Отраслевая сеть инноваций в АПК

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ​

Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Титульный лист и исполнители

Реферат

цифровое сельское хозяйство, цифровизация, интернет вещей, повышение экономической эффективности аграрного производства

Актуальность исследования обусловлена тем, что на современном этапе социально-экономического развития импортозамещение является важнейшей стратегической задачей агропромышленного комплекса страны. В условиях развития цифровой экономики проведение политики импортозамещения стимулирует развитие отечественного агропромышленного производства, способствует рационализации импорта продовольственных товаров.

Целью исследования является анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства для обеспечения внедрения технологий производства, необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации.

Содержание работы включает проведение прогнозных исследований и выработку предложений по развитию цифрового сельского хозяйства и высшего аграрного образования в целях внедрения технологий производства, необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации. Основное требование к научно-исследовательской роботе – экономическое обоснование необходимых объемов финансирования внедрения технологий цифрового сельского хозяйства в целях импортозамещения продовольствия в Российской Федерации.

Научно-методические рекомендации по анализу исследований и разработок в области цифрового аграрного производства и выработка предложений по развитию научных исследований и высшего образования для обеспечения разработки и внедрения технологий производства, необходимых для импортозамещения продовольствия.

Научная ценность ожидаемых результатов будет заключаться в теоретическом обосновании методики и методологии отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового сельского хозяйства. Практическая значимость – в разработке научно-методических рекомендаций по анализу состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового сельского хозяйства для обеспечения внедрения технологий производства, необходимых для импортозамещения продовольствия в РФ, экономическом обосновании необходимых объемов финансирования внедрения технологий цифрового сельского хозяйства в целях импортозамещения продовольствия в Российской Федерации.

Результаты научно-исследовательской работы могут быть использованы при принятии управленческих решений Министерством сельского хозяйства РФ и субъектами РФ; в учебном процессе при изучении дисциплин по направлениям подготовки 38.03.01 «Экономика» направленность «Информационные системы и технологии в экономике» и 38.04.01 «Экономика» направленность «Информационные системы и технологии в экономике».

Сроки проведения: начало – 01.01.2020, окончание – 31.12.2020.

Плановый объем средств на проведение НИР (тыс. рублей) – 500.

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования обусловлена тем, что на современном этапе социально-экономического развития импортозамещение является важнейшей стратегической задачей агропромышленного комплекса страны. В условиях развития цифровой экономики проведение политики импортозамещения стимулирует развитие отечественного агропромышленного производства, способствует рационализации импорта продовольственных товаров.

Целью исследования является анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства для обеспечения внедрения технологий производства, необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации.

Задачи работы заключаются в проведении прогнозных исследований и выработке предложений по развитию цифрового сельского хозяйства и высшего аграрного образования в целях внедрения технологий производства, необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации. Развитие теоретико-методологических и методических положений, разработка научно-практических рекомендаций, направленных на совершенствование организационно-экономического механизма поддержки сельскохозяйственных товаропроизводителей в системе цифрового развития отрасли.

Основная задача научно-исследовательской роботы – экономическое обоснование необходимых объемов финансирования внедрения технологий цифрового сельского хозяйства в целях импортозамещения продовольствия в Российской Федерации.

Научная новизна ожидаемых результатов будет заключаться в теоретическом обосновании методики и методологии отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового сельского хозяйства.

Практическая значимость – в разработке научно-методических рекомендаций по анализу состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового сельского хозяйства для обеспечения внедрения технологий производства, необходимых для импортозамещения продовольствия в РФ, экономическом обосновании необходимых объемов финансирования внедрения технологий цифрового сельского хозяйства в целях импортозамещения продовольствия в Российской Федерации.

Раздел 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО СЕКТОРА ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК В ОБЛАСТИ ЦИФРОВОГО АГРАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА

1.1 Сущность цифрового аграрного производства

Современный этап общественного развития отличается стремительным формированием высокоскоростного технологического прогресса. За последние 30 лет компьютеры, а вместе с ними и информационные технологии прочно вошли в жизнь общества, включая производственные и непроизводственные сферы экономики. Не стало исключением и сельское хозяйство.

Сегодня ускорение информатизации выступает основой обеспечения устойчивости будущего развития. В основе же прогрессивного роста экономики лежат инновации.

Сельское хозяйство как одна ᴎɜ основополагающих отраслей национальной̌ экономики многих государств, сталкивается с множеством трудностей и проблем, а для их решения необходимо:

– снижение нагрузок техногенной среды на аграрное хозяйство;

– совершенствование используемых технологий;

– рост человеческого капитала

– повышение защищенности продуктов кормления в процессе их производства.

Именно цифровая агрокультура позволяет повысить эффективность сельского хозяйства. Современные информационные технологии прочно вплетаются в аграрную культуру, начиная от планирования посевов, автоматизации поливов и цифрового моделирования урожая и заканчивая расчетом кормов для кормления крупного рогатого скота.

В современных условиях инновационное развитие сельского хозяйства России имеет существенные скрытые резервы, использование которых позволит дать новый импульс развитию агропромышленного комплекса (АПК) Российской Федерации в мире третьего тысячелетия. Один из них достижения цифровой экономики. Цифровизация деятельности субъектов АПК предполагает интеграцию данных из различных источников и обработку масштабных информационных потоков. В связи с этим возникает необходимость формирования информационной системы, соответствующей требованиям цифровой экономики и удовлетворяющей информационные потребности заинтересованных сторон. Актуальность исследования проблем развития сферы информационных технологий в АПК обусловлена, прежде всего, ролью информатизации в процессе развития социально-ориентированной экономики регионов [29].

В течение сезона фермеру приходится принимать более 40 различных решений: какие семена сажать, когда сажать, как их обрабатывать, чем лечить заболевшее растение и т.д., как справляться с угрожающими благополучию поля ситуациями. Недостаток информации для принятия решений приводит к тому, что в процессе посадки, выращивания, ухода за культурами теряется до 40% урожая. Во время сбора урожая, хранения и транспортировки теряется еще 40%. При этом, как выявили ученые, кроме погоды, 2/3 факторов потерь сегодня можно контролировать с помощью автоматизированных систем управления [59].

Информационные методы и телекоммуникационные технологии, переход к широкомасштабному применению современных информационных цифровых систем в сферах науки, образования, производства и бизнеса обеспечивают принципиально новый уровень получения и обобщения знаний, их распространения и использования [21].

В 2016 году доклад Всемирного банка о мировом развитии был посвящен вопросам цифровой экономики [37]. В докладе «Цифровые дивиденды» были выделены следующие преимущества от реализации мероприятий по цифровизации экономик:

– рост производительности труда;

– повышение конкурентоспособности компаний;

– снижение издержек производства;

– создание новых рабочих мест;

– более полное удовлетворение потребностей людей;

– преодоление бедности и социального неравенства.

В то же время перечислены риски от перехода на цифровую экономику, которые в той или иной мере могут проявляться в различных странах:

– риски, связанные с кибербезопасностью;

– безработица;

– рост «цифрового разрыва» между гражданами и бизнесами внутри стран, а также между странами.

Термин «цифровая экономика» появился в концепции Электронной экономики (1995 год), сформулированного американскиминформатиком Николасом Негропонте, что было обусловлено с развитием информационно-коммуникационных технологий.

Помимо термина «цифровая экономика» употребляются такие термины как веб-экономика, интернет-экономика и электронная экономика.

Согласно Всемирного банка, цифровая экономика – это система экономических, социальных и культурных отношений, основанных на использовании цифровых информационно-коммуникационных технологий.

В сельском хозяйстве наряду со цифровой экономикой появилось понятие «Цифровое земледелие» (Digital Farming), его цель – применять всю имеющуюся информацию и экспертизу для автоматизации технологических процессов в сельском хозяйстве. Чтобы сделать Цифровое земледелие реальным, должны быть в наличии два основных условия: умные машины и подключенные машины [47].

В докладе А.Ю. Измайлова и З.А. Годжаева «Цифровое сельскохозяйственное производство»[41] основными целями развития цифрового точного земледелия выделены:

1. Увеличение количества и качества урожая;

2. Минимизация вложений капитала;

3. Снижение трудоемкости сельскохозяйственного производства;

4. Уменьшение вредного воздействия на окружающую среду.

А.Ю. Измайлов и З.А. Годжаев в Список мероприятий проекта «Цифровое сельское хозяйство» включили следующие:

1. Разработка и создание системы геоинформационного мониторинга агропромышленного производства;

2. Разработка и создание интеллектуальной системы поддержки принятия решений сельхозпроизводителями;

3. Разработка и создание интеллектуальных роботизированных средств агропромышленного производства;

4. Комплексные испытания и апробация результатов мероприятий 1,2,3 на базе региональных агрокомплексов;

5. Кадровое обеспечение цифрового агропромышленного производства.

Цифровые интеллектуальные сельскохозяйственные машины должны [47]:

– иметь возможность отправлять и получать информацию с помощью соответствующих датчиков и коммуникационного оборудования;

– облегчать автоматизированные операции;

– обеспечивать оптимальное использование механизмов, и оборудования;

– помогать механизатору качественно выполнять технологические операции.

Для обеспечения устойчивого использования со стороны сельскохозяйственных товаропроизводителей важно:

– наличие разных систем данных, связанных друг с другом;

– умение показать клиентам, как владельцам данных, как определить объем, тип данных (например, о почве, доходности, оборудовании) период времени и партнеров, с которыми они хотят обмениваться с помощью порталов;

– наличие обработки данных, происходящей прозрачным образом.

Современное состояние аграрного сектора экономики страны и преобладающее влияние природныхусловий на результаты сельскохозяйственного производства являются основными сдерживающими факторами развития технологий на селе. М.А. Майорова выделяет следующие проблемы при внедрении высокоточного цифрового земледелия в результате анализа производственно-экономической деятельности предприятий АПК Ярославской области, которые характерны для большинства регионов России [48]:

1. Отсутствие финансовых ресурсов на исследования, разработку, внедрение технологий цифрового земледелия.

2. Сложность применения высокоточных технологий.

3. Кадровый дефицит.

4. Отсутствие качественных, полных, достоверных данных для анализа.

5. Изменчивость внешних условий хозяйствования.

6. Сложность аграрного производства.

7. Отсутствие инновационной инфраструктуры.

8. Слабая материально-техническая база, техническая и технологическая отсталость.

9. Отсутствие стимулирования затрат на НИОКР и прироста этих затрат.

10. Длительный период для разработки и внедрения инноваций в деятельность АПК.

11. Природно-климатические условия.

12. Продолжительный временной лаг между вложенными средствами и полученными результатами от внедрения инноваций.

13. Низкая рентабельность производства.

14. Увеличение цен на топливо, смазочные материалы, электроэнергия, минеральные удобрения и прочее.

15. Отсутствие специальных служб, способных оказывать помощь в организации производства на новых принципах.

Помимо термина «Цифровое земледелие» применяется термин «Умное сельское хозяйство», которые также основаны на появлении умных технологий в сельском хозяйстве. В то же время их нельзя отождествлять с термином «Сельское хозяйство 4.0», которая означает интегрированную внутреннюю и внешнюю сеть операций в аграрном производстве, то есть информация в цифровой форме существует для всех секторов и процессов такого производства.

Интернет вещей (англ. Internet of Things, IoT) – это способы взаимодействия физических объектов, устройств и систем между собой и с окружающим миром с применением различных технологий связи и стандартов соединения.

Сферы применения технологий Интернета вещей крайне обширны. Ихможноразделитьнадвегруппы – CIoT (Consumer Internet of Things) и IIoT (Industrial Internet of Things). CIoT направлен на конечного пользователя, Интернет вещей применяется в таких продуктах, как умная бытовая техника, носимая электроника (фитнес-трекеры, умные часы) и других умных гаджетах.

IIoT-проекты реализуются в различных отраслях экономики – промышленность, сельское хозяйство, и имеют корпоративного потребителя, либо в роли потребителя выступает всё общество в целом. Примерами могут служить умный город, умные электросети, автоматизация и роботизация производства.

1.2 Методологические подходы к регулированию цифрового аграрного производства

Предлагаемый подход к изучению феномена цифровой экономики базируется на доминанте экономики как процесса производства, обмена, распределения и потребления экономических благ, сущность которого остается неизменной на всех этапах эволюции общества. Цифровую экономику рассматривается нами, в первую очередь, как определенный этап общественного развития, c началом которого информация приобретает статус ключевого ресурса, а информационные технологии позволяют существенно повысить эффективность воспроизводственных процессов всех уровней на всех этапах их протекания[51].

При формировании теоретико-методологического базиса цифровой экономики принципиально важно понять механизм перехода к цифровой экономике от традиционной и выработать критерии, позволяющие зафиксировать момент данного перехода. Эти вопросы пока остаются неразработанными, но без ответа на них, без научно обоснованной системы критериев, позволяющих комплексно оценить результат цифровизации и соизмерить его с целевыми параметрами программы формирования цифровой экономики, невозможно обеспечить эффективность управления процессами цифровизации.

Особенно важным понимание механизмов перехода к цифровой экономике представляется на уровне отдельных сфер деятельности и отраслей общественного производства. Очевидно, что сфере торговли механизмы цифровизации будут существенно отличаться, например, от механизмов цифровизации аграрного производства, а в банковской сфере – от сферы, например, государственного управления, но эффективность взаимоотношений экономических агентов различных сфер и отраслей может быть обеспечена лишь при достижении всеми ими минимально необходимого уровня цифрового взаимодействия и интеграции в единое цифровое пространство [51].

Подавляющее большинство исследователей процесс перехода экономических систем различного уровня к модели цифровой экономики называют цифровой трансформацией, определяющей цели и идеологию данного перехода, приоритетные направления и объекты цифровизации [21, 24, 26 и др.]. Но, как правило, акцент при этом делается на цифровой трансформации бизнеса и относительно крупных бизнес-структур, тогда как системные проблемы цифровой трансформации отдельных отраслей общественного производства выносятся за рамки исследований.

В настоящее время наблюдается стихийный процесс очагового развития цифровой экономики, где в качестве своеобразных «очагов» выступают различные страны, крупные корпорации, отрасли и сферы деятельности, демонстрирующие потенциал цифровых технологий и масштаб приобретаемых с их помощью конкурентных преимуществ даже на первых этапах цифровой трансформации и освоения новых бизнес-моделей.

Вместе с тем следует понимать, что полномасштабный переход к цифровой экономике не может быть осуществлен в ближайшей и даже среднесрочной перспективе. Нужен реализм понимания современного уровня информатизации различных сторон общественной жизни, качества имеющегося научно- технического задела, практической значимости для общественного развития тех или иных цифровых технологий. Неслучайно становится все больше сторонников версии о том, что идея цифровой экономики родилась как ответ на потребность крупных корпораций в формировании новых глобальных рынков электронных изделий, то есть, по большому счету, не цифровые технологии создаются в результате появления спроса на них, а спрос на цифровые технологии формируется их производителями, исходя из собственных интересов [51].

Осознание отдаленности перспектив полномасштабного перехода к цифровой экономике привело к тому, что в качестве приоритетных целей становления цифровой экономики в национальных стратегиях стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития, были выделены: расширение функций электронного правительства; развитие телекоммуникационной и информационной инфраструктуры; формирование умений и компетенций, связанных с использованием информационно-коммуникационных технологий; повышение уровня информационной безопасности и защиты персональных данных; расширение регламентированного доступа к информационным ресурсам; адаптация информационно-коммуникационных технологий к потребностям отдельных сфер деятельности, отраслей и хозяйствующих субъектов; развитие технологий цифровой идентификации; развитие средств электронной коммерции; обеспечение защиты прав потребителей; расширение доступности Интернета и сохранение его открытости Интернета; развитие цифрового кон- тента и т.п. [29]. Цифровая экономика представляется в виде своего рода надстройки, обеспечивающей масштабное проникновение цифровых технологий в отрасли и сферы деятельности традиционной экономики и принципиально изменяющих систему взаимодействия экономических агентов за счет формирования цифровых экосистем (под экосистемой в теории цифровой экономики понимается сложная система, обеспечивающая взаимодействие разнородных агентов, в качестве которых могут выступать люди, роботы, программные комплексы и другие субъекты цифровой экономики). То есть цифровая экономика не отменяет экономики традиционной, а лишь расширяет ее возможности, существенно влияя при этом на ее структуру и определяя темпы развития отдельных отраслей и сфер деятельности.

Следует также признать, что эффективность внедрения цифровых технологий во многом зависит от уровня технологического и информационного развития отраслей и сфер деятельности. Сами по себе цифровые технологии не генерируют экономический эффект, они лишь позволяют его усилить. И если отрасль или сфера деятельности имеют низкий уровень технико- технологического развития, то их цифровая трансформация потребует, в первую очередь, решения проблемы ликвидации их технологической отсталости. К сожалению, программа не отражает позицию государства по данному вопросу, но позволяет сформировать определенные технологические заделы, опираясь на которые в дальнейшем можно будет проводить цифровизацию отдельных отраслей и сфер деятельности.

Технологический базис цифровых экосистем формируют цифровые платформы, представляющие собой комплекс технологических решений, формирующих среду цифрового взаимодействия субъектов цифровой экономики, позволяющих решать задачи, определяемые спецификой отдельных отраслей и сфер деятельности, и обеспечивающих их интеграцию в цифровые экосистемы более высокого уровня. На уровне хозяйствующих субъектов цифровые платформы часто отождествляются с автоматизированными информационными системами, ориентированными на реализацию перспективных бизнес-моделей, предполагающих широкое использование цифровых технологий.

Следует отметить, что цифровая трансформация должна охватывать все уровни общественного производства: от отдельных хозяйствующих субъектов до государства как особого субъекта цифровой экономики. Очевидно, что на различных уровнях будут использоваться различные модели цифрового развития, но идеология цифровизации должна обеспечивать баланс интересов всего общества, бизнес-структур и отдельных личностей. Именно здесь особо отчетливо проявляется роль государства как естественного макрорегулятора процессов общественного развития и возникает необходимость формирования принципиально новой цифровой платформы государственного управления.

Модель цифровой экономики требует кардинальной модернизации идеологии управления и на уровне хозяйствующих субъектов, а также реализации принципиально новых методов информатизации процессов управления, обеспечивающих переход от схем фрагментарной автоматизации отдельных управленческих задач к комплексной системе информационного обеспечения управления на основе формирования цифровых платформ, учитывающих отраслевые особенности объекта управления, уровень его структурной и функциональной сложности, интенсивность внутренних и внешних информационных потоков, объем информации, циркулирующей в системе управления, и уровень ее неоднородности, специфику используемых цифровых технологий, состав и структуры цифровой экосистемы и др.

Переход к цифровой экономике от экономики традиционной должен осуществляться, исходя их следующих положений [52]:

цифровая экономика – это объективный этап общественного развития, предполагающий переход к использованию принципиально новых технологий организации процессов производства, обмена, распределения и потребления экономических благ и управления ими;

каждая фаза воспроизводства требует применения специфических цифровых технологий, отражающих ее сущность и особенности организации, а также технологий, обеспечивающих взаимосвязь всех фаз и синхронизацию их протекания;

дифференциация сфер деятельности, отраслей и территорий по уровню информатизации и готовности к реализации модели цифровой экономики требует разработки множества стратегий цифровизации социально-экономических систем различного уровня с целью обеспечения сбалансированного развития административно-территориальных образований;

для каждой сферы деятельности и отрасли общественного производства должна быть разработана цифровая платформа, обеспечивающая реализацию комплекса типовых для каждых отраслей и сфер функций и задач и интеграцию экономических субъектов в единое информационное пространство;

отсутствие единой стратегии перехода к цифровой экономике или неадекватность стратегии возможностям общества и ее субъектов могут не только привести к неэффективному использованию ограниченных финансовых ресурсов, но и дискредитировать идею цифровой экономики;

переход к цифровой экономике может быть осуществлен при достижении адекватного уровня развития информационной инфраструктуры и информационно-коммуникационных технологий;

высокая зависимость страны от зарубежных стран в области технических и программных средств реализации цифровых технологий обуславливает значительный уровень рисков при осуществлении масштабного перехода к цифровой экономике;

резкий рост объемов информации и повышение интенсивности информационных потоков при переходе к цифровой экономике требует трансформации существующих систем управления на всех уровнях и разработки новой методологии организации управления развитием экономических систем;

массовое внедрение цифровых технологий объективно обусловит повышение производительности труда и существенное сокращение рабочих мест в традиционных отраслях и сферах деятельности, что потребует разработки стратегии решения проблем сокращения уровня занятости населения;

масштабный перевод информации в цифровой формат порождает необходимость принципиального повышения уровня информационной безопасности и защиты данных от несанкционированного доступа при скачкообразном росте объема информационных ресурсов.

1.3 Развитие цифровой экономики в России

Мировая практика и опыт успешных отечественных сельскохозяйственных производителей показывают, что применение современных цифровых технологий позволяет сформировать оптимальные почвенно-агротехнические и организационно-территориальные условия, обеспечивающие в течение всего жизненного цикла сельскохозяйственной продукции значительное повышение урожайности и производительности труда, снижение материальных затрат на ГСМ, электроэнергию, средства защиты растений, оплату труда и другие виды расходов, сохранение плодородия почв и защиту окружающей среды.

1 декабря 2016 года В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию Российской Федерации для обеспечениянациональной безопасности и технологической независимости России предложил запустить масштабную системную программу развития экономики нового технологического поколения, так называемой цифровой экономики. При этом реализация программы должна опираться на российские компании, научные, исследовательские и инжиниринговые центры страны [12].

28 июля 2017 года Правительством Российской Федерации была утверждена Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» [15], согласно которой была принята следующая нумерация базовых направлений:

1. Нормативное регулирование;

2. Кадры и образование;

3. Формирование исследовательских компетенций и технологических заделов;

4. Информационная инфраструктура;

5. Информационная безопасность.

Общие расходы программы за период 2018-2024 годы составят 1,634 трлн. руб. Из этой суммы 1,1 трлн. руб. должен будет выделить федеральный бюджет, а 534 млн. руб. должны быть взяты из внебюджетных источников.

Президент Российской Федерации В.В. Путин в Послании Федеральному Собранию от 1 марта 2018 года отметил, что «В кратчайшие сроки нам необходимо создать передовую законодательную базу, снять все барьеры для разработки и широкого применения робототехники, искусственного интеллекта, беспилотного транспорта, электронной торговли, технологий обработки больших данных. Причем такая нормативная база должна постоянно обновляться, строиться на гибком подходе к каждой сфере и технологии» [9].

В сельском хозяйстве для решения поставленных президентом задач отводится переходу на «Сельское хозяйство 4.0», который позволит с одной стороны будет способствовать увеличению объемов производимой сельскохозяйственной продукции, повышению физической и экономической доступности продовольствия для населения, росту конкурентоспособности и увеличению экспорта продуктов отрасли, а с другой, – будут способствовать решению глобальных проблем – повышение плодородия сельскохозяйственных угодий, оздоровление экологической обстановки и т.п.

17 октября 2018 года в ходе расширенного заседания научно-экспертного совета комитета Государственной Думы по аграрным вопросам статс-секретарь – заместитель министра сельского хозяйства РФ Иван Лебедев заявил, что Министерство сельского хозяйства разработало ведомственный проект «Цифровое сельское хозяйство», который планируется полностью реализовать в период с 2019 по 2024 годы.

Президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам 24 декабря 2018 года был утвержден «Паспорт национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» [9], а 25 декабря были утверждены паспорта федеральных проектов – Правительственной комиссией по цифровому развитию, использованию информационных технологий для улучшения качества жизни и условий ведения предпринимательской деятельности. Однако многие пункты данных документов противоречили Программе «Цифровая экономика Российской Федерации», которая утратила силу 12 февраля 2019 года в связи с изданием Распоряжения Правительства Российской Федерации.

4 июня 2019 года «Паспорт национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» от 24 декабря 2018 года утратил силу в связи с разработкой нового Паспорта [8], в ней федеральные проекты были немного переименованы и перенумерованы согласно Указа Президента РФ от 7 мая 2018 года «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» [18]:

1. Нормативное регулирование цифровой среды;

2. Информационная инфраструктура;

3. Кадры для цифровой экономики;

4. Информационная безопасность;

5. Цифровые технологии;

6. Цифровое государственное управление.

В соответствие с поручением президента РФ В.В. Путина от 24 января 2020 года до 15 апреля 2020 года в нацпрограмму «Цифровая экономика» должны быть внесены изменения, предусматривающие разработку и внедрение отечественных программного обеспечения и программно-аппаратных средств для ускорения цифровой трансформации отраслей реального сектора экономики.

Глава министерства цифрового развития Максут Шадаев 27 января 2020 года на заседании рабочей группы Госсовета по направлению «Коммуникации, связь, цифровая экономика» перечислил 7 направлений развития цифровой экономики в интересах граждан, бизнеса и государства:

Цифровая экономика – гражданам:

1. Проводить время с близкими, а не тратить его на получение госуслуг. Цель – граждане должны тратить на получение всех необходимых госуслуг не более 3 часов в год личного времени.

2. Новое качество образования и подготовки детей. Цель – 100% учащимся должна быть обеспечена гарантия равного доступа к качественному образованию с возможностью его персонализации.

3. Новые возможности контроля за состоянием своего здоровья. Цели – гарантия 100% доступности базовой медицинской помощи, а также формирование у 50% населения заинтересованности в постоянном контроле своего здоровья, своевременное обращение за медицинской помощью, выбор оптимального варианта лечения и снижение количества врачебных ошибок.

Цифровая экономика – бизнесу:

4. Кардинальное снижение издержек. Перевод документооборота бизнеса с клиентами, контрагентами и госорганами исключительно в цифровой вид должен дать экономию расходов на 1-3%. Бизнесу должны быть обеспечены:

– доступ к цифровым государственным и другим данным о гражданах с их согласия;

– использование больших данных государства;

– сдача всей обязательной отчетности и первичной документации по госконтрактам в цифровом виде;

– получение всех необходимых лицензий и разрешений в «три клика» в электронном виде.

5. Снижение административного давления. Цель – благоприятный климат для развития бизнеса: получение всех необходимых лицензий и разрешений в электронном виде, решения по проверке бизнеса должны приниматься на основе автоматического скоринга, должен быть организован публичный онлайн доступ к материалам уголовных дел против предпринимателей с их согласия.

Цифровая экономика – государству:

6. Эффективное незаметное государство. Цель – рост удовлетворенности населения качеством работы органов власти и снижение на 10% издержек, связанных с взаимодействием с населением и бизнесом.

7. Новый уровень общественной безопасности. Цель – профилактика преступности, повышение раскрываемости и эффективности предупреждения, рост оперативности реагирования на ЧС.

12 февраля 2020 года представители ООО «Ланит-Интеграция» сообщили, что по заказу Минсельхоза России они разработали концептуальные основы нацплатформы «Цифровое сельское хозяйство», которая будет включать в себя шесть подплатформ, предусматривающих цифровизацию следующих областей сельского хозяйства:

– землепользования и землеустройства;

– прослеживаемости продукции;

– агрометеопрогнозирования;

– сбора отраслевых данных;

– информационной поддержки и предоставления услуг;

– хранения и распространения информационных материалов [63].

Вместе с тем на сайте Аналитического центра Минсельхоза России представлена лишь ознакомительная информация по следующим направлениям Цифрового сельского хозяйства:

1. Единый сервис предоставления мер государственной поддержки АПК

2. Умное землепользование

3. Умная ферма

4. Умный сад

5. Умная теплица

6. Цифровые решения партнеров

Приказом Минсельхоза России от 01.06.2020 г. №305 было утверждено Положение о Департаменте цифрового развития и управления государственными информационными ресурсами АПК [11], которое заменило утратившую силу приказ Минсельхоза России от 23.04.2018 г. №180 с изменениями. Согласно новому положению, были расширены и конкретизированы основные задачи и функции Департамента. В структуру Департамента входит Аналитический центр Минсельхоза России, одной из основных задач которого является обеспечение доступности отраслевой информации и координация взаимодействия Минсельхоза России, региональных органов управления АПК, отраслевых союзов, сельхозорганизаций, кооперативов и фермерских хозяйств.

Информационная система цифровых сервисов АПК Министерства сельского хозяйства Российской Федерации (ИС ЦС АПК) позволит перевести в электронный вид, ускорить процессы получения и повышения результативности мер государственной поддержки в сфере сельского хозяйства; предоставление отчетности в электронном виде.

Создан Всероссийский каталог цифровых решений, который включает следующие элементы [58]:

1. Большие данные и искусственный интеллект – в котором по состоянию на декабрь 2020 года представлены 67 решений;

2. Интернет вещей – представлены 57 решений;

3. Роботизация – представлены 32 решения;

4. Сервисы – подразделены на специализированные – представлены 54 решения, широкого профиля – представлены 32 решения и беспилотный летательный аппарат – 13 решений.

Реализация мероприятий, направленных на цифровизацию национальной экономики, положительно сказываются на увеличении удельного веса данной сферы деятельности в общем валовом внутреннем продукте стране. Так, в 2010 году в структуре ВВП России доля цифровой экономики составляла 1,9%, в 2016 – 2,8%, а уже в 2018 году – 5,1%, то есть в течение двух лет с момента реализации мер по развитию цифровой экономики удалось увеличить удельный вес более чем на 4/5.

Раздел 2. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ НЕОБХОДИМЫХ ОБЪЕМОВ ФИНАНСИРОВАНИЯ ВНЕДРЕНИЯ ТЕХНОЛОГИЙ ЦИФРОВОГО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА В ЦЕЛЯХ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ В РФ

2.1. Оценка продовольственной безопасности России

Продовольственная безопасность Российской Федерации – состояние социально-экономического развития страны, при котором обеспечивается продовольственная независимость Российской Федерации, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевой продукции, соответствующей обязательным требованиям, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевой продукции, необходимой для активного и здорового образа жизни [4].

Для оценки обеспечения продовольственной безопасности в качестве основных индикаторов используется достижение пороговых значений показателей продовольственной независимости, экономической и физической доступности продовольствия и соответствия пищевой продукции требованиям законодательства Евразийского экономического союза о техническом регулировании.

Для оценки состояния продовольственной безопасности используется следующая система показателей [5]:

а) в сфере потребления:

– располагаемые ресурсы домашних хозяйств по группам населения;

– обеспеченность площадями для осуществления торговли и организации питания в расчете на 1000 человек;

– потребление пищевых продуктов в расчете на душу населения;

– объемы адресной помощи населению;

– суточная калорийность питания человека;

– количество белков, жиров, углеводов, витаминов, макро- и микроэлементов, потребляемых человеком в сутки;

– индекс потребительских цен на пищевые продукты;

б) в сфере производства и национальной конкурентоспособности:

– объемы производства сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия;

– импорт сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия;

– бюджетная поддержка производителей сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия в расчете на рубль реализованной продукции;

– продуктивность используемых в сельском хозяйстве земельных ресурсов;

– объемы реализации пищевых продуктов организациями торговли и общественного питания;

в) в сфере организации управления:

– объемы продовольствия государственного материального резерва, сформированного в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации;

– запасы сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия.

Для комплексной оценки обеспечения продовольственной безопасности используется система показателей, определяемая Правительством Российской Федерации [4]. В соответствие с распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 ноября 2013 года №2138-р. показатели в сфере обеспечения продовольственной безопасности подразделены на три группы [10]:

1. Целевые показатели состояния продовольственной безопасности:

– в области потребления пищевых продуктов;

– в области физической доступности продовольствия для населения;

– в области независимости Российской Федерации.

2. Показатели мониторинга состояния продовольственной безопасности:

– в сфере потребления;

– в сфере товарного обращения сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия;

– в сфере переработки сельскохозяйственной и рыбной продукции;

– в сфере производства сельскохозяйственной и рыбной продукции;

– в области экспорта и импорта сельскохозяйственной, рыбной продукции и продовольствия;

– состояния запасов и резервов;

– население и трудовые ресурсы.

3. Показатели прогноза состояния продовольственной безопасности:

– показатели, характеризующие прогнозные сценарные условия обеспечения продовольственной безопасности;

– прогнозные отраслевые макроэкономические показатели;

– прогнозные продовольственные балансы.

Продовольственная независимость Российской Федерации – самообеспечение страны основными видами отечественной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия [4].

Она определяется как уровень самообеспечения в процентах, рассчитываемый как отношение объема отечественного производства сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия к объему их внутреннего потребления и имеющий пороговые значения в отношении:

а) зерна – не менее 95 процентов;

б) сахара – не менее 90 процентов (80%);

в) растительного масла – не менее 90 процентов (80%);

г) мяса и мясопродуктов (в пересчете на мясо) – не менее 85 процентов;

д) молока и молокопродуктов (в пересчете на молоко) – не менее 90 процентов;

е) рыбы и рыбопродуктов (в живом весе – весе сырца) – не менее 85 процентов (80%);

ж) картофеля – не менее 95 процентов;

з) овощей и бахчевых – не менее 90 процентов;

и) фруктов и ягод – не менее 60 процентов;

к) семян основных сельскохозяйственных культур отечественной селекции – не менее 75 процентов;

л) соли пищевой – не менее 85 процентов.

Рациональные нормы потребления пищевой продукции – рацион, представленный в виде набора продуктов, включающего пищевую продукцию в объемах и соотношениях, отвечающих современным научным принципам оптимального питания, учитывающий сложившуюся структуру и традиции питания большинства населения;

Соответствие пищевой продукции требованиям законодательства Евразийского экономического союза о техническом регулировании определяется как удельный вес всех проб пищевой продукции, не соответствующих обязательным требованиям, в общем объеме исследованных в рамках осуществления государственного контроля (надзора) и мониторинга качества и безопасности пищевой продукции проб пищевой продукции.

Экономическая доступность продовольствия – возможность приобретения пищевой продукции должного качества по сложившимся ценам, в объемах и ассортименте, которые соответствуют рекомендуемым рациональным нормам потребления;

Экономическая доступность продовольствия определяется как отношение фактического потребления основной пищевой продукции на душу населения к рациональным нормам ее потребления, отвечающим требованиям здорового питания, и имеет пороговое значение 100 процентов.

Физическая доступность продовольствия – уровень развития товаропроводящей инфраструктуры, при котором во всех населенных пунктах страны обеспечивается возможность приобретения жителями пищевой продукции или организации питания в объемах и ассортименте, которые соответствуют рекомендуемым рациональным нормам потребления;

Физическая доступность продовольствия определяется как процентное отношение фактической обеспеченности населения разными видами торговых объектов по продаже продовольственных товаров и объектами по реализации продукции общественного питания к установленным Правительством Российской Федерации нормативам.

Главной целью Доктрины продовольственнойбезопасности Российской Федерации от 30 января 2010 года являлось обеспечение высоких и устойчивых темпов роста выпуска сельскохозяйственной продукции для повышения продовольственной независимости страны. Одним из важнейших показателей, характеризующих темпы роста, выступают индексы производства, которые за последние 9 лет представлены в таблице 1.

Таблица 1 – Индексы производства продукции сельского хозяйства в хозяйствах всех категорий Российской Федерации (в сопоставимых ценах, в процентах к предыдущему году)[61,66]

Годы
2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018 20191)
Продукция сельского хозяйства 122,3 94,4 105,1 104,1 102,1 104,8 102,9 99,8 104,0
в том числе:
растениеводства 147,1 86,7 110,3 105,4 102,1 107,8 103,3 98,5 106,1
животноводства 102,4 102,4 100,4 102,8 102,0 101,6 102,6 101,1 101,6

1) Предварительные данные.

Проведенные исследования свидетельствуют, что по сравнению с 2010 годом к отчетному 2019 году объемы производства в целом по сельскому хозяйству в сопоставимых ценах увеличились на 44,4%, по растениеводству – на 76,2%, а по животноводству – на 18,2%. Вместе с тем, если не учитывать результаты по растениеводству за 2010 год, который был засушливым во многих регионах страны, то сравнению с 2011 годом к 2019 году объемы производства в растениеводческих отраслях увеличились лишь на 19,8%.

Прирост валовой сельскохозяйственной продукции в течение рассматриваемого периода обеспечивался за счет их увеличения в сельскохозяйственных организациях и крестьянских (фермерских) хозяйствах, поскольку в хозяйствах населения прослеживается тенденция уменьшения производства продукции сельского хозяйства.

Основное влияние на увеличение продукции сельского хозяйства в целом по стране оказывают регионы, расположенные в европейской части Российской Федерации.

Увеличение объемов производства отечественной продукции сельского хозяйства позволило уменьшить долю импортных продовольственных товаров в товарных ресурсах розничной торговли продовольственными товарами с 34% в 2010 году до менее четверти за 2016-2019 годы [62].

Оценка производства основных видов импортозамещающих пищевых продуктов за 2010-2019 годы показывает[62], что практически все они имеют положительную тенденцию, однако значительно разнятся по темпам прироста. Например, если производства говядины и телятины в парном, остывшем, охлажденном или замороженном виде увеличилось лишь чуть более 40 тыс.т или почти 1/6, то производство свинины – более чем на 2 млн.т или в 3,5 раза, а мяса птицы – почти на 2 млн.т или в 1,7 раза. В результате это привело к росту потребления мясопродуктов (таблица 2, рисунок 1), но и при этом структуре потребляемого мяса еще снизилась доля говядины, примерно половина которая является импортной.

Проведенные исследования позволяют нам соотнести имеющиеся статистические данные по потреблению основных видов продовольствия с установленными на территории Российской Федерации действующими нормами потребления.

Таблица 2 – Потребление основных продуктов питания по Российской Федерации (на душу населения в год, килограммов)

Наименование продуктов Норма[16] Годы
1990 2000 2010 2019
1. Хлебные продукты 96 120 117 120 116
2. Картофель 90 106 109 104 89
3. Овощи и бахчевые 140 89 79 101 108
4. Фрукты свежие 100 35 32 58 62
5. Сахар 24 47 35 39 39
6. Мясопродукты 73 75 45 69 76
7. Рыбопродукты 22 20 10 16 13
8. Молоко и молокопродукты 325 387 215 247 234
9. Яйца (штук) 260 297 229 269 285
10. Масло растительное 12 10,2 9,9 13,4 14,0

Безусловно, в настоящее время обозначенный уровень потребления еще не достигнут, в частности по таким видам продовольствия, как фрукты (потребление 62% от нормы), молоко (72%), овощи (77%). Но эти показатели отнюдь не являются свидетельством недостатка продовольствия на внутренних продовольственных рынках. Это в большей степени свидетельствует об уровне покупательской способности и культуре питания, то есть о социально-экономической доступности. Подтверждающим данный довод фактом является то, что в России преобладает высококалорийный углеводистый тип питания. Так, по данным таблицы 2 видно, что значительно превышают нормы за 2019 год: употребление хлебных изделий – на 20,8% от требуемого объема; сахара – на 62,5%; масла растительного – на 16,7%.

word image 287 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 1 – Сопоставление потребления основных продуктов питания по Российской Федерации по сравнению с нормами потребления, в %.

Таким образом, по состоянию на 2019 год только четырем видам продуктов питания – хлебные продукты, сахар, мясопродукты и яйца, обеспечивался более высокий уровень потребления, чем в соответствии с нормами здорового питания [16]. Вместе с тем оптимальным с точки зрения обеспечения здоровья населения выступает только среднедушевое потребление картофеля, яиц и мясопродуктов. В то же время структура потребляемых населением мясопродуктов также желает оставлять лучшего, поскольку значительно большую долю, в соответствии с нормами, здесь занимает мясо домашней птицы, на которое приходится почти 60% от всей мясной продукции.

Вообще, если население страны тратит на продовольствие менее одной трети собственных доходов, то это свидетельствует о среднем уровне доступности продовольствия; высокий уровень достигается при расходах на продовольствие свыше одной трети от доходов, но не более 50%; критический уровень возникает в случае 50% и более расходов на продовольствие. Пользуясь статистическими данными, проанализируем ситуацию социально-экономической доступности продовольствия населению за последние 28 лет (рисунок 2).

word image 288 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 2 – Доля расходов населения на продукты питания.

Анализируя расходы населения на продовольствие, следует отметить, что настоящее время характеризуется средним уровнем доступности продовольствия для населения страны. Критический уровень доступности продовольствия приходился с середины 90-х годов прошлого столетия до 2002 года. В этот период расходы зачастую превышали 50% рубеж.

Данные рисунков 1 и 2 не отражают некоторые явления, происходящие на продовольственном рынке России, в частности, речь идет о большом поступлении и потреблении импортного продовольствия в период с 1990 по 2010 годы, который достигал по некоторым видам продовольствия 50%, что превысило пороговые значения продовольственной безопасности в РФ.

В 2010 году, с принятием Доктрины по продовольственной безопасности, государство поставило определенные задачи по импортозамещению и повышению уровня производства основных видов сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Наряду с Доктриной продовольственной безопасности Российской Федерации с 2008 года стали активно разрабатываться и реализовываться на федеральном и региональном уровнях программы развития сельского хозяйства и рынков сельскохозяйственного сырья и продовольствия. Результаты предпринятых мер показали, что сельское хозяйство России еще вполне жизнеспособно и может выйти на определяемые государством целевые ориентиры по уровню производства.

Уровень самообеспечения страны и субъектов Российской Федерации основной сельскохозяйственной продукцией определяется следующим образом[6, 14]:

Коэффициент самообеспечения (КСО):

word image 289 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Внутреннее потребление включает в себя: производственное потребление, личное потребление (фонд потребления), потери продукции, промпереработка на непищевые цели.

Производственное потребление отражает использование продукции сельхозпроизводителями на внутрихозяйственные нужды: на семена, корм скоту и птице, яйца на инкубацию.

Фонд личного потребления населения включает объемы продукции, идущие на питание населения страны или субъектов Российской Федерации.

Промпереработка на непищевые цели включает объемы продукции, израсходованные предприятиями и организациями на выработку медбиопрепаратов, использованные для научно-исследовательских целей и пр.

Источником информации в целях осуществления расчета уровня самообеспечения отдельными видами сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия являются:

1. Для получения информации об объеме производства – формы федерального статистического наблюдения:

– №29-СХ «Сведения о сборе урожая сельскохозяйственных культур»;

– №П-1 (СХ) «Сведения о производстве и отгрузке сельскохозяйственной продукции»;

– №2 «Сведения о производстве сельскохозяйственной продукции в личных подсобных и других индивидуальных хозяйствах граждан»;

– №2-фермер «Сведения о сборе урожая сельскохозяйственных культур»;

– №3-фермер (МП) «Сведения о производстве продукции животноводства и поголовье скота»;

– №ПМ «Сведения об основных показателях деятельности малого предприятия»;

– №1-ИП (мес) «Сведения о производстве продукции индивидуальным предприятелем»;

– №1-натура-БМ «Сведения о производстве, отгрузке продукции и балансе производственных мощностей»;

– №МП (микро)-натура «Сведения о производстве продукции микропредприятием»;

– №1-П (рыба) «Сведения о улове рыбы и добыче других водных биоресурсов».

2. Для получения информации о внутреннем потреблении – бюллетень «Потребление основных продуктов питания населением Российской Федерации», статистический бюллетень «Балансы товарных ресурсов отдельных товаров (видов продукции)», размещаемые на официальном сайте Росстата в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (rosstat.gov.ru).

В связи с дополнением перечня основных видов отечественной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия в новой Доктрине[4] семенами основных сельскохозяйственных культур отечественной селекции,уровень самообеспечения семенами основных сельскохозяйственных культур (яровые зерновые и зернобобовые, сахарная свекла, семена подсолнечника, картофель, кукуруза, яровой рапс (кольза), бобы соевые) отечественной селекции (КСО_семян) определяется по следующей формуле [6]:

word image 290 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

где Vo– объем высеянных семян основных сельскохозяйственных культур отечественной селекции на территории Российской Федерации в отчетном финансовом году, тыс. тонн;

Vв– общий объем высеянных семян основных сельскохозяйственных культур на территории Российской Федерации в отчетном финансовом году, тыс. тонн.

Источником информации являются данные ФГБУ «Россельхозцентр», формируемые в рамках выполнения государственного задания по определению посевных и сортовых качеств семенного материала.

Уровень самообеспечения основными продуктами питания по Российской Федерации за последние пять лет представлен в таблице 3.

Как свидетельствуют, приведенные в таблице 3 показатели, в течение 2015-2019 годов в Российской Федерации уровень самообеспечения мясной продукции повысился на 8,7 процентных пунктов, что было обеспечено, главным образом, увеличением производства мяса птицы и свинины. Уровень самообеспечения молочной продукцией повышается из-за роста продуктивности коров. Уровень самообеспечения картофелем снижается вследствие сокращения площадей посадки культуры. Положительное влияние на самообечпеченность фруктами и ягодами оказало расширение площадей, однако для достижения целевых показателей необходимо ещё в 1,5 раза увеличить их валовой сбор.

Таблица 3 – Уровень самообеспечения основными продуктами питания по Российской Федерации за 2015-2019 годы, %

Наименование продуктов Годы
2015 2016 2017 2018 2019
Мясо 88,7 90,6 93,5 95,7 97,4
Молоко 79,9 80,7 82,3 83,9 83,9
Яйца 96,7 97,1 97,9 97,7 97,1
Картофель 102,1 93,2 91,1 95,3 95,1
Фрукты и ягоды 32,5 36,5 33,1 38,8 40,2

Таким образом, можно заявить о достижении показателей, заданных Доктриной, практически по всем видам продовольствия, за исключением молока. Эксперты отмечают, что проблема в недостающих объемах производства молока заключается в том, что в России слабо развита материально-техническая база для производства кормов, в частности, концентрированных. Практически отсутствуют собственные отечественные технологии их приготовления. Также, за время перехода к рыночным отношениям утратило себя и практически не имело государственной поддержки племенное дело. В большинстве функционирующих хозяйств дойное стадо представлено черно-пестрой породой. Средний уровень удоев в России базируется на отметке 6000-7000 кг на дойную корову, тогда как в ряде развитых стран, где активно занимаются молочным скотоводством, удои на одну корову достигают до 15000 кг в год.

В Новой Доктрине продовольственной безопасности несколько были повышены коэффициенты самообеспечения [4], и достигнутые за 2019 год по некоторым позициям уже ниже целевого критерия (рисунок 3).

word image 291 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 3 – Сопоставление коэффициентов самообеспечения по основным продуктам сельского хозяйства за 2019 год с целевым критерием [4].

В целом необходимо отметить, что многоаспектный характер формирования продовольственной безопасности сводится к двум основным характеризующим ее критериям: к физической и социально-экономической доступности.

В этой связи следует отметить, что социально-экономическая доступность зачастую не зависит от состояния аграрной отрасли экономики, если речь не идет о населении, проживающем и работающем в сельской местности. Чтобы сельские жители не покидали село в поисках работы в городе необходимо повысить их уровень и качество жизни. Следовательно, целесообразно осуществлять регулирующие мероприятия на рынке труда, где характер и сложность труда должны соответствовать имеющемуся у человека уровню специализации и квалификации. Труд должен иметь соответствующую оплату, но при этом темпы роста заработной платы не должны превышать темпы роста производительности труда. Также важно расширять возможности формирования доходов населения, не ориентируясь лишь на заработную плату и прочее.

Следует также продолжать вести активную государственную политику, направленную на импортозамещение. Расширять возможности международного сотрудничества, а, следовательно, осуществлять контроль за экспортом и импортом продовольствия. Одной из первоочередных задач должно стать укрепление и обновление материально-технической базы ряда важнейших производственных участков в АПК страны. Государству также следует укрупнить объемы государственной поддержки аграриям, осваивая и другие направления, не связанные с аграрным производством, по правилам ВТО, членом которой является Россия.

В то же время определенным резервом повышения уровня самообеспечения выступает недопущение потерь уже произведенной продукции, которые по видам за 2019 год составляли: молоко – 0,1% от производства; картофель – 7,1%; мясо – 0,2%; овощи – 3,2%; фрукты – 1,6%.

Важнейшее значение на обеспечение продуктами питания население страны выступает сбалансированность внешнеторгового товарооборота, по основным группам продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья за 2013-2019 годы, представлен в таблице 4.

Как свидетельствуют исследования, общий внешнеторговый товарооборот России по основным группам товаров, в которые входят продовольствие и сельскохозяйственное сырье, уменьшился с 59,4 млрд.долл. в 2013 году до 54,2 млрд.долл. в 2019 году. Такая ситуация преимущественно объясняется сокращением импорта с 43,3 до 29,6 млрд.долл., поскольку экспорт по указанным группам товаров увеличился с 16,3 млрд.долл. до 24,6 млрд.долл., то есть более чем на половину.

Таблица 4 – Внешнеторговый товарооборот России по основным группампродовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья за 2013-2019 годы, млрд.долл.[64]

Группы товаров Годы
2013 2014 2015 2016 2017 2018 2019
01. Продукты животного происхождения – всего 17,9 15,7 10,1 9,6 11,5 11,7 12,5
экспорт 3,34 3,40 3,23 3,53 4,19 5,09 5,66
импорт 14,57 12,29 6,87 6,07 7,27 6,64 6,89
02. Продукты растительного происхождения – всего 19,6 21,4 16,9 16,2 20,0 23,5 21,0
экспорт 5,77 8,12 6,94 6,99 9,15 12,19 9,99
импорт 13,87 13,32 9,98 9,20 10,85 11,31 10,96
03. Жиры и масла – всего 3,4 3,5 2,9 3,2 3,9 4,0 4,7
экспорт 2,19 2,27 1,87 2,16 2,71 2,67 3,42
импорт 1,24 1,24 1,06 1,06 1,21 1,34 1,27
04. Пищевые продукты, напитки, табак – всего 18,5 18,3 12,9 12,5 14,2 15,4 16,0
экспорт 4,97 5,19 4,17 4,15 4,65 4,95 5,53
импорт 13,6 13,1 8,74 8,39 9,60 10,40 10,50

Основными внешнеторговыми партнерами по указанным категориям за 2013-2019 годы выступили следующие страны:

1. Беларусь – товарооборот за 7 лет составил 32,6 млрд.долл., что составляет 9,0% от общего товарооборота России по указанным группам товаров;

2. Китай – 24,8 млрд.долл. (6,9%);

3. Турция – 22,7 млрд.долл. (6,3%).

Наибольшее уменьшение внешнеторгового товарооборота России произошло по группе товаров животного происхождения – 17,9 млрд.долл. до 12,5 млрд.долл., что привело к снижению данной группы товаров в общей структуре с 30,1 до 23,1%. Сокращение товарооборота продуктами животного происхождения было связано с уменьшением размеров импорта этих продуктов – с 14,57 млрд.долл. в 2013 году до 6,89 млрд.долл. в 2019 году или на 52,7%, вследствие снижения на 2/3 товарооборота мясом и продуктами из мяса и на треть – молока, тогда как внешнеторговый товарооборот рыбной продукцией увеличился, а удельный вес рыбопродуктов в общем товарообороте продуктами животного происхождения повысился с 31,7% в 2013 году до 51,6% в 2019 году. В то же время увеличился экспорт продуктов данной группы – с 3,34 млрд.долл. до 5,66 млрд.долл., то есть более чем на 2/3.

Основными партнерами за 2013-2019 годы выступили Беларусь (21,0%), Китай (11,6%) и Бразилия (10,3%). Основная доля внешнеторгового товарооборота приходилось на Москву (27,1%), Санкт Петербург (15,5%) и Приморский край (10,7%), если на первые два региона приходится, главным образом, импорт, то на третий – экспорт товаров.

Продукты животного происхождения в основном экспортировались из России в следующие страны: Китай – 29,9%, Южная Корея – 28,9% и Нидерланды – 13,1%. Они в основном экспортировались из Приморского края (25,7%), Сахалинской области (15,8%), Камчатского края (15,3%) и Мурманской области (11,5%).

Импорт продуктов животного происхождения уменьшился по всем группам товаров, а наибольшие темпы были по следующим:

– мясо и продукты из мяса – на 4,9 млрд.долл. или на 72,5%;

– молоко, яйца, сыр, масло, мед – на 1,57 млрд.долл. или на 35,4%;

– рыба – на 1,07 млрд.долл. или на 37,4%.

За 2013-2019 годы внешнеторговый товарооборот продуктами растительного происхождения увеличился на 1,4 млрд.руб. или на 7,1%, что также было обусловлено роста экспорт – на 4,22 млрд.долл. или почти на ¾, тогда как импорт данной группы товаров сократился на 2,91 млрд.долл. или на 21,0%. Основное влияние на увеличение внешнеторгового товарооборота оказали такие группы товаров как злаки – рост на 2,76 млрд.долл. или более чем на половину и семена, зерно, лекарственные растения – на 1,02 млрд.долл. или на 3/5. Тогда как товарооборот фруктами и орехами уменьшился на 1,33 млрд.долл. или на 20,4%, овощами – на 850 млн.долл. или более чем на четверть.

Увеличение экспорта продуктов растительного происхождения наблюдалась по всем группам товаров, наибольшиеабсолютные значения по следующим товарам:

– злаки – с 4,75 млрд.долл. до 7,88 млрд.долл. или почти на 2/3;

– семена, зерно, лекарственные растения – с 343 млн.долл. до 1,0 млрд.долл. или в 2,9 раза.

Основная доля внешнеторгового товарооборота приходилось на Москву (26,1%), Краснодарский край (17,1%), Ростовскую область (13,2%) и Санкт-Петербург (11,0%).Продукты растительного происхождения в основном экспортировались из России в следующие страны: Турция – 15,0%, Египет – 13,7% и Иран – 5,1%. Они преимущественно экспортировались из Ростовской области (28,8%), Москвы (23,7%) и Краснодарского края (19,6%).

Сокращение импорта продуктов растительного происхождения было связано уменьшением в основном ввозимых фруктов и орехов – на 1,35 млрд.долл. или на 21,0%, овощей – на 1,07 млрд.долл. или на 37,0%, тогда как наблюдался рост импорта семян, зерна, лекарственных растений – на 360 млн.долл. или более чем на четверть.

За указанный период внешнеторговый товарооборот жирами и маслами увеличился на 1,3 млрд.руб. или на 38,2%, что также было обусловлено роста экспорт – на 1,23 млрд.долл. или на 56,2%, тогда как импорт товаров остался на уровне базисного года.

Основными партнерами за 2013-2019 годы выступили Индонезия (17,9%), Турция (10,5%), Египет (6,1%) и Китай (6,0%).

Основная доля внешнеторгового товарооборота приходилось на Ростовскую область (19,4%), Калининградскую область (15,1%) и Краснодарский край (15,1%). Жиры и масла в основном экспортировались из России в следующие страны: Турция – 15,6%, Египет – 9,0% и Китай – 8,7%. Они преимущественно экспортировались из Ростовской области (28,4%), Калининградской области (18,6%) и Краснодарского края (7,8%).

Основным импортером жиров и масел в России являлась Индонезия, на которую приходилось 54,7% от всей ввозимой данной группы продукции за 2013-2019 годы.

За 2013-2019 годы внешнеторговый товарооборот пищевыми продуктами, напитками и табаком уменьшился на 2,5 млрд.руб. или на 13,5%, что было обусловлено сокращением импорта на 3,1 млрд.долл. или на 22,8% при не существенном росте экспорта на 560 млн.долл. или на 11,3%. Основными партнерами за 2013-2019 годы выступили Беларусь (8,6%), Казахстан (7,5%) и Германия (6,6%).

Основная доля внешнеторгового товарооборота приходилось на Москву (31,7%), Московскую область (14,5%) и Санкт-Петербург (12,4%).Продукты данной группы в основном экспортировались из России в следующие страны:Казахстан – 22,3%, Беларусь – 12,3% и Украина – 8,5%. Они преимущественно экспортировались из Москвы (13,4%), Московской области (12,0%) и Санкт-Петербурга (11,0%).

Сокращение импорта было связано уменьшением в основном ввозимых табака – на 460 млн.долл. или на 34,6%, отходов пищевой промышленности и кормов для животных – на 460 млн.долл. или на 32,6%, продуктов из круп, муки – на 350 млн.долл. или на 28,5%, сахара – на 293 млн.долл. или почти на половину и разных пищевых продуктов – на 380 млн.долл. или на 20,9%.

Исследования свидетельствуют, что за последние годы достигнуты высокие результаты хозяйственной деятельности в отдельных отраслях сельского хозяйства, однако имеются и существенные резервы обеспечения более устойчивого развития аграрного сектора России, и многие из них связаны с применением достижений передовой науки и техники, в частности цифровых технологий.

2.2 Цифровые технологии для развития сельского хозяйства

Как было отмечено в пункте 1.3, при Минсельхозе России был создан Аналитический центр, в рамках которого был собран Каталог цифровых решений для анализа, изучения и последующего масштабирования наиболее успешных кейсов в области больших данных и искусственного интеллекта, интернета вещей, роботизации процессов и различных специализированных сервисов[58]. Если решения категории Сервисы подразделены на специализированные, широкого профиля и беспилотный летательный аппарат, то первые три категории не распределены, поэтому мы предлагаем их делить на следующие (таблица 5):

1. Общего назначения – комплексные платформы управления комплексами, территориями и предприятиями; сбор, обработка, визуализация, хранение и защита информации; управление сельскохозяйственным производством; повышение качества и скорости принятия управленческих решений; учет и контроль рабочего времении др.

2. Земледелие.

3. Техникаи транспорт – управление эксплуатацией, обслуживанием и ремонтом.

4. Животноводство.

5. Лесное хозяйство.

6. Земельные ресурсы.

7. Реализация продукции.

8. Инфраструктура – продукты и услуги для продвижения цифровизации, платформы для разработки приложений.

Таблица 5 – Классификация Всероссийского каталога цифровых решений

Категории Всероссийского каталога цифровых решений Роботизация 1. Роботы для персонала («Мустанг Технология Кормления»)

2. Внедрение высокоточных технологий на базе RTK станций в сельском хозяйстве (Topcon)

3. Цифровая платформа «РусГИС» (Ростелеком)

4. FIXAR (FIXAR)

5. ORBISmap (ORBIS)

6. ROBINRPA- решение (ROBIN)

Интернет вещей 1. IIoT из облака для агропромышленного комплекса (Группа компаний «Техносерв»)

2. 1С: GIS Управление пространственными данными (Фирма «1С»)

3. «КОМРАД» (НПО “ЭШЕЛОН”)

4. FIXAR (FIXAR)

5. Технологии и продукты для снижения рисков информационной безопасности, защиты и анализа корпоративных данных (InfoWatch)

6. ORBISmap (ORBIS)

7. Система электронного документооборота (ЭДО) (Synerdocs)

8. Контур.Меркурий (СКБ Контур)

9. Программно-аппаратный комплекс «РусГИС» (Ростелеком)

10. Центр управления агропромышленным комплексом (МегаФон)

11. Цифровая экосистема сельского хозяйства (Ростелеком)

12. Цифровой контролёр (САТЕЛ)

13. Управление производственными активами на основе IoT и ГЛОНАСС (Группа компаний «Техносерв»)

14. DIGITAL AGRO (DIGITAL AGRO)

Большие данные

и искусственный интеллект

1. BFG Simulation (BFG Group)

2. Компьютерное зрение для АПК («Инфосистемы Джет»)

3. Центр машинного обучения («Инфосистемы Джет»)

4. VISIOLOGY (Polymedia)

5. Контур.Меркурий (СКБ Контур)

6. «КОМРАД» (НПО «ЭШЕЛОН»)

7. «Semantic MDM» (SDI Research)

8. ШлюзбезопасностиIDECOUTM (Ideco)

9. BioTime 8 (BioLink)

10. Система мониторинга и анализа эффективности производственно-финансовой деятельности сельскохозяйственной отрасли региона (НПО «Криста»)

11. ORBISmap (ORBIS)

12. Аналитическая платформа для предприятий сельского хозяйства (Полиматика)

13. Система видеоаналитики для сельскохозяйственного предприятия (DATA NERDS)

14. Центр управления агропромышленным комплексом (МегаФон)

15. Управление производственными активами на основе IoT и ГЛОНАСС (Группа компаний «Техносерв»)

Классификационный

признак

1. Общее назначение

Продолжение таблицы 5

Категории Всероссийского каталога цифровых решений Роботизация
Интернет вещей 15. Цифровое сельское хозяйство на платформе решений SAP для агробизнеса (TerraLink)

16. KasperskyIndustrialCyberSecurity (ЛабораторияКасперского)

17. ANT (AgroNetworkTechnology) (КомпанияАНТ)

18. СкайСкаут (ИнтТерра)

19. Система «Агросигнал». Управление (ИнфоБиС)

20. «Историяполя» (Геомир)

21. Агроаналитика-IoT (SmartAgro)

Большие данные

и искусственный интеллект

16. Комплексные аппаратно-прог-раммные решения (Открытый код)

17. DIGITAL AGRO (DIGITAL AGRO)

18. Комплекс IoT-решений для сельского хозяйства (ICL Services)

19. Платформа интеллектуального контроля качества продукции (Малленом Системс)

20. CAMAI (ABTechnology)

21. KasperskyNeuralNetwork (ЛабораторияКасперского)

22. АИС «Визари» (НПЦ «БизнесАвтоматика»)

23. Цифровое сельское хозяйство на платформе решений SAP для агробизнеса (TerraLink)

24. Платформа “Цифровое сельское хозяйство” (ЭЛАР)

25. СкайСкаут (ИнтТерра)

26. Модульная интеллектуальная платформа онлайн видеоанализа (Видеофор)

27. Решения для мониторинга промышленного оборудования (Группа компаний СиДиСи)

28. Программная платформа “Зодиак” (РКСС-Программные системы)

30. Геопаспорт (Infocom)

31. ABBYYFlexiCapture (ABBYY)

32. «Агроаналитика-IoT» (SmartAgro)

Классификационный

признак

1. Общее назначение

Продолжение таблицы 5

Категории Всероссийского каталога цифровых решений Роботизация 1. CLAAS CROP SENSOR (CLAAS)

2. Оптимизация процесса уборки сельскохозяйственных угодий (GMCS)

Интернет вещей 1. Hecterra (Gurtam)

2. SmartStorage (АЛАН-ИТ)

3. SmartSilo (АЛАН-ИТ)

4. Smart4Agro (АЛАН-ИТ)

5. «Искусственный интеллект в помощь агроному» (Борлас)

6. БорласАгросистема (Борлас)

7. Высокоточные технологии на базе RTK станций (Topcon)

8. АгроМон (АгроМон)

9. Agrokeep (АКРОН)

10. Контроль движения урожая (Ростелеком)

11. ГлоНАШ (АГРОштурман)

12. Мониторинг и аналитика сельхозугодий на основе IoT (Группа компаний «Техносерв»)

13. Беспилотная сельхозтехника (Группа компаний «Техносерв»)

14. «Умные» теплицы (Группа компаний «Техносерв»)

15. Автоматизация хранилищ на основе IoT (Группа компаний «Техносерв»)

16. Точное земледелие (Яндекс)

17. ExactFarming (ExactFarming)

Большие данные и искусственный интеллект 1. «Агросистема «КлеверFarmer»» (ООО «Лаборатория Минимакс»)

2. GIS WebServer AGRO (Конструкторское бюро «Панорама»)

3. CRM (Решения КлиК)

4. АгроМон (АгроМон)

5. БорласАгросистема (Борлас)

6. «Искусственный интеллект в помощь агроному» (Борлас)

7. Контроль движения урожая (Ростелеком)

8. «Умные» теплицы (Группа компаний «Техносерв»)

9. Технологическая платформа цифрового сельского хозяйства (ExactFarming)

10. Мониторинг сельскохозяйственных объектов с помощью БПЛА (Концерн «Автоматика»)

Классификационный

признак

2. Земледелие

Продолжение таблицы 5

Категории Всероссийского каталога цифровых решений Роботизация 1. GEMOSAUTOMATIC (CLAAS)

2. GPSPILOT (CLAAS)

3. АРМ инженера СХП (Комплексные Цифровые Технологии)

4. Система планирования работы парка сельскохозяйственной техники (Борлас)

5. TELEMATICS (CLAAS)

1. Интеллектуальные фермы Lely (ООО «Лейли Рус»)

2. DataFlow™ II (Milkline)

3. DeLavalVMS™ (DeLaval)

4. NedapLivestockManagement (Nedap)

5. FishGUARD (Микран)

Интернет вещей 1. Агротроник (Ростсельмаш)

2. Система планирования работы парка сельскохозяйственной техники (Борлас)

3. TELEMATICS (CLAAS)

4. Яндекс.Маршрутизация (Яндекс)

5. LoRaWAN (Булат)

1. Информационная платформа «Спаси пчел» (Билайн)

2. RFID Ушные бирки (UHF-формат) (Силтэк)

3. Организация производства радиоэлектронных комплексов мониторинга статуса крупного рогатого скота (РУТЕХ)

4. Технология IoT для мясного животноводства (КРОК)

5. 1С:Цифровое животноводство (Фирма «1С»)

6. Dairy Production Analytics (АЛАН-ИТ)

Большие данные и искусственный интеллект 1. Агротроник (Ростсельмаш)

2. АРМ инженера СХП (Комплексные Цифровые Технологии)

3. Система планирования работы парка сельскохозяйственной техники (Борлас)

4. Универсальная платформа для интеграции беспилотных технологий в транспортное средство (СтарЛайн)

5. Мониторинг и аналитика сельхозугодий на основе IoT (Группа компаний «Техносерв»)

6. Industry 4.0 (МДТ «ЦИФРА»)

7. CognitiveAgroPilot (CognitivePilot)

1. Программа «Управление стадом КРС» (ООО СК «Синергия»)

2. KAYPRO – программа управления стадом («Мустанг Технология Кормления»)

3. NIR «Кормоваясеть» (МЕГАМИКС)

4. DairyProductionAnalytics (АЛАН-ИТ)

Классификационный

признак

3. Техника и транспорт 4. Животноводство

Продолжение таблицы 5

Категории Всероссийского каталога цифровых решений Роботизация 1. Cервисы по оценке состояния сельскохозяйственных земель (ZALA AERO GROUP)

2. АгроФлот (GeosAero)

3. CarryMap (DATA EAST)

4. Terra (Производственный кооператив «ГЕО»)

5. Геоскан 201 АГРО (Геоскан)

6. Мониторинг земель с помощью БПЛА (Геоскан)

Интернет вещей 1. Геоинформационная платформа NextGIS (NextGIS)

2. АВЕРС: Управление лесным фондом ПРОФ (Аверс информ)

1. Геоинформационная платформа NextGIS (NextGIS)

2. Удаленный контроль параметров почвы на основе IoT (Группа компаний «Техносерв»)

3. Мониторинг состояния сельскохозяйственных земель (Научно-исследовательский институт «Восход»)

Большие данные

и искусственный интеллект

1. Геоинформационная платформа NextGIS (NextGIS)

2. АВЕРС: Управление лесным фондом ПРОФ (Аверс информ)

1. Геоинформационная система сельского хозяйства (DATUM Soft)

2. Решения для инвентаризации сельскохозяйственных земель на основе данных космической съемки (Совзонд)

3. КОСМОСАГРО (Группа компаний «СКАНЭКС»)

4. Данные дистанционного зондирования (Prime group)

5. Комплексные ГИС-проекты (Геокад плюс)

6. «Terra» (Производственный кооператив «ГЕО»)

7. Геоинформационная платформа NextGIS (NextGIS)

8. АгроФлот (GeosAero)

Классификационный

признак

5. Лесное хозяйство 6. Земельные ресурсы

Продолжение таблицы 5

Категории Всероссийского каталога цифровых решений Роботизация 1. Единый Фермерский портал (CorpSoft24) 1. Инструменты аналитики и оценки эффективности для современного цифрового земледелия с помощью БПЛА (GeosAero)

2. ТУРБО (ГК «ЛАНИТ»)

3. Альбатрос (Геомир)

4. Универсальная роботизированная платформа «Скорпион» (Promobot)

5. Робот для сбора урожая плодовых культур (Финансовый университет при Правительстве РФ)

6. ГлоНАШ (АГРОштурман)

Интернет вещей 1. Единый Фермерский портал как электронная торговая площадка (CorpSoft24)

2. Мониторинг цикла производства и поставок рыбной продукции (ICL Services)

3. Сельскохозяйственный оптово-распределительный центр (Rightech)

1. Решения АКВАРИУС для цифрового сельского хозяйства (Aquarius)
Большие данные

и искусственный интеллект

1. Цифровая платформа «Сельскохозяйственный рынок» (CorpSoft24)

2. Система цифровой прослеживаемости товарооборота (SolarLab)

3. Smart Logger.FRONT OFFICE (Центр речевых технологий)

1. «Сельскаяипотека» (Waves Enterprise)

2. Direct.Farm (Direct.Farm)

3. Платформа ROBINRPA (ROBIN)

Классификационный

признак

7. Реализация продукции 8. Инфраструктура цифровизации

На наш взгляд, в эпоху перехода к цифровым технологиям, при решении вопросов повышения эффективности сельскохозяйственного производства целесообразно применение так называемого DIGITAL-анализа, который должен включать следующие элементы:

1. Оценка риски цифровизации сельскохозяйственной организации на основе PESTLE-анализа, а результаты вносить в форму таблиц 6 и 7.

Таблица 6 – Оценка степени влияния факторов

Факторы Эксперты (степень влияния) Средняя оценка Весовой коэффициент
Э1 Э2 Э3
1. Политические
Политика в сфере цифровизации
……………….
2. Экономические
Экономическая ситуация в стране
……………….
3. Социально-культурные
Темпы роста населения
……………
4. Технологические
Развитие Интернета
……………
5. Правовые
Изменение законодательства
……………
6. Экологические
Климатические условия
……………
ИТОГО

Таблица 7 – Оценка степени вероятности влияния

Факторы Весовой коэффициент Направленность влияния Эксперты

(степень влияния)

Средняя оценка Взвешенная средняя
Э1 Э2 Э3
1. Политические
Политика в сфере цифровизации
……………….
2. Экономические
Экономическая ситуация
……………….
3. Социально-культурные
Темпы роста населения
……………
4. Технологические
Развитие Интернета
……………
5. Правовые
Изменение законодательства
……………
6. Экологические
Климатические условия
……………
ИТОГО

2. На основе данных конкретных сельскохозяйственных формирований оценка степени их готовности к внедрению цифровых технологий, целесообразно использовать форму таблицы 8.

Таблица 8 – Характеристика аналитических блоков DIGITAL-анализа[52]

Аналитические блоки Характеристика аналитических блоков
D Deficits/

Дефициты

Отражаются потребности в элементах модернизационных преобразований цифрового характера, удовлетворяющие возникающие и осознаваемые производственно-технологические, ресурсные и организационно-экономические дефициты
I Innovation/

Инновации в сельском хозяйстве

Показываются разработанные и готовые к внедрению результаты научно-исследовательской деятельности в сфере «умного» сельского хозяйства, селекции, геномики, урбанизированных ферм и т.д. По результатам диагностики устанавливается степень инновационной активности сельского хозяйства.
G Geo/

Земельные ресурсы и климат

Анализируется состояние биоресурсов в целом и земельных ресурсов в частности с позиции одного из главных ресурсов сельскохозяйственных организаций и объектов применения цифровых технологий
I Infrastructure/

Инфраструктура

Отражаются степень и особенности развития сети специализированных инфраструктурных объектов, разрабатывающих, внедряющих и сопровождающих инновационные цифровые разработки и технологии
T Technology/

Техника, технологии

Оцениваются наличие и достаточность технических средств и технологий для реализации концепции цифровой агроэкономики
A Administrative processes/ Административные процессы Оценивается эффективность системы принятия управленческих решений как в целом, так и по отдельным бизнес-процессам
L Laws/

Система законодательства

Анализируются общие нормативно-правовые и институциональные условия для закрепления законодательного статуса и легитимации цифровых технологий в производственном секторе и общественной жизни

Предлагаемая методика позволяет комплексно оценить воздействие процессов цифровизации на сельское хозяйство, готовность всех стейкхолдеров к внедрению цифровых технологий, степень инновационной активности экономического субъекта, идентифицировать наличие дефицитов в ресурсах, препятствующих переходу к цифровым технологиям и т. д. DIGITAL-анализ включает четыре этапа: отборочный (отбор предприятий по системе критериев); качественной оценки (оценка качественных параметров готовности к внедрению цифровых технологий скоринговым методом); содержательный (количественная оценка по семи блокам DIGITAL- анализа); субъектно-отраслевой (оценка перспектив и готовности региона к проведению модернизации); программно-рекомендательный (обобщение информации и выработка рекомендаций).

Аналитические блоки используются на всех этапах DIGITAL-анализа. Применение разнородных показателей позволяет выявить явные и скрытые взаимосвязи между процессами цифровой модернизации на макро и микро- уровнях, потенциал и направления дальнейшей модернизации, идентифицировать текущее технологические состояние аграрного сектора экономики.

Методика позволяет вырабатывать эффективные организационно-экономические регуляторы процесса модернизации сельского хозяйства в условиях перехода к цифровой экономике на основе выявления четырех типологических групп готовности органов государственной власти, хозяйствующих субъектов, населения к цифровой трансформации: прогрессивный, средний, инертный, критично низкий уровни развития цифровой экономики.

На основе данных конкретных сельскохозяйственных формирований следует определять основные сдерживающие факторы внедрения высокоточного цифрового земледелия. Для этих целей целесообразно использовать форму таблицы 9. Факторы и условия могут быть дополнены в зависимости от условий хозяйствования объектов аграрного производства.

Таблица 9 – Оценка факторов внедрения высокоточного цифрового земледелия

Факторы и условия Состояние и проблемы
1. Природный фактор
2. Трудовые ресурсы
3. Финансовые ресурсы на исследования, разработку, внедрение технологий
4. Качественная, полная, достоверная информация для анализа
5. Внешние условия хозяйствования
6. Особенности развиваемых на предприятии отраслей
7. Производственная инфраструктура
8. Материально-техническая база
9. Стимулирования затрат на НИОКР
10. Продолжительность разработки и внедрения инноваций в деятельность
11. Рентабельность производства
12. Готовность руководителей, специалистов и производственных работников
……………………
……………………

Предлагаемая методика будет способность оценки готовности сельскохозяйственных формирований к внедрению цифровых технологий, и подобрать именно те его направления, которые принесут наибольший экономический эффект.

2.3 Объемы инвестирования в цифровизацию аграрной экономики

В современных условиях хозяйствования дальнейшее наращивание экономической эффективности сельскохозяйственного производства невозможно без цифровизации аграрного производства. С точки зрения экономики необходимо иметь представление о необходимых финансовых ресурсах и сроках окупаемости всех мероприятий по диджитализации сельского хозяйства, а это в свою очередь невозможно баз знания принципов оценки экономической эффективности внедрения цифровых технологий:

– проекты должны реализовываться с учетом технико-экономической целесообразности;

– к затратам на внедрение цифровых технологий целесообразно относить расходы на все технологии, системы и программно-аппаратные комплексы, задействованные в считывании / обработке и передаче данных;

– комплексная оценка экономической эффективности внедрения цифровых технологий должна учитывать синергию эффектов в целевых горизонтах окупаемости.

Отечественный рынок цифровых технологий в АПК уже сейчас Минсельхоз России оценивает в 360 млрд. рублей, а к 2026 году он должен вырасти в пять раз. Для этого государство сосредоточится, по словам зампред правительства Виктории Абрамченко, на трех ключевых направлениях в развитии цифровизации агросектора:

1. Сбор и верификация отраслевых данных, формирование единой базы данных.

2. Повышение качества контрольно-надзорной деятельности и мониторинга.

3. Упрощение процедур по получению госуслуг в сфере АПК, в том числе мер господдержки фермерами [67].

Сроки окупаемости различных цифровых технологий составляют от 5 до 10 лет. В целях оценки эффективности проектов по внедрению цифровых технологий срок окупаемости должен находиться в рамках базового периода тарифного регулирования и составлять не более 10 лет.

В таблице 10 представлены данные по финансированию проектов цифровизации аграрного производства.

Таблица 10 – Объемы финансирования проекта цифровизации АПК России за 2020-2024 годы, в млрд.руб.

Источники финансирования Годы За 5 лет
2020 2021 2022 2023 2024
Федеральный бюджет 26,0 29,0 32,0 35,0 35,0 157,0
Бюджеты субъектов РФ 1,0 1,0 2,0 2,0 2,0 10,0
Привлеченные средства 10,0 15,0 25,0 35,0 50,0 135,0
Всего 36,0 45,0 59,0 72,0 87,0 302,0

Трансформация в рамках Индустрии 4.0 может стать основным реальным источником роста при условии эффективного внедрения технологий. По оценке Аналитического центра Министерства сельского хозяйства, цифровизация агробизнеса, при условии комплексного подхода к внедрению, несет в себе потенциал снижения затрат более чем на 23%, а общий прирост продукции сельского хозяйства может составить 361,4 млрд. руб.

Однако открывающиеся возможности также несут в себе риски. На начальном этапе цифровизации бизнеса сельхозпроизводителю необходимо ответить на непростые вопросы. Какие решения нужно внедрять в первую очередь? Как учесть специфику конкретного бизнеса при выборе релевантных технологий? Достаточно ли текущего уровня зрелости, чтобы «усвоить» выбранное решение? Интуитивный подход к принятию решений, скорее всего, приведет к ошибкам и выброшенным на ветер деньгам, значительная часть проектов в итоге не принесет ожидаемого результата. Основной причиной является «точечное» внедрение цифровых решений при отсутствии комплексного подхода. Недостаточно купить дорогое цифровое решение, ожидая, что внедрение и интеграция не составят труда, и технология начнет приносить прибыль, как волшебная антилопа. Бизнес требует глубокой трансформации, чтобы технологии были эффективны.

Для успешного внедрения технологий необходимо трансформировать бизнес:

1. Разработка цифровой стратегии

Цифровая стратегия должна быть инструментом для достижения целей общей бизнес-стратегии. Очень важно определить направления технологического развития, которые будут уместны для компании и экономически целесообразны. Важно не поддаваться ажиотажу: некоторые технологии быстро становятся популярны, потому что кажутся привлекательными в моменте, но фактически они едва ли принесут пользу бизнесу. Также важным фактором является возможность беспрепятственной интеграции новых решений в существующую ИТ-архитектуру.

2. Реинжиниринг бизнес-процессов

Бизнес-процессы компании должны быть выстроены таким образом, чтобы соответствовать динамичному развитию внешней среды в условиях увеличения скорости обмена информацией и появления новых технологий. Поэтому критически важно выстраивать гибкие бизнес-процессы внутри компании, нацеленные на постоянные изменения и тестирование новых идей.

3. Изменение организационной структуры

Для решения задач по цифровизации и внедрения новых технологий в ведущих компаниях агросектора выделяются сотрудники, которые будут заниматься данными вопросами. Может быть создан отдельный департамент, или же роли по технологиям будут добавлены в отдельные функции и отделы. Целевая структура зависит от зрелости всей компании и объема планируемых задач в рамках цифровой стратегии. Перед компаниями также стоит задача поиска или развития специалистов с опытом как в агросекторе, так и со знаниями ИТ для эффективного кроссфункционального взаимодействия.

4. Создание экосистем

Ни одна компания не может в одиночку осуществлять сбор данных и управлять ими, делать разработки и использовать все новые технологии. Это стимулирует игроков агрорынка в той или иной степени объединяться. Благодаря партнерству с компаниями как внутри агросектора, так и других отраслях, а также с университетами, бизнес-инкубаторами и акселераторами, ведущие компании могут получить доступ к источникам новых технологий, а также выстроить механизмы по их тестированию и внедрению. Для участия в подобных объединениях и работы с другими игроками необходимо определить свои сильные стороны и те области, где наиболее выгодно использовать преимущества внешнего партнера.

5. Использование больших данных

Компании агросектора растут, и вместе с ними увеличиваются массивы данных, которые необходимо обрабатывать. По информации IBM, уже через три года среднее фермерское хозяйство будет генерировать 0,5 млн. записей данных ежедневно. Ключевой компетенцией становится возможность правильно интерпретировать эти данные, многократно отвечая на вопрос «Что это значит?». Анализ данных может помочь решить широкий круг проблем, например, определить причины заболевания животных, снизить аварийность оборудования за счет выявления «узких мест», оптимизировать расход удобрений.

Вместе с этим умение интерпретировать данные открывает дополнительные возможности по созданию ценности перед компаниями. Анализ данных – это стратегическая компетенция, способная генерировать новые бизнес-модели. Услуги по анализу данных предлагают как специализированные компании, так и компании, предоставляющие услуги в дополнение к основному бизнесу.

Внедрение цифровых решений требует высокого уровня общей зрелости как в плане бизнес-процессов, так и в плане культуры изменений и подготовленности персонала к внедрению. Трансформация бизнеса сложнее, чем внедрение готовых решений, но в конечном итоге цифровизация даст максимальный эффект.

Раздел 3. ВЫРАБОТКА ПРЕДЛОЖЕНИЙ ПО РАЗВИТИЮ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В ОБЛАСТИ ЦИФРОВОГО АГРАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА

3.1. Анализ современного состояния научно-технологического развития цифрового аграрного производства

В эпоху заражающейся четвертой промышленной революции необходимо коренное реформирование российского сельского хозяйства, что позволит в итоге существенно повысить уровень жизни населения нашей страны. Развитие цифровых технологий является необходимым фактором создания конкурентоспособной экономики страны. Наиболее проблемные области в этом вопросе: диспропорции в финансировании, несоответствие потребностей индустрии научным достижениям, низко продуктивное внедрение исследовательской базы. Анализ проблем развития инновационно-воспроизводственного комплекса России позволит выявить магистральные пути его преобразования. На их базе можно сформировать основные направления государственной политики в научно-технологической сфере. Воплощение в жизнь системы научно-технических мероприятий необходимых для цифровой трансформации страны, распространение цифровых технологий в аграрную сферу являются одним из существенных элементов стратегии модернизации сельского хозяйства при переходе к цифровой экономике, поскольку аграрная сфера относится к наиболее перспективным отраслям национального хозяйства. Передовые страны достаточно оперативно переориентировали сельское хозяйство на цифровое развитие, путем внедрения современных геоинформационных средств коммуникации, компьютеризации технологических решений систем управления [37, 72 и др.]. В наиболее развитых странах, таких как США, Япония, Германия, Англия, Франция, Голландия и Китай цифровая экономика играет существенную роль в формировании национального дохода.

На данный момент в России еще не до конца сформировалось система методического определения критериев оценки и статистического мониторинга рынка цифровых услуг в сфере научных технологий. По этой причине целесообразно использование совокупности общенаучных и специфических (статистико-экономических) методов исследования для решения поставленных в исследовании задач.

Достаточно большое количество источников подтверждает тезис о том, что «…цифровизация сельского хозяйства необходима для повышения эффективности и устойчивости его функционирования путем кардинальных изменений качества управления как технологическими процессами, так и процессами принятия решений на всех уровнях иерархии, базирующихся на современных способах производства и дальнейшего использования информации о состоянии и прогнозировании возможных изменений управляемых элементов и подсистем, а также экономических условий в сельском хозяйстве».

В соответствие с мировыми рейтингами цифровое аграрное производство занимает одно из лидирующих мест в своем развитии. Однако не нужно забывать, что внедрение цифровых технологий требует больших капиталовложений, а значит необходимо сделать отрасль инвестиционно привлекательной.

Активизация процессов изменения мирового агропромышленного комплекса и переход его на новый уклад говорит о росте частных инвестиций в соответствующие технологические проекты. Согласно данным международного агрегатора объем инвестиций в 2014-2019 годы увеличился на 28% и по итогам последних двух лет достиг уровня 20 млрд. долларов. Общий объем инвестиций за этот период превысил 75 млрд. долларов, структурированных международным агрегатором по двум ключевым направлениям: промышленные технологии «от поля до прилавка» и потребительские технологии этапы «от прилавка до тарелки» (рисунок 4).

Изображение выглядит как снимок экрана, компьютер Автоматически созданное описание

Рисунок 4 – Инвестиции в агротехнологии в мире.

Использование цифровых технологий в аграрном секторе экономики, согласно мнению многих экспертов, позволит увеличить рентабельность производства и снизить ее себестоимость не менее чем на четверть путем оптимизации расходов и более эффективном их распределении [21, 32, 40 и др.].

Объем инновационных товаров, работ, услуг в Российской Федерации по разделу сельское хозяйство (таблица 11) по данным Росстата 2015 году составил 0 млрд. руб., к 2018 году по сравнению с 2016 годом вырос на 50%. Удельный вес инновационных товаров в общем объеме товаров к 2018 году по сравнению с 2016 годом вырос на 40%. Несмотря на определенный рост значимых показателей, они все же остаются самыми низкими по сравнению с другими отраслями, что доказывает необходимость модернизации всей экономической системы аграрной экономики и, что она имеет хороший инвестиционный потенциал в информационно-коммуникационные товары и услуги.

Таблица 11 – Динамика общего и инновационного объема товаров, работ, услуг в Российской Федерации за 2015-2018 годы1

Показатели Годы
2015 2016 2017 2018
всего в т.ч. инновационные всего в т.ч. инновационные всего в т.ч. инновационные всего в т.ч. инновационные
Объем товаров, работ, услуг – всего, млрд. руб. 45525 3843 51316 4364 57611 4167 68983 4516
Объем товаров, работ, услуг – сельское хозяйство, млрд. руб. 0 0 1593 22 1530 28 1741 33
Удельный вес с.-х. в общем объеме, % 0 0 3,1 0,5 2,7 0,7 2,5 0,7

1рассчитано авторами по данным Росстата

Несмотря на расширение использования ИКТ в сельском хозяйстве в последние годы, сохраняется неравномерность использования цифровых технологий. Так по данным всероссийской сельскохозяйственной переписи, доступ к интернету имели 55,4% малых аграрных предприятий, 44,2% микропредприятие, 24% КФХ и ИП, 21,8% ЛПХ. Неравномерное использования Интернета городской и сельской агломерациях подтверждает тезис о цифровом неравенстве, которое проявляется в недостаточном развитии цифровой инфраструктуры сельских территорий. Применение современных цифровых технологий в индустрии существенно превосходит такие возможности для научных и образовательных учреждений.

США являются мировым лидером по развитию цифровых технологий в аграрном секторе, так около 80% фермеров США используют такие ИКТ, как «анализ данных при помощи систем геолокации, почвенный анализ и тестирование, мониторинг урожайности, дифференцированное внесение удобрений».

Разрыв в развитии цифровой экономики в мире колоссальный. Лидеров в направлении двое: США и Китай. Ими охвачено практически 70 наиболее крупных цифровых платформ и 90% рыночной капитализации. Странам Европы в долевом отношение остается только 4%, Африки и Латинской Америки в совокупности всего 1%. Китай и США – это «более ¾ мирового рынка открытых технологий облачных вычислений, 75% патентов, связанных с технологиями блокчейн, 50% мировых расходов на интернет вещей».

Как известно, экономический рост напрямую зависит от инвестиций в развитие производства. Но какова выгода коммерческих предприятий инвестировать в сельское хозяйство? Одни из таких плюсов — это государственная поддержка и его заинтересованность в развитии бизнеса, производство востребованной продукции, высокий уровень дохода с дивидендов сельскохозяйственного бизнеса, примерно 30% годовых, страхование агроклиматических рисков с государственной поддержкой и т.д.

Процесс инвестирования для организации KNL. KNL это уникальная платформа, обеспеченная реальной инфраструктурой. Инвесторы и трейдеры получают гарантированную доходность со сделок сырьевой промышленности, а фермеры и экспортёры необходимые услуги по финансированию, реализации своей продукции. В данной экосистеме фермеры, покупатели, крупные экспортеры могут взаимодействовать друг с другом разными способами. Все участники рынка переводят средства во внутренней валюте, построенной на базе блок-чейн технологий, которая позволяет отслеживать сделки, осуществлять трансграничные платежи между всеми участниками рынка.

Схема функционирования данной системы включаете в себя следующие моменты. Первое, платформа проводит анализ сельскохозяйственных компаний, заключает с ними договор обеспечивать сельскохозяйственной продукцией, ее логистикой и хранением на аккредитованных элеваторах, подписывают соглашение о залоге, уже имеющегося сырья. Все это страхуется, чтобы обеспечить случаи возникновения форс-мажорных ситуаций. Далее экспортеры или покупатели создают заявку и также как инвесторы переводят предоплату им сельхозпродукции в размере 25% от фактической стоимости. У фермеров нет оставшихся 75% средств для реализации в полной мере заявок экспортеров, но зато есть инвесторы, которые инвестируют оставшиеся проценты и зарабатывают на этом свои 12% в месяц. Фермер на полученные средства оборудует свои сельхозпроизводства, тем самым увеличивает оборот, ничем не рискуя, ведь уже есть покупатель. В дату осуществления сделки фермер совершает продажу экспортеру, деньги делятся между фермером и инвестором, оставляя всех в прибыли. Компания на данный момент работает уже с агропромышленными комплексами, такими как «Мираторг», «Avangardco», «Агрохолдинг», «Агрейн» и т.д.

В качестве перспективного направления можно рассмотреть примерные проекты по беспилотным летательным аппаратам – Дронам. С их помощью появилась возможность дистанционного управления всей сложной технологической системой агарной отрасли, которая позволяет анализировать состояние культур, прогнозировать урожайность и выявлять малопродуктивные участки поля, идентифицировать пересушенные участки земли, избыток или недостаток удобрения и другие показатели.

В геоинформационной системе (ГИС) содержатся карты полей и данные по обработке полей. Благодаря этому можно проводить мониторинг продуктивности и здоровье полей на протяжении десятилетий и даже столетий. В будущем ГИС принципиально изменит систему точного землевладения за счет выявления многолетних закономерностей изменения почвы и климата. Аграрный бизнес сможет с высокой точностью прогнозировать производительность на несколько десятилетий вперед.

Система транспортного мониторинга позволит определить куда и на какое поле отправить технику, какие запчасти нужно заменить, сколько топлива использовано и на несколько его еще хватит. За счет контроля над техникой с помощью gpstraker повышается прозрачность работы предприятия, а обслуживание техники выполняется своевременно.

Мультиспектральные космические снимки позволяют выяснять очаги и распространение пожаров, определить болезни растений, провести анализ вегетации, узнать содержание влаги в почве. Эти и другие инновации имеют право существовать, так как возможно в недалеком будущем данные проекты будут с легкостью реализованы. Британская компания HayBeeSee представила необычного дрона для развития сельского хозяйства. Это нечто среднее между летающими и шагающими роботами, сочетающее лучшее из конструкций обоих типов. Квадрокоптер оснащён пружинящими ногами, штангой для размещения инструментов, камерой и блоком искусственного интеллекта [68]. Его конструкция рассчитана на 3 года всесезонной эксплуатации без замены деталей. Он передвигаетчя по полям прыжками, контролируя состояние посевов, точечно уничтожая сорняки и насекомых-вредителей, а также внося подкормку. Предоставляет фермерам более полную и свежую информацию для принятия решений, чем периодические обследования с воздуха. В отличие от колёсных роботов, он не повреждает посевы. CropHopper выбирает место приземления и совершает мягкую посадку, удерживая корпус над сельскохозяйственным культурами. Прыгающий режим экономит электроэнергию. CropHopper способен работать от одного заряда до 3 часов, обрабатывая до 12 гектаров за час. Масса робота составляет всего 3,5 кг при высоте 70 см. За один день он способен обследовать четыре поля площадью 15-20 гектар каждое. Текущие параметры CropHopper хорошо зарекомендовали себя во время тестов на полях пшеницы и ячменя. Расход пестицидов снизился на 60%, а урожайность повысилась на 10-30%.

Канадская фирма MVT Geo-solutions начала испытательные полёты БПЛА за пределами прямой видимости оператора (out of sight). Их безопасность обеспечит система предотвращения столкновений в воздухе, работающая на базе искусственного интеллекта. MVT предлагает своим клиентам услуги аэрофотосъёмки, картографирования и фотограмметрии с использованием беспилотников. Это востребованное направление в сельском хозяйстве.

В наиболее развитых странах находят применение сложные робототехнические системы. По данным International Federation of Robotics, на первом месте (и с большим отрывом) идут Южная Корея и Сингапур: 710 и 658 промышленных роботов на 10 тысяч рабочих соответственно.

В идущей на 3 месте Германии цифра значительно скромнее: 322 робота на 10000 работников. Почти столько же в Японии (308). Фабрике мира Китаю, кстати, ещё есть куда расти: там цифра на уровне среднемировой (97 при средней 85), но это значительно ниже, чем в более развитых странах. В среднем же по Европе на 10 тысяч работников приходится 106 роботов, в Америке 91 робот, а в Азии 75 роботов. Объём рынка роботов в России оценивается меньше, чем в тысячу роботов в год. Для сравнения: в Корее 40 тысяч роботов в год. В аграрном секторе роботизировано 3,4 % в структуре доильного оборудования, более широкое распространение получили роботы-подравниватели кормов.

Проблемами российских робототехнических систем являются:

– недостаточное финансирование НИОКР и госпрограмм поддержки робототехнических систем, как вытекающие обстоятельства – слабое обеспечение программными продуктами, приводными системами, элементными базами систем управления, системами машинного обучения;

– отсутствие систем нормативного обеспечения качества и безопасности проведения измерений, испытаний и контроля робототехнических систем;

– недостаточное количество сотрудников с необходимыми компетенциями в области робототехнических систем.

Широкое внедрение робототехники в аграрное производство позволит решить множество проблем, таких как обеспечение экологичности производства сельскохозяйственное продукции за счет уменьшения вредного влияния минеральных удобрений, как непосредственно на работников сельскохозяйственной сферы, так и на загрязнение окружающей среды; этичности производства – использование труда инвалидов и женщин в при дистанционном управлении робототехническими системами.

Необходимо отметить, что ведение сельского хозяйства имеет свои ограничения. Период амортизации сельскохозяйственной техники значительно ниже по сравнению с оборудованием, используемым в обрабатывающей промышленности, производстве и распределении электроэнергии, газа и воды, как и в целом по экономике.

Развитие аграрного сектора экономики невозможно без адекватной фондооснащенности и фондовооруженнсти предприятий агропромышленного комплекса. Одним из важнейших показателей, характеризующих развитие материально-технической базы сельского хозяйства выступает наличие средств механизации отрасли, поэтому целесообразно изучить парк основных видов техники в сельскохозяйственных организациях (таблица 12).

Приведенные в таблице 12 показатели свидетельствуют, что в течение 2015-2019 годов прослеживается тенденция уменьшения всех видов технических средств механизации растениеводства и животноводства.

Вместе с тем сложившаяся ситуация вовсе не свидетельствует о значительном снижении уровне механизации в отрасли, поскольку применяемые в сельском хозяйстве тракторы стали более энергонасыщенными, а сельскохозяйственные машины – как самоходные, так и агрегатируемые с тракторами, более производительными.

Таблица 12 – Парк основных видов техники в сельскохозяйственных организациях Республики Татарстан за 2015-2019 годы [54]

Виды технических средств Годы
2015 2016 2017 2018 2019
Тракторы – всего 10,9 10,9 10,2 9,8 9,3
Тракторы (без землеройных, мелиоративных и других машин) 10,5 10,4 9,7 9,3 8,9
Тракторные прицепы 4,2 4,2 4,0 3,9 3,7
Плуги 2,2 2,3 2,2 2,2 2,0
Бороны 78,1 76,3 70,2 68,0 61,4
Культиваторы 4,3 4,4 4,2 4,0 3,8
Сеялки 3,6 3,5 3,3 3,2 3,1
Комбайны:
зерноуборочные 2,6 2,5 2,4 2,3 2,2
кукурузоуборочные 0,1 0,1 0,1 0,1 0,1
кормоуборочные 0,7 0,7 0,7 0,6 0,6
картофелеуборочные 0,1 0,1 0,1 0,1 0,1
Свеклоуборочные машины (без ботвоуборочных) 0,1 0,1 0,1 0,1 0,1
Косилки 1,3 1,3 1,2 1,2 1,1
Пресс-подборщики 1,2 1,3 1,2 1,2 1,1
Жатки валковые 0,9 0,9 0,8 0,8 0,7
Дождевальные и поливные машины и установки 0,2 0,3 0,2 0,2 0,2
Разбрасыватели твердых минеральных удобрений 0,4 0,4 0,4 0,4 0,4
Машины для внесения в почву:

твердых органических удобрений

0,1 0,1 0,1 0,1 0,1
жидких органических удобрений 0,1 0,1 0,1 0,1 0,1
Опрыскиватели и опыливатели тракторные 0,8 0,8 0,7 0,7 0,7
Доильные установки и агрегаты 2,1 2,1 1,9 1,8 1,7

В результате в аграрном секторе произошло существенное повышение уровня комплексной механизации, к примеру, в таких отраслях как картофелеводство, свекловодство, молочное скотоводство и др.

Основные показатели, которые характеризуют уровень обеспеченности энергетическими ресурсами и отдельными видами технических средств механизации технологических процессов в сельскохозяйственных организациях, представлены в таблице 13 и на рисунке 5.

Таблица 13 – Энергетические мощности и обеспеченность техникой в сельскохозяйственных организациях за 2015-2019 годы [54]

Показатели Годы
2015 2016 2017 2018 2019
Энергетические мощности – всего, тыс. л.с. 3884,9 3964,9 3788,5 3804,9 3768,8
в расчете на:
одного работника, л. с. 69,1 73,7 70,4 78,9 81,0
100 га посевной площади, л. с. 170 169 177 184 190
Приходится комбайнов на 1000 га посевов (посадки) соответствующих культур, шт.:
зерноуборочных 2,2 2,2 2,3 2,4 2,4
картофелеуборочных 13,7 16,4 19,1 16,6 18,6
льноуборочных 6,0 4,6 4,5 4,9 4,7
свеклоуборочных машин (без ботвоуборочных) 2,0 2,0 2,0 2,2 1,9
Приходится посевов (посадки) соответствующих культур на 1 комбайн, га:
зерноуборочный 445 454 428 423 418
кукурузоуборочных 257 710 391 411 421
картофелеуборочный 73 61 52 60 54
льноуборочный 167 220 224 204 211
свеклоуборочную машину (без ботвоуборочных) 508 500 499 450 536
Приходится на 100 тракторов, шт.:
плугов 21 22 22 24 23
культиваторов 41 43 43 43 42
сеялок 34 34 34 35 35
грабель 7 7 7 7 7
косилок 12 12 12 13 13

Как свидетельствуют показатели, приведенные в таблице 13, несмотря на уменьшение суммарной мощности энергетических ресурсов за 2015-2019 годы 116,1 тыс. л.с., прослеживается тенденция повышения показателей энергообеспечености: энерговооруженности труда – на 11,9 л.с. в расчете на одного работника или на 17,2%; энергооснащенности сельскохозяйственных организаций – на 20 л.с. в расчете на 100 га посевной площади или на 11,8%. Сложившая ситуация объясняется сокращением в динамике среднегодовой численности работников, занятых в сельхозпроизводстве и площади посевов сельскохозяйственных культур.

word image 292 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 5 – Обеспеченность сельскохозяйственных организаций комбайнами, на 1000 га посевов (посадки) соответствующих культур.

В динамике наметилась тенденция повышения обеспеченности зерноуборочными и картофелеуборочными комбайнами – на 0,2 и 4,9 единиц в расчете на 1000 га посевов (посадки) соответствующих культур, тогда как несколько снизилась обеспеченность свеклоуборочными и льноуборочными комбайнами – на 0,1 и 1,3 единиц соответственно. В результате происшедших изменений несколько снизилась нагрузка площади посевов на один зерноуборочный и картофелеуборочный комбайн – на 27 и 19 га соответственно, а нагрузка на свеклоуборочный, льноуборочный и кукурузоуборочный комбайн увеличилась – на 28, 44 и 164 га соответственно.

В результате того, что численность тракторов в динамике уменьшается, а сельскохозяйственные машины, агрегатируемые с тракторами остались на том же уровне или уменьшились меньшими темпами, за 2015-2019 годы наблюдается рост навесных и прицепных агрегатов на 100 тракторов.

Как известно для устойчивого производства продукции сельского хозяйства необходимо довести парк тракторов и комбайнов до уровня развитых стран, обеспечивающих уровень энергооснащенности 450…500 л/с на 100 га пашни.

Таблица 14 – Возрастная структура основных видов сельскохозяйственной техники в Республике Татарстан, %1

Вид техники Срок эксплуатации, лет
до 3 от 3 до 8 от 8 до 10 более 10
Тракторы 7 16 13 64
Зерноуборочные комбайны: 11 20 17 51
Кормоуборочные комбайны: 12 23 17 47
Посевные комплексы 7 7 28 59

1 по данным Министерства сельского хозяйства и продовольствия РТ

Основная доля машинно-тракторного парка (МТП). эксплуатируется за пределами амортизационных сроков службы. Срок эксплуатации более 50% используемой сельхозтехники превышает 10 лет (таблица 14), в том числе это 64% тракторов, 51% зерноуборочных комбайнов, 47% кормоуборочных комбайнов и 59% посевных комплексов. Для модернизации МТП сельскохозяйственных товаропроизводителей необходимо обеспечение исполнения соответствующих государственных программ.

Увеличение спроса на продукцию зерновых культур на внутреннем и внешнем рынках способствует развитию производства сельскохозяйственной техники. К факторам, стимулирующим развитие отечественного сельхозмашиностроения, можно отнести государственное субсидирование производителей техники.

МСХ РФ совместно с Правительством разрабатывает ряд мероприятий по увеличению объемов поставок сельхозтехники и ускорению темпов обновления МТП [1, 19 и др.]. Однако у большинства аграриев отсутствуют свободные денежные средства для единовременной оплаты дорогостоящей техники, даже с помощью выделяемых субсидий они не покрывают стоимость комбайнов и тракторов. В связи с этим господдержку приобретения сельхозтехники нужно ориентировать на повышение доступности более длительного заемного финансирования.

Одним из направлений оптимизации затрат может быть перевод техники на газомоторное топливо. На сегодня из федерального бюджета субсидируют до 30% стоимости ее переоборудования. На предприятиях АПК РТ эксплуатируют почти 500 машин на компримированном природном газе [60].

Сельское хозяйство – одна из наиболее перспективных отраслей для освоения цифровых технологий. Для достижения максимального эффекта от цифровизации сельскохозяйственной сферы необходимо внедрение не отдельных систем, а комплексных решений. Это даст синергетический эффект и будет способствовать увеличению производительности сельского хозяйства.

Исследование технической оснащенности сельскохозяйственного производства Республики Татарстан выявило определенные проблемы: парк сельхозтехники в Республике Татарстан ежегодно уменьшается практически по всем позициям; энергетические мощности в сельскохозяйственных организациях Республики Татарстан сокращаются, а показатель уровня энергооснащенности отстает от уровня аналогичного показателя ведущих западных стран более чем в 2,5 раза; основная доля МТП эксплуатируется за пределами амортизационных сроков службы. Несмотря на выделяемые субсидии, у большинства аграриев отсутствуют свободные денежные средства для единовременной оплаты дорогостоящей техники.

Таким образом, выявленные проблемы и современные тенденции цифрового развития аграрной экономики подтверждают тезис о необходимости технического перевооружения сельскохозяйственного производства. Цифровизация технической базы сельскохозяйственного производства позволит сделать качественный скачок в развитии аграрного производства.

3.2 Модернизация образовательного процесса как важного элемента реализации стратегии развития цифрового аграрного производства

Роль цифровизации аграрного производства и выгоды, получаемые от применения инновационных информационных технологий неоспоримы, однако присутствуют факторы, тормозящие процесс информатизации аграрной сферы. В современных условиях развития цифровой экономики необходима комплексная модернизация всей системы подготовки кадров для аграрного производства. Для решения проблем совершенствования образовательного процесса разработана «Стратегия развития аграрного образования в Российской Федерации с горизонтом до 2030 г.» (проект).

Такие факторы, как модернизация, организация, переориентация, структура сельского хозяйства, влияют на аграрное образование в Российской Федерации, что должно определять его место в общей системе российского образования, а также на формы взаимодействия с абитуриентами, местными муниципальными управлениями и агропромышленным комплексом в целом. Научно- технологическое развитие подразумевает готовность всех участников трудовых отношений к постоянному самообразованию, что приведет в результате к их способности выполнять сложные организационные, технические и технологические преобразования в обществе (рисунок 6)

word image 293 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 6 – Факторы, определяющие научно-технологическое развитие аграрной экономики

Согласно вышеприведенной схеме важней характеристикой, влияющей на развитие науки и технологий, является доля лиц с высшим образованием в общей совокупности населения (рисунок 7).

word image 294 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 7 – Доля лиц с высшим образованием в России, % [20]

В России доля лиц с высшим образованием имеет тенденцию к росту начиная с 2014 года. Анализ активности населения, занимающегося самообразованием, показывает, что сельское население остается пока еще в аутсайдерах по уровню активности в данном процессе (таблица 15).

Таблица 15 – Доля численность населения, занимающегося самообразованием в общей численности населения, % (по оценкам на 2018г.)

Категория населения Все население, занимающееся самообразованием в возрасте 15-72 лет в том числе
самообразование с использованием печатных материалов (профессиональных книг, журналов) самостоятельное обучение с использованием Интернета, в том числе на онлайн курсах просмотр или прослушивание передач учебного характера по телевидению, радио, обучение с использованием аудио и видеозаписей другие способы самообразования
Население – всего 21,76 10,43 12,71 5,70 1,69
Сельское население 4,21 1,84 2,23 1,16 0,39

В России показатели самообразования значительно отстают от аналогичных показателей наиболее развитых стран, так в рейтинговой оценке европейских стран Россия занимает 30 место. Это подтверждает тезис о необходимости государственной поддержки механизмов непрерывного образования и систем ДПО в России.

Анализируя распределение специалистов по информационным технологиям с учетом их функционирования по видам экономической деятельности (рисунок 8) в 2018 г. в аграрном секторе было менее половины процента, что конечно недостаточно для научно-технологического развития аграрной отрасли и реализации стратегий ее развития. Необходимо привлечение дополнительных специалистов ИКТ из других отраслей экономики, а также выпускников технических вузов [20].

word image 295 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 8 – Сравнительный анализ распределения ИТ-специалистов по видам экономической деятельности в 2018 году [20].

Переход агарного производства на 4 технологический уклад вызовет необходимость формирования нового человеческого потенциала в лице специалистов не только из агарной сферы, но и таких направлений, как программная инженерия, технологии и технических систем, науки об обществе.

Как известно, структура системы аграрного образования Российской Федерации включает в себя 54 и 35 высших учебных заведения соответственно Министерства сельского хозяйства и Министерства науки и образования России, – расположенных в 55 субъектах Россий­ской Федерации. Система сельскохозяй­ственного образования включает также 400 образовательных учреждения СПО, находящихся в ведении 73 субъектов России (рисунок 9).

word image 296 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 9 – Система аграрного образования РФ

Ключевая цель системы аграрного образования РФ – укрепление кадрового потенциала АПК, что является непременным условием обеспечения продовольственной безопасности и решения проблем импортозамещения. Для этого необходимо существенно модернизировать отечественную систему аграрного образования (рисунок 10).

word image 297 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 10 – Приоритетные направления развития аграрного образования РФ

Улучшение экономических позиций РФ в мировом сообществе в плане обеспечения продовольственной безопасности невозможно без мобилизации внутренних ресурсов аграрного образования:

1. Необходима дальнейшая модернизация федеральных государственных образовательных стандартов в части обеспечения практикоориентированной подготовки специалистов аграрного сектора с учетом развития цифровой экономики.

2. Поэтапный переход в порядке эксперимента к инновационным формам образования с применением современных ИКТ в дистанционном формате.

3. Увеличение объема дисциплин, касающихся развития цифровой экономики при подготовке специалистов аграрного сектора экономики.

4. Участие работодателей в подготовке специалистов аграрного профиля с использованием современных форматов вовлечения работодателей в учебный и научный процессы.

5. Необходимо создание единой цифровой платформы для консолидации научных исследований в АПК и своевременного обмена информацией в целях повышению коммерциализации прикладных научных разработок.

Осуществление всех намеченных мероприятий невозможно без организации системы переподготовки и повышения квалификации уже действующих кадров аграрного образования.

3.3 Основные направления комплексного научно-технологического развития цифровой платформы аграрной экономики России

Ключевыми документами, обеспечивающими реализацию научно-технической политики, являются Стратегия научно-технологического развития до 2035 года [17], Национальный проект «Наука» [7], государственная программа «Научно-технологическое развитие Российской Федерации на 2019-2030 годы» [3].

Значительное изменение аграрного производства требует внедрение цифровой технологии сбора информации. Большинство из них можно решить благодаря использованию информационных технологи. В России разработана специальная федеральная научная программа для развития аграрного сектора экономики, с помощью внедрения в АПК программ цифрового земледелия. Цифровая экономика представляет систему экономических отношений, в которой данные в цифровой форме являются основным фактором производства во всех ее сферах. При внесении цифровой экoномики согласно государственной программе приоритетом является реализация продукции посредством электронной коммерции, бизнеса. Переход АПК к применению цифровых технологий обусловлен необходимостью реагировать на ряд вызовов глобального характера:

1) высокий спрос на сельскохозяйственные товары в условиях сохранения несбалансированности спроса и предложения приводит к проблеме голода;

2) развитие агропромышленного комплекса с упором на глобализацию приводит к тому, что начинается вытеснение с рынка малых производителей;

3) производство продукции, выращено с применением ГМO – технологий, возрастает доля опасного для людей продовольствия.

В России появление цифровых технологий осуществляется во всех отраслях. Благодаря применениям информационных технологий, в том числе и в АПК, повышается способность в конкуренции продукции.

Развиваются различные направления цифровой экономики:

– Формирование единого информационного пространства

– Цифровое государственное управление

– Выработка программы для получения квалифицированных кадров

– Создание действующих инновационных технологий

Основными задачами в развитии цифровой платформы в сельском хозяйстве являются:

1) создание условий, обеспечивающих объединение цифрового сельского хозяйства с процессами отечественной цифровой экономики;

2) стимулирование материальной заинтересованности;

3) формирование технологий, упрощающих процесс инвестирования в аграрное производство;

4) внедрение цифровых инструментов, обеспечивающих эффективное использование информационных ресурсов;

5) разработка и внедрение в систему образования новых стандартов обучения инновационным технологиям цифрового земледелия.

Таблица 16 – Возможности реализации технологических платформ программы «Цифровая экономика Российской Федерации» в сельском хозяйстве [15]

Наименование технологической платформы Возможность реализации технологической платформы
Системы распределенного реестра В сельском хозяйстве блокчейн технологии можно использовать для ведения распределенных баз данных по сделкам купли-продажи
Большие данные В сельском хозяйстве всегда приходится работать с большими данными, и эта технология будет использоваться в АПК
Новые производственные технологии НПТ будут использоваться в перерабатывающей промышленности
Квантовые технологии Эти технологии в ближайшее 10-летие в АПК мало вероятны
Технологии беспроводной связи Для сельского хозяйстве эти технологии очень важны

В современной экономике сложно представить функционирование какой-либо сферы общественной жизни без интернет-технологий. Одним из наиболее важных экономических комплексов России является АПК, поэтому его развитие всецело влияет на благосостояние нашего государства. Развитие АПК невозможно без информатизации и цифровизации, а именно – создание информационного общества и внедрение новых информационных и цифровых технологий. Комплексная цифровизация аграрной экономики предполагает наличие собственной цифровой платформы, однако она нуждается в комплексном развитии. Для этого необходима разработка следующих мероприятий:

1. Всестороннее развитие информатизации на объединённых интернет-платформах и сервисах аграрной экономики для труднодоступных регионов, сел, деревень и улучшение там цифровой инфраструктуры в целом. В настоящее время идет внедрение новых технологий не только в крупных городах, но и малонаселенных пунктах, однако не всегда вся информация и все новые разработки доходят достаточно быстро или вообще доходят до специалистов аграрного сектора. Почти все отрасли аграрного сектора сконцентрированы именно не в городах, поэтому на это стоит обратить внимание при предоставлении новых разработок по развитию цифровой платформы аграрного сектора.

2. Объединение всех платформ и сервисов в единую централизованную цифровую платформу АПК и ее упорядочение. Существует достаточное количество различных сервисов, цифровых экосистем и платформ для удобной и эффективной работы в аграрном секторе. Примерами служат, например, SkyScoutAdvisor, приложение компании «ИнтТерра», которое включает в себя продукты и сервисы для различных групп пользователей; цифровая платформа «АгроЭкоМиссия», которая является обширной базой знаний агроэкономики. Так, создание единой цифровой платформы – это решение различных проблем в АПК совместными действиями, объединение знаний и опыта огромного количества сервисов, приложений, цифровых экосистем, а также удобство для специалистов аграрного сектора и простых пользователей.

3. Реализация разработок. В настоящее время есть еще множество проектов по развитию цифровой платформы АПК, которые только ждут своего выхода и триумфа. Например, цифровая экосистема Россельхозбанка, которая была представлена в июле 2020 года, при хорошей и продуманной реализации сможет обеспечить поддержку бизнесу, страну новыми специалистами, расширение для клиентов банка рынка сбыта и т.д.

4. Сотрудничество с другими платформами. Цифровая платформа аграрной экономики России может взаимодействовать с сервисами, оказывающими услуги, которые будут оказывать помощь АПК, например, доставлять продукцию куда-либо и т.д. Цифровая платформа аграрной экономики РФ может также взаимодействовать с платформами других стран, вести активное сотрудничество, оказывать взаимную помощь и получать неплохую выгоду.

Цифровая платформа развития агропромышленного комплекса одна из ведущих платформ в мире. Ведь АПК – это важнейший сектор национальной экономики, обеспечивающий продовольственную и отчасти экономическую безопасность страны. Как известно цифровая платформа только начинает внедряться в АПК довольно успешно. АПК России входит в десятку лидеров мира. Финансируя в сельское хозяйство огромные суммы, Россия показывает хорошие результаты производства сельхоз продукции.

Как всем известно, что СССР славилась своими объемами производства в сельскохозяйственной деятельности и была одна из ведущих стран в направлении сельского хозяйства. После распада страны, России досталось разрушенное и обедневшее сельское хозяйство. Довольно-таки за небольшой период времени СССР потеряло свое влияние на мировой арене производства сельскохозяйственной продукции. За последние пару десятков лет России удалось вернуть лидирующие позиции на мировой арене и снова стать конкурентоспособной страной по производству и выпуску сельхоз продукции.

Со временем и правильным внедрением цифровой платформы в АПК-России наша страна с легкостью может опередить лидирующую тройку лидеров на мировой арене. И таким образом еще раз доказать свое лидерство на мировой арене.

Вижу два перспективных проекта, благодаря которым АПК России в будущем сможет приобрести значимое значение как одна из ведущих стран сельского хозяйства, так и внести свой вклад в мировое развитие сельскохозяйственной промышленности.

Такая платформа управленческого решения строится на открытости управления процессами животноводства, растениеводства, логистикой поставок и сбыта, включая системы прослеживаемости, формирование платформы семенного и генетического фондов, управления внесением удобрения химии (пестицидов).

Нужно основать платформу – способную на поиск квалифицированных кадров, которая принесет профессионалов в данную сферу, способную в создании необходимых программ для развития новых IT-возможностей и увеличение выпуска кадров.

Ведущей задачей цифровой трансформации сельского хозяйства является внедрение объективных данных сельхозпроизводителей и государственных данных в платформу цифрового сельского хозяйства для глобального планирования в отрасли и предоставления точных данных и рекомендаций участникам рынка, в том числе с использованием искусственного интеллекта, активизация инновационных процессов с использованием современного аппарата инновационного менеджмента.

Основные направления и инициативы позволят с помощью данных осуществить цифровую трансформацию сельского хозяйства с использованием цифровых платформ, например в Казани: AGRO__ONLAIN.

Цифровая экономика – экономическая деятельность, основанная на цифровых технологиях, связанная с электронным бизнесом и электронной коммерцией, и производимых и сбываемых ими цифровыми товарами и услугами. Расчёты за услуги и товары цифровой экономики производятся зачастую цифровой валютой. Базовыми элементами цифровой экономики являются постоянно трансформирующиеся интегрированные продуктовосервисные системы. Без нее невозможно представить себе инновационную деятельность.

В современных условиях люди думают, как сэкономить и извлечь из этого выгоду? В современной экономики используют и применяют уже необходимые для нашего времени новые технологии с целью сокращения затрат на производство, необходимостью соответствия потребностям рынка, быстро изменяющимся требованиям стандартов и многих нормативных документов, что практически невозможно без использования цифровых технологий, когда объемы информации растут в квадрате быстрее, чем объемы производства.

В АПК России формирование цифрового сельского хозяйства – это овладение будущим. Как одна из будущих ведущих направлений в мире. Стратегические ориентиры цифровой экономики находят свое отражение в геополитике, развитии отрасли и управлении АПК. Использование элементов цифровой экономики возможно на всех этапах системы «поле → прилавок».

После исследований по данному вопросу, можно сделать вывод о том, что создание эталонных цифровых моделей производственных процессов в сельском хозяйстве позволит повысить эффективность бизнеса сельхозпроизводителей. Но для этого необходимы универсальные открытые системы управления сельхозпроизводством с сотнями входных условий (параметров) и анализом больших данных с элементами корректировки, куда входит формирование и алгоритмизация сценариев управления (техникой, приборами, вещами, процессами, финансами) по основным кейсам – подготовительным, производственным и сбытовым.

Переход от управления АПК РФ в режиме «стандартных команд» к управлению на основе планирования, прогнозирования рисков и развития управленческой техники.

Для ведения эффективного сельского хозяйства, в данном направлении цифровой трансформации необходимы интерфейсы сопряжения логистическо-транспортных систем и системы обработки данных обратной связи: «прилавок → производитель», с целью учета потребительских предпочтений.

Этот фактор приводит к возрастающей роли некоммерческих объединений (ассоциаций) в сценарии цифровой трансформации конкретной сферы деятельности, в системе рисков принятия и реализации инновационных решений в условиях формирования интеграционных образований, что приводит к необходимости создания частно-государственной цифровой экосистемы управления сельским хозяйством РФ.

Уровень развития цифровых технологий в сфере землеустройства имеет значительные пространственные различия в субъектах РФ. Представление о данном уровне дает анализ вовлечения регионов в Единую Федеральную информационную систему о землях сельскохозяйственного назначения.

Уровень развития цифровой экономики в сельском хозяйстве регионов Российской Федерации тесно связан со степенью внедрения информационных технологий в сферу землеустройства. Поскольку внедрение цифровых инструментов повышает эффективность производства, способствует эффективному контролю состояния земельных ресурсов и т.д.

В июле 2017 года Министерством сельского хозяйства России начата работа по созданию Единой Федеральной информационной системы о землях сельскохозяйственного назначения (ЕФИС ЗСН), которая 12 апреля 2018 г. вводится в эксплуатацию. На основе работы по 52 регионам страны. Важнейшим элементом ЕФИС ЗСН является Федеральная государственная информационная система «Электронный атлас земель сельскохозяйственного назначения» Минсельхоза России. Пользователям веб-приложения предоставляются следующие возможности:

– просмотр данных космической съемки, специальных и тематических карт различного уровня детализации сельскохозяйственной направленности (виды угодий, типы сельскохозяйственных культур, мелиорированные земли, деградированные сельскохозяйственных угодий и др.);

– навигация по карте, масштабирование;

– просмотр информации об отображаемых на карте объектах;

– поиск объектов по заданным условиям: название населенного пункта, района, региона или географические координаты;

– создание отчетов по состоянию сельхозугодий на всех уровнях детализации (от поля до федерального округа);

– фильтр полей на основе различных критериев. Картографической основой могут выступать данные Росреестра, OpenStreetMap (ОСМ), спутниковые данные. Серия картограмм дает возможность сопоставить ситуацию по различным показателям и на различных пространственных уровнях.

При разработке федеральных и муниципальных программ развития сельского хозяйства, при планировании использования земель и их охраны свою высокую эффективность показало применение данных дистанционного зондирования земли (ДЗЗ) и ГИС. Следует отметить, что не во всех субъектах РФ есть равные возможности по использованию цифровых технологий.

Одна из важных ролей в цифровой трансформации российского АПК играет ведомственный проект«Цифровое сельское хозяйство», который предусматривает комплекс мероприятий по внедрению цифровых технологий, платформенных решений в АПК и разработку IT-платформ.

Данный проект предполагает создание и развитие национальной платформы цифрового государственного управления сельским хозяйством «Цифровое сельское хозяйство», модуля «Агрорешения», отраслевой электронной образовательной среды. Помимо создания перечисленных программных продуктов проект предполагает одновременную работу по подготовке специалистов сельскохозяйственных предприятий с целью формирования у них компетенций в области цифровой экономики.

Основные цели реализации проекта:

1. Цифровая трансформация сельского хозяйства посредством внедрения цифровых технологий и платформенных решений для обеспечения технологического прорыва в АПК и достижения роста производительности на «цифровых» сельскохозяйственных предприятиях в 2 раза к 2024 г.

2. Повышение эффективности мер государственной поддержки в сфере цифровизации АПК.

3. Межведомственное взаимодействие для передачи данных о землях сельскохозяйственного назначения в цифровую платформу «Цифровое сельское хозяйство» для последующего учета, мониторинга, аналитики.

4. Создание системы подготовки специалистов сельскохозяйственных предприятий с целью формирования у них компетенций в области цифровой экономики.

Этапы реализации проекта:

Первый этап – создание и внедрение национальной платформы цифрового государственного управления сельским хозяйством «Цифровое сельское хозяйство», интегрированной с другими профильными субплатформами на региональном и муниципальном уровнях, что даст сельхозпроизводителям возможность получать государственную поддержку через единую национальную цифровую платформу.

Второй этап – создание и внедрение модуля «Агрорешения» национальной платформы «Цифровое сельское хозяйство» для повышения эффективности деятельности сельскохозяйственных товаропроизводителей.

Третий этап – создание системы непрерывной подготовки специалистов сельскохозяйственных предприятий с целью формирования у них компетенций в области цифровой экономики. Центр компетенций «Цифровое сельское хозяйство» с представительствами на базе аграрных вузов Минсельхоза России и иных сельскохозяйственных организаций будет реализовывать профильные программы подготовки и переподготовки специалистов сельскохозяйственных предприятий. Общее финансирование проекта запланировано в размере 300 млрд. руб., из них 152 млрд. руб. – из федерального бюджета, 8 млрд. руб. – из бюджетов субъектов Российской Федерации и 140 млрд. руб. – из внебюджетных источников. Распределение бюджета будет осуществляться не на равной основе.

Для получения мер господдержки сельхозтоваропроизводителям необходимо будет предоставлять бухгалтерскую и финансовую отчетность (например, в рамках предоставления в ФНС налоговой отчетности). Автоматизация процесса предоставления бухгалтерской и финансовой отчетности, позволит значительно сократить время и затраты сельхозтоваропроизводителей на этот процесс и получать актуальную информацию органами государственной власти ответственными за предоставление мер господдержки о финансовой и бухгалтерской отчетности более оперативно.

На основе вышеперечисленных возможностей в сфере IT-платформы можно разработать массу научно-технических направлений в сфере сельского хозяйства позволяющих людям обеспечить себя множеством программ в данном направление внедрение в субъектах Российской Федерации не менее шести проектов полного инновационного комплексного научно-технического цикла сквозных цифровых систем: «Цифровые технологии в управлении АПК», «Цифровое землепользование», «Умное поле», «Умный сад», «Умная теплица», «Умная ферма».

Каждая из программ по-своему уникальна и может принести много пользы людям и сократить затраты на производство, тем самым принести максимальную прибыль и высокий уровень качества продукта «Цифровое землепользование» – базируется на основе современных способах производства сельскохозяйственной продукции и продовольствия с использованием цифровых технологий (интернет вещей, робототехника, искусственный интеллект, анализ больших данных, электронная коммерция и другое). «Цифровые технологии в управлении АПК» – ресурсы и технологии, на основе которых и происходит основная деятельность в сфере сельского хозяйства, значительно уменьшая человеческий труд и повышая качество труда и увеличения объема продукции. «Умное поле» – интеллектуальная система, которая в автоматическом режиме анализирует информацию о состоянии агробиоценоза, принимает управленческие решения и реализует их роботизированными техническими средствами. «Умный сад» – специально разработанная система для лёгкого управления сложными инженерными (электронными, техническими) составляющими Сада. «Умная теплица» – полностью автоматизированная конструкция, призванная облегчить процесс выращивания агрокультур и минимизировать использование ручного труда. Этот сельскохозяйственный объект включает в себя микроконтроллеры, датчики и приложения Интернета вещей. «Умная ферма» – полностью автономный, роботизированный, сельскохозяйственный объект, предназначенный для разведения сельскохозяйственных видов/пород животных (мясные, молочные и др.).

Привлечение иностранных специалистов очень важен для нашей страны. Как известно, что основный прогресс дают западные страны, и нам надо поддерживать контакт с ними для общего развития экономики в сфере сельского хозяйства и не только.

Агропромышленный комплекс – это совокупность скоординированных отраслей хозяйства, которые производят, трансформируют сельскохозяйственную продукцию и при водят её к потребителю. Иначе говоря, АПК – гарантирует про довольствие страны и является важнейшим сектором экономики. Весь мир давно перешел на современные технологии, которые упрощают жизнь, помогают в сложных вопросах. В России также внедряются цифровые технологии во всех отраслях, конечно же и в АПК. Первостепенной задачей является повышение конкурентоспособности экспорт а и увеличение объема производства без нанесения ущерба окружающей среде. Конечно же, в любой деятельности могут существовать, как положительные моменты, так и негативные. Есть ряд неурегулированных проблем, которые не обошли АПК стороной.

Проблемы развития отечественного АПК вызваны чередой ошибок, допущенных в период перехода на рыночные отношения, когда хаотичное, несвоевременно, реформирование привело к спаду производства и потере доминирующего положения ряда отраслей. В это входит: неудавшиеся эксперименты с земледелием, растениеводством и животноводством, это сказалось на многих производителях и в целом для ситуации в данных отраслях.

Истечение государственного финансирования, спад производства машиностроительной отрасли, нехватка средств – первостепенные проблемы, с которыми столкнулись экономисты в переходный период. В следствии существенно уменьшились объемы продовольственного производства, и увеличилась доля импортной продукции.

Под угрозой потери продовольственной независимости от полного разрушения АПК был принят приоритетный национальный проект «Развитие АПК», направленный на ускоренное развитие основных отраслей комплекса. Главными направлениями проекта являются: разумное решение вопросов, имеющих приоритетное значение для развития экономики страны в целом.

Именно так, эффективные меры в отношении животноводства призваны обеспечить население продуктами первой потребности, создать условия для развития малых форм хозяйствования, решить проблему безработицы, мобилизация квалифицированных специалистов.

Положительные стороны проявляются в настоящее время – получилось исправить ситуацию в важных для отечественного животноводства отраслях, как овцеводство, птицеводство, свиноводство, что позволило разрешить сложную ситуацию с продуктами питания в основных регионах страны. Однако, проблема развития скотоводства остаётся нерешённой. В данном направлении идут работы по улучшению скотоводства, развитию условий производства ценных продуктов питания, а именно, молока, мяса. Главным достижением можно считать возможности технического перевооружения хозяйств и создания будущей базы эффективного продуктивного производства.

В числе растущих направлений развития АПК – современные технологии. Инвестиции в данном направлении считаются долгосрочными и наиболее эффективными. Развитие любой отрасли экономики невозможно без соответствующих технологий, инновационных средств, материальной базы, на основе которых можно построить рентабельное производство, приносящее доход. Также, заслуживает внимание подготовка человеческого капитала, т.е. квалифицированных кадров в этой области – научная и образовательная база служит гарантом успешной реализации поставленных целей АПК.

Темпы изменений на рынке интернет-технологий пока не успевает подстраиваться система образования и самообучения. Но не решена еще проблема подготовки и цифровой грамотности рядовых пользователей или специалистов, не имеющих профильного IТ-образования. Цифровая грамотность – совокупность знаний и навыков, которые требуются для безопасного и эффективного использования цифровых технологий и ресурсов Интернета, включает в себя цифровое потребление, цифровые компетенции и цифровую безопасность.

Экономическая деятельность фокусируется на платформах «Цифровой» экономики. Платформа «Цифровой» экономики – это цифровая среда с набором функций и сервисов, которая обеспечивает потребности потребителей и производителей, а также реализует возможности прямого взаимодействия между ними. Ценность её заключается в предоставлении самой возможности коммуникации и упрощении процедуры взаимосвязи между участниками. Платформы минимизируют издержки и предоставляют дополнительный функционал как для поставщиков, так и для потребителей. К тому же, они предполагают обмен информацией между действующими лицами, что существенно улучшает сотрудничество и способствует созданию инновационных продуктов.

Изучая данный вопрос, можно сделать вывод о том, что создание цифровых моделей производственных процессов в сельском хозяйстве позволит повысить производительность бизнеса сельхозпроизводителей. Но для этого нужны общезначимые системы управления сельхозпроизводством с сотнями параметров и анализом больших данных, куда входит формирование и алгоритмизация управления: техникой, приборами, вещами, процессами, денежной массой. Каждая платформа строится на управлении процессами растениеводства, животноводства, логистикой поставок и реализации. Основная создаваемая платформа – это платформа знаний, которая отражает наличие профессиональных кадров в создании необходимых программ и предоставление хозяйствам новых IT-возможностей для повышения производительности. Посредством цифровой трансформации сельского хозяйства воз можно решение следующих задач:

– повышение производительности тpуда;

– интеграции информационных рeсуpсов;

– предоставление государственных сервисов и порталов для сельскохозяйственных товаропроизводитeтeлeй;

– стимулирование отечественной разработки и обеспечение доступа к различным цифровым открытым платфоpмам;

– внeдpeниe торговых онлайн-платфоpм и систем для пpoдвижeния сельхозпродукции (сыpья, полуфабpикатов, продуктов пepepаботки);

– создание платформы для процессов формирования предложений по корректировке нормативно-правовых актов и нормативно-технических требований для перехода в цифровую экономику;

Цифровой платформе аграрной экономики России есть куда стремиться. Поэтому для развития одной из важных отраслей экономики, а именно аграрного сектора необходимо с умом подойти к ситуации, составить план и хорошо обдумать дальнейшие решения по развитию цифровой платформы аграрной экономики России.

Таким образом, согласно нашим исследованиям к основным направлениям развития цифровых технологий в аграрной сфере можно отнести улучшение цифровой инфраструктуры; обновление кадрового потенциала граждан путем снижение цифрового неравенства; ориентация на использование отечественного научно-технических разработок; развитие коррелируемых с научными разработками отечественных технологий.

Комплексная научно-техническая программа должна включать в себя и систему подготовки кадров для развития и функционирования цифрового сельского хозяйства, а для этого необходима модернизация всего образовательного процесса в аграрных образовательных учреждениях.

Раздел 4. НАУЧНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО АНАЛИЗУ СОСТОЯНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО СЕКТОРА ИССЛЕДОВАНИЙ И РАЗРАБОТОК В ОБЛАСТИ ЦИФРОВОГО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА ДЛЯ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ВНЕДРЕНИЯ ТЕХНОЛОГИЙ ПРОИЗВОДСТВА, НЕОБХОДИМЫХ ДЛЯ ИМПОРТОЗАМЕЩЕНИЯ ПРОДОВОЛЬСТВИЯ В РФ

4.1 Оценка развития технологий производства в сфере цифровой аграрной экономики

Основными проблемами развития аграрного сектора в РФ, является низкий технологический уровень предприятий сельского хозяйства, а также низкая инвестиционная привлекательность. Большинство предприятий сельского хозяйства уступает мировым лидерам по показателям механизации, автоматизации, фондовооруженности и использованию удобрений. В этом кроются основные проблемы низкого уровня урожайности и низких экономических показателей сельскохозяйственных предприятий. Кардинальное изменение положения дел в отрасли маловероятно, так как государственная поддержка сельского хозяйства крайне ограничена, в отличие от других стран. Преодоление указанных выше тенденций возможно при использовании цифровых технологий производства, которые позволяют получить необходимый эффект применения имеющихся ресурсов в нужном месте, в нужное время и в нужном объеме. Мировой опыт внедрения цифровых технологий производства, обеспечивает рост урожайности и снижение материальных затрат. В настоящей работе, авторами предпринята попытка научного анализа и критического осмысления развития технологий производства в сфере цифровой аграрной экономики.

Специфика сельского хозяйства как отрасли общественного производства объективно обуславливает его определенное технологическое отставание от отраслей промышленности. Долгое время в аграрной экономике преобладал ручной труд, который и сейчас остается востребованным при проведении отдельных технологических операций. Выбор агротехнологий объективно определяется уровнем развития производительных сил общества и технической базы отдельных отраслей народного хозяйства. Именно задача наращивания средств механизации технологических процессов системы аграрного производства долгое время была одной из ключевых в рамках развития АПК страны во второй половине прошедшего столетия века.

К концу 80-х годов ХХ века сельскохозяйственные производители Российской Федерации достигли пика по уровню обеспеченности основными видами средств производства. В 1990 г. в сельскохозяйственных организациях на 1000 га пашни приходилось 11,6 трактора, а на 1000 га посева и посадок соответствующих сельскохозяйственных культур 6,5 зерноуборочных, 17,3 свеклоуборочных, 25,4 картофелеуборочных комбайна, а энергообеспеченность достигала 364 л.с. на 100 га посевных площадей. Для примера: к концу 80-х годов в США на 1000 га пашни приходилось 34,4 трактора, в Польше – 77, у фермеров Италии – 144, а в Японии – 476. Рост уровня обеспеченности техникой осуществлялся за счет развития отечественного сельскохозяйственного машиностроения. В 1990 г. в РФ было произведено 213,6 тыс. тракторов суммарной мощностью двигателей 22,7 млн л.с. [43].

Реформирование экономической системы Российской Федерации, начатое в конце 80-х – начале 90-х годов прошлого столетия и связанное тотальным переходом на рельсы рыночной экономики, привело к разрушению относительно устойчивой системы аграрного производства страны и инициации процессов деградации материально-технической базы сельскохозяйственных производителей. За период с 1990 по 2019 гг. количество тракторов в сельскохозяйственных организациях РФ сократилось в 6,6 раза, зерноуборочных комбайнов – в 7,2, свеклоуборочных – в 12,1, картофелеуборочных – в 16,3, кормоуборочных – в 9,9, а объем энергетических мощностей – в 4,6 раза.

Крупные инвесторы, желающие вкладываться в развитие сельскохозяйственного производства, вынуждены в силу колоссального технико-технологического отставания данной отрасли самостоятельно принимать решения по ее модернизации, используя опыт наиболее продвинутых в этом вопросе стран. Цифровизация агропромышленного комплекса необходима для снижения рисков, мониторинга изменения климата, повышения урожайности сельскохозяйственных культур и увеличения продукции животноводства, планирования всех полевых работ на летнее время. Она является малозатратной при создании продукта, основанного на эффективном использовании ресурсов, и научно обоснованном технико-технологическом управлении. Преодоление технологического отставания возможно при переходе на Индустрию 4.0 в сельскохозяйственном секторе, предполагающей использование перспективных инновационных агротехнологий, развитие отрасли интернет-услуг и ее инфраструктурного, финансового, кадрового и информационного обеспечения [33].

Модернизация технико-технологической базиса сельского хозяйства может определяться как форма инновационного ускоренного воспроизводства материально-технической базы хозяйствующих субъектов аграрной сферы, формирующая возможность их перехода к инновационным технологиям и позволяющая обеспечить эффективность их функционирования и поддержание конкурентоспособности на относительно длительном временном горизонте. То есть, технико-технологическая модернизация предполагает проведение инновационных преобразований агроэкономических систем, в основе которых лежат как радикальные, так и эволюционные инновации, обеспечивающие переход отдельных хозяйствующих субъектов на устойчивую траекторию эффективного развития, обеспечивающую условия их расширенного воспроизводства и наращивания потенциала развития.

Систематизация факторов, влияющих на условия протекания процессов технико-технологической модернизации хозяйствующих субъектов аграрного сектора, и изучение тенденций формирования технико-технологической базы сельского хозяйства позволяет выявить две группы проблем (организационно-экономических и технико-технологических), ограничивающих модернизационный потенциал сельскохозяйственных производителей.

Первая группа проблем обусловлена сложившимися организационно-экономическими условиями инициации и осуществления процессов технико-технологической модернизации хозяйствующих субъектов аграрной сферы и включает в себя низкий уровень инвестиционной привлекательности отрасли, длинные сроки окупаемости инвестиций, высокую стоимость кредитных ресурсов, дефицит собственных средств у большинства сельскохозяйственных производителей, ограниченные ресурсы государственной поддержки отрасли, низкую эффективность сложившейся системы лизинга, низкое качество инновационной системы АПК, отсутствие эффективных механизмов трансферта инноваций и управления инновационно-инвестиционными рисками, низкую квалификацию трудовых ресурсов сельской местности, инновационную пассивность подавляющей части хозяйствующих субъектов аграрной сферы [49].

Вторая группа проблем связана с достигнутым уровнем технико-технологического развития сельскохозяйственных производителей и определяется низким качеством их материально-технической базы, преобладающим использованием морально устаревших технологий аграрного производства, широтой ассортимента использующихся технологий, машин и оборудования, требующих усложнения структуры материально-технической базы, низким уровнем автоматизации и информатизации производственных процессов, низким качеством системы инфраструктурного обеспечения сельского хозяйства, неразвитостью системы технического обеспечения аграрного производства, высокой зависимостью отрасли от импорта технологий, машин и оборудования и др.

Помимо системных проблем, определяющих специфику процессов формирования и воспроизводства технико-технологического базиса сельского хозяйства как отрасли общественного производства, существует круг проблем, характерных для различного типа хозяйствующих субъектов аграрного сектора, возникающих в силу особенностей их экономической сущности, организационного построения, масштабов производственных систем, уровня технико-технологического развития, финансовых возможностей, качества инфраструктурного обеспечения, уровня интеграции в единое экономическое пространство, восприимчивости к инновациям, предпринимательской активности, качеством трудовых ресурсов и др.

Традиционно в структуре аграрного сектора выделяется три категории хозяйствующих субъектов: сельскохозяйственные организации, крестьянские (фермерские) хозяйства и индивидуальные предприниматели, хозяйства населения. Для каждой категории хозяйствующих субъектов характерна существенная дифференциация по потенциалу развития и эффективности ведения аграрного производства. При этом для каждой категории сельскохозяйственных производителей прослеживается четкая зависимость инновационной и предпринимательской активности от размера хозяйствующего субъекта и его финансового положения. Наиболее высокие темпы обновления подсистемы технико-технологического обеспечения производственных систем отмечаются у интегрированных формирований, обеспечивших рост концентрации производства и модернизацию материально-технической базы хозяйствующих субъектов, интегрированных в единые технологические цепочки [46].

Учитывая, что ядро материально -технической базы подавляющей части хозяйствующих субъектов аграрной сферы составляет машинно-тракторный парк, в качестве приоритетных направлений развития инженерно-технической системы сельского хозяйства они рассматривают: оптимизацию состава и структуры машинно-тракторного парка; организацию системы обеспечения эффективного использования машин и оборудования; переход к инновационным технологиям аграрного производства, повышающим производительность активной части основных средств; организацию эффективной системы инженерно-технического обслуживания; совершенствование системы управления процессами инженерно-технического обеспечения.

В экономической литературе машинно-тракторный парк сельскохозяйственных производителей трактуется как совокупность технических средств, обеспечивающая проведение комплекса механизированных работ, связанных с реализацией технологий аграрного производств [57].

Состав машинно-тракторного парка формируется из следующих групп технических средств: тракторов, являющихся универсальными энергетическими средствами; навесных и прицепных сельскохозяйственных машин, агрегатируемых с ними; самоходных комбайнов и других специализированных машин; стационарных машины с различным типом приводов; транспортных машин.

Управление формированием машинно-тракторного парка представляет собой процесс обоснования его состава и структуры с учетом реализуемых хозяйствующим субъектом агротехнологий и их постоянной корректировки в процессе воспроизводства и является одним из ключевых элементов всей системы управления процессами технико-технологического обеспечения деятельности хозяйствующих субъектов аграрной сферы.

Основной задачей управления процессами машинно-тракторного парка является поддержание его оптимальных состава и структуры, обеспечивающих полное удовлетворение производственной системы хозяйствующего субъекта возможностей реализации избранных технологий агарного производства и проведения всего объема механизированных работ в оптимальные сроки. Можно предположить, что расширение состава машинно-тракторного парка и рост гибкости использования сельскохозяйственной техники обеспечивает условия минимизации потерь продукции, но при этом необходимо сопоставлять объемы увеличения инвестиций на развитие машинно-тракторного парка и роста постоянных издержек, связанных с его содержанием и использованием, с объемом предотвращенных потерь, с тем, что бы четко понимать, при каких параметрах вложения в увеличение технической базы перестают себя окупать и возникает необходимость поиска иных путей наращивания технического потенциала хозяйствующего субъекта [44].

При этом следует оценивать всю совокупность ключевых направлений воздействия машинно-тракторного парка на эффективность развития сельскохозяйственных производителей, и именно:

– увеличение объемов производства аграрной продукции и рост ее качества за счет сокращения сроков проведения основных видов механизированных работ и повышения их качества;

– минимизация затрат на проведение механизированных работ и снижение себестоимости сельскохозяйственной продукции за счет обеспечения оптимальных параметров машинно-тракторного парка и рационализации комбинаций формирования и использования агрегатов;

– минимизация капитальных вложений в воспроизводство сельскохозяйственной техники за счет оптимизации схем обновления машинно-тракторного парка и корректировки его структуры;

– формирование технических резервов, позволяющих за счет маневра техникой обеспечить эффективное управление машинно-тракторным парком в условиях риска и неопределенности.

Управление процессами формирования машинно-тракторного парка должно осуществляться исходя из следующих принципов:

– принцип системности (машинно-тракторный парк рассматривается как система, ориентированная на решение комплекса задач по механизации производственных процессов хозяйствующих субъектов аграрного сектора);

– принцип планомерности (потребность в технике определяется исходя из комплексного плана и стратегии развития хозяйствующего субъекта);

– принцип комплексности (формирование МТП ориентировано на комплексное решение задач развития технико-технологической базы сельскохозяйственных производителей);

– принцип непрерывности производственных процессов (состав и структура МТП должны обеспечивать непрерывность процесса производства);

– принцип согласованности (интеграция машин и технических средств в рамках одной технологической цепи обеспечивать максимизацию уровня использования их производительного потенциала);

– принцип оптимальности (в процессе формирования МТП должно достигаться такое соотношение машин, при котором затраты на его содержание и эксплуатацию будут минимальными при условии выполнения необходимого объема работ);

– принцип сбалансированности (соотношение между отдельными видами техники должно быть рациональными и максимизировать уровень ее использования ее производственного потенциала);

– принцип альтернативного использования (возможность альтернативного использования технических средств позволяет повысить степень маневренности МПТ и гибкости при формировании различного рода агрегатов) и др.

Система формирования материально-технического базиса сельского хозяйства в качестве ключевого звена включает в себя организационно-экономический механизм, создаваемый на отраслевом уровне управления регионом. Базовой целью данного механизма является пропорциональное распределение финансовых, информационных и управленческих воздействий на объекты, участвующие в формировании и воспроизводстве материально-технической базы. Организационно-экономический механизм обладает возможностью адаптации к изменениям условий развития всех субъектов, формирующих систему материально-технического обеспечения сельскохозяйственных производителей. Описанный механизм может быть легко адаптирован для агроэкономических и других систем.

Следует также отметить, что раскрытый выше организационный механизм управления процессами формирования и воспроизводства материально-технической базы агроэкономической системы региона обеспечивает реализацию всех без исключения моделей модернизации материально-технической базы хозяйствующих субъектов аграрного сектора: от модели догоняющей модернизации до модели опережающей модернизации [42].

Реализация перспективных моделей развития агроэкономических систем связана с модернизацией их технико-технологического базиса, предполагающей массовый переход всех субъектов аграрной экономики к масштабному применению информационных технологий. В контексте современного уровня развития информационных технологий процесс информатизации социально-экономических систем различного уровня принято называть цифровизацией, а процесс массового внедрения цифровых решений в производственные системы и системы управления – цифровой трансформацией.

Следует отметить, что реализация модели цифрового развития возможна лишь при наличии адекватной технико-технологической базы агроэкономических систем, соответствующей их информационным потребностям, и единого информационного пространства, в рамках которого поддерживается высокие качество и скорость обмена информацией и обеспечивается информационную безопасность каждого субъекта. Реализация стратегии цифровой трансформации системы аграрного производства осуществима только после проведения модернизации агроэкономических систем всех уровней и формирования технико-технологического базиса, позволяющего полномасштабно использовать комплекс преимуществ, порождаемых цифровизацией, и системы межсубъектных отношений в рамках тесной интеграции каждого субъекта системы аграрного производства в те или иные цифровые экосистемы, формирующие новую среду взаимоотношений экономических субъектов [39].

Цифровую трансформацию принято рассматривать в качестве особой формы модернизации технико-технологического базиса агроэкономических систем, связанную с комплексным использованием цифровых технологий и изменением содержания всех организационно-экономических и производственно-технологических процессов, присущих системе аграрного производства, а также освоением цифровых технологий поддержания необходимого уровня эффективности внутри- и межсубъектных взаимодействий. Традиционно цифровая трансформация технико-технологической базы аграрного производства представляется в виде совокупности мероприятий, связанных с проектированием, разработкой и внедрением разного рода цифровых платформ, составляющих основу цифровой экономики и обеспечивающих реализацию широкого спектра задач, стоящих перед агроэкономическими системами различного уровня [56].

В рамках парадигмы цифрового развития цифровым платформам отводится роль инструментального обеспечения процессов формирования технического и технологического базиса агроэкономических систем цифрового типа. В этой связи задача обоснования идеологии создания типовых цифровых платформ (как универсальных, так и специализированных) и концепции их рационального и эффективного использования в различных экономических системах становится как никогда актуальной.

Особенности функционирования отдельных отраслей народного хозяйства при отсутствии единого механизма управления процессами цифровой трансформации разнородных экономических систем породили широкий спектр подходов к осознанию ключевых функций различного типа цифровых платформ, к обоснованию их состава и структурной организации. С другой стороны, уникальность различного рода цифровых платформ порождает необходимость решения широкого спектра задач рациональной организации межплатформенных взаимодействий, стандартизации процессов информационного обмена, обеспечением совместимости используемых программно-аппаратных комплексов, сохранением информационной безопасности всех субъектов, использующих легальные платформенные решения и др. [55].

Принципиальные ограничения на возможности цифровой модернизации технико-технологического базиса системы аграрного производства накладывает низкий уровень развития информационной инфраструктуры и во многом устаревшая архитектура сети Интернет, что проявляется в относительно низком уровне ее управляемости, наличием проблемам использования жестких стандартов качества, предъявляемых отдельным элементам сети, и низкой эффективности решения отдельных задач информационного обеспечения межсубъектных взаимодействий [35].

Реализация идеологии массового использования цифровых платформ как перспективного инструментария технико-технологической модернизации агроэкономических осуществима лишь при достижении все системой аграрного производства такого уровня ее информатизации, который позволил бы каждому субъекту полноценно интегрироваться в единое информационное пространство и эффективно взаимодействовать в рамках цифровых экосистем и цифровых сообществ [53].

В этих условиях к числу первоочередных задач развития системы информационного обеспечения аграрного производства следует относить:

– разработку стратегии технико-технологической модернизации отрасли с учетом потенциала ее цифрового развития;

– формирование информационной инфраструктуры аграрного сектора, адекватной задачам информационного обеспечения сельскохозяйственного производства и предоставляющей возможность использования современных цифровых технологий;

– разработку идеологии универсальных и специализированных цифровых платформ, обеспечивающих использование единых стандартов и форматов данных, необходимых для эффективного управления разнородными элементами агроэкономических систем;

– разработку комплекса оптимизационных и имитационных моделей, алгоритмов решения типовых производственных и управленческих задач и программных комплексов, реализующих данные модели и алгоритмы в единой системе управления развитием хозяйствующих субъектов аграрной сферы;

– формирование федеральной сети центров трансляции и внедрения цифровых технологий в систему аграрного производства, обеспечивающих комплексное обслуживание сельскохозяйственных производителей в сфере использования цифровых технологий и эффективное взаимодействие хозяйствующих субъектов аграрной сферы с субъектами, генерирующими инновации в области цифровизации сельского хозяйства;

– подготовка кадров всех уровней, знающих современные информационные технологии и готовых эффективно использовать их как процессе производства, так и процессе управления развитием агроэкономических систем всех уровней и др.

Формирование современной системы информационного обеспечения аграрного производства является одним из основополагающих условий инициации процессов цифровой трансформации агроэкономических систем и массового внедрения цифровых технологий в практическую деятельность сельскохозяйственных производителей [51].

Признавая цифровую трансформацию агроэкономических систем магистральным путей модернизации технико-технологического базиса системы аграрного производства, необходимо констатировать, что широкомасштабная цифровизация различных ее элементов требует радикальной модернизации традиционных средств производства и агротехнологий, обуславливающей возникновение как положительных, так и отрицательных экономических и социальных эффектов, которые, в свою очередь, могут как позитивно, так и негативно влиять на процессы цифровой трансформации.

4.2 Цифровое моделиров3ние процессов диагностики субъектов аграрной экономики по степени готовности к цифровым трансформациям

Формирование конкурентоспособного аграрного производства требует воспроизводства производственно-ресурсного потенциала аграрных предприятий и домохозяйств на качественно новой ресурсосберегающей основе. Поэтому процессы инновационной деятельности в аграрном производстве должны иметь комплексный характер по всему циклу деятельности: от образования и науки до внедрения инновационного продукта в реальное производство, а не сводиться к внедрению отдельных инновационных мероприятий. Необходимо заметить, что совершенствование техники аграрного производства, которое не основывается на принципиальных изменениях технологии, обуславливает дополнительное усложнение оборудования и рост его стоимости, что, в свою очередь, снижает экономическую эффективность обновления средств труда. Именно внедрение новейших технологий обеспечивает усовершенствование и обновление и продуктивное воспроизведение производственно-ресурсного потенциала. Ученые рассматривают инновационную технологию, в первую очередь, как организационное нововведение. Кроме того, важную роль во внедрении нововведений играет управленческая деятельность, которая должна сглаживать возможные противоречия между технологическим уровнем производства и организацией управления на предприятии, повысит эффективность инновационных процессов.

Проблемами инноватики занимались М. Туган-Барановский и австрийский ученый Й.А. Шумпетер, которые определили роль инноваций в качественном экономическом росте. Их последователями были Б. Санто и Б. Твис. Над проблемами инновационного развития сельского хозяйства в России работали такие ученые, как Амбросов В. Я., Горбунов М. П., Яценко А. Н., Шубравская А. В., Лайко П. А, Саблук П. Т., Присяжнюк М. В. , Котикова А. И., Покотилова В. И. и др. Научные труды этих ученых внесли весомый вклад в развитие теории и практики инновационных процессов в аграрном секторе экономики. Но в контексте рассмотрения данных вопросов в условиях требований устойчивого развития и интеграции, именно внедрение платформа агроцифровой кооперации будет способствовать повышению конкурентоспособности аграрного производства.

Логико-структурная схема платформы агроцифровой кооперации предполагает наличие ряда блоков, которые обеспечивают обмен информацией, товарами, услугами и денежными средствами между группами пользователей, создавая им добавленную ценность. Целевыми пользователями платформы являются агропроизводители, жители сельских территорий, собственники земли, потребители аграрной продукции, поставщики удобрений и горюче-смазочных материалов, производители сельскохозяйственного оборудования и связанного с ним программного обеспечения, экологические организации, портфельные инвесторы, бизнес-ассоциации, связанные с аграрным производством представители органов государственной власти и местного самоуправления.

Исходя из имеющихся проблем и задач экономического, социального и экологического развития в качестве базовых блоков платформы мы выделяем: блок совместных инвестиционных проектов, блок совместных закупок, блок агроообразования, поиска кадров и трудоустройства, блок экометеорологического ландшафта, блок сбыта агропродукции, блок агроинформации и новостей, блок нормотворческой деятельности, блок взаимного кредитования, блок совместной деятельности.

Для обеспечения устойчивого развития аграрного производства через внедрение цифровой кооперации, необходимо планирование и реализация ряда проектов в трех средах:

– реальная среда (сфера офлайн, которая касается жителей сельских территорий, производителей аграрной продукции, инвесторов, поставщиков оборудования, удобрений и прочего, ИКТ-инфраструктура в сельской местности);

– виртуальная среда (сфера онлайн, которая касается цифровых технологий и программного обеспечения, олицетворяемого в цифровые платформы и каналах доступа к ним);

– институциональная среда (институты, нормативно-правовая сфера, традиции и обычаи).

При взаимодействии реальной и виртуальной сред с учетом институциональных норм создается цифровое сельскохозяйственное общество, распространяется цифровое хозяйствование в аграрном секторе, становится востребованным использованием цифровых платформ и цифровых экосистем, происходит кооперация бизнеса на цифровой основе.

Именно эти три взаимозависимых среды обеспечивают постоянство цифровых трансформации в аграрной сфере (рис. 1). В институциональной среде имеют место риски несоответствия нормативно-правовой базы цифровым технологиям. Соответственно проблемы и риски связаны с формированием адекватной современным технологиям нормативно-правовой базы, потому что технологий развиваются значительно быстрее изменений, происходящих в законодательстве.

В реальной среде, которое характеризует имеющиеся социально-экономические процессы, риски касаются увеличения социальной напряженности, ростом монопольной концентрации экономической власти в реальной среде через цифровизацию, несоответствием системы образования и полученных навыков во время обучения уровню и возможностям современных технологий, что уже рассматривалось в предыдущем разделе.

word image 45 Анализ состояния отечественного сектора исследований и разработок в области цифрового аграрного производства в целях обеспечения внедрения технологий производства необходимых для импортозамещения продовольствия в Российской Федерации

Рисунок 11 – Среды формирования устойчивого аграрного развития в условиях цифровизации

Соответственно в виртуальной среде (сфера онлайн) риски касаются кибербезопасности и конкуренции с профильными цифровыми платформами (таблица 17).

Таблица 17 – Риски, соответствующие средам цифровизации

Среда Соответствующие риски
Реальная среда (сфера оффлайн) – увеличение социального напряжения-несоответствие системы образования и полученных навыков при обучении уровню и возможностям современных технологий-монопольная концентрация экономической власти
Виртуальная среда (сфера онлайн) – кибербезопасность – конкуренция с профильными цифровыми платформами
Институциональная среда – несоответствие нормативно-правовой базы цифровым технологиям
Все три среды вместе – глобальный кризис – общегосударственное отставание от процессов цифровизации

Всем вместе определенным средам угрожают глобальный кризис и общегосударственное отставание от процессов цифровизации.

Учитывая определенные среды формирования устойчивого развития аграрного производства на цифровой основе и соответствующие им риски можно предложить ряд направлений, связанных с созданием экономического механизма цифровой кооперации (таблица 18): развитие ИКТ-инфраструктуры, интегральная платформа цифровой кооперации аграрного производства, создание интегральная платформы цифровой кооперации аграрного производства (платформы агроцифровой кооперации), совершенствование нормативного поля для обеспечения деятельности и содействие развитию «Интегральная платформа цифровой кооперации аграрного производства», распространение цифровых знаний и навыков, привлечение пользователи в использовании цифровой платформы, создание цифровой бизнес-экосистемы аграрного производства.

Таблица 18 – Направления деятельности соответствующие средам формирования устойчивого аграрного развития в условиях цифровизации

Среда Направления
Реальная среда (сфера оффлайн) Развитие ИКТ-инфраструктуры
Виртуальная среда (сфера онлайн) Создание интегральной платформы цифровой кооперации аграрного производства (платформы агроцифровой кооперации)
Институциональная среда Совершенствование нормативного поля для обеспечения деятельности и содействия развитию «интегральная платформа цифровой кооперации аграрного производства»
Все три среды вместе Распространение цифровых знаний и навыков

Привлечение пользователи к использованию цифровой платформы

Создание цифровой бизнес-экосистемы аграрного производства

В реальной среде приоритетной задачей является развитие ИКТ-инфраструктуры в сельской местности. Без полноценного доступа к сети Интернет создание цифровой платформы не имеет смысла.

В виртуальной среде необходимым является аккумуляция средств для инвестирования в создание интегральной цифровой платформы для развития аграрного производства. Эта платформа должна отвечать вызовам, связанным с обеспечением кибербезопасности. Также цифровая платформа является инструментом сочетания реальной и виртуальной среды, и представляет собой базис для создания соответствующей бизнес

Без улучшения институциональной среды также невозможно полноценное функционирование цифровых платформ. Например, использование технологии блокчейн и распределение благодаря ней прав собственности достаточно не урегулировано [26].

Адекватное взаимодействие виртуальной и реальной среды требует не только привлечения представителей аграрного бизнеса и сельского населения, а также инвесторов и потребителей продукции из городов России и из заграницы. В конечном итоге должна создаться жизнеспособная экосистема, которая способна конкурировать на глобальном рынке.

Учитывая, что все описанные направления взаимозависимы и взаимосвязаны они имеются реализовываться в рамках единой программы, направленной на создание экономического механизма обеспечения устойчивого развития на базе цифровых платформ.

Направление «совершенствование институциональной среды». Действующая нормативная база формировалась во времена доминирования индустриального способа производства и материально-ориентированной логики принятия решений и деятельности, а не цифровой и сетевой логики создания продуктов и услуг. Поэтому внедрение современных цифровых и информационных технологий в определенной степени сдерживается отсутствием адекватного нормативноправового поля и институтов. Следовательно устаревшая нормативная база требует усовершенствования как в общенациональном масштабе, так и в отношении сферы аграрного производства. Формирование эксклюзивного законодательства, нормативно-правового поля, институтов должно происходить в первую очередь на общегосударственном уровне. Разрабатывать законодательство исключительно для сферы цифровизации аграрного производства нецелесообразно.

Таким образом, задачами совершенствования институциональной среды касается:

– закрепление прав граждан России на доступ к сети «Интернет» на законодательном уровне;

– регулирование использования технологии блокчейн не только в качестве криптовалют, но и инструмента закрепления, распределения и перераспределения прав собственности;

– усиление борьбы с киберпреступностью;

– обеспечение широкого применения цифровой подписи;

– внедрение цифровой регистрации юридических и физических лиц;

– дерегуляция ограничений на использование цифровых технологий;

– стимулирование государственно-частного партнерства в процессах цифровизации;

– обеспечение цифрового образования для детей дошкольного и школьного возраста, а также пенсионеров;

– максимизация безналичных расчетов;

– гармоничная имплементация онлайн обучения в классические образовательные процессы;

– совершенствование трудового законодательства в условиях цифровизации (учет трудового времени; фриланс (freelance) работа);

Изменение институциональной среды содержит ряд рисков и возможностей для стейкхолдеров в сельской местности (таблица 19)

Приведение в соответствие современным цифровым реалиям нормативно-правового поля расширит возможности сельского населения на получение административных услуг онлайн. Окажет положительное влияние на создание новых, высокотехнологичных рабочих мест и увеличение уровня оплаты труда. Одновременно будут созданы условия для расширения рынков сбыта продукции собственного хозяйства.

Таблица 19 – Риски и возможности институциональных изменений в регулировании цифровой среды для различных групп заинтересованных сторон

Стейкхолдеры Возможности Риски
Местная община (сельских территорий) 1. Расширение возможностей для получения административных услуг онлайн.

2. Увеличение количества высокотехнологичных рабочих мест и уровня оплаты труда.

3. Расширение возможностей для сбыта продукции собственного хозяйства.

1. Исчезновение традиционных рабочих мест.

2. Необходимость временных затрат на изучение цифрового законодательства.

Производители аграрной продукции 1. Расширение рынков сбыть.

2. Расширение возможностей для совместных закупок необходимой продукции и услуг.

3. Возможность инвестирования в «цифровую кооперации».

4. Уменьшение расходов на администрирование бизнеса в соответствии с законодательными требованиями.

1. Закрепление через «цифровое законодательство» монополий на использование цифровых платформ в интересах определенных бизнес-структур.

2. Неспособность быстро провести реинжениринг классических бизнес-процессов, индустриальной эпохи в соответствие с цифровых нормативов.

Органы государственной и местной власти 1. Уменьшение расходов на управление на государственном и муниципальном уровне и одновременное обеспечение более высокого уровня прозрачности деятельности.

2. Расширение спектра услуг, предоставляемых онлайн.

1. Нехватка кадров, соответствующих современным цифровым технологиям.
Разом 1. Определение общих правил коммуникации между производителями аграрной продукции, потребителями, местным населением и органами власти. 1. Опоздание в процессах цифровизации и недоиспользование их возможностей.

Между тем сам процесс изучения и использования цифрового законодательства, потребует определенных затрат времени от населения. Для этого необходимо привлекать работников сферы социальной защиты, владеющих (уже получивших) необходимые знания.

Для местных органов власти внедрение цифрового законодательства, которое формализует процессы цифровизации является инструментом уменьшения расходов на управление, и одновременно повышения качества административных услуг. Это приведет к росту доверия к власти со стороны бизнеса и местного населения сельских территорий.

Основе риски для власти заключаются в недостаточной квалификации управленцев, нехватке кадров соответствующей квалификации. Это угрожает торможению процессов цифровизации, и делает невозможным получение обществом цифровых дивидендов. Это в условиях повышения мобильности населения и бизнеса, и усиление конкуренции с другими территориями, грозит миграции физических и юридических лиц в другие «цифровые» юрисдикции.

Формализация правил хозяйствования в соответствии требование цифровизации, позволяет уменьшить расходы на администрирование бизнесав соответствии с законодательными требованиями, а также снять ограничения на использование цифровых платформ для расширения рынки сбыта продукции, возможностей для совместных закупок необходимой продукции и услуг, а также инвестирование в «цифровую кооперации».

Расширение ИКТ-инфраструктуры. Направление, связанное с расширением и повышением качества ИКТ-инфраструктуры, которая является необходимым условием для создания действенной платформы агроцифровой кооперации и других цифровых платформ.

В круг задач этого направления входят:

– обеспечение необходимого качества и распространенности энергетической инфраструктуры для беспрепятственного питания компьютеров или других приборов, которые могут обеспечить доступ к сети Интернет;

– обеспечение непосредственного доступа к сети Интернет (на уровне не менее 3G или 10 мб/с для фиксированных точек доступа);

– обеспечение социально незащищенных жителей сельской местности, общественных объединений, органов местной власти и бюджетных организаций достаточным количеством устройств для доступа к сети Интернет с возможностью полноценно работать на цифровых платформах.

Источником финансирования этого направления могут стать средства государственного бюджета (в том числе Государственный фонд регионального развития), средства ОТГ, местных и региональных бюджетов, средства участников цифровой кооперации, других инвесторов в рамках реализации политики государственно-частного партнерства.

Это направление содержит определенный перечень рисков и возможностей для разных заинтересованных сторон (таблица 20).

Таблица 20 – Риски и возможности расширения ИКТ-инфраструктуры для разных заинтересованных сторон

Стейкхолдеры Возможности Риски
Местная община (сельских территорий) Общее расширение цифровых возможностей через развитие ИКТ – инфраструктуры Развитие ИКТ-инфраструктуры с использованием устаревших технологий. Неровность покрытия.
Инвесторы и бизнес Инвестирование в объекты ИКТ-инфраструктуры, поставки приборов, для подключения к сети Интернет Нехватка необходимых объемов средств для максимально быстрого развертывания необходимой ИКТ-инфраструктуры и минимизации сроков окупаемости вложений.

Населения сельских территорий получает физическую инфраструктуру для доступа к сети Интернет, а бизнес инвестиционные возможности. Между тем объем инвестиций может быть меньше, чем оптимальный, что приведет к задержке сроков развертывания ИКТ-инфраструктуры и увеличения стоков окупаемости вложений.

Развитие цифровых навыков и привлечение пользователей цифровой платформы. Деятельность, связанная с процессами цифровизации может быть успешной только в случае формирования необходимых цифровых навыков у всех участников и пользователей цифровых платформ.

Задачами этого направления являются:

– освещение преимуществ создания платформы агроцифровой кооперации, а также имеющихся рисков и путей их преодоления;

– обеспечение помощи в регистрации на платформе агроцифровой кооперации всех потенциальным пользователям;

– обеспечение обучения базовым цифровым навыкам и возможностям использования цифровой платформы сельского населения и других пользователей;

– подготовка специалистов для обслуживания функционирования и совершенствования цифровых платформ.

Источником финансирования этого направления являются средства пользователей платформы, государственного и регионального бюджетов.

Распространение цифровых навыков и образования обеспечит эффективное использование ИКТ-инфраструктуры, платформы агроцифровой кооперации, «цифрового» институциональной среды. Для реализации мероприятий в рамках этого направления необходимо использование современных методик онлайн обучения, со специально обученными специалистами и волонтерами, которые будут работать на городах с населением. Пунктами такого обучения, могут стать сельские школы, которые в значительно большей степени охвачены сетью Интернет чем сельские домохозяйства. Однако имеют место риски нехватки достаточного количества специалистов для углубления цифровых навыков среди широких слоев сельского населения.

Источником финансирования создания цифровой платформы является бизнес-круг из среды аграрных производителей, портфельные инвесторе поИТ-бизнесу, а также население, которое имеет сбережения.

Для ведущих групп стейкхолдеров характерны свои специфические риски и возможности от реализации мероприятий в пределах этого направления (таблица 21).

Таблица 21 – Риски и возможности создания платформы цифровой кооперации аграрного производства для разных заинтересованных сторон

Стейкхолдеры Возможности Риски
Местная община Практическое применение цифровых навыков, возможность индивидуального инвестирования Кибербезопасность
Инвесторы и бизнес Расширение рынков сбыта, оптимизация расходов и структуры производства Неготовность корпоративной культуры к смешению бизнес – процессов
Все вместе Получение цифровых дивидендов через использование глобальных цифровых трендов и возможностей Кибербезопасность

Для бизнеса платформа агроцифровой кооперации – это не только инструмент для инвестирования, но и также площадка для развития собственного бизнеса. Население благодаря этой цифровой платформе может повысить качество потребления и получить инструмент публичной защиты прав собственности.

Главные риски для всех стейкхолдеров концентрируются вокруг кибербезопасности.

Не случайно бизнес-экосистемы на базе цифровых платформ являются ведущим фактором экономического развития в современных условиях. Поэтому актуальной задачей является превращение платформы агроцифровой кооперации в бизнес-экосистему за счет привлечения к сотрудничеству максимального количества предприятий и использования ее как площадка-агрегатор для сторонних сервисов и платформ.

В круг основных задач, которые должны быть решены в процессе создания бизнес-экосистемы вокруг цифровой платформы относятся:

– привлечение представителей агропроизводственной бизнеса на платформу в качестве пользователей, которые имеют возможность повысить качество своих бизнес-процессов благодаря платформе и одновременно создавать полезность для других пользователей платформы исобственного бизнеса;

– создание перечня услуг и продуктов для представителей аграрного бизнеса, потребителей, инвесторов, поставщиков, местных жителей и властей с учетом их собственной полезности и дополнительной ценности для всей цифровой бизнес-экосистемы;

– разработка стратегического плана коммуникаций с другими цифровыми бизнес-экосистемами на национальном и глобальном рынке.

Источником финансирования будут прибыли полученные от деятельности платформы агроцифровой кооперации.

Для ключевых групп, заинтересованных в развитии бизнес-экосистемы возможно также определить определенные риски и возможности (таблица 22).

Таблица 22 – Риски и возможности создания платформы цифровой кооперации для разных заинтересованных сторон

Стейкхолдеры Возможности Риски
Местная община Повышение качества и уровня жизни. Рост «цифровой занятости и уровня цифровой инклюзивности сельского населения. Оставить вне экосистемы.
Инвесторы и бизнес Кооперация бизнеса на глобальных рынках Глобальная конкуренция
Местные власти Развитие кластеров на в пределах экосистемы Нет

Создание цифровой бизнес-экосистемы в аграрной сфере формирует условия для устойчивого социально – экономического и технологического роста, что открывает новые возможности и для всех стейкхолдеров, связанных с экономической, социальной и экологической сферами. Главные риски традиционно связаны с кибербезопасностью и ростом конкуренции внутри экосистемы и с другими экосистемами.

Если не имеет цифровой платформы почти невозможно обучать население и представителей бизнеса ее использованию. Одновременно наличие цифровой платформы без пользователей, которые владеют необходимыми навыками и знаниями лишает смысла существование самой платформы. Все действия в пределах рассматриваемых направлений должны быть согласованы между собой в пространстве и времени. В противном случае полноценно реализовать ни один из них не возможно. Поэтому возникает необходимость их реализации на основе координации в рамках единой программы, целью которой является консолидация направлений, проектов и действий по формированию агроцифровой бизнес-экосистемы в России.

Ожидаемый результат внедрения программы по созданию агроцифровой бизнес-экосистемы в России:

– обеспечение устойчивого развития агропроизводства через сбалансированное внедрение проектов в рамках приоритетных направлений;

– преобразование в цифровой формат социальных и бизнес-процессов в соответствии со стандартами платформы агроцифровой кооперации;

– создание платформы агроцифровой кооперации и на ее базе цифровой экосистемы;

– создание благоприятного для цифровизации агропромышленного комплекса нормативно-правовой и институциональной среды;

– повышение цифровой культуры и цифровых навыков населения сельскохозяйственных территорий;

– разработка методических рекомендаций для центральных и местных органов власти, бизнеса, общественных организаций и учреждений по содействию интеграции в экосистему агроцифрову;

– повышение уровня кибербезопасности;

– повышение производительности и безопасности труда в аграрном производстве;

– снижение транзакционных издержек агропроизводителей;

– расширение возможностей для свободной конкуренции в аграрном секторе в рамках единых цифровых стандартов.

Исходя из этого возможно определить целевое состояние для реальной, виртуальной и нормативной среды (таблица 23).

Для координации реализации рассмотренной выше программы целесообразно создание национального коллегиального органа по обеспечению устойчивого развития в условиях цифровизации. В состав координирующего органа имеют представители местной и центральной власти, агробизнеса, гражданского общества, которое представляет сельские территории. Альтернативным вариантом является расширение полномочий уже действующих совещательных органов при Кабинете Министров России (например, Совет по вопросам торговли и устойчивого развития).

Таблица 23 – Действующее и целевое состояние сред цифровой кооперации

Среда Действующее состояние Целевое состояние
Реальная среда (сфера оффлайн) – 31% доля сельских домохозяйств, которые имеют доступ к Интернету дома – 100% доля сельских домохозяйств, которые имеют доступ к Интернету дома
Виртуальная среда – много разных сайтов, да ни одной – несколько (минимум одна)
(сфера онлайн) агроцифровой платформы агроцифрових платформ
Институциональная среда – цифровое законодательство в состоянии разработки. – действующее цифровое законодательство

Финансирование деятельности такого органа целесообразно организовать на паритетных началах представителями всех сторон, а его рекомендации – сделать обязательными для использования в работе центральных органов исполнительной власти. Работу этого коллегиального органа необходимо выделить комитеты для координации реализации проектов по каждому из направлений.

Одной из задач специального коллегиального органа по цифровизации должна стать имплементация цифровых инструментов в национальные и региональные стратегии для обеспечения в конечном итоге устойчивого развития России.

Платформа агроцифровой кооперации представляет собой экономический механизм устойчивого развития аграрного производства,который объединяет интересы и создает ценность для бизнеса, населения сельских территорий, представителей власти и экологических и образовательных организации.

Цифровизация аграрного сектора проходит одновременно в трех средах: (1) реальная (оффлайн) среда, (2) виртуальная (онлайн) среда, (3) институциональная среда. В пределах реальной среды происходит цифровизация физически существующих объектов, в число которых входит население сельских территорий, агропредприятия, ИКТ-инфраструктура и тому подобное. Виртуальная среда рассматривается как пространство формирования и использования цифровых технологий и платформ. Институциональная среда отвечает за развитие нормативно-правового поля, которое базируется на цифровых принципах как основополагающих.

В пределах этих сред, на их пересечении, создаются цифровые бизнес-экосистемы как совокупность физических и виртуальных (цифровых) объектов и субъектов.

Приоритетные проекты по обеспечению устойчивого развития аграрного производства на основе развития цифровых технологий предусматривают (1) совершенствование нормативно-правовой среды, исходя из принципа первичности устойчивого развития и цифровых процессов, продуктов и услуг, (2) развитие ИКТ-инфраструктуры, отвечающей современным требованиям и возможностям, (3) обеспечение общедоступной цифрового образования для населения сельских территорий и его доступы к цифровым технологиям, (4) формирование агроцифровой платформы как ядра общенациональной цифровой бизнес-экосистемы.

4.3 Сценарное прогнозирование экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики

В современных условиях развития уровень внедрения цифровой экономики в сельскохозяйственное производство находится на низком уровне ввиду нерациональности распределения ресурсной базы и обеспечения должной государственной поддержки отрасли. Сценарное прогнозирование экономических эффектов позволило сделать вывод о низком уровне соответствия срокови задач по внедрению цифровой экономики, что требует коренного вмешательства государства и реорганизации экономики в целом.Ключевая роль в инновационном развитии страны в настоящее время отводится цифровым технологиям.

Раскрывая проблематику заданной темы, особенно хотелось бы обратить внимание на российский аграрный комплекс с точки зрения исследования дифференцированных точекзрения. Во-первых, следует отметить, что современные экономические эффекты модернизации российского аграрного комплекса не могут обходиться без эффектов цифровизации всей экономической системы страны.

Во-вторых, в ближайшие 20-30 лет темпы модернизации экономики будут сохранены на высоком уровне. Планируется дальнейшее расширение международного сотрудничества, так как оно является гарантом поступательного движения от мелкотоварного сельскохозяйственного производства к оптимальным масштабам деятельности аграрного сектора экономики.

В-третьих, экономические эффекты модернизации сельскохозяйственного производства и АПК России в целом могут быть одновременно как положительными, так и отрицательными. К отрицательным относят рост безработицы вследствие повсеместноговнедрения роботизированной техники, которая работает производительнее, лучше и качественнее. При этом государство будет вынуждено перебросить значительную часть рабочей силы из агропромышленного комплекса в сопутствующие сферы услуг и сбыта товаров.

Как заявляют практики американского цифрового бизнеса, первыми инициаторами модернизации сельского хозяйства являются фермеры, владеющие незначительными посевными площадями и скотобойнями. Однако мы не можем однозначно соотносить данные эффекты с проблематикой быстрорастущего сельскохозяйственного комплекса 21 века, так как эпоха цифровых технологий ставит перед аграриями новые цели и задачи.

Самые сложные цели в 2020 году связаны с получением краткосрочных кредитно-денежных ассигнований от крупнейших банковских структур. В России – это Росбанк и Россельхоз банк. Именно последнему принадлежит пальма первенства в показателях использования модернизированных технологий привлечения капитала и переустройства уже существующих сельскохозяйственных комплексов. На сегодняшний день их насчитывается более 300 на всю Россию, тогда как в США их число перевалило за 1000 еще 15 лет назад. Таким образом, перспективы современной российской экономики в плане сценарного прогнозирования экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики достаточно обширны.

Резюмируя вышеизложенное можно предположить следующие сценарии модернизации российского агарного сектора: сценарий №1. Цифровизация сельского хозяйства РФ создаст предпосылки к увеличению производственных мощностей. По мнению экспертов, такой подход сможет усилить зависимость рынка от сырьевых показателей, укрепить растущую роль от монетизации и нивелирования отрицательного воздействия банковского капитала в пользу планируемых аграрных секторов производства.

Экономический эффект от последнего подхода в США сумел снизить производственные риски более чем на 20% за полугодие. Во Франции – примерно на 35-47% в зависимости от региона внедрения проектов прогнозирования экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики вплоть до 2030 года.

Сценарий №2. Он считается наиболее приемлемым для стран с засушливым климатом и с зависимой сырьевой экономикой. Россиис ее финансовыми возможностями в целом ряде регионов не позволяет провести эффективные меры по должной модернизации аграрного сектора. В любом случае эффект от внедрения тех или иных мероприятий очевиден – наращивание объемапроизводства сельскохозяйственных культур сельхозтоваропроизводителями, которые напрямую связаны с проблематикой экономических эффектов модернизации.

Сценарий №3. В целом дискуссионный, так как для его понимания крайне важно мобилизовать практический опыт СССР применительно к управлению отраслями, обеспечивающих страну мясом, молоком и растительными маслами. Дело в том, что именно данные отрасли дают возможность осознать важность экономического эффекта модернизации вплоть до 2050 года. Иными словами, мы предлагаем использовать плановые механизмы по аналогу пятилеток, так как именно такие методы в эпоху цифровизации призваны защитить рынок от переизбытка рабочей и иной силы.

Таким образом, мы получили относительно продуманную базу данных касательно сценарного прогнозирования экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики. Теперь перейдем к проблематике концептуальной модели преодоления переходного периода. По словам эксперта Н. Лихачева, в России аграрный комплекс весьма стереотипен и не предусматривает быстрой синхронизации с промышленностью, транспортом и связью[36].

Именно отсутствие гибкости в практической деятельности между работодателями, государством и банками является основным препятствием в плане реализации долгосрочных мер в области повышения эффективности сельскохозяйственного сектора экономики. Однако довольно сложно разобраться, какие именно меры министерство сельского хозяйства России предпримет в связи с повсеместным внедрением цифровизациив экономику.

Негативным моментом в данном случае считается недостаточный уровень компьютерной оснащенности аграрных производств, низкий уровень профессиональной пригодности более 60% рабочих смежных отраслей, которые завязаны на проблематике экономики.

Таким образом, мы делаем ряд выводов из сказанного выше:

1. Сценарное прогнозирование экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики невозможно без высокого уровня профессионализма на местах.

2. Не последнюю роль играет и уровень экономического развития в стране в целом.

3. Показатель международного взаимноговлияния также очевиден по целому ряду данных: повышение либо снижение товарооборота, поиск покупателей сельскохозяйственной продукции и расширение рынков сбыта.

Все названные эффекты стереотипны. То есть они возможны лишь при условии полного подчинения государственными и коммерческими банками России аграрного сектора к 2025 году, так как апогей цифровизации на начальной стадии намечен именно на 2025 год.

Можно утверждать, что в первую очередь важно создать соответствующую теоретическую базу знаний, по которой было бы возможно осуществлять обучение в вузах России. Международный обмен компетентными студентами и аспирантами также крайне плодотворен.

Этому свидетельствует статистический анализ аграрной экономикиСША в области модернизационных эффектов от ее цифровизации. Иными словами теория не должна расходиться с практикой, не должна ей противоречить в эпоху высоких цифровых технологий. Именно этому обучают в ведущих интернет-университетах Японии в плане проведения программы прогнозирования экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики. Что же могут позаимствовать российские студенты аграрных вузов у японских коллег в этом плане?

Прежде всего, увеличится скорость оборота капитала в сельском хозяйстве за счет внедрения прогрессивных производственных технологий на базе машинного обучения. Однако возникает противоречие: как увеличить показатель занятости населения в АПК РФ при постоянном росте роботизации производственного сектора? Ответ достаточно неоднозначен и зависит от региона расположения в России.

Москва и Московская область находится не в самой благоприятной с точки зрения развития сельского хозяйства зоне России. В большинстве случаев, дожди идут не менее 130 дней в году, что снижает привлекательность области по целому ряду показателей. Сценарное прогнозирование экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики в данном случае критическое, так как не хватает времени на пересмотр уже существующих механизмов землепользования и разведения крупного рогатого скота.

По сравнению с Сочи и Крымом регион проигрывает по множеству показателей. Особенно по методическим предпосылкам управления цифровыми процессами. Всего их насчитывается не более 5, так как механизмы переоснащения аграрного сектора намного трудней, чем кажется на первый взгляд.

Япония дает уникальный шанс, по мнению Соичиро Хатуми, перейти на новый уровень экономического развития региона в эпоху тотальной цифровизации сельского хозяйства. Прежде всего, планируется более продуманная инвестиционная деятельность в аграрном секторе как отдельного региона, так и России в целом. Каждый год расходы государствана нужды модернизации должны составлять не менее трех миллиардов евро, чтобы бы к 2030 году выйти на уровень Франции и Испании по производству сельскохозяйственной продукции – помидоров, огурцов, а также продукции высокотехнологичной отрасли – мясомолочной.

Таким образом, проблематика сценарного прогнозирования экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики неоднозначна. Она затрагивает и правительство России, и рядовых частных предпринимателей, которые готовы вкладывать капиталы в модернизацию АПК в эпоху тотальной компьютеризации.

Первый этап модернизации связан с концепцией пересмотра законодательных актов РФ, которые позволят повысить эффективность управления экономикой и создавать большее количество рабочих мест в сельском хозяйстве. На сегодняшний день речь идет о примерно 450 тысячах человек. К 2030 году данный показатель снизится до 230 тысяч, при этом эффективность от внедрения цифровой экономической системы составит не менее 67%.

Можно утверждать, что данные цифры оптимистичны, так как южные регионы России первыми будут оснащены высокотехнологичными производствами в АПК. Агропромышленный комплекс Краснодарского края в отличие от Московской области не завязан на цифровых технологиях в области выращивания яровых культур, так как климатические условия этого не позволяют. Также трудно утверждать о темпах роста промышленного производства в связи с проведением политики экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики.

Методика прогнозирования экономических эффектов цифровой модернизации экономики должна базироваться на вычислениях с использованием элементов высшей математики и кибернетики. Однако западные ученые разработали более упрощенные методики расчетов, подходящие и для российского аграрного бизнеса.

Например, в расчет принимается сценарий номер 1 на базе мелкотоварного сельскохозяйственного кооператива с численностью сотрудников от 30 до 50 человек. ИП обязуется принять на работу в штат профессиональных бухгалтеров, которые способны управлять цифровыми технологиями:по учету надоя коров, сбору овощей и фруктов за определенный отчетный период. За данный период по первому и второму сценарию принимают 6 месяцев, однако предполагается значительная роль личной инициативы предпринимателя. Таким образом, при использовании первого и второго сценария возможно осуществление проекта только при наличии высококвалифицированной рабочей силы. При этом при третьем сценарии намного важней именно использование специальных баз данных и четкое следование методикам, разработанным государством.

Китайский опыт в данном случае неповторим, так как высокие технологии внедряются здесь дольше, чем в России. При этом положительные эффекты представлены в отчетах следующим образом:

1. Уровень специалистов-программистов для АПК КНР вырос более чем вдвое за 5 лет.

2. Страна сумела снизить зависимость от экспорта зерновых именно за счет перехода к новому уровню планирования поставок за счет роботов и интернета.

3. Скорость доставки готовых сельскохозяйственных продуктов отныне самая высокая в мире, почти на 30% выше, чем в США и на 70% выше, чем в странах Африки.

Подводя итоги сказанному в рамках проблематики, нам пришлось мобилизовать не только российские данные, но и сведения из иностранных источников. Можно считать их важными, так как без использования передового опыта не приходится говорить о положительном эффекте принимаемых сегодня мер в области охраны окружающей среды и снижения показателя рентабельности.

В российской практике ведения сельского хозяйства одним из наиболее актуальных вопросов на сегодняшний день является вопрос сохранности сырья в ходе его сбора и дальнейшейтранспортировки. Для решения данного вопроса необходимо оснастить парк техники специальными GPS-модулями, которые, помимо возможности мониторинга текущего местоположения отдельно взятой единицы транспорта, позволяют снизить расход горючего до 20% за счет грамотного построения маршрута. Кроме того, установка соответствующих датчиков на транспорт позволяет отслеживать и вес перемещаемого сырья, нивелируя таким образом возможности для мошенничества со стороны персонала.

Оптимизировать условия и методику хранения сельскохозяйственной продукции призваны специальные датчики и программное обеспечение для мониторинга. Так, заданные посредством специального программного обеспечения алгоритмы в режиме реального времени могут осуществлять мониторинг состояния условий хранения продукции, таких как содержание углекислого газа, температуру и уровень влажности внутри хранилищ. Такое программное обеспечение на основе загруженных в него данных поможет принять решение о дальнейшей судьбе сырья, необходимости его дальнейшей переработки или продаже.

«Умные» теплицы и «умные» фермы также могут быть внедрены в практику ведения аграрного производства, что позволит получить существенную экономию за счет более эффективного расхода воды, удобрений и химикатов такими теплицами и фермами. Кроме того, данные технологии позволят оптимизировать численность персонала, занятого уходом за культурами, а также свести к минимуму потери, возникающие из-за человеческого фактора.

Таким образом, доказано, что степени модернизации сельского хозяйства в цифровую эпоху значительно разнятся от целей и сроков их внедрения. В целом можно считать данные меры эффективными, хотя многие недостатки пока еще не очевидны. Их эффект даст о себе знать через десятилетия.

Противоречия российского сельского хозяйства особенно проявляются в связи с недостаточным финансированием. При этом модернизация в цифровой век более эффективна в период всеобщей информатизации и высокого уровня грамотности населения.

Таким образом, мы попыталисьпредставить проблематику модернизации российского сельского хозяйства со разнообразных точек зрения как с позиции опыта развитых стран, так и российского концепта внедрения высоких технологий.Сценарное прогнозирование экономических эффектов модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики считается прерогативой министерств экономического развития и сельского хозяйства России, так как по отдельности экономические эффекты почти не продуктивны, как показала практика США и ЕС с 2015 по 2020 годы включительно.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Проведенные исследования позволяют сделать следующие выводы и предложения:

1. Переход к цифровым технологиям в аграрном секторе экономики представляется основным направлением обеспечения экономической и продовольственной безопасности России, который позволит с одной стороны повысить физическую и экономическую доступность продовольствия за счет его отечественного производства, а с другой, – повысить конкурентоспособность российских сельскохозяйственных товаропроизводителей на мировом продовольственном рынке.

2. Основными препятствиями и проблемами внедрения цифровых технологий в отечественное сельское хозяйство выступают: сложности применения одних и тех технологий вследствие различий в природно-климатических условиях; отсутствие необходимого объема финансовых ресурсов; готовность и компетентность руководителей, специалистов и производственного персонала на всех уровнях управления к новым идеям и технологиям, низкий уровень приспособления системы образования к новым требованиям; отсутствие качественной информации в области цифровизации, которая должна обладать полнотой и достоверностью; практически еще не создана инфраструктура для обеспечения перехода к новому индустриальному этапу развития отрасли; техническая и технологическая отсталость отрасли, очень слабая материально-техническая база, особенно в отдельных регионах страны, и в средних и мелких по размерам сельскохозяйственных формированиях; недостаточное финансирование научных разработок в области передовых технологий и слабое их внедрение в производство и т.п.

3. Несмотря на то, что многие элементы нового технологического поколения широко начали применять с начала 21 века, в том числе и в сельском хозяйстве, системная программа перехода к цифровым технологиям в России была запущена только в конце 2016 года, были разработаны Программа и Паспорт «Цифровая экономика Российской Федерации», ведомственный проект «Цифровое сельское хозяйство», при Минсельхозе России был создан Департаменте цифрового развития и управления государственными информационными ресурсами АПК.

4. Существенным стимулирующим фактором повышения эффективности сельскохозяйственного производства в России стало утверждение Доктрины продовольственной безопасности в 2010 году, в которой были намечены целевые критерии производства отдельных групп продовольствия. Однако достигнутые за 2010-2019 годы ежегодный прирост производства сельскохозяйственной продукции в стране на уровне около 2% не в полной мере удовлетворяет потребности рынка, хотя по таким основным товарам как хлебные продукты, мясо, молоко, картофель целевые критерии достигнуты, а например, по овощам и фруктам – нет, а с утверждением Новой Доктрины в 2020 году еще и по молоку.

5. Со вступлением России во Всемирную Торговую Организацию, несмотря на все сложности, в динамике за 2013-2019 годы прослеживается тенденция сокращения импортируемого продовольствия в страну, при увеличении их экспорта практически по всем основным группам продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья.

6. В настоящее время имеются достаточно много предложений для сельского хозяйства на рынке цифровых технологий, большая часть из которых представлена Каталоге цифровых решений Аналитического центра при Минсельхозе России. Вместе с тем, если решения категории Сервисы подразделены на специализированные, широкого профиля и беспилотный летательный аппарат, то категории Большие данные и искусственный интеллект, Интернет вещей и Роботизация не распределены, поэтому мы предлагаем их делить по назначению на следующие: 1. Общего назначения; 2. Земледелие; 3. Техника и транспорт; 4. Животноводство; 5. Лесное хозяйство; 6. Земельные ресурсы; 7. Реализация продукции; 8. Инфраструктура.

7. При решении вопросов внедрения цифровых технологий в сельскохозяйственное производство мы предлагаем: оценивать риски цифровизации сельскохозяйственной организации на основе PESTLE-анализа посредством экспертного способа оценки степени и вероятности факторов; на основе данных конкретных сельскохозяйственных формирований или территорий оценить степень их готовности к внедрению цифровых технологий.

8. Анализ современного состояния научно-технологического развития цифрового аграрного производствавыявил определенные проблемы: на данный момент в России еще не до конца сформировалось система методического определения критериев оценки и статистического мониторинга рынка цифровых услуг в сфере научных технологий; недостаточное финансирование НИОКР и госпрограмм поддержки робототехнических систем, как вытекающие обстоятельства – слабое обеспечение программными продуктами, приводными системами, элементными базами систем управления, системами машинного обучения; отсутствие систем нормативного обеспечения качества и безопасности проведения измерений, испытаний и контроля ИКТ и систем;недостаточное количество сотрудников с необходимыми компетенциями; парк сельхозтехники в Республике Татарстан ежегодно уменьшается практически по всем позициям; энергетические мощности в сельскохозяйственных организациях Республики Татарстан сокращаются, а показатель уровня энергооснащенности отстает от уровня аналогичного показателя ведущих западных стран более чем в 2,5 раза; основная доля МТП эксплуатируется за пределами амортизационных сроков службы. Таким образом, выявленные проблемы и современные тенденции цифрового развития аграрной экономики подтверждают тезис о необходимости технического перевооружения сельскохозяйственного производства. Цифровизация технической базы сельскохозяйственного производства позволит сделать качественный скачок в развитии аграрного производства.

9. Платформа агроцифровой кооперации представляет собой экономический механизм устойчивого развития аграрного производства,который объединяет интересы и создает ценность для бизнеса, населения сельских территорий, представителей власти, экологических и образовательных организации.Цифровизация аграрного сектора проходит одновременно в трех средах: 1) реальная (оффлайн) среда, 2) виртуальная (онлайн) среда, 3) институциональная среда. В пределах реальной среды происходит цифровизация физически существующих объектов, в число которых входит население сельских территорий, агропредприятия, ИКТ-инфраструктура и тому подобное. Виртуальная среда рассматривается как пространство формирования и использования цифровых технологий и платформ. Институциональная среда отвечает за развитие нормативно-правового поля, которое базируется на цифровых принципах как основополагающих.

10. Улучшение экономических позиций РФ в мировом сообществе в плане обеспечения продовольственной безопасности невозможно без мобилизации внутренних ресурсов аграрного образования: необходима дальнейшая модернизация федеральных государственных образовательных стандартов в части обеспечения практикоориентированной подготовки специалистов аграрного сектора с учетом развития цифровой экономики; поэтапный переход в порядке эксперимента к инновационным формам образования с применением современных ИКТ в дистанционном формате; увеличение объема дисциплин, касающихся развития цифровой экономики при подготовке специалистов аграрного сектора экономики; участие работодателей в подготовке специалистов аграрного профиля с использованием современных форматов вовлечения работодателей в учебный и научный процессы; необходимо создание единой цифровой платформы для консолидации научных исследований в АПК и своевременного обмена информацией в целях повышению коммерциализации прикладных научных разработок.Осуществление всех намеченных мероприятий невозможно без организации системы переподготовки и повышения квалификации уже действующих кадров аграрного образования.

Таким образом, комплексная цифровизация аграрной экономики предполагает наличие собственной цифровой платформы, однако она нуждается в комплексном развитии. Для этого необходима разработка следующих мероприятий: всестороннее развитие информатизации на объединённых интернет-платформах и сервисах аграрной экономики для труднодоступных регионов, сел, деревень и улучшение там цифровой инфраструктуры в целом; объединение всех платформ и сервисов в единую централизованную цифровую платформу АПК и ее упорядочение; реализация разработок -всфере цифровых экосистем;сотрудничество с другими платформами. Цифровая платформа аграрной экономики РФ может также взаимодействовать с платформами других стран, вести активное сотрудничество, оказывать взаимную помощь и получать неплохую выгоду.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, утв. Постановление Правительства РФ от 14.07.2012 №717 (с изменениями и дополнениями).

2. Государственная программа Российской Федерации «Комплексное развитие сельских территорий», утв. Постановление Правительства РФ от 31.05.2019 №696 (с изменениями и дополнениями).

3. Государственная программа Российской Федерации «Научно-технологическое развитие Российской Федерации», утв. Постановление Правительства РФ от 29.03.2019 №377 (с изменениями и дополнениями).

4. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации: утв. Указом Президента Российской Федерации от 21 января 2020 г. № 20.

5. Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации: утв. Указом Президента Российской Федерации от 30 января 2010 г. № 120.

6. Методика расчета уровня самообеспечения сельскохозяйственной продукцией, сырьем и продовольствием, утв. приказом Министра сельского хозяйства Российской Федерации от 30 сентября 2020 года №582.

7. Паспорт национального проекта Наука, утв. президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 24.12.2018 №16.

8. Паспорт национального проекта «Цифровая экономика Российской Федерации», утв. протоколом заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и национальным проектам от 4 июня 2019 №7.

9. Паспорт национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации, утв. президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 24.12.2018 № 16.

10. Перечень показателей в сфере обеспечения продовольственной безопасности Российской Федерации: утв. распоряжением Правительства Российской Федерации от 18 ноября 2013 года №2138-р.

11. Положение о Департаменте цифрового развития и управления государственными информационными ресурсами АПК, утв. Приказом Минсельхоза России от 01.06.2020 г. №305.

12. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 01.03.2018 «Послание Президента Федеральному Собранию».

13. Послание Президента РФ Федеральному Собранию от 01.12.2016 «Послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию».

14. Постановление Росстата от 25.12.2006 № 82 (ред. от 21.10.2013) «Об утверждении Методических указаний по составлению годовых балансов продовольственных ресурсов».

15. Распоряжение Правительства Российской Федерации Программа «Цифровая экономика Российской Федерации» от 28 июля 2017 г. №1632-р.

16. Рекомендации по рациональным нормам потребления пищевых продуктов, отвечающих современным требованиям здорового питания, утв. Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 19 августа 2016 года № 614 (с изменениями).

17. Стратегия научно-технологического развития, утв. Указом президента Российской Федерации от 01.12.2016 №642.

18. Указ Президента РФ от 7 мая 2018г. №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года».

19. Федеральная научно-техническая программа развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы, утв. Постановление Правительства РФ от 25.08.2017 №996 (с изменениями и дополнениями).

20. Алетдинова А.А. Методология формирования и использования человеческого капитала в аграрном секторе в условиях научно-технического прогресса. Диссертация на соискание ученой степени доктора экономических наук. – Новосибирск: АНО ВО Центросоюза Российской Федерации «Сибирский университет потребительской кооперации», 2019. 366с.

21. Альт В. Информационные цифровые технологии в сельскохозяйственном производстве как инструменты его интенсификации// Сельская Сибирь, 2019. – №4 (12). – С.56-57.

22. Амирова Э.Ф., Закирова Ф.Н. Аспекты улучшения экономической ситуации в России после введения санкций // Перспективы устойчивого развития АПК: сборник материалов Международной научно-практической конференции [Электронный ресурс]. – Электрон.дан. – Омск: Изд-во ФГБОУ ВО Омский ГАУ, 2017. С. 491-493.

23. Амирова Э.Ф. Безработица в условиях развития цифровой экономики/ Э.Ф. Амирова, И.Н. Сафиуллин// Научное сопровождение технологий агропромышленного комплекса: теория, практика, инновации. Труды I-ой Международной научно-практической конференции. Научное издание. – Казань: Издательство Казанского ГАУ, 2020. – С.403-408.

24. Амирова Э.Ф. Влияние экономических санкций на экономику Российской Федерации, контр-санкции, политика импортозамещения // Проблемы аграрной экономики в условиях импортозамещения. Материалы международной научно-практической конференции. – Казань: Изд-во Казанского ГАУ. 2017. С. 228-233

25. Амирова Э.Ф. Государственное регулирование аграрного сектора в условиях санкций и развития цифровой экономики / Э.Ф. Амирова, И.Н. Сафиуллин, Л.Г. Ибрагимов, Н.В. Карпова// Вестник Казанского государственного аграрного университета, 2019. – Т. 14. – №3(54). – С. 133-137.

26. Амирова Э.Ф. «Дорожная карта» импортозамещения Российской Федерации // Основные направления развития агробизнеса в современных условиях. Сборник статей по материалам II Всероссийской (национальной) научно-практической конференции. – Курган: Курганская государственная сельскохозяйственная академия им. Т.С. Мальцева, 2018. С. 9-12.

27. Амирова Э.Ф. Пути повышения производительности труда в эпоху цифровой экономики // Роль социально-экономической науки в обеспечении продовольственной безопасности страны. Материалы Международной научно-практической конференции. Казанский государственный аграрный университет. – Казань: Казанский государственный аграрный университет, 2018. С.3-8.

28. Амирова Э.Ф. Тренды рынка труда в условиях цифровой экономики // Региональные проблемы преобразования экономики: интеграционные процессы и механизмы формирования и социально-экономическая политика региона. Материалы IX Международной научно-практической конференции. – Махачкала: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт социально-экономических исследований Дагестанского научного центра Российской академии наук, 2018. С. 504-506

29. Амирова Э.Ф. Функционирование агропромышленного комплекса в условиях перехода к цифровым технологиям // Развитие АПК и сельских территорий в условиях модернизации экономики. Материалы I Международной научно-практической конференции, посвященной 90-летию со дня рождения д.э.н., профессора Н.С. Каткова. Казань: Казанский государственный аграрный университет, 2018. С. 27-29.

30. Амирова Э.Ф. Цифровое аграрное производство: значение, сущность и проблемы внедрения/ Э.Ф. Амирова, И.Н. Сафиуллин // Развитие АПК и сельских территорий в условиях модернизации экономики: Материалы II Международной научно-практической конференции, посвященной памяти д.э.н., профессора Н.С. Каткова. – Казань: Изд-во Казанского ГАУ, 2020. – С. 29-33.

31. Бабанов В.Н. Факторы и проблемы развития цифровой экономики в России / В.Н. Бабанов // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. – 2017. – No4-1. – С. 255-262.

32. Беляев Е. Цифровая экономика как направление повышения эффективности работы отраслей национального хозяйства / Е. Беляев, А. Щеглакова // Вестник Ивановского государственного университета. Серия: Экономика. – 2017. – No4 (34). – С. 18-22.

33. Бондаренко Ю.П. Влияние инвестиций на обновление и эффективность использования основных фондов в сельском хозяйстве России/ Ю.П. Бондаренко// Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2019. – №3. – С. 43-49.

34. Головенчик Г.Г. Цифровая экономика как новый этап глобализации / Г.Г. Головенчик // Цифровая трансформация. – 2018. – No – 1. – С. 26-36.

35. Голубев А.В. Технология отраслей как стимул аграрного развития/ А.В. Голубев// АПК: Экономика, управление. – 2019. – №3. – С. 28-34.

36. Голышко А. Проблемы становления цифровой экономики и их возможные решения / А. Голышко, Н. Лихачев // Экономика и жизнь. – 2018. – No4 (9720). – Режим доступа: https://www.eg-online.ru/article/365284/

37. Доклад Всемирного банка о мировом развитии за 2016 год «Цифровые дивиденды».

38. Захарова Г.П., Амирова Э.Ф. Государственное регулирование рынка зерна в условиях импортозамещения // Вестник Казанского государственного аграрного университета. 2015. Т. 10. № 3 (37). С. 15-17.

39. Зубина В.А. Гармоничность машинно-тракторного парка как основа повышения эффективности его работы/ В.А. Зубина, Э.В. Жалнин// Новости науки в АПК. – 2019. – №3 (12). – С. 303-308.

40. Иванов В.В. Цифровая экономика: мифы, реальность, перспектива / В.В. Иванов, Г.Г. Малинецкий. – Москва: РАН, 2017. – 62 с.

41. Измайлов А.Ю., Годжаев З.А. Цифровое сельскохозяйственное производство (доклад)/ ФГБНУ ФНАЦ ВИМ, М., 2018. 10.

42. Исаева О.В. Техническая модернизация аграрного сектора России: современное состояние и пути обеспечения/ О.В. Исаева// Инновации в сельском хозяйстве. – 2019. – №2 (31). – С. 109-115.

43. Кара-Мурза С.Г. Белая книга России: Строительство, перестройка и реформы: 1950-2013-2019 гг.

44. Колязина Е.В. Направления обеспечения сельского хозяйства наукоемкими производственными ресурсами/ Е.В. Колязина// Вестник сельского развития и социальной политики. – 2019. – №1 (21). – С. 30-33.

45. Кононова Н.Н. Особенности формирования и воспроизводства технико-технологической базы сельского хозяйства/ Н.Н. Кононова, А.В. Улезько// Финансовая экономика. – 2019. – №7. – С. 256 -259.

46. Кононова Н.Н. Технико-технологический базис аграрного производства: особенности и принципы формирования/ Н.Н. Кононова, А.В. Улезько// Экономика сельского хозяйства России. – 2019 – №10. – С. 2-8.

47. Личман Г.И., Смирнов И.Г., Личман А.А., Беленков А.И. Цифровое земледелие (Digital Farming)// Нивы России, 2017. – №10 (154). 11.

48. Майорова М.А. Цифровое земледелие в производственно-экономической деятельности предприятий АПК// Теоретическая экономика, 2019. – №2. – С.68-71. 12.

49. Макаревич Л.О. Механизм обеспечения сбалансированности развития экономических систем/ Л.О. Макаревич, А.В. Улезько// Вестник Воронежского государственного аграрного университета. – 2019. – №2 (61). – С. 208-215.

50. Малявкина Л.И. Цифровая экономика: анализ основных подходов к определению / Л.И. Малявкина // Образование и наука без границ: фундаментальные и прикладные исследования. – 2017. – No6. – С. 198-202.

51. Манжосова И.Б. Особенности программно-целевого обеспечения реализации стратегии цифровой модернизации сельского хозяйства/ И.Б. Манжосова// Экономика, труд, управление в сельском хозяйстве. – 2019. -№3 (48). – С. 17-22.

52. Манжосова И.Б. Формирование стратегии модернизации сельского хозяйства в условиях цифровой экономики. Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора экономических наук. – Орел, 2019. – 47с.

53. Попов Е.В. Движение к цифровой экономике: влияние технологических факторов/ Е.В. Попов, О.С. Сухарев// Экономика. Налоги. Право. -2018. – Т.11. – №1. – С. 26-35.

54. Сельское хозяйство Республики Татарстан, статистический сборник. – Казань: Татарстанстат, 2020 – 106 с.

55. Силаева Л.П. Теоретико-методологические основы модернизации сельского хозяйства в условиях перехода к цифровой экономике/ Л.П. Силаева, И.Б. Манжосова// На страже экономики. – 2019. – №1 (8). – С. 40-50.

56. Стрелкова И.А. Цифровая экономика: новые возможности и угрозы для развития мирового хозяйства / И.А. Стрелкова // Экономика. Налоги. Право. – 2018. – No2. – С. 18-26.

57. Улезько А.В. Машинно-технологические станции интегрированных структур АПК: формирование, использование, информационное обеспечение процессов планирования/ А.В. Улезько, А.Н. Кателиков. – Воронеж: «Истоки», 2010. – 188 с.

58. Всероссийский каталог цифровых решений [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://mcxac.ru/digital-cx/tsifrovye-resheniya-partnerov/ (дата обращения 18.12.2020).

59. ИТ в агропромышленном комплексе России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.tadviser.ru/index.php/(дата обращения 22.02.2020).

60. Минсельхозпрод РТ: за 5 лет инвестиции в АПК Татарстана составили 140 млрд. рублей [Электронный ресурс] URL: https://president .tatarstan.ru/index.htm/news/1641254.htm (дата обращения: 17.06.2020).

61. Основные показатели сельского хозяйства в России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/compendium/document/13276 (дата обращения 31.10.2020).

62. Показатели, характеризующие импортозамещение в России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://old.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/importexchange/# (дата обращения 31.10.2020).

63. Разработана концепция создания в России платформы цифрового сельского хозяйства [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.tadviser.ru/index.php/ (дата обращения 22.02.2020).

64. Товарооборот России [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru-stat.com (дата обращения 01.12.2020).

65. Умные поля, теплицы и стада: сельское хозяйство планируют сделать цифровым [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.garant.ru/news/1224545/ (дата обращения 21.02.2020).

66. Федеральнаяслужбагосударственнойстатистики. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://rosstat.gov.ru/ (дата обращения 31.10.2020).

67. Ферме поправят цифру [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://mcx.gov.ru/ministry/departments/dit/news/ferme-popravyat-tsifru/ (дата обращения 17.11.2020).

68. CropHopper – прыгающий дрон для фермеров [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://ru.telegram.one/dronesrussia/10262(дата обращения: 13.11.2020).

69. Amirova E.F., Petrova L.I., Ziuzya E.V., Sleptsov V.V., Krishtaleva T.I., Kuznetsova M.V. Import substitution as an economic incentive mechanism for Russian commodity producers // International Journal of Civil Engineering and Technology. 2019. Т. 10. № 2. С. 926-931.

70. Amirova E.F., Voronkova O.Y., Pyurveeva K.A., Shatalov M.A., Panteleeva T.A., Sorokina O.A. Functioning of agroindustrial complex in the conditions of digital economy // International Journal of Mechanical Engineering and Technology. 2018. Т. 9. № 12. С. 586-594.

71. Amirova E.F., Voronkova O.Yu., Zakirova N.R., Stepanenko O.G., Doguchaeva S.M., Murzagalina G.M. Internet of things as a tool for development of russias digital economy // International Journal of Mechanical Engineering and Technology. 2019. Т. 10. № 2. С. 1011-1019.

72. Digital economy strategy 2015-2018. Innovative UK. [Электронныйресурс]. – Режимдоступа: https://www.gov.uk/ government/uploads/ system/uploads/attachment_data/file/404743/Digital_Economy_ Strategy_ 2015 -18_Web_ Final2.pdf

73. Improvement of the procedure for assessing the personnel of the agricultural organization/ Zakirova A., Klychova G., Doroshina O., Safiullin I., Nurieva R., Zalilova Z. // E3S Web of Conferences electronic edition. 2019.

74. Osadchy E.A., Akhmetshin E.M., Amirova E.F., Bochkareva T.N., Gazizyanova Yu.Yu., Yumashev A.V. Financial Statements of a Company as an Information Base for Decision-Making in a Transforming Economy // European Research Studies Journal. 2018. Т. 21. № 2. С. 339-350.

75. Rational placement of grain production – the basis for ensuring food security/ Klychova G.S., Zakirova A., Safiullin I., Zakirov Z., Khusainov Sh., Zakharova G.// E3S Web of Conferences. XIII International Scientific and Practical Conference «State and Prospects for the Development of Agribusiness – INTERAGROMASH 2020». 2020. С. 08013.

76. Review of the Seoul Declaration for the Future of the Internet Economy. Synthesis Report // OECD Digital Economy. – Papers No225. – 2013.

 

Автор НИР 

Оглавление

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *