики исследования, не противоречит сформированной ранее типологии и, по сути, отличия проявляются только в форме представления одних и тех же результатов. Необходимость в модифицированном представлении интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий вытекает из аксиоматического положения обопределяющем влиянии на социально-инфраструктурное развитие сельского пространства, которое оказывают наличие и структурная сбалансированность экономических ресурсов, в совокупности образующих экономический потенциал территории. Данный тезис положен в основу разработки приоритетных направлений пространственного развития сельских территорий в части:

-во-первых, уточнения типологических групп сельских территорий исходя из оценки драйверов роста и возможных угроз в экономической и (или) социальной сфере;

-во-вторых, для разработки приоритетных направлений пространственного развития сельских территорий, унифицированных в разрезе уточнённых типологических группи мер экономического и социального характера;

-в-третьих; формализации методики формирования типологических групп и разработки методических рекомендаций по пространственному развитию в разрезе выделенных типологических единиц.

Прикладное значение проведенных расчетов состоит в детальном изучении отклонений социальных и экономических индикаторов сельских территорий субъектов РФ от максимального и минимального значений в разрезе каждого индикатора. Интерпретация промежуточных итогов позволяет сформировать комплексный «портрет» территории с позиции степени сбалансированности реализации экономической и социальной функций, а также с учетом плотности населения сельских территорий. При этом интегральная оценка внутри каждого блока определялась путем медианного распределения, входящих в соответствующую группу показателей (рисунок 13).

word image 201 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 13– Модель комплексной оценки социально-экономического развития сельских территорий с учетом плотности населения

То есть для выделения типологических групп была использована следующая комбинационная шкала, в соответствии с которой типологический признак качественно определялся как:

– стабильный экономический блок – интегральная оценка экономического блока выше медианы по выборке;

– нестабильный экономический блок – интегральная оценка экономического блока ниже медианы по выборке;

– стабильный социальный блок – интегральная оценка социального блока выше медианы по выборке;

– нестабильный социальный блок – интегральная оценка социального блока ниже медианы по выборке.

В результате могут бытьвыделены 4 типа сельских территорий, распределенные на 4 подтипа. Но фактически сформировалось13 подтипов сельских территорий с учетом плотности сельского населения и интегрального оценки социально-экономического развития (рисунок 14).

word image 202 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 14 – Алгоритм расчета интегральных показателей социального и экономического развития сельских территорий

В совокупности сводные индикаторы и формируемые на их основе интегральные оценки позволяют комплексно исследовать уровень реализации социально-экономических функций сельских территорий РФ, а аналитический потенциал расчетов позволяет выявить общие и частные характеристики функционального состояния сельских территорий с учетом плотности населения.Опираясь на значения комплексных интегральных индикаторов экономической и социальной сферы (приложение 20), составлена группировка регионов РФ по степени сбалансированности реализации социальных и экономических функций с учетом плотности сельского населения.

Значения интегрального индикатора, характеризующего общее экономическое развитие (включая экономику сельского хозяйства) сельских территорий варьирует по регионам от 0,303 до 0,675 при медианном значении 0,463. Значения интегрального индикатора, отражающего уровень социального развития, включая демографию и инженерное обустройство колеблется от 0,305 до 0,636 при медианном значении 0,465. В качестве порогового значения для выделения подгрупп внутри выделенных групп по плотности населения как уже отмечено выше использована середина ряда динамики (медиана) соответствующего сводного индикатора, что позволило сформировать по четыре подгруппы для каждой градации сельских территорий по плотности сельского населения:

– первый – экономическая ситуация на сельских территориях региона выше средней по стране, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства выше среднероссийских значений;

– второй – экономическая ситуация на сельских территориях региона выше средней по стране, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства ниже среднероссийских значений;

– третий – экономическая ситуация на сельских территориях региона ниже средней по стране, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства выше среднероссийских значений;

– четвертый – экономическая ситуация на сельских территориях региона ниже средней по стране, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства ниже среднероссийских значений.

Далее полученные результаты в графической (рисунок 15) и матричной форме (таблица 15) наложены на группировку регионов по плотности сельского населения и сформирована итоговая типологическая группировка.

Отметим, что в рамках выполненного исследования мы ограничились статической оценкой социально-экономического состояния сельских территорий в региональном разрезе. Дальнейшее развитие разработанной методики типологизации возможно за счет добавления в итоговую оценку динамической составляющей, например, путем разделения выделенных подтипов не только по принципу «ниже-выше среднего» значения соответствующего интегрального индикатора, но и в зависимости от его динамики по отношению к предыдущему периоду –преобладает тенденция к улучшению или ухудшению ситуации.

word image 203 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 15 –Карта-схема пространственного распределения типологических регионов с учетом различий по плотности населения и уровню социально-экономического развития

Таблица 15–Типология регионов РФ по уровню экономического и социального развития сельских территорийс учетом плотности сельского населения

Плотность населения Стабильный экономический блок (0,463 и более) и устойчивый социальный блок(0,465 и более) Стабильный экономический блок (0,463 и более) и неустойчивый социальный блок(0,464 и менее) Нестабильный экономический блок (0,462 и менее) и устойчивый социальный блок(0,465 и более) Нестабильный экономический блок (0,462 и менее) и неустойчивый социальный блок(0,464 и менее)
Высокая плотность населения Московская область, Краснодарский край Республика Крым,

Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Северная Осетия-Алания, Чеченская Республика, Республика Дагестан, Республика Адыгея

Средняя плотность сельского населения Белгородская область, Липецкая область, Тамбовская область, Ростовская область, Ставропольский край, Республика Татарстан, Республика Башкортостан, Удмуртская Республика, Самарская область Брянская область,

Владимирская область, Воронежская область, Тульская область, Орловская область,Курская область, Республика Мордовия

Калининградская область, Карачаево-Черкесская Республика, Чувашская Республика, Республика Марий Эл
Низкая плотность сельского населения Ленинградская область, Оренбургская область, Пензенская область, Челябинская область Калужская область, Волгоградская область, Нижегородская область, Омская область Астраханская область, Новосибирская область, Тюменская область, Алтайский край Ивановская область, Костромская область, Тверская область,Рязанская область, Смоленская область, Ярославская область, Новгородская область, Псковская область, Пермский край, Саратовская область, Ульяновская область, Курганская область, Свердловская область, Кемеровская область, Приморский край
Крайне низкая плотность сельского населения Мурманская область,

Томская область, Ханты-Мансийский авт. округ, Ямало-Ненецкий авт. округ, Камчатский край, Сахалинская область, Чукотский автономный округ

Республика Калмыкия, Кировская область, Красноярский край, Республика Саха (Якутия), Амурская область Республика Коми,

Ненецкий авт. округ, Республика Алтай, Забайкальский край, Магаданская область

Республика Карелия, Архангельская область, Вологодская область, Иркутская область, Республика Бурятия, Республика Тыва, Республика Хакасия, Хабаровский край, Еврейская АО

Представленная на рисунке16 «пузырьковая» диаграмма наглядно демонстрирует уровень социально-экономического развития сельских территорий в различных регионах России. Центр каждого «пузырька» – региона показывает: по оси «Х» –значение индикатора экономического развития региона; по оси «Y» – индикатор социального развития региона; а диаметр «пузырька» демонстрирует плотность сельского населения. Перекрестье красных линий на диаграмме показывает средние для России значения сравниваемых показателей.

Проблема социально-экономического развития сельских территорий РФ имеет выраженную региональную специфику в связи особенностями пространственного распределения сельского населения и сельской экономики. Субъекты РФ характеризуются несопоставимыми природно-климатическими условиями, географическим положением, различиями в инфраструктурной обеспеченности, и, как следствие, проблемы развития села имеют территориальные особенности, что требует формирования регионального уровня управления развитием сельских территорий.

Предложения по социально-экономическому развитию регионов с учетом плотности населения должны опираться на следующие нормативно-правовые акты:

– Государственная программа РФ «Комплексное развитие сельских территорий» (в ред. постановления Правительства Российской Федерации от 17.10.2019 N 1332).

– Стратегия устойчивого развития сельских территорий Российской Федерации на период до 2030 года (в ред. распоряжения Правительства Российской Федерации от 13.01.2017 N 8-р).

– Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 13.02.2019 N 207-р (в ред. распоряжения Правительства Российской Федерации от 31.08.2019 N 1945-р).

Целью пространственного развития Российской Федерации являетсяобеспечение устойчивого и сбалансированного пространственногоразвития Российской Федерации, направленного на сокращениемежрегиональных различий в уровне и качестве жизни населения,ускорение темпов экономического роста и технологического развития,а также на обеспечение национальной безопасности страны [3]

В рамках обозначенных программных документов для сформированных типологических групп сельских территорий и учетом эффективности реализации социальных и экономических функций и плотности сельского населения разработаны перспективные направления их развития, конкретизированные в видеадаптивного набора мероприятий.

word image 204 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 16– Сравнительная оценка социально- экономического развития сельских территорий регионов РФ

Первый тип сельских территорий с высокой плотностью сельского населения.Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий РФ с высокой плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития систематизированы на рисунке 17.

Для комбинации: стабильный экономический блок и устойчивый социальный блок в который входят: Краснодарский край и Московская область. Данный подтип характеризуется тем, что на его территории находится две крупнейшие городские агломерации моноцентрического типа, связанные совместным использованием инфраструктурных объектов и объединенных интенсивными экономическими, в том числе трудовыми, и социальными связями внутри каждой агломерации. В данном блоке необходимо сохранить тенденции роста положительной динамики развития сельских территорий. Согласно Стратегии Пространственного развития РФ – сельские территории Краснодарского края должны стать перспективными центрами экономического роста субъектов Российской Федерации – агропромышленными центрами, которые должны обеспечить вклад в экономический рост Российской Федерации более 0,2 процента ежегодно. При этом агломерации должны выступать в качестве региональных «точек роста» и быть дополнены долгосрочными целевыми программами социально-экономического развития сельских территорий и формированием центров экономического развития. Эти целевые программы должны отражать потребности развития не только аграрной, промышленной, но и социальной сферы сельских территорий. Дальнейшее развитие агломераций должно способствовать интенсификации сельскохозяйственного производства, развитию сферы обслуживания, концентрации на сельских территориях производственных, коммерческих, административных, финансовых, транспортных, торговых и туристско-рекреационных услуг.

Для комбинации: нестабильный экономический блок и устойчивый социальный блок в который входят: Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика, Республика Северная Осетия-Алания, Чеченская Республика, Республика Адыгея Республика Дагестан, Республика Крым, носящих статус геостратегических территорий в РФ требуется особый режим развития, опережающий среднероссийские темпы социально-экономического развития субъектов Российской Федерации и обеспечивающий устойчивый прирост численности постоянного населения в регионах. Для решения стратегических задач закрепления сельского населения на данных территориях необходимо, прежде всего, создание высокопроизводительных и высокооплачиваемых рабочих мест вне сельскохозяйственного производства.

word image 205 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 17 – Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий РФ с высокой

плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития

Для данных регионов характерна высокая плотность сельского населения, естественный прирост и многодетность, омоложенная возрастная структура сельского населения. В настоящее время для северокавказских республик реализуется государственная программа РФ «Развитие Северо-Кавказского федерального округа» на период до 2025 года.

Стратегия пространственного развития данной подгруппы должна быть направлена на решение следующих задач: повышение доступности получения качественного образования на всех уровнях образовательного процесса; содействие повышению мобильности трудовых ресурсов в целях снижения напряженности на локальных рынках труда; создание системы управления в сфере туризма в Северо-Кавказском макрорегионе; повышение инвестиционной привлекательности экономики республикна основе создания и функционирования особых экономических зон (ОЭЗ); оптимизации размещения объектов социальной сферы.

Особую значимость в развитии сельских территорий приобретает развитие особых экономических зон развития, что является интегрированным инструментом экономического развития республик. Создание туристического кластера в Северо-Кавказском федеральном округе послужит мощным импульсом для устойчивого социально-экономического развития регионов, улучшения качества жизни и благосостояния сельского населения, создание уникальной диверсифицированной сети туристических комплексов мирового класса.

Среди регионов данной подгруппы с наиболее высокой плотностью сельского населения – Крым относится к регионам с позитивными тенденциями в социально-экономическом развитии сельских территорий.

В 2019 г. была утверждена Государственная программа «Социально-экономическое развитие Республики Крым и г. Севастополя», нацеленная на создание условий для сбалансированного устойчивого развития экономики, а также социальной стабильности.

В перспективе в Республике Крым развитие сельских территорий должно опираться на развитие агропромышленных центров, специализирующихся на развитии агропромышленного биотехнологического кластера, рекреационного и агротуристического бизнеса. Принятая Стратегия развития агропромышленного биотехнологического кластера создаст условия для комплексного развития сельских территорий Крыма.

Второй тип сельских территорий со средней плотностью сельского населения.Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий со средней плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития, систематизированы на рисунке 18.

word image 206 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 18 – Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий РФ со средней плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития

Для комбинации: стабильный экономический блок и устойчивый социальный блок в который входят Белгородская, Липецкая, Тамбовская, Ростовская, Самарская области, Ставропольский край и Республики Татарстан, Республика Башкортостан и Удмуртская Республика характерна агропромышленная специализация регионов, интенсивный характер ведения сельскохозяйственного производства, стабильный социальный блок развития сельских территорий. Пространственное развитие этих сельских территорий в значительной степени сформировано под воздействием особенностей сельского расселения, характеризующихся плотностью населения и людностью населенных пунктов, которые, в свою очередь, оказывают прямое воздействие на развитие и организацию социальной сферы села.

Согласно Стратегии пространственного развития РФ практически все вышеперечисленные субъекты (Белгородская, Липецкая, Ростовская, Тамбовская области, Ставропольский край, Татарстан и Башкортостан) должны в перспективе стать перспективными центрами экономического роста –агропромышленными центрами страны, которые обеспечат вклад в экономический рост Российской Федерации более 0,2% ежегодно.

Формирование центров экономического роста позволит повысить конкурентоспособность экономики сельских территорий, являющихся в том числе перспективными агропромышленными центрами, путем продвижения уникальных локальных брендов, содействия развитию потребительской, кредитной и иных форм кооперации, фермерства, повышения доступности для малых и средних товаропроизводителей рынков сбыта сельскохозяйственной продукции, поддержки развития специализированной инфраструктуры хранения сельскохозяйственной продукции, внедрения технологий и оборудования для глубокой переработки сельскохозяйственного сырья, содействия развитию объектов мелиорации, вовлечения в сельскохозяйственный оборот неиспользуемых угодий и пашни на сельских территориях, пригодных для ведения эффективного сельского хозяйства.

Для комбинации: стабильный экономический блок и неустойчивый социальный блок, в который входят: Брянская, Воронежская, Курская, Владимирская, Тульская, Орловская области и Республика Мордовия. Агроклиматический потенциал данной подгруппы позволяет вести продуктивное сельское хозяйство различных типов. Однако, в данной подгруппе наблюдаются тревожные тенденции в демографической сфере, развитии социальной инфраструктуры и инженерного обустройства сельских поселений, в том числе развития транспортной, энергетической, информационной и телекоммуникационной инфраструктуры, необходимых для повышения качества жизни сельского населения.

Для регионов данной подгруппы актуальным является проведение эффективной и сбалансированной пространственной политики. Расселение в данных регионах характеризуется как измельчавшее-среднеселенное. В связи с этим, согласно Стратегии пространственного развития РФ, в данной подгруппе возможным является формирование сельских агломерацийкак инструмента устойчивого развития сельских территорий регионов. Агломерирование может прослеживается как вокруг небольших городов, вокруг крупных сельских поселений и особых экономических зон регионального уровня агропромышленного типа (ОЭЗ РУ). Агломерация предполагает создание новой системы управления территориальным планированием и организации взаимосвязи сетевых структур в агроэкономическом пространстве с обоснованием возможности межмуниципального сотрудничества между преимущественно сельскими и определенными городскими поселениями, самостоятельными муниципалитетами в форме договорных отношений. Выступая в виде объединения сельских поселений, агломерация представляет собой территориально-экономическую систему, внутри которой присутствуют интенсивные связи и взаимодействия. Формирование сельской агломерации будет способствовать: эффективному и более самостоятельному развитию сельских территорий; сокращению дублирования управленческих функций за счет упорядочения органов управления сельской агломерации; более справедливой социальной политики для населения территорий. Получение агломерационного эффекта возможно за счет: снижения транспортных, управленческих, информационных, технологических и других издержек; комплексного и рационального использования местных ресурсов; межмуниципального сотрудничества; государственно-частного (муниципально-частного) партнерства.

Для комбинации: нестабильный экономический блок и устойчивый социальный блок, в который входят: Калининградская область, Карачаево-Черкесская Республика, Республика Марий Эл, Чувашская Республика. Данные регионы обладают кадровым, инфраструктурным, благоприятным природно-климатическим, потенциалом, однако основные показатели экономического развития сельских территорий значительно уступают предыдущим подгруппам. Вместе с этим, показатели демографического и социально-инженерного обустройства сельских территорий несколько выше, чем в предыдущей подгруппе.

Калиниградская область и Карачаево-Черкесская республика относятся к геостратегическим территориям, требующих особого режима развития, опережающего среднероссийские темпы социально-экономического развития и обеспечение устойчивого прироста численности постоянного населения в регионах. Наиболее проблемным в демографическом отношении является Калининградская область, для развития и управления которой нужен особый подход.

Исходя из выявленных проблем и тенденций пространственного развития Республик Чувашии и Марий Эл одной из стратегических задач региональной политики является регулирование «центр-периферийных» отношений и формирование сбалансированного пространственного развития этих регионов. При этом необходим комплексный подход к пространственному развитию республик и формирование перспективного будущего опорного каркаса регионов.

Эффективность реализации региональной политики пространственного развития должна определяться наряду с выравниванием уровня социально-экономического развития, стимулированием «точек роста» и активизацией потенциала развития периферийных территорий. В условиях нехватки собственных ресурсов это может быть осуществлено вовлечением этих территорий в программные региональные проекты в составе интеграционных структур. Пространственное развитие регионов с высокой дробностью муниципального деления республик может развиваться в пользу административного или экономического объединения муниципальных образований.

Третий тип сельских территорий с низкой плотностью сельского населения.Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий РФ с низкой плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития, обобщены на рисунке 19.

Для комбинации: стабильный экономический блок и устойчивый социальный блок, в который входят Ленинградская, Оренбургская, Пензенская и Челябинскаяобласти. Характерными чертами являются стабильные социально-экономические показатели, которые оказывают сетевое воздействие на близлежащие территории, привлекающие существенный объем инвестиций.

Ленинградская область является мощным опорным каркасом сельского расселения, местом активного переселения внутренних и внешних мигрантов и одним их «полюсов развития» в РФ.Одним из важных направлений в реализации комплексного подхода к развитию сельских территорий может являться формирование сельских агломераций как инструмента для реализации мероприятийгосударственной программы «Комплексное развитие сельских территорий Ленинградской области».

Для Оренбургской и Челябинской областей при относительно стабильной численности сельского населения характерно сокращение количества сельских населенных пунктов и укрупнение их средних размеров. В этом отношении система расселения отражает общую для России закономерность концентрации населения в наиболее крупных и жизнеспособных поселениях с развитой социальной инфраструктурой. Сельское население все в большей степени сосредотачивается в крупных поселениях, обладающих потенциалом развития.

word image 207 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 19 – Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий РФ с низкой плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития

В перспективе сельские поселения будут объединяться в расширяющуюся агломерационную зону областного центра, а также других городов, райцентров и крупных сел с выгодным географическим положением и лучшими агроклиматическими условиями.

Пензенская область отнесена к перспективным центрам экономического роста субъектов РФ – агропромышленным центрам. В соответствии с этим развитие региона должно происходить на базе ускорения экономического роста, научно-технологического и инновационного развития АПК, снижения внутрирегиональных социально-экономических различий, за счет совершенствования территориальной организации оказания услуг отраслей социальной сферы.

Для комбинации: нестабильный экономический блок и устойчивый социальный блок в который входят: Калужская, Волгоградская, Нижегородская и Омская области.Экономическое развитие данных регионов характеризуется формированием и развитием диверсифицированной экономики, основанной на создании высокотехнологичных производств. Анализ состояния сельской экономики Калужской и Волгоградской областей показывает улучшение большинства макроэкономических показателей, таких как рост объемов производства в сочетании с финансовой устойчивостью, увеличением реальных доходов населения, повышением потребительского спроса и др.

Вместе с этим отмечается ухудшение демографических показателей во всех регионах и невысокий уровень социального обустройства сельских территорий, а также существенные пространственные дисбалансы.

В соответствии со Стратегией пространственного развития РФ – муниципальные образования Волгоградской области должны в перспективе стать перспективными центрами экономического роста,обладающими потенциалом для обеспечения значительного вклада в экономический рост Российской Федерации и (или) субъекта Российской Федерации в среднесрочный и долгосрочный периоды.

Калужская область имеет высокий потенциал дляреализации задач пространственного развития. Прежде всего, это связано с перспективами расселения московской агломерации, что предоставляет возможность вовлечения в активную деятельность тех территорий, которые не значились в числе экономических лидеров, а также формирования новой схемы туристско-рекреационного освоения территории и перспектив развития агропромышленных центров на территориях одного или нескольких муниципальных образований, специализирующаяся на высокоэффективном агропромышленном производстве.

Для Нижегородской и Омской областей характерны существенные пространственные дисбалансы. Экономическое развитие территорий регионов происходит неравномерно. Активность сосредотачивается вдоль транспортных магистралей и минерально-сырьевых комплексов. Учитывая высокую дифференциацию муниципальных образований регионов и разноудаленность их структурных элементов друг от друга необходимо использоватьуправленческиеинструменты на базе принципа пространственного развития, что позволит более эффективно использовать ресурсы территорий за счет формирования специализаций отдельных территорий и постепенного выравнивания пространственных дисбалансов. Межмуниципальные округа могут стать базой создания территориальных кластеров в региональном агропромышленном комплексе.Процесс агломерации территорий будет способствовать повышению устойчивости регионов,возможно объединение городских округов и муниципальных районов, имеющих один административный центр. Агломерационные образования на территории регионов могут выступать потенциально более перспективной формой взаимодействия муниципалитетов в современных экономических условиях.

Для комбинации нестабильный экономический блок и устойчивый социальный блок в который входят Астраханская, Новосибирская, Тюменская области и Алтайский край.

Астраханская область относится к регионам с преимущественно аграрной специализацией сельской местности, благоприятными природными условиями. Для ее пространственного развития необходимо использовать набор универсальных мер, направленных на развитие сельской экономики и повышение уровня жизни сельского населения на основе сохранения и восстановления природных и аграрных ландшафтов, развитие экологически ориентированного сельского хозяйства, в т.ч. рыбоводства, повышающего устойчивость экосистем и обеспечивающего жизнедеятельность людей, проживающих в сельской местности, а также рекреацию городского населения.

Область характеризуется одними из лучших в стране возможностями для развития природно-ориентированного, лечебно-оздоровительного, рыболовного и охотничьего туризма. Формирование агрокластера позволит улучшить показатели социально-инженерной инфраструктуры сельских территорий, сократить отток молодежи, повысить благосостояние жителей сельской местности укрепить свои позиции в качестве туристской дестинации, посредством рационального использования уникального природно-туристского потенциала, расширения туристской инфраструктуры и модернизации спектра туристских услуг.

Новосибирская, Тюменская области и Алтайский край являются лидерами по производству сельскохозяйственной продукции в Сибирском федеральном округе.Однако для этих регионов присущи проблемы в социальном развитии сельских территорий: поляризация социально-экономического развития муниципальных образований, сохраняющаяся и местами усиливающаяся территориальная дифференциация, диспропорция между уровнем развития инженерной инфраструктуры и др.

Согласно Стратегии пространственного развития РФ – сельские территории Алтайского края должны стать перспективными центрами экономического роста – агропромышленными центрами, в который могут войти территории одного или нескольких муниципальных образований, обладающие потенциалом для обеспечения значительного вклада в экономический рост муниципального района или субъекта Российской Федерации в среднесрочный и долгосрочный периоды.

Создание комфортных условий проживания населения за счет повышения уровня занятости в центрах экономического роста, позволит придать стимул для развития социальной инфраструктуры и развития современных технологий в социальной сфере, а также снизить остроту демографических проблем путем улучшения условий жизни сельского населения.

Возможности пространственного развития Новосибирской и Тюменской областей заключаются в развитии агломераций наряду со сбалансированным социально-экономическим развитием других территорий региона с учетом создания новых центров экономической активности в муниципальных районах и городских округах в соответствии с их специализацией.Данный приоритет направлен на формирование комфортной и удобной для жизни территории, отвечающей принципам современной «умной среды» в части пространственного развития и ее разнообразия, экологического благополучия, высокого уровня безопасности, мобильности и благоустройства.Развитие территорий, не вошедших в агломерационные группы, необходимо осуществлять в условиях сложившейся территориальной структуры экономики и путем реализации проектов, обеспечивающих занятость населения удаленных населенных пунктов.

Для комбинации: нестабильный экономический блок и неустойчивый социальный блок, в который входят15 регионов (Ивановская, Костромская, Тверская, Рязанская, Смоленская, Ярославская, Новгородская, Псковская, Саратовская, Ульяновская, Курганская, Свердловская, Кемеровская области и Приморский край). Это самая обширная группировка из всех нами представленных подтипов сельских территорий.

Что касается регионов Центрального федерального округа, то для них характерен целый комплекс однотипных проблем в развитии сельских территорий. Демографическая депрессивность здесь переросла в социальную, продолжается обезлюдение малых сельских населенных пунктов.Хуже всего положение в Псковской и Тверской областях, где около половины сельского населения проживает в мелких населенных пунктах.В Костромской, Ярославской, Новгородской, Ивановской, Тверской, Смоленской областях более 30% сельского населения проживают в мелких населенных пунктах, которые выживают за счет самозанятости немногочисленных трудоспособных жителей и сезонного притока городских дачников.

Отставание социального и экономического развития (отрицательное отклонение от средних медианных показателей) требует дополнительных мер развития сельских территорий. Наряду с реализуемыми федеральными и региональными программами в данных субъектах необходимо активизировать работу на местном уровне по формированию пакета адресных краткосрочных проектов по снижению функционального дисбаланса. Пространственное развитие данных регионов должно обеспечивать: сохранение миграционной привлекательности регионов; активизацию внутрирегиональной миграции населения за счет стимулирования жилищного, культурно-бытового и промышленного строительства; создание системы центров обслуживания, образования и здравоохранения; создание оптимальной сети местных систем расселения, образующих целостный каркас регионального расселения.

Формирование сельских агломерацийкак инструмента устойчивого развития сельских территорий регионов позволит обеспечить совершенствование территориальной организации оказания услуг отраслей социальной сферы (здравоохранения, образования, культуры, физической культуры и спорта, социального обслуживания) путем: обеспечения оптимальной доступности для населения услуг отраслей социальной сферы, не требующих узких компетенций и специализированного высокотехнологичного оборудования и помещений, за счет применения дифференцированного подхода.

На малонаселенных территориях – развитие выездных (мобильных) форм оказания услуг в сфере культуры, здравоохранения и социального обслуживания; планирования сети врачебных амбулаторий, фельдшерских и фельдшерско-акушерских пунктов в населенных пунктах с численностью населения от 100 человек до 2 тыс. человек с учетом демографического прогноза и транспортной доступности до крупных населенных пунктов, в населенных пунктах с численностью населения менее 100 человек (оказание первичной медико-санитарной помощи) с учетом использования мобильных медицинских комплексов, а также с применением телемедицинских технологий.

Для повышения уровня сбалансированности пространственного развития Пермского края важную роль должен играть опорный каркас расселения, который нуждается в укреплении и современном коммуникационном обеспечении. В системе «ядер» каркаса предлагается усилить роль центров поляризованного развития, что будет способствовать эффективному развитию социоэкономики и повышению качества жизни сельского населения края. Важную роль при этом должны быть отведены лесопромышленному и агропромышленному кластерам.

Эффективное пространственное развитие регионов данной подгруппы,создание современного транспортного каркаса, поддержка геостратегических территорий, будут способствовать развитию не только социальной инфраструктуры, но и развитию современных технологий в социальной сфере. Активно используя пространственный потенциал развития, будут сформированы территориальные производственные кластеры, для каждого муниципалитета будут определены направления умной специализации.

Для Саратовской и Ульяновской областей наиболее вероятностным вариантом пространственного развития сельских территорий может стать агломерирование, как вокруг небольших городов, так и вокруг значительных сельских поселений и особых экономических зон регионального уровня агропромышленного типа.

Для Курганской и Свердловской областей, входящих в состав Уральского федерального округа характернамелкоселенность, что наряду с другими факторами неизбежно приводит к трансформации сети населенных мест. Происходит процесс разрежения сети сельских поселений при одновременном укрупнении одних населенных пунктов с параллельной деградацией и ликвидацией других. Направление и темпы развития должны обязательно учитываться при определении перспектив развития системы расселения.

В перспективе должно происходить содействие формированию эффективного взаимодействия между центрами формирующихся агломераций и прилегающими к ним муниципальными образованиями, расположенными на территории Свердловской области, повышение в рамках агломераций транспортной связности, формирование единой полицентрической планировочной и социально-экономической системы.

Для успешного развития Курганской области необходимо изменение структуры расселения в сторону более сбалансированного распределения населения по категориям городов и сельских населенных пунктов. Для преодоления негативных тенденций трансформации структуры расселения области необходима разработка региональной программы пространственного развития и выработка региональных механизмов регулирования процессов расселения.Перспективным вариантом стратегического решения проблемы дифференциации расселения является формирование региональных агломераций, что позволит преодолеть основные проблемы современной тенденции сельского расселения. Развитие агломерационных процессов в Курганской области, а также возможность включения поселений региона в более крупные соседние агломерации в первую очередь будет зависеть от решения проблем развития транспортной инфраструктуры области.

Сельские территории Приморского края носят статус геостратегических территорий в РФ и регионов, входящих в Дальневосточный округ,требующих особого режима развития и опережающие среднероссийские темпы социально-экономического развития, а также обеспечение устойчивого прироста численности постоянного населения в регионе. Как и в других краях и областях Дальнего Востока, население в Приморье размещено крайне неравномерно. Густо населенные районы здесь чередуются со слабо обжитыми территориями. Треть территории края, преимущественно в горной местности, вообще не имеет постоянного населения.

Задачей пространственного развития является стимулирование мобильности факторов производства для развития неурбанизированных территорий, включая приграничную полосу. Предполагается формирование крупных территориально-производственных кластеров в зонах тяготения международных транспортных маршрутов Приморье-1 и Приморье-2,вблизи припортовых участков морских портов, вблизи пограничных переходов и территорий опережающего развития. Это создаст возможности для равномерно-иерархической системы развития территории региона, что позволит закрепить и увеличить население в приграничной полосе с КНР и увеличить плотность населения в восточной «прибрежной» макрозоне Приморского края.

Четвертый тип сельских территорий с крайне низкой плотностью сельского населения. Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий РФ с крайне низкой плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития, систематизированы на рисунке 20.

Для комбинации: стабильный экономический блок и устойчивый социальный блок, в который входят: Мурманская область, Томская область, Ханты-Мансийский автономный округ, Ямало-Ненецкий автономный округ, Камчатский край, Сахалинская область, Чукотский автономный округ.

К Арктической зоне относятся: Мурманская область, Чукотский, Ямало-Ненецкий автономные округа, которые развиваются согласно государственной программыРоссийской Федерации «Социально-экономическое развитие Арктической зоны Российской Федерации».

word image 208 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 20 – Перспективные формы пространственного развития для сельских территорий РФ с крайне низкой плотностью населения, учитывающие уровень их социально-экономического развития

В законопроекте сделан упор на развитие Арктической зоны (АЗ) на принципах проектного управления, путем выделения на территории опорных зон. Система опорных зон – это новый инструмент территориального развития экономики, направленный на обеспечение стратегических интересов Российской Федерации в Арктике, в первую очередь, повышения качества жизни населения, в том числе коренного, развития всех видов инфраструктуры экономики и социальной сферы, обеспечение безопасности границ с севера, укрепление позиций России на международном уровне. Также следует разработать подходы к выделению тех населенных пунктов, на которых целесообразно сохранять и развивать постоянное проживание, и территории, непригодные для проживания, которые могут обслуживаться вахтовым методом.

Камчатский край, Сахалинская область, Чукотский автономный округ относятся согласно Стратегии пространственного развития к геостратегическим территориям, а также территориям на которые распространяется Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года.

Геостратегические признаки территорий должны являться основой для разработки целевых мер государственной политики регионального развития в отношении данного субъекта Российской Федерации. Данный вектор развития в рамках Стратегии должен дать позитивный эффект для формирования ключевых направлений государственной политики регионального развития.Одним из принципов государственного регулирования пространственного развития должен стать дифференцированный подход к направлениям и мерам поддержки социально-экономического развития территорий с учетом демографической ситуации, особенностей системы расселения, уровня и динамики развития экономики и специфических природных условий. Особое значение приобретает поддержка национальной идентичности, главным образом коренных малочисленных народов Севера.

В основе системы пространственного планирования сельских территорий Дальнего Востока лежит система каркасов.В территориальной структуре каркаса существуют узловые элементы, которые представлены центральными поселениями и специализированными центрами. Они могут выполнять освоенческие и преобразовательные функции и играть районообразующую и районоорганизующую роль. Узловые элементы опорного каркаса территории должны развиваться как зоны опережающего развития и полюса роста.Укрепление опорного каркаса территории происходит по мере повышения уровня территориальной концентрации производства и населения региона в результате развития взаимосвязанных процессов агломерирования.

В условиях зоны Севера с её обширными слабозаселёнными территориями и значительными расстояниями между соседними поселениями существенно возрастает роль агломерированных форм производства и расселения населения. Определяющей чертой современного размещения населения в северных регионах является концентрация населения и населённых пунктов вокруг наиболее людных поселений и вдоль важнейших транспортных магистралей.

Ведущим фактором консолидации отдельных территорий в единое экономическое пространство страны и повышения её экономической целостности должна стать реализация системы мер, направленных на улучшение межрегионального взаимодействия и усиление территориально-хозяйственной интеграции на разных таксономических уровнях, укрепление опорного каркаса территории на основе более согласованного развития его линейно-узловой и агломерационно подсистем, транспортной инфраструктуры и поселенческой сети.

Для Томской области и Ханты-Мансийского автономного округа цель пространственного развития состоит в максимальном использовании потенциала каждой зоны освоения в интересах устойчивого развития регионов как целостной социально-экономической системы, повышения качества жизни сельских жителей и создания благоприятных условий для инновационного развития экономики и повышения ее конкурентоспособности в глобальном масштабе на основе формирования оптимально-сформированных аголомераций.

Сохранение в этих регионах традиционных видов хозяйствования и относительной «чистоты» территории – источник ее туристической привлекательности, потенциал развития специфических для этой зоны видов экономической деятельности: этнографического туризма, традиционных видов хозяйствования, поставки дикоросов. Поэтому здесь необходимо сосредоточить усилия на сохранении идентичности, традиционного ландшафта и образа жизни местных жителей (как из числа коренных малочисленных народов Севера, так и русских старожилов). Главный ресурс экономического развития здесь – это сохранение культурного и природного наследия, живой традиционной культуры, традиционных форм хозяйствования.

Комбинация: стабильный экономический блок и неустойчивый социальный блок,в который входит Республика Калмыкия, Кировская область, Красноярский край, Республика Саха (Якутия), Амурская область.

Республика Калмыкия является аграрным регионом со сложными природно-климатическими условиями. Пространственные диспропорции расселения, исторически обусловленные характером освоения сельских территорий данного региона, спродуцировали специфическую неоднородность расположенных населенных пунктов. В плане пространственного развития данной республики планируется формирование экономических зон исходя из общности целей и задач развития, возможностей рациональной организации территории, базирующейся на экономической специализации и организующей инфраструктуре с учетом природных факторов и специфики землепользования. Границы экономических зон определяются по границам входящих в их состав муниципальных образований в рамках существующего административно-территориального деления. Формирование экономических зон будет способствовать развитию отраслевой кооперации, концентрации хозяйствующих субъектов в локальной экономической зоне с целью увеличения конкурентоспособности и возможностью формирования зонального бренда; возможности выстраивания самостоятельных межрегиональных и межмуниципальных экономических связей с соседними регионами (их муниципальными образованиями) и муниципальными образованиями Республики Калмыкия.

Агропромышленный комплекс Кировской области является одним из базовых секторов экономики, его состояние и уровень развития во многом предопределяют социально-экономическую ситуацию в регионе. В пространственном развитии на перспективу предполагается создание агломераций, которые позволят связать входящие в нее населенные пункты совместным использованием инфраструктурных объектов и объединить интенсивными экономическими, в том числе трудовыми, и социальными связями.Это позволит создать экономически благополучные и социально комфортные пространства на всей территории Кировской области.

Социально-экономическое развитие Амурской области и Республики Саха (Якутия) должно основываться на приоритетах геостратегических территорий Российской Федерации:

В соответствии со Стратегией социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона на период до 2025 года формирование зон опережающего развития в будет происходить на базе развития топливно-энергетического, горнодобывающего, лесоперерабатывающего, машиностроительного, агропромышленного и транспортно-дорожного комплексов.

На перспективу врегионах должна быть сформирована система агломераций и локальных систем расселения, объединенных сетью транспортных коридоров, позволяющая создать замкнутую многоуровневую систему обслуживания. Формирование агломерацийдолжно стать качественным сдвигом в системе расселения, новойстадией его эволюции, когда сеть поселений превращается в систему. В агломерациях сосредоточена преобладающая часть населения и агропромышленной деятельности. Должен быть сформирован социальный каркас, который будет сформирован в результате выявления центров расселения на основании оценки их инфраструктурного влияния на окружающие территории. Социальный каркас позволит определить степень развитости социально-культурного потенциала населенных пунктов в границах территориальных систем расселения.

Красноярский край – уникальный субъект Российской Федерации, с большим количеством муниципальных образований, существенно различающихся между собой по всем параметрам. В предстоящие годы политика территориального развития должно быть направлено на усиление межмуниципального взаимодействия территорий-лидеров с соседними муниципальными образованиями.

Развитие межмуниципального взаимодействия будет осуществляться как путем развития хозяйственных связей территорий, привлечения в трудодефицитные территории-лидеры трудовых ресурсов соседних муниципалитетов, так и в направлении согласованного развития транспортной и энергетической инфраструктуры территорий, что позволит снизить затраты на инфраструктурное обеспечение их социально-экономического развития. Важным элементом межмуниципального взаимодействия должно стать согласованное развитие социальной сферы соседних территорий, расширение практики предоставления городами социальных услуг прилегающим сельским населенным пунктам, что будет способствовать оптимизации сети социальных учреждений и повышению качества услуг, получаемых населением.

Политика территориального развития, направленная на стимулирование инвестиционной активности, инфраструктурное и социальное развитие сельских территорий, усиление межмуниципального взаимодействия позволит максимально полно использовать потенциал экономического роста территорий с учетом их специфики, распространить экономическую активность территорий-лидеров на все территории и создать синергетический эффект, повышающий темпы социально-экономического развития муниципальных образований и качество жизни населения на всей территории края.

Особая территориальная политика в отношении развития северных районов края в предстоящие годы будет направлена, с одной стороны, на сохранение традиционного образа жизни коренных малочисленных народов Севера, развитие национальных поселков и опорных, ключевых для развития Арктики населенных пунктов, с другой стороны – на сокращение экономически избыточного некоренного населения путем переселения в территории с благоприятными климатическими условиями с использованием различных источников, включая частные, и механизмов финансирования.

Для комбинации нестабильный экономический блок и устойчивый социальный блок в который входят:Республика Коми, Ненецкий АО, Республика Алтай, Забайкальский край, Магаданская область.

Для Ненецкого АО характерна дисперсная форма расселения, как таковые локальные системы расселения отсутствуют, ввиду значительной удаленности сельских населенных пунктов друг от друга, отсутствия единого инженерно-транспортного каркаса, общей инфраструктуры и, соответственно, межселенного взаимодействия. Сельское хозяйство, несмотря на свою низкую рентабельность является стратегически важной отраслью округа, оленеводство является второй конкурентоспособной отраслью округа после нефтегазодобычи. Приоритетами пространственного развития Ненецкого АО являются формирование полицентрической структуры системы расселения, обеспечивающей устойчивое развитие территории Ненецкого АО с учетом местного климата, этносоциальной структуры населения, конъюнктурности перспектив развития экономической базы и неустойчивости природных систем.

Для системы расселения республики Коми актуальны: интенсивная депопуляция, монопрофильность (топливо- и лесопромышленная), слабая экономическая основа средних и малых населенных пунктов, представленная в большинстве случаев единичными малыми предприятиями лесного и аграрного профиля и/или организациями социального сервиса, слабая сетевая среда, неэффективное энергоснабжение, ограничения транспортной и информационно-коммуникационной доступности. В соответствии с этими проблемами на перспективу должны быть территориально сформированы сельские агломерации. Сбалансированное пространство предполагает смягчение диспропорций посредством реализации задач сельского развития, регулирования центрально-периферийного неравенства. Важным направлением в формировании сбалансированного пространства должно стать укрепление экономической основы сельских населенных пунктов. Для развития Республики Коми необходимо сбалансированное, обустроенное и связанное пространство, опирающееся на полноценный линейно-узловой каркас, представленный инфраструктурными полисетями и опорными пунктами, имеющими потенциал развития.

Геополитическое положение Республики Алтай, а также особенностиклиматической зоны, предопределили своеобразный характер и спецификуразвития хозяйства и использования территории. В то же время регион характеризуетсявысокой степенью этнокультурного, национального и биологическогоразнообразия.Основной упор должен быть сделан на формирование эффективных региональных кластеров и реализацию кластерных проектов с сохранением ведущей роли туризма, как основной специализации региона. Стратегическими ориентирами расселения и пространственногоразвития в период до 2030 года являются упорядоченное развитие туризма ирекреации, внедрение «зеленых» технологий в сельское хозяйство иформирование сельской инфраструктуры.

Забайкальский край и Магаданская область относятся к геостратегическим территориям.В Стратегии отмечается, что основными направлениями социально-экономического развития приоритетных геостратегических территорий являются обеспечение транспортной, энергетической и информационно-телекоммуникационной безопасности. Перед этими территориями поставлена задача по обеспечению уровня жизни и темпов экономического роста, сопоставимого (или выше) с уровнем жизни в РФ; сохранение существующих особых режимов ведения предпринимательской деятельности.

Забайкальский край включен в перечень субъектов Российской Федерации, на территории которых допускается создание зон территориального развития. Развитие крупных 10 зон опережающего развития Забайкальского края и прилегающих к нему регионов будет способствовать хозяйственному освоению периферийных слаборазвитых территорий севера и востока Забайкальского края, диверсификации экономики в промышленно освоенной части региона, упрочнению инфраструктурного, социально-демографического и экономического каркаса территории края за счет повышения сбалансированности, выравнивания степени развитости формирующих его региональных социально-экономических комплексов.

Магаданская область. Существующая система расселения тесно связана с размещением и состоянием основных производств в регионе, что во многом способствовало масштабной деградации сети расселения. Расположение основной части населенных пунктов вдоль трассы Якутск – Магадан обусловлено исторически, так как населенные пункты области создавались как сеть опорных баз вдоль Колымской автотрассы для обеспечения производственной деятельности Другой особенностью исторически сложившейся системы расселения на территории Магаданской области является наличие сети традиционных поселений коренных малочисленных народов Севера.

Перспективное развитие системы расселения должно выстраиваться по иерархическому принципу (областной центр – районные центры расселения) с учетом таких особенностей, как формирование перспективных зон опережающего экономического роста (возрождение экономической основы функционирования городов и наиболее крупных поселков), сохранение традиционного уклада жизни коренных малочисленных народов Севера посредством поддержки мест их традиционного проживания (особенно в центральных и северо-восточных районах области), формирование предпосылок развития расселенческих структур вдоль формирующих и развивающихся линейных элементов транспортного каркаса, масштабная консолидация сети расселения путем поэтапного сокращения сети 25 неперспективных населенных пунктов.

Для комбинации: нестабильный экономический блок и неустойчивый социальный блок, в который входят Республика Карелия, Архангельская область, Вологодская область, Иркутская область, Республика Бурятия, Республика Тыва, Республика Хакасия, Хабаровский край. Нестабильный экономическийблок в сельской местности транслирует отрицательные эффекты на все сферы жизнедеятельности территории.

Республика Карелия, Архангельская область, Вологодская область входят в Северо-Западный федеральный округ для них характерен тип абсолютной демографической депрессии, тенденции закрытия учреждений здравоохранения, культурного, бытового и торгового обслуживания населения.

В перспективе должна произойти масштабная модернизация сельских населенных пунктов данных регионов. Основу развития сельских территорий должны составить туристические, агропромышленные, лесопромышленные и сервисные центры, вокруг которых будут формироваться целые сельские кластеры (сельские агломерации) на базе создания межрайонных центров развития сельских территорий муниципалитетов или населенных пунктов, сохранивших наиболее высокий потенциал развития. Центры станут организационно-управленческим механизмом, способным организовать управление сельской экономикой с позиции централизованной проработки вопросов кадровой, технологической, материально-технической, инфраструктурной и финансовой обеспеченности сельских территорий. Каждый регион должен оптимально использовать пространственный потенциал отдельных территорий. Для каждой территории должны быть определены проекты умной специализации, выявлена уникальная роль в социально-экономической системе РФ и региона с учетом разнообразия и специфики имеющихся ресурсов. Такой подход позволит диверсифицировать политику в отношении сельских агломераций и использовать их естественные преимущества в разнообразии ресурсов и потенциала отдельных территорий перед другими.

Для остальных регионов, входящих в данную подгруппу характерны проблемы, сдерживающие развитие сельских территорий: неблагоприятные природно-климатические условия (в основном в северных территориях);удаленность и транспортная труднодоступность;отток сельского населения в города, низкий уровень жизни сельского населения, порождающий множество неблагоприятных социальных явлений;недостаточный уровень обеспеченности инфраструктурой и доступности социальных услуг и услуг образования, здравоохранения и пр.

Одним из механизмов развития сельских территорий станет формирование сельских агломераций и выявления их пространственного каркаса и будущих точек роста. При этом необходимо проводить взвешенную политику по объединению и укрупнению сельских муниципальных образований, сельских населенных пунктов как межмуниципальных обслуживающих центров для сельских территорий, обеспечивающих население различными видами услуг, повышения транспортной доступности сельских территорий до ближайших межмуниципальных обслуживающих центров за счет развития и приведения в нормативное состояние сети региональных и местных дорог, стимулирования развития общественного транспорта, повышения конкурентоспособности экономики сельских территорий, являющихся в том числе перспективными агропромышленными центрами, путем продвижения уникальных локальных брендов, содействия развитию потребительской, кредитной и иных форм кооперации, фермерства, повышения доступности для малых и средних товаропроизводителей, рынков сбыта сельскохозяйственной продукции, поддержки развития специализированной инфраструктуры.

6. ВОЗМОЖНОСТИ ПРИМЕНЕНИЯ ТИПОЛОГИИ ДЛЯ ОЦЕНКИ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ СЕЛЬСКИХ ТЕРРИТОРИЙ НА УРОВНЕ РЕГИОНА ПО ПЛОТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РАЗВИТИЮ

Волгоградская область – субъект Российской Федерации, расположенный на юго-востоке Восточно-Европейской равнины. Административный центр – город-герой Волгоград. С севера на юг и с запада на восток область протянулась более чем на 400 км. Волгоградская область граничит с Саратовской, Ростовской, Астраханской, Воронежской областями, Республикой Калмыкия и Казахстаном. Входит в состав Южного Федерального Округа Российской Федерации.

Волгоградская область имеет выгодное географическое положение, являясь главными воротами на юг России с выходом на Иран, Кавказ, Украину и Казахстан. В обратном направлении на центральную Россию и Поволжье. Также в области соединяются через Волго-Донской канал две важнейшие реки Европейской части России, Волга и Дон.

Область занимает площадь 112,9 тыс. км², 78 % из которой составляют земли сельскохозяйственного назначения. Земельные ресурсы являются одним из основных преимуществ Волгоградской области. По площади сельскохозяйственных угодий область занимает третье место) после Алтайского края и Оренбургской области.

Территория Волгоградской области состоит из 39 административно-территориальных единиц – районов и городов областного значения.Муниципальные районы Волгоградской области: Алексеевский, Быковский, Городищенский, Даниловский, Дубовский, Еланский, Жирновский, Иловлинский, Калачевский, Камышинский, Киквидзенский, Клетский, Котельниковский, Котовский, Кумылженский, Ленинский, Михайловский, Нехаевский, Николаевский, Новоаннинский, Новониколаевский, Октябрьский, Ольховский, Палласовский, Руднянский, Светлоярский, Серафимовичский, Среднеахтубинский, Старополтавский, Суровикинский, Урюпинский, Фроловский, Чернышковский районы.Города областного значения: Волгоград, Волжский, Камышин, Михайловка, Урюпинск, Фролово.

Общая площадь сельских территорий составляет Волгоградской области 99,9 тыс.га, из которых 91,3% – это земли сельскохозяйственного назначения, 6,8% – земли лесного фонда, 1,9% – земли сельских населенных пунктов (приложение 21).

Численность населения Волгоградской области по данным Росстата составляет2507509 чел. Удельный вес сельского населения составляет 23%. Плотность населения – 22,07 чел./км2, плотность сельского населения – 5,74 чел./км2(приложение 22).Группировка муниципальных районов региона по плотности сельского населения представлена в таблице 16.

Таблица 16 –Группировка муниципальных районов Волгоградской области по плотности сельского населения

Тип района Плотность сельского населения, чел./км2 Количество районов Муниципальный район
1 группа: районы с высокой плотностью сельского населения Более 10,1 2 Городищенский, Среднеахтубинский
2 группа: районы со средней плотностью сельского населения 7,1-10,0 5 Калачевский, Камышинский, Киквидзенский, Михайловский Светлоярский
3 группа: районы с низкой плотностью сельского населения 5,1-7,0 14 Алексеевский, Быковский, Дубовский, Еланский, Иловлинский, Котельниковский, Кумылженский, Ленинский, Нехаевский, Николаевский, Новоаннинский, Ольховский, Суровикинский, Урюпинский
4 группа: районы с крайне низкой плотностью сельского населения 3,25-5,0 12 Даниловский, Жирновский, Клетский, Котовский, Новониколаевский, Октябрьский, Палласовский, Руднянский, Серефимовичский, Старополтавский, Фроловский, Чернышковский

Наименьшая плотность сельского населения отмечается в Котовском районе – 3,25 жителей на 1 кв. км. Максимальное значение этого показателя зафиксировано в Среднеахтубинском районе – 17,87 чел. на 1 кв. км, что превышает среднеобластной уровень в 3 раза. Это обусловлено тем, что данный муниципальный район занимая наименьшую площадь, лидирует по численности постоянного населения.

Покажем на примере Волгоградской области применимость разработанной методики построения типологической группировки сельских территорий, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения. Общая последовательность вычислительных процедур остается неизменной, но в отношении новой таксономической единицы типологической группировки – сельских территорий муниципального административного района (в основной типологии – сельских территорий региона).

На первом этапе определим сводный индикатор демографии и составим группировку муниципальных районов региона по данному признаку.Экономическое развитие и социальное благополучие Волгоградской области определяется не только природными богатствами, но и человеческими ресурсами, которые напрямую связаны со сложившейся в регионе демографической ситуацией, характером процессов воспроизводства населения, определяющих ее демографический потенциал.

Динамика демографических процессов зависит от их интенсивности, демографической структуры и демографического поведения населения, в которых произошли существенные изменения, в том числе и в результате воздействия социально-экономических факторов. Эти изменения стали причиной развернувшегося в последнее десятилетие прошлого века в России демографического кризиса, который затронул и Волгоградскую область. За последние десять лет численность сельского населения Волгоградской области сократилась на 9%. Это произошло по причине суженого воспроизводства населения и миграционной убыли.

Средний коэффициент рождаемости сельского населения области составил 9,4 чел. на 1000 чел. населения, коэффициент смертности – 14,5 чел. на 1000 чел. Несмотря на общее снижение числа жителей Волгоградского региона, в трех муниципальных районах области сохраняется относительная стабильность и даже отмечается некоторое увеличениеколичества населения за счет естественного прироста (Быковский, Палласовский и Светлоярский районы).

Причинами низкой рождаемости населения, помимо малодетности семей, стали материально-бытовые трудности, жилищные проблемы, низкий уровень жизни части населения, невысокий уровень оплаты труда, недостаточное качество медицинской помощи, ухудшение репродуктивного здоровья населения, утрата семейных ценностей, рост числа разводов, большое количество преждевременного прерывания беременности и другие.

В настоящее время в регионе происходит трансформация норм репродуктивного и матримониального поведения. Снижение уровня легитимной брачности и рост числа юридически не оформленных брачных союзов – свидетельство изменения социальных функций семьи и брака, их роли в жизни личности и неотъемлемая черта процесса модернизации демографического поведения в целом. Для воспроизводства населения – это негативный процесс, способствующий сокращению среднего уровня рождаемости и уменьшению демографического потенциала региона.

В тесной взаимосвязи с процессами, происходящими в естественном движении населения, находится формирование возрастной структуры населения. Возрастная структура населения складывается на протяжении длительного периода под действием рождаемости, смертности и миграции. В то же время она в значительной степени определяет динамику основных демографических процессов. Сегодня в Волгоградской области сложилась половозрастная структура, в которой четко прослеживается влияние колебаний экономического роста страны, мер демографической политики, изменений в смертности и рождаемости населения, миграционных потоков.

Возрастная структура населения в значительной степи определяет динамику основных демографических процессов. Например, при одинаковой интенсивности рождаемости количество родившихся будет выше там, где население более молодое. При одинаковой интенсивности смертности количество умерших будет выше там, где население более старое.

В последние годы для большей части сельских территорий Волгоградской области характерно сокращение доли трудоспособного населения. В основном это обусловлено увеличением доли населения старше трудоспособного возраста. Удельный вес пенсионеров в сельской местности составляет 28%. Рост численности населения в старших возрастных группах требует значительного увеличения расходов на пенсионное обеспечение, совершенствование медицинской помощи, организацию специальной социальной помощи в отношении престарелых, одиноких людей, потерявших способность к самообслуживанию, а также на решение других проблем пожилых людей.

Относительно высокая доля населения в трудоспособном возрасте сложилась среди жителей Камышинского (57,1%), Котельниковского (56,4%), Палласовского (55,1%) районов. Меньше всего сельского населения в трудоспособном возрасте проживает в Котовском районе (48,5%).

Закрытие предприятий, существенное сокращение уровня жизни населения в сочетании со сложными природно-климатическими условиями значительно снизили миграционную привлекательность муниципальных районов Волгоградской области. Многие районы области превратились в территории массового оттока, который привел к значительному снижению демографического потенциала. Из 33 районов области, 28 характеризуются отрицательным сальдо миграции населения. Только за 2018 год сельские территории области покинули 4371 человек. Миграционный прирост сельского населения отмечается в Городищенском, Среднеахтубинском, Котовском, Ленинском и Николаевском районах.

В приложении 23 представлены нормированные значения индивидуальных демографических индикаторов, а также расчетное значение сводного индикатора демографии по каждому муниципальному району Волгоградской области. С учетом полученных значений сводного индикатора осуществлено рейтинговое ранжирование районов и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по демографическим показателям (таблица 17).

Таблица 17 –Группировка муниципальных районов Волгоградской области по демографическому состоянию

Тип Сводный индикатор Количество районов Муниципальный район
1 тип Свыше 0,600 6 Быковский, Городищенский, Котельниковский, Николаевский, Палласовский, Светлоярский
2 тип 0,451-0,600 11 Камышинский, Дубовский, Клетский, Котовский, Ленинский, Михайловский, Ольховский, Среднеахтубинский, Старополтавский, Суровикинский, Фроловский
3 тип 0,301-0,450 11 Алексеевский, Иловлинский, Калачевский, Киквидзенский, Кумылженский, Новоаннинский, Новониколаевский, Октябрьский, Серефимовичский, Урюпинский, Чернышковский
4 тип 0,201-0,300 4 Еланский, Жирновский, Нехаевский, Руднянский
5 тип 0 – 0,200 1 Даниловский

На втором этапе определим сводный индикатор уровня жизни сельского населения и составим группировку муниципальных районов региона по данному признаку.Волгоградская область – один из наиболее экономически развитых регионов России со сбалансированной структурой хозяйства. Многоотраслевое сельское хозяйство сочетается с разнообразной промышленностью, запасами нефти и газа. По территории области протекают две крупнейшие судоходные реки, соединенные Волго-Донским каналом.

Сельский рынок труда Волгоградской области остается несбалансированным в силу расхождения спроса и предложения, чрезвычайно слабой мобильности населения, низкого уровня оплаты труда, несоответствия квалификации соискателей рабочих мест требованиям работодателей.

Согласно официальным данным, уровень занятости сельского населения области в общественном секторе экономики в 2018 г. составил 54,3%. При этом наблюдается наличие существенной внутрирегиональной дифференциации территорий по данному показателю. Наибольшая доля трудоустроенного населения отмечается в Котовском районе (83,6%), а наименьшая – в Урюпинском (35,8%).

Среди сельских жителей Волгоградской области наблюдается достаточно высокий уровень регистрируемой безработицы. В качестве причин роста количества безработных граждан можно отметить стремление безработных формализовать свой статус посредством обращения в государственную службу занятости; низкий размер предлагаемой работодателями заработной платы; низкую трудовую мобильность безработных граждан; недостаточную квалификацию рабочей силы в сельской местности на фоне снижения спроса на низкоквалифицированный труд в условиях формирования вертикально-интегрированных агрохолдингов. В этих условиях основным источником доходов сельского населения зачастую становится пособие по безработице и доходы от личного подсобного хозяйства.

Основными проблемами рынка труда являются: изменение возрастной структуры населения; снижение уровня квалификации населения в первую очередь по рабочим специальностям; непривлекательность вакансий из-за низкого уровня заработной платы.

Средний доход сельского жителя Волгоградской области в 2018 году составлял 20078 рублей в месяц. Сельские территории области характеризуются наличием значительной внутрирегиональной дифференциацией по данному показателю. Наиболее благополучными с этой точки зрения являются Котельниковский, Городищенский и Камышинский районы, где средний ежемесячных доход составлял 31573 руб., 24476 руб. и 24157 руб. соответственно. В наихудшем материальном положении оказались жители Фроловского района, которые ежемесячно получали 16403 руб.

В приложении 24 представлены нормированные значения индивидуальных индикаторов уровня жизни, а также расчетное значение сводного индикатора уровня жизни сельского населения по каждому муниципальному району Волгоградской области. С учетом полученных значений сводного индикатора осуществлено рейтинговое ранжирование районов и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по показателям уровня жизни сельского населения (таблица 18).

На третьем этапе определим сводный индикатор развития сельского хозяйства как основной отрасли экономики сельских территорий и составим группировку муниципальных районов региона по данному признаку.Волгоградская область является одним из крупнейших в России производителей продукции сельского хозяйства. Природно-климатические условия позволяют ей удовлетворять свои внутренние потребности, а также оказывать сильное влияние на формирование продовольственного рынка России. Природно-экономические условия и ресурсы определяют регион как крупного производителя зерна, в том числе твердых и сильных сортов пшеницы, подсолнечника, горчицы, овощебахчевых культур. По производству зерновых культур область на протяжении ряда лет входит в первую десятку регионов России.

Таблица 18 – Группировка муниципальных районов Волгоградской области по уровню жизни сельского населения

Тип Сводный

индикатор

Количество районов Муниципальный район
1 тип Свыше 0,600 4 Алексеевский, Городищенский, Жирновский, Котельниковский
2 тип 0,451-0,600 5 Еланский, Котовский, Николаевский, Руднянский, Суровикинский
3 тип 0,301-0,450 19 Быковский, Даниловский, Дубовский, Иловлинский, Калачевский, Камышинский, Киквидзенский, Клетский, Кумылженский, Ленинский, Нехаевский, Новоаннинский, Новониколаевский, Октябрьский, Ольховский, Светлоярский, Серефимовичский, Урюпинский, Фроловский
4 тип 0,201-0,300 5 Михайловский, Палласовский, Среднеахтубинский, Старополтавский, Чернышковский
5 тип До 0,200 0

В структуре сельхозпроизводства около 70% приходится на продукцию растениеводства и 30% – на животноводство (свиноводство, крупный рогатый скот, птицеводство, овцеводство).В сельском хозяйстве области создается 12,3% валового регионального продукта, трудится более 15% населения области, занятого в экономике, направляется около 8% общего объема инвестиций в основной капитал. Областной АПК представлен более чем 570 сельхозпредприятий, 42 тыс.крестьянских (фермерских) хозяйств, около 11 тыс. личных подсобных хозяйств населения.

Современная ситуация в экономике Волгоградской области, характеризуется ярко выраженной пространственной поляризацией районов по уровню развития аграрного производства. Это обусловлено сочетанием большого масштаба территории, многообразием почвенно-климатических условий, различий стартовых условий хозяйствования, исторических и других особенностей развития районов. Поэтому стратегически важным для развития сельских территорий Волгоградской области является проведение эффективной политики, обеспечивающей сглаживание чрезмерной дифференциации сельских районов по уровню социально-экономического развития.

В региональной структуре производства сельскохозяйственной продукции первое место принадлежит Городищенскому району (8,8%). В пятерку крупнейших аграрных районов области также входят Иловлинский (7,4%), Михайловский (5,5%), Урюпинский (4,7%) и Еланский (4,4%) районы.

В сельском хозяйстве области сложился довольно низкий уровень оплаты труда – 25077 руб. Разрыв между максимальным и минимальным значениями размеров среднемесячных затрат организаций по районам Волгоградской области составляет 3,3 раза. Минимальный размер начисленной заработной платы в сельскохозяйственных организациях отмечается в Дубовском районе (11549 руб.), а максимальный – в Иловлинском районе (35083 руб.).

Внутрирегиональная дифференциация заработной платы работников аграрной сферы может быть объяснена различным спросом на трудовые ресурсы, предъявляемым на различных рынках труда, особенностями организации и ведения сельскохозяйственного производства в различных районах, специфическими особенностями отдельных хозяйствующих субъектов и их специализацией.

В приложении 25 представлены нормированные значения индивидуальных индикаторов уровня развития сельского хозяйства, а также расчетное значение сводного индикатора по каждому муниципальному району Волгоградской области. С учетом полученных значений сводного индикатора осуществлено рейтинговое ранжирование районов и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по уровню развития сельского хозяйства (таблица 19).

На четвертом этапе определим сводный индикатор состояния социальной инфраструктуры сельских территорий и составим группировку муниципальных районов региона по данному признаку. Важную роль в обеспечении устойчивого развития сельских территорий Волгоградской области играет состояние социальной инфраструктуры. Несмотря на то, что многие показатели, характеризующие степень ее развитости в сельской местности в последние годы характеризуются положительной динамикой, они значительно уступают в сопоставлении с городскими населенными пунктами по благоустроенности и возможностям пользоваться объектами социальной инфраструктуры.

Таблица 19 – Группировка муниципальных районов Волгоградской области по уровню развития сельского хозяйства

Тип Сводный

индикатор

Количество районов Муниципальный район
1 тип Свыше 0,551 11 Алексеевский, Иловлинский, Киквидзенский, Клетский, Котельниковский, Кумылженский, Нехаевский, Новониколаевский, Октябрьский, Урюпинский, Фроловский
2 тип 0,501-0,550 5 Еланский, Жирновский, Калачевский, Михайловский, Новоаннинский
3 тип 0,401-0,500 7 Камышинский, Николаевский, Ольховский, Руднянский, Серефимовичский, Суровикинский, Чернышковский
4 тип 0,351-0,400 3 Светлоярский, Ленинский, Палласовский
5 тип 0 – 0,350 7 Быковский, Городищенский, Даниловский, Дубовский, Котовский, Среднеахтубинский, Старополтавский

Система дошкольного образования Волгоградской области как составной части социальной инфраструктуры сельских территорий характеризуется существенными сложностями и кроме того, не в достаточной мере соответствует потребностям современного общества. Охват детей дошкольным образованием составляет 36%, тогда как в городской местности – 68 %. В результате оптимизации региональной системы образования сократилось количество школ и других сельских общеобразовательных учреждений. В результате сокращения сети сельских общеобразовательных учреждений и недостаточной организации доставки детей к ним обострилась проблема доступности для сельского населения услуг образования.

Уровень развития сельского здравоохранения одно из условий социальной стабильности общества, так как социальные, в том числе и медицинские проблемы, особенно ярко проявляются в сельской местности.Обеспеченность фельдшерско-акушерскими пунктами в сельской местности в среднем по региону составляет 11,7ед. на 10000 чел. По районам данный показатель колеблется от 3,9 ед. в Быковском районе до 22 ед. в Серафимовичском районе. Обеспеченность сельского населения врачами и средним медицинским персоналом также существенно отличается в разрезе муниципальных районов Волгоградской области. Оказание медицинской помощи сельскому населению осложняется отсутствием автомобильных дорог и телефонной связи.

Актуальной проблемой развития сельских территорий Волгоградской области остается низкий уровень удовлетворенности социальных и духовных потребностей сельского населения, повышение уровня и качества услуг, предоставляемых учреждениями культуры и искусства, обеспечение их доступности для широких масс населения, укрепление и обновление материально-технической базы).

В приложении 26 представлены нормированные значения индивидуальных индикаторов состояния социальной инфраструктуры сельских территорий, а также расчетное значение сводного индикатора по каждому муниципальному району Волгоградской области. С учетом полученных значений сводного индикатора осуществлено рейтинговое ранжирование районов и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по уровню развитиясоциальной инфраструктуры (таблица 20).

Таблица 20 – Группировка муниципальных районов Волгоградской области по уровню развития социальной инфраструктуры сельских территорий

Тип Сводный индикатор Количество районов Муниципальный район
1 тип Свыше 0,600 4 Еланский, Жирновский, Котовский, Старополтавский
2 тип 0,451-0,600 11 Алексеевский, Городищенский, Даниловский, Калачевский, Котельниковский, Ленинский, Новоаннинский, Новониколаевский, Руднянский, Серефимовичский, Суровикинский
3 тип 0,351-0,450 12 Быковский, Дубовский, Иловлинский, Киквидзенский, Клетский, Кумылженский, Октябрьский, Ольховский, Светлоярский, Среднеахтубинский, Урюпинский, Чернышковский
4 тип 0,251-0,350 6 Камышинский, Михайловский,

Нехаевский, Николаевский, Палласовский

Фроловский

5 тип 0 – 0,250 0

На пятом этапе определим сводный индикатор состояния инженерной инфраструктуры сельских территорий и составим группировку муниципальных районов региона по данному признаку.Одним из важнейших факторов качества жизни является обеспеченность и благоустройство жилищного фонда, наличие инженерных коммуникаций, транспортная доступность, а также развитие объектов социальной сферы и результативность их деятельности.

Обеспеченность жильем сельских жителей Волгоградской области в настоящее время составляет 23,2 кв. м на человека. Внутрирегиональные различия по данному показателю достигают двукратного размера. Наиболее обеспеченными жильем являются жители Нехаевского района (32,6 кв.м). Наименее благоприятная ситуация сложилась в Михайловском районе (15,5 кв.м). В большинстве муниципальных районов Волгоградской области уровень благоустройства сельского жилищного фонда значительно ниже уровня благоустройства городского жилищного фонда.

В приложении 27 представлены нормированные значения индивидуальных индикаторов состояния инженерной инфраструктуры сельских территорий, а также расчетное значение сводного индикатора по каждому муниципальному району Волгоградской области. С учетом полученных значений сводного индикатора осуществлено рейтинговое ранжирование районов и составлена типологическая группировка с выделением пяти типологических групп по уровню развитияинженерной инфраструктуры (таблица 21).

Таблица 21 – Группировка муниципальных районов Волгоградской области по уровню развития инженерной инфраструктуры сельских территорий

Тип Сводный индикатор Количество районов Муниципальный район
1 тип Свыше 0,600 5 Городищенский, Еланский, Жирновский, Михайловский, Руднянский
2 тип 0,451-0,600 11 Быковский, Даниловский, Камышинский, Киквидзенский, Клетский, Котовский, Нехаевский, Новоаннинский, Ольховский, Светлоярский, Серефимовичский
3 тип 0,301-0,450 11 Алексеевский, Дубовский, Иловлинский, Калачевский, Котельниковский, Николаевский, Новониколаевский, Октябрьский, Палласовский, Старополтавский, Фроловский
4 тип 0,201-0,300 4 Ленинский, Среднеахтубинский, Урюпинский, Чернышковский
5 тип 0 – 0,200 2 Кумылженский, Суровикинский

Заключительный этап применения разработанной методики предполагает расчет интегрального индикатора способом усреднения стандартизированных значений пяти сводных индикаторов, характеризующих отдельные аспекты социально-экономического положения сельских территорий,и формирование итоговой типологической группировки сельских территорий Волгоградской области, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения. Поскольку методика уже апробирована на материалах РФ, мы исключили промежуточные этапы (расчет общего значения интегрального показателя в индексном и бальном выражении) и непосредственно сформировали итоговую типологию сельских территорий, опирающуюся на декомпозицию интегрального индикатора социально-экономического развития на социальный и экономический оценочный блок (приложение 28).

Значения интегрального индикатора, характеризующего общее состояние экономики сельских территорий, варьирует по муниципальным районам от 0,263 до 0,699 при медианном значении 0,467. Значения интегрального индикатора, отражающего уровень социального развития, включая демографию и социально-инженерное обустройствопоселений колеблется от 0,331 до 0,612 при медианном значении 0,440. В качестве порогового значения для выделения подгрупп внутри выделенных групп по плотности населения такжеиспользована середина ряда динамики (медиана) соответствующего сводного индикатора, что позволило сформировать по четыре подгруппы для каждой градации сельских территорий по плотности сельского населения:

– первый – экономическая ситуация на сельских территориях муниципального районавыше средней по региону, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства выше среднерегиональных значений;

– второй – экономическая ситуация на сельских территориях муниципального районавыше средней по региону, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства ниже среднерегиональных значений;

– третий – экономическая ситуация на сельских территориях муниципального районаниже средней по региону, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства вышесреднерегиональных значений;

– четвертый – экономическая ситуация на сельских территориях муниципального районаниже средней по региону, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства ниже среднерегиональных значений.

Далее полученные результаты в графической (рисунок 21) и матричной форме (таблица 22) наложены на группировку муниципальных районов Волгоградской области по плотности сельского населения и сформирована итоговая типологическая группировка.

Наиболее высокая плотность сельского населения (более 10 чел. на км2) в регионе зафиксирована в Городищенском и Среднеахтубинском муниципальных районах, имеющих общий типологический признак – фактическое сращивание с городской агломерацией Волгограда и Волжского, крупнейших городов региона. Низкая оценка экономики сельских территорий данных районов, во многом объясняется маятниковой трудовой миграцией сельского населения, а также проблемами в сельском хозяйстве данных территорий – банкротство ряда крупных сельхозтоваропроизводителей, деградация оросительных систем в то время как отраслью специализации данных районов традиционно является овощеводство открытого грунта, требовательное к мелиорации.

C:\Users\Katy&Co\Desktop\карта во.jpg

word image 209 Разработка типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения

Рисунок 21 – Карта-схема пространственного распределения типов

муниципальных районов Волгоградской области с различным уровнем

плотности населения и социально-экономического развития

Таблица 22 –Типология муниципальных районов Волгоградской области по уровню экономического и социального развития сельских территорийс учетом плотности сельского населения

Плотность сельского населения Стабильный экономический блок (0,467 и более) и устойчивый социальный блок(0,440 и более) Стабильный экономический блок (0,467 и более) и неустойчивый социальный блок(0,439 и менее) Нестабильный экономический блок (0,466 и менее) и устойчивый социальный блок(0,440 и более) Нестабильный экономический блок (0,466 и менее) и неустойчивый социальный блок(0,439 и менее)
Высокая Городищенский Среднеахтубинский
Средняя Киквидзенский Калачевский Камышинский,

Михайловский, Светлоярский

Низкая Еланский,

Котельниковский,

Николаевский,

Алексеевский, Иловлинский, Кумылженский, Нехаевский,

Новоаннинский, Суровикинский, Урюпинский

Быковский,

Дубовский,

Ольховский

Ленинский
Крайне низкая Жирновский,

Новониколаевский,

Руднянский

Клетский,

Фроловский

Котовский,

Палласовский,

Серефимовичский,

Старополтавский

Даниловский,

Октябрьский,

Чернышковский

Средняя плотность сельского населения (7,1-10,0 чел. на км2) в Волгоградской области сложилась в пяти муниципальных районах, разграниченных на три подгруппы. В первую подгруппу отнесен Киквидзенский район с оценками экономических и социальных параметров выше медианных значений по региону. Район расположен в зоне благоприятной для высокоинтенсивного земледелия и преимущественно специализирован на выращивании зерновых и подсолнечника. Несмотря на стабильность социальной сферы для района, как и для большинства сельских территорий области характерно укрупнение наиболее жизнеспособных сельских поселений за счет внутренней миграции из наиболее мелких и отдаленных сел. Основными центрами притяжения для внутренней миграции становятся районные центры.

Во вторую подгруппу со стабильным экономическим блоком и нестабильной социальной сферой отнесен Калачевский район. Биоразнообразие реки Дон и хорошая транспортная доступность формируют в районе достаточно мощный рекреационный потенциал (тоже самое можно сказать о территориях Волго-Ахтубинской поймы), например, в плане рыболовного туризма, который сегодня имеет массовые, но зачастую стихийные и неорганизованные формы.

В третью подгруппу с нестабильным экономическим блоком и стабильной социальной сферой отнесены Камышинский, Михайловский и Светлоярский районы. Хорошее состояние социальной сферы сельских территорий данных районов обусловлено их близостью к крупным городским поселениям – Камышину, Михайловке и Волгограду (Светлый Яр фактически является пригородом Волгограда), благоприятствующим развитию социально-инженерной инфраструктуры и улучшению демографического состояния.

Средняя плотность сельского населения (5,1-7,0 чел. на км2) в Волгоградской области сложилась в 14 муниципальных районах, разграниченных на четыре подгруппы. В первую подгруппу отнесены Еланский,Котельниковский и Николаевский районы, демонстрирующие устойчивое экономическое и социальное положение благодаря развитому высокоинтенсивному аграрному производству. Дополнительные конкурентные преимущества Котельниковского района связаны с началом освоения Гремячинского месторождения калийных солейгруппой компаний«ЕвроХим-ВолгаКалий», обеспечивающего несельскохозяйственную занятость в данном муниципальном образовании.

Во вторую подгруппу со стабильным экономическим блоком и нестабильной социальной сферой отнесены Алексеевский, Иловлинский, Кумылженский, Нехаевский, Новоаннинский, Суровикинский и Урюпинский районы. Объединяющим типологическим признаком этих территорий является их аграрная, преимущественно зерновая, специализация. Проблемы в социальной сфере связаны с их удаленностью (за исключением Иловлинского района) от областного центра и нарастанием миграционного оттока населения.

В третью подгруппу с нестабильным экономическим блоком и стабильной социальной сферой отнесены три приволжских района – Быковский, Дубовский и Ольховский. Низкие значения сводной оценки состояния экономики данных территорий связаны с менее благоприятными условиями аграрного производства при ограниченных возможностях несельскохозяйственной занятости сельских жителей.

Четвертая подгруппа с нестабильным экономическим блоком и нестабильной социальной сферой представлена Ленинским районом, где процессы деградации сельскохозяйственного производства привели к демографической и социальной депрессивности данных территорий. При этом неблагоприятные почвенно-климатические условия засушливой зоны Заволжья ограничивают возможности развития личного подсобного хозяйства, что наряду с близостью крупного города (Волжский) не способствует закреплению сельского населения.

Крайне низкая плотность сельского населения (3,25-5,0 чел. на км2) в Волгоградской области сложилась в 12 муниципальных районах, разграниченных на четыре подгруппы. В первую подгруппу отнесены Жирновский,Новониколаевский и Руднянский. Для этих территорий характерно развитое высокоинтенсивное зерновое производства, а низкая оценка социальной сферы связана с их удаленностью от областного центра и нарастанием миграционного оттока населения.

Во вторую подгруппу со стабильным экономическим блоком и нестабильной социальной сферой отнесеныКлетский и Фроловский районы, имеющие схожие типологические признаки и проблемы с территориями из предыдущей подгруппы.

В третью подгруппу с нестабильным экономическим блоком и стабильной социальной сферой отнесены Котовский,Палласовский,Серефимовичский, Старополтавский районы. Частично экономические проблемы данных территорий лежат в плоскости неблагоприятных почвенно-климатических условий – Палласовский и Старополтавский районы расположены в засушливой зоне Заволжья. Частично связаны с негативными демографическими и социальными процессами.

Четвертая подгруппа с нестабильным экономическим блоком и нестабильной социальной сферой объединяет Даниловский, Октябрьский и Чернышковский, формирующую наиболее депрессивный тип сельских территорий с многочисленными проблемами как экономического, так и социального характера.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Результаты исследований по разработке типологии сельских территорий Российской Федерации, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения,доказывают, что для обоснования приоритетных направлений пространственного развития необходима формализация региональных отличий сельских территорий по уровню социально-экономического развития и степени заселенности с целью выявления «типичных» точек роста и унификации подходов к стратегическому управлению устойчивым развитием в разрезе выделенных типологических единиц.Обоснование методики комплексной оценки социально-экономического развития сельских территорий и формирования их многоуровневой типологии, учитывающей дифференциацию по плотности населения,осуществлялось с использованием современного информационно-аналитического инструментария и авторских методик научного исследования.

1. Осуществлена типологизация сельских территорий Российской Федерации по плотности сельского населения, для чего по данным официальной статистики за 2018 год: а) рассчитана площадь сельских территорий регионов за минусом земель водного фонда; б) соотнесена фактическая численность сельского населения с расчетной площадью сельских территорий; в) осуществлено ранжирование субъектов РФ по плотности сельского населения. Средняя плотность сельского населения в РФ составила 2,47 чел/км2при общей плотности населения 8,57 чел/км2. Выявленазначительная дифференциация регионов по плотности сельского населения – от 0,01 чел./км2вМагаданской области до 91,87чел./ км2 в Республике Ингушетия. Выделено четыре типологические группы: а) с высокой плотностью сельского населения (более 30,1 чел./км2), включающую 9 регионов; б) со средней (10,1-30,0чел./км2) – 20 регионов; в) с низкой (3,1-10,0чел./км2) – 27 регионов; г) с крайне низкой (0,01-3,0чел./км2) – 26 регионов. Сформированная группировка по плотности сельского населения образует первичный группировочный признак итоговой группировки, позволяющей оценить корреляцию между уровнем социально-экономического развития территорий и их людностью.

2. Вторичным системообразующим признаком итоговой группировки сельских территорий является интегральная оценка их социально-экономического развития на основе разработанной методики. Интегральный индикатор агрегирует три направления оценки – демографию, экономику, инфраструктуру – декомпозируемых в пять сводных индикаторов, обобщающих значения 36 индивидуальных индикаторов и позволяющих комплексно оценить демографическую ситуацию, уровень жизни сельского населения, развитие сельского хозяйства, состояние социальной и инженерной инфраструктуры сельских населенных пунктов. Алгоритм вычислений включает: а) расчет индивидуальных индикаторовза 2018 год иих нормированиеметодом линейного масштабирования; б) расчет значений сводных индикаторов способом усреднения нормированных значений индивидуальных индикаторов с последующим ранжированием регионов по каждому оцениваемому параметру социально-экономического развития сельских территорий; в) агрегацию значений пяти сводных индикаторов в интегральный индикатор социально-экономического развития сельских территорий способом усреднения их нормированных значений. Полученные результаты выступают формальным количественным основанием для разработки комбинационной типологической группировки сельских территорий страны, учитывающей дифференцированный подход в части плотности населения. Отличия предлагаемой методики от существующих связаны с наложением группировки регионов по уровню социально-экономического развития на их группировку по плотности населения, что позволилооценить корреляцию между уровнем социально-экономического развития сельских территорий и их населенностью.

3. На основании значений сводных индикаторов составлены группировки регионов Российской Федерации, отражающие в разрезе пяти типологических групп демографическое состояние, уровень жизни сельского населения, развитие сельского хозяйства, состояние социальной и инженерной инфраструктуры сельских поселений. При этом градации значений сводных индикаторов сознательно не унифицировались (по какому-либо формальному математическому правилу), а определялись экспертным путем для формирования максимально объективной картины пространственного развития сельских территорий по каждому оцениваемому параметру.

4. Для построения итоговой типологической группировки сельских территорий, одновременно отражающей их дифференциацию по уровню социально-экономического развития и плотности населения, осуществлен переход от индексной формы представления интегрального индикатора социально-экономического развития сельских территорий к бальной оценке, определяемой с помощью модифицированного метода суммы мест. В группу регионов с высоким уровнем социально-экономического развития сельских территорий отнесено 25 субъектов, имеющих значение интегрального индикатора от 19 баллов и выше. Средний уровень социально-экономического развития сельских территорий оценен на уровне 17-18 баллов, что соответствует результатам 26 регионов. Группа регионов с низким уровнем (ниже медианы) социально-экономического развития сельских территорий включает 31 регион, набравших 16 и менее баллов. Наложение группировки регионов по плотности сельского населения на группировку регионов по уровню социально-экономического развития сельских территорий позволило выделить 11 типов сельских территорий. При этом помимо формальных оценок учитывались исторические, социально-экономические, природно-климатические, этнокультурные и другие особенности конкретных регионов.

5. Построенная множественная регрессионная модель подтвердила существование заметной прямой зависимости между значениями сводных индикаторов социально-экономического развития сельских территорий и плотностью населения. Коэффициент детерминации говорит о том, что 32,88% вариации плотности сельского населения объясняется вариацией учтенных в модели факторов.Наибольшее влияние на плотность сельского населения оказывает демографическая ситуация, на втором месте уровеньэкономического благополучия, наименьшее влияние среди рассматриваемых индикаторов оказывает развитие социальной и инженерной инфраструктуры.При этом, первые два индикатора оказывают сильное влияние на плотность сельского населения, третий – умеренное.

6. Для выявления и систематизации драйверов роста итоговая типология сельских территорий модифицирована в части декомпозиции интегрального индикатора на 2 оценочных блока – социальный и экономический. В качестве порогового значения для выделения подгрупп внутри выделенных групп по плотности населения использована медиана соответствующего индикатора, что позволило сформировать по четыре подгруппы для каждой из четырех градаций сельских территорий по плотности сельского населения:

– первый – экономическая ситуация на сельских территориях региона лучшесредней по стране, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры сельского пространства лучшесреднероссийских значений;

– второй – экономическая ситуация лучше средней, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры хуже среднероссийских значений;

– третий – экономическая ситуация хуже средней, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры лучше среднероссийских значений;

– четвертый – экономическая ситуация, состояние демографии и социально-инженерной инфраструктуры хуже среднероссийских значений.

Для выделенных типологических групп разработаны унифицированные предложения по приоритетным направлениям пространственного развития.

7. На примере Волгоградской области показана применимость разработанной методики формирования типологической группировки сельских территорий на уровне региона (в разрезе муниципальных районов) для оценки внутрирегиональной дифференциации по плотности населения и уровню социально-экономического развития для уточнения региональных приоритетов пространственного развития.

8. Для тиражирования и практического применения опыта типологизации сельских территорий органам государственного, регионального и местного управления предложено использовать полученные результаты исследования при совершенствовании стратегии пространственного развития Российской Федерации и отдельных регионов.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Государственная программа Российской Федерации «Комплексное развитие сельских территорий» от 31 мая 2019 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://base.garant.ru/72260516/(Дата обращения 01.02.2020)
  2. Государственный (национальный) доклад о состоянии и использовании земель в Российской Федерации в 2018 году: Федеральная служба государственной регистрации, кадастра и картографии. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosreestr.gov.ru/site/activity/gosudarstvennyy-natsionalnyy-doklad-o-sostoyanii-i-ispolzovanii-zemel-rossiyskoy-federatsii/(Дата обращения 10.02.2020)
  3. Стратегия пространственного развития Российской Федерации на период до 2025 года, утверждена распоряжением Правительства Российской Федерации от 13.02.2019 N 207-р (в ред. распоряжения Правительства Российской Федерации от 31.08.2019 N 1945-р). [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/free_doc/new_site/region_stat/sel-terr/strateg_2030.pdf (Дата обращения 10.05.2020)
  4. Федеральная целевая программа «Устойчивое развитие сельских территорий на 2014-2017 годы и на период до 2020 года» от 15 июля 2013 года №598. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://docs.cntd.ru/document/499034090(Дата обращения 01.02.2020)
  5. Агибалова, В.Г. Многофункциональность развития сельских территорий: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук: 08.00.05 / В.Г.Агибалова. – Краснодар, 2018. – 183 с.[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.dissercat.com/content/mnogofunktsionalnost-razvitiya-selskikh-territorii (Дата обращения 10.06.2020)
  6. Антонова, Н.И.Опыт и новые подходы к типологизации сельских территорий[Текст] / Н.И. Антонова // Вестник Государственного аграрного университета Северного Зауралья. – 2015. – № 2. – С. 91-96.
  7. База данных показателей муниципальных образований: Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/munst.htm(Дата обращения 10.06.2020)
  8. Баширов, В.С. Совершенствование методики картографирования
    системы расселения населения России: диссертация на соискание ученой степени кандидата технических наук:25.00.33 / В. Р. Баширов. – М., 2017. – 118 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.miigaik.ru/upload/iblock/3fe/3fe65ae462c622d78b280a9776dea5b4.pdf(Дата обращения 20.02.2020)
  9. Бондаренко, Л.В. Дифференциация субъектов российской федерации по уровню развития сельских территорий и антидепрессивное управление[Текст] / Л.В. Бондаренко, О.А.Яковлева // Инновации в АПК: проблемы и перспективы. –2017. – №2. – С.31-38.
  10. Бондаренко, Л.В. Программно-целевой подход к развитию сельских территорий[Текст] / Л.В.Бондаренко // АПК: Экономика, управление. –2020. – №2 – С.47-62.
  11. Бородкин, Ф.М. Социальные индикаторы[Текст] /Ф.М.Бородкин, С.А.Айвазян. – М.: ЮНИТИ ДАНА, 2006. – 607 с.
  12. Виноградова, Н.А. Система показателей мониторинга социально-экономического развития муниципальных образований и организация муниципальной статистики[Текст] /Н.А. Виноградова: Автореф. дис. … канд. экон. наук. – Орел: ОрелГТУ, 2006. – 24 с.
  13. Волгоградская область в цифрах. 2018: краткий сборник [Текст] / Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Волгоградской области – Волгоград: Волгоградстат, 2019. – 380 с.
  14. Газизов, Р.М.Устойчивое развитие сельских территорий: метод оценки и типологизации (на примере Красноярского края)[Текст] / Р.М. Газизов // Актуальные проблемы экономики и права. – 2014. – № 3. – С. 34-42.
  15. Герасимов, А.Н. Стратегический мониторинг социально экономического развития муниципальных образований[Текст] / А.Н.Герасимов: Авто-реф. дис. … канд. экон. наук. – М., 2006. – 24 с.
  16. Громов, Е.И. Стратегическое планирование устойчивого развития сельских территорий автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук:08.00.05[Текст] / Е. И.Громов. – Челябинск., 2018. – 156 с.
  17. Демографический ежегодник России 2019: Федеральная служба государственной статистики [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.gks.ru/folder/210/document/13207(Дата обращения 01.02.2020)
  18. Демография: Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/12781(Дата обращения 15.03.2020)
  19. Доходы, расходы и потребление домашних хозяйств в 2018 году (по итогам выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств): Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://old.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/publications/catalog/doc_1140096812812(Дата обращения 05.03.2020)
  20. Дошкольное образование (форма № 85-К): Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. –Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/free_doc/new_site/population/obraz/doshkol-obr.htm(Дата обращения 01.02.2020)
  21. Дыкань, Ю.А. Приоритетные направления устойчивого развития сельских территорий: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук:08.00.05/ Ю.А.Дыкань. – Ставрополь, 2019. – 159 с.[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.dissercat.com/content/prioritetnye-napravleniya-ustoichivogo-razvitiya-selskikh-territorii(Дата обращения 08.07.2020)
  22. Жилищное хозяйство в России: Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13234(Дата обращения 01.02.2020)
  23. Закупнев, С.Л. Диверсифицированное развитие сельских территорий: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук:08.00.05 / С.Л.Закупнев. – Воронеж, 2018. – 174 с.[Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://www.dissercat.com/content/diversifitsirovannoe-razvitie-selskikh-territorii(Дата обращения 10.07.2020)
  24. Информационное общество: основные характеристики субъектов Российской Федерации. 2019: статистический сборник / М. А. Сабельникова, Г. И. Абдрахманова, Л. М. Гохберг, О. Ю. Дудорова и др.; Росстат; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2019. – 224 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/info-ob_reg2019.pdf (Дата обращения 01.02.2020)
  25. Как сохранить село: проблемы занятости населения. Доклад – М.: Общественная палата Российской Федерации, 2019. – 60 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.oprf.ru/files/1_2019dok/doklad_zanyatost_naseleniya_selo.pdf
  26. Количество сельских населённых пунктов в субъектах Российской Федерации: Википедия. Свободная энциклопедия. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9A%D0%BE%D0(Дата обращения 10.02.2020)
  27. Консолидированные бюджеты субъектов Российской Федерации и бюджетов территориальных государственных внебюджетных фондов: Федеральное казначейство. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://roskazna.ru/ispolnenie-byudzhetov/konsolidirovannye-byudzhety-subektov/(Дата обращения 01.02.2020)
  28. Косинский, П.Д. Агломерация как инструмент устойчивого развития сельских территорий региона [Текст]/ П.Д. Косинский, В.В. Меркурьев, А.В.Харитонов // Фундаментальные исследования, 2017. – №9. – С.450-454.
  29. Логанцова, Н.В. Методика типологизации сельских территорий по уровню социально-экономической безопасности[Текст] / Н.В. Логанцева // Экономика сельского хозяйства России. – 2013. – № 9. – С. 63-69.
  30. Миграционный прирост населения по полу, возрасту и потокам передвижения: ЕМИСС. Государственная статистика [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.fedstat.ru/indicator/58615 (Дата обращения 15.03.2020)
  31. Михайлова, С.С. Многомерная типология сельских территорий региона// Вестник Бурятского государственного университета [Текст]/ С.С. Михайлова, И.В.Антохонова, М.Ц. Будажанаева.– 2015. – №2а –С.112-119.
  32. Наумов, А.С. Влияние миграционных процессов на формирование новой модели экономического развития [Текст]/ А.С. Наумов // Экономические науки.– 2020. – №189. – С.64-68.
  33. О состоянии сельских территорий в Российской Федерации в 2017 году. Ежегодный доклад по результатам мониторинга:науч. изд. – М.: ФГБНУ«Росинформагротех», 2019, вып. 5 – 332 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosinformagrotech.ru/data/anons/doklad-o-sostoyanii-selskikh-territorij-v-rossijskoj-federatsii-v-2017-godu-pyatyj-vypusk-2019-g (Дата обращения 01.02.2020)
  34. О состоянии сельских территорий в Российской Федерации в 2018 году. Ежегодный доклад по результатам мониторинга: науч. изд. – М.: ФГБНУ«Росинформагротех», 2020. – вып. 6 – 224 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:https://mcx.gov.ru/upload/iblock/8bf/8bf9041a5ce6af3f7afb8ff739562118.pdf(Дата обращения 01.02.2020)
  35. Павлова, М. О. Сельские агломерации как основа развития агропромышленного комплекса / М.О.Павлова // Международная научная конференция «Сибирь в XXI веке — новое освоение: подходы, стратегии, проекты», сборник материалов, – 2017. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://conf.sfu-kras.ru/954/participant/16646(Дата обращения 01.02.2020)
  36. Петриков, А.В. Комплексное развитие сельских территорий Российской Федерации [Текст]/ А.В. Петриков // Аналитический вестник. –2019.– №5. – С.13-18.
  37. Петриков, А.В. Обеспечить устойчивое развитие сельских территорий [Текст]/ А.В. Петриков // Аналитический вестник Совета Федерации Федерального Собрания РФ. –2019. – № 5. – С. 18.
  38. Петриков, А.В. Политика сельского развития в России: направления и механизмы [Текст]/ А.В. Петриков // Никоновские чтения. –2019. – №24. – С. 1-10.
  39. Полушкина, Т.М. Государственное регулирование пространственного развития сельских территорий [Текст]/ Т.М. Полушкина // Вестник Екатерининского института. – 2020. – №1. – С.86-90.
  40. Попова, С.А.Типология сельских территорий Российской Федерации на основе демографической дифференциации регионов[Текст] /С.А.Попова, Д.А. Коробейников, Е.А.Колпакова // Казанский экономический вестник. – 2020. – №2. – С. 60-65.
  41. Прогноз научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года / Минсельхоз России; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: НИУ ВШЭ, 2017. – 140 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://issek.hse.ru/data/2017/05/03/1171421726/Prognoz_APK_2030.pdf.(Дата обращения 01.02.2020)
  42. Рабочая сила, занятость и безработица в России (по результатам выборочных обследований рабочей силы): Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/free_doc/doc_2018/rab_sila18.pdf (Дата обращения 11.04.2020)
  43. Регионы России. Социально-экономические показатели: Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13204 (Дата обращения 10.02.2020)
  44. Ресурсы и деятельность медицинских организаций здравоохранения: Министерство здравоохранения Российской Федерации. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://minzdrav.gov.ru/ministry/61/22/stranitsa-979/statisticheskie-i-informatsionnye-materialy/statisticheskiy-sbornik-2018-god(Дата обращения 15.04.2020)
  45. Родимцев, С.А. Основные тенденции развития демографической ситуации на сельских территориях Орловской области и типологизация сельских поселений по показателям состояния демографической среды[Текст] /С.А.Родимцев, А.В.Резвяков, Н.С.Студенникова // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. – 2014. – Т. 10. – № 26. – С. 37-44.
  46. Родимцев, С.А. Типологическая оценка развития сельских территорий Орловской области[Текст] /С.А.Родимцев, А.В.Резвяков, Н.С.Студенникова // Региональная экономика: теория и практика. – 2014. – № 39. – С. 43-53.
  47. Сведения о материально–технической и информационной базе, финансово-экономической деятельности общеобразовательной организации. Форма № ОО-2: Минпросвещения России. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://edu.gov.ru/activity/statistics/general_edu(Дата обращения 20.04.2020)
  48. Сведения об организации, осуществляющей подготовку по образовательным программам начального общего, основного общего, среднего общего образования. Форма № ОО-1: Минпросвещения России. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://stat.mkrf.ru/indicators/ (Дата обращения 25.03.2020)
  49. Сельское хозяйство в России: Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/folder/210/document/13226(Дата обращения 01.03.2020)
  50. Сидоров, А.А. Методические подходы к оценке социально экономического развития муниципальных образований [Текст] /А.А.Сидоров, М.П. Силич // Известия Томского политехнического университета. –2008. – Т. 313. – № 6. – С. 38-44.
  51. Симагин, Ю.А. Динамика численности населения как показатель устойчивого развития сельских территорий России. [Текст]/ Ю.А. Симагин // Аналитический вестник. – 2019.– №5. – С.39-45.
  52. Среднемесячная заработная плата работников сельского хозяйства (без субъектов малого предпринимательства): ЕМИСС. Государственная статистика [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.fedstat.ru/indicator/43008(Дата обращения 07.03.2020)
  53. Статистическая информация о социально-экономическом развитиисельских территорий Российской Федерации: Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/free_doc/new_site/region_stat/sel-terr/sel-terr.html(Дата обращения 05.02.2020)
  54. Статистические данные по видам учреждений культуры, искусства и образования: ГИВЦ Минкультуры России. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://stat.mkrf.ru/indicators/(Дата обращения 03.05.2020)
  55. Статистический ежегодник Волгоградская область 2018:сборник /Территориальный орган Федеральной службы государственной статистики по Волгоградской области. – Волгоград: Волгоградстат, 2019. – 768 с.
  56. Тарасов, А.Н. Типологизация сельских территорий на основе экономики: монография [Текст] /А.Н. Тарасов, Н.И. Антонова. –М.: ВНИИЭиН, 2016. – 140 с.
  57. Ушачев, И.Г. Развитие социальной сферы села [Текст]/ И.Г. Ушачев, Л.В.Бондаренко // Аналитический вестник. – 2019. – №5. – С.9-13.
  58. Ушачев, И.Г. Современные тенденции и перспективы развития АПК России[Текст]/ И.Г. Ушачев, В.С. Чекалин // Стандарты и качество. – 2019. – №8. – С. 80-84.
  59. Хилинская, И.В. Организационно-экономический потенциалразвития сельских территорий: диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук:08.00.05/ И. В. Хилинская. – Челябинск., 2018. – 156 с.[Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.dissercat.com/content/organizatsionno-ekonomicheskii-potentsial-razvitiya-selskikh-territorii(Дата обращения 03.05.2020)
  60. Численность населения Российской Федерации по полу и возрасту: Федеральная служба государственной статистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13284(Дата обращения 15.02.2020)
  61. Число фельдшерско-акушерских пунктов: ЕМИСС. Государственная статистика [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://fedstat.ru/indicator/43036#(Дата обращения 11.04.2020)
  62. Шедько, Ю.Н. Совершенствование механизмовуправления устойчивым развитиемрегиона: диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук:08.00.05 / Ю. Н. Шедько. – М., 2016. – 352 с. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.dissercat.com/content/sovershenstvovanie-mekhanizmov-upravleniya-ustoichivym-razvitiem-regiona (Дата обращения 15.02.2020)
  63. Шерстобитова, Г.И.Социально-экономическая типологизация муниципальных районов Самарской области[Текст] /Г.И.Шерстобитова // Вестник Самарского государственного технического университета. Серия: Экономические науки. – 2014. – № 1. – С. 57-65.
  64. Bondarenko, L Employment in rural Russia / L. Bondarenko, L. Tatarova // IOP Conference Series: Earth and Environmental Science. – 2019. –С. 012068.

Приложения

 

Автор НИР 

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *