Отраслевая сеть инноваций в АПК

МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ​

Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Титульный лист и исполнители

РЕФЕРАТ

Отчёт 237 с., табл. 70, рис. 28, источников 177.

МЕЛИОРАЦИЯ, ПРОГНОЗИРОВАНИЕ, МОНИТОРИНГ, ВОССТАНОВЛЕНИЕ ЗЕМЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ, АГРОХИМИКАТЫ, ЗЕМЕЛЬНЫЕ РЕСУРСЫ, БЕЗОПАСНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ УДОБРЕНИЙ

Объект исследования – агроэкосистемы, включающие почву, растительность, энтомофауну, микрофлору и человека.

Цель работы – мониторинг сложившейся ситуации и прогнозирование тенденций научно-технического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.

Системный подход к оценке состояния агроэкосистем, который адресуется к системе в целом, т. е. к тем ее характеристикам, которые вытекают из специфики связей между компонентами и для изучения которых наиболее подходящим аппаратом является системный анализ.

В ходе выполнения НИР получены следующие научные результаты:

  1. формирована обширная экспертная сеть, включающая 207 специалистов из 30 субъектов Российской Федерации,
  2. определен актуальный перечень наиболее эффективных апробированных и инновационных приемов и способов, обеспечивающих совершенствование технологий мелиоративного восстановления земельных ресурсов, применения минеральных и органических удобрений, агрохимикатов, что будет способствовать повышению эффективности их использования, сохранению экологической устойчивости агроландшафтов и увеличению урожайности сельскохозяйственных культур,
  3. получен интегральный показатель, характеризующий возможное развитие АПК, определены градации его оценивания.

Материалы проекта будут использоваться предприятиями АПК России, а также в учебном процессе в Белгородском ГАУ, для обмена передовым опытом с представителями различных регионов и подготовки публикаций в отечественных и зарубежных печатных изданиях.

Результаты исследований использованы в производственных подразделениях ФГБНУ «Белгородский федеральный аграрный научный центр Российской академии наук», что позволило увеличить объем производимой растениеводческой продукции без снижения эффективного плодородия почв.

Использование разработанных рекомендаций и прогнозов по развитию АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов позволит скоординировать направления государственной поддержки и обеспечить экономию бюджетных средств в размере 5-10% при увеличении производства в АПК на 12%.

 

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время использование земельно-ресурсного потенциала России, особенно пашни, находится в кризисном состоянии. Имея 10 % продуктивных земель мира, доля России в производстве сельскохозяйственной продукции составляет всего лишь около 2 %. Преобладающий характер хозяйствования привел к угрожающей деградации земельных ресурсов, в том числе почвенного покрова, относящий ее в разряд важнейших социально-экономических и экологических проблем, создающих угрозу национальной безопасности России. По расчетам специалистов, суммарный ежегодный недобор растениеводческой продукции из-за ухудшения использования земли составляет не менее 120 млн. т в зерновом эквиваленте, или порядка 350 млрд. руб. в год[1].

Очевидно, в сложившейся ситуации государством и регионами должна проводиться соответствующая экологическая политика. Это возможно лишь на основе адекватной агроэкологической информации, отражающей динамику изменения окружающей среды под влиянием хозяйственной деятельности, т.е. агроэкологического мониторинга земель. Такой способ оценки также надежен и в случае положительного влияния человека по преобразованию нарушенных агроландшафтов в экологически устойчивые и высокопродуктивные.

Поскольку процесс восстановления плодородия почв чрезвычайно долгий и зависит от множества факторов весьма актуальным является изучение его направленности и интенсивности в преобразованных агроландшафтах. В целом, проблема восстановления функций природных ландшафтов в агроэкосистемах нового типа важна не только с точки зрения обеспечения стабильности продукционной функции, но и с точки зрения средовосстановления – создания благоприятной среды, улучшения микроклиматических условий, оптимизации режимов функционирования агроландшафтов, усиления их экологической буферности и способности к детоксикации, снижению загрязнения окружающей среды, поддержания устойчивого гидрологического режима территории.

Наметившиеся в последние годы ускорение темпов развития науки и технологий, сокращение цикла внедрения инноваций в экономике и социальной сфере привели к значительным изменениям подходов к формированию и реализации государственной научно-технологической и инновационной политики.

Современная цивилизация и окружающая среда в основе своей конфликтны, а поиск компромиссных решений не прост. Конфликт в отношении природы и человека состоит в том, что концептуально человек отделен от природы в их практической взаимосвязи. Первенство экологического фактора в развитии общества осознанно на сегодняшний день во всём мире. Экономический рост не должен сопровождаться нанесением ущерба окружающей среде.

Природные ресурсы и качество окружающей природной среды являются необходимыми условиями и предпосылками процесса воспроизводства, выступают составной частью национального богатства. Окружающая природная среда сегодня всё активнее вовлекается в производственный процесс не только в качестве поставщика природных ресурсов, но и в качестве природного «средства труда» по приёму и утилизации отходов общества, что приводит к потере ею своих первоначальных свойств. Поэтому её состояние становится ограничивающим фактором экономического и социального развития общества. Вопросы рационального природопользования сегодня являются актуальными и обеспечивают нормальные условия жизнедеятельности человека, что предотвращает возможные вредные воздействия на окружающую природу, разумно регулирует освоение ее ресурсов. Оно предполагает гармоничное сочетание экономического и социального развития с изучением и охраной природных условий и ресурсов.

Поэтому важнейшей задачей государственного управления в сфере охраны окружающей среды и рационального природопользования в целом и земельными ресурсами, в частности, является организация мониторинга земельных ресурсов (земель), как комплексной системы наблюдений за состоянием земельных ресурсов, оценки и прогноза изменений их состояния под воздействием антропогенных и природных факторов. Цель – регулирование качества окружающей среды, предотвращение загрязнения земель, обеспечение их продуктивности.

Этому способствует организация системы мер по дальнейшей интенсификации землепользования, повышению плодородия почв, проведению системы землеустроительных работ, а также работ по снижению антропогенной нагрузки на почвы.

Одной из главных задач в этом направлении является создание эффективного мониторинга земель, позволяющего решить задачи своевременного выявления изменений, прогноз и выработку рекомендаций по предупреждению и устранению последствий негативного воздействия на почвы, и обеспечивать деятельность по ведению государственного земельного кадастра.

Отличительной особенностью данной темы является то, что в данном исследовании использован комплекс методов, методических подходов и инструментов из различных областей знаний: агрономии, агроэкологии, агрохимии, мелиорации, социологии, экономики, который в такого рода исследованиях пока не применялся.

Целью исследования является проведение мониторинга сложившейся ситуации и прогнозирование тенденций научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

  1. Изучить методологические основы мониторинга и прогнозирования НТР АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.
  2. Дать оценку современного состояния научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.
  3. Разработать концепцию научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.
  4. Представить прогноз научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.

Объектом исследования являются агроэкосистемы, включающие почву, растительность, энтомофауну, микрофлору и человека.

Предмет исследования – методы и способы мелиорации земель, режимы орошения и осушения, способы рассоления, раскисления, окультуривания почв, прогрессирующего повышения их плодородия, воссоздания растительного покрова, методы и способы борьбы с водной и ветровой эрозией, способы агролесомелиорации, биологические приемы мелиорации, фитомелиорации, технологии рекультивации земель, очистки земель, загрязненных тяжелыми металлами, нефтепродуктами, нитратами, радионуклидами, гербицидами и др., способы и технические средства контроля за состоянием мелиорируемых и рекультивируемых земель, мониторинга этих земель, методы, способы и технологии информационного обеспечения управленческой мелиоративной деятельности.

Гипотеза исследования заключается в следующих положениях:

Основные проблемы сохранения агроэкосистем связаны с несовершенством механизмов, обеспечивающих эффективное экологическое земле- и природопользование, с отсутствием целостной системы мониторинга и прогнозирования тенденций научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, которые не позволяют оценить качественное состояние агроэкосистем и ландшафтов. В частности, проводимые научные исследования ориентированы, прежде всего, на оценку экологической эффективности отдельных мероприятий, заложенных в государственных программах. Однако такого рода оценка не всегда увязывается с тенденциями научно-технического прогресса, а также перспективами социально-экономического развития АПК, оказывающих значительное влияние на состояние агроэкоценозов. В связи этим есть необходимость проведения исследований, в основе которых должна лежать комплексная оценка в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, позволяющая оценить не только состояние научно-технологического развития АПК в этой сфере, но перспективы экологически эффективной и безопасной эксплуатации агроэкосистем с учетом обеспечения их экологической устойчивости.

Методологической основой работы является системный подход к оценке состояния агроэкосистем. Главная его особенность в том, что он адресуется к системе в целом, т. е. к тем ее характеристикам, которые вытекают из специфики связей между компонентами (система – это именно связи, а не набор разрозненных компонентов) и для изучения которых наиболее подходящим аппаратом является системный анализ.

В связи с этим для изучения закономерностей развития агроэкосистем и их компонентов и оценки их состояния применялся комплекс разнообразных исследований. Мониторинг и прогнозирование научно-технологического развития АПК в интересующей области будет проводиться на основе анализа экспертных мнений и результатов, для получения которых использовались исследования в многолетних стационарных, краткосрочных стационарных и нестационарных полевых опытах, экспедиционные (экспедиционно-полевые) обследования, модельные лабораторно-полевые и лабораторные опыты.

При решении поставленных задач будут применяться следующие методы: монографический – при анализе современных тенденций в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов; абстрактно-логический – для разработки концептуальных и методологических положений по эффективности использования агроландшафтов и их компонентов; сравнительно-статистический анализ – для выявления типичных тенденций развития исследуемых процессов и материальных объектов; ретроспективный и метод генезиса – с целью выявления причинно-следственных связей процессов, мониторинга и прогноза НТР АПК; расчетно-конструктивный – для определения уровня эколого-экономической эффективности; методы анкетирования, экспертных оценок – для изучения экспертного мнения.

Эмпирической базой исследования являются:

– статистические данные, свидетельствующие о тенденциях научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов;

– результаты собственных многолетних исследований;

– аналитические отчеты специалистов;

– результаты изучения, анализа и обобщения материалов, опубликованных в научной периодической и другой печати;

– результаты анкетирования экспертов в исследуемой области.

Научна новизна заключается в развитии методологии, методических и практических рекомендаций по совершенствованию и использованию приемов, способов, методов, технологий мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного применения удобрений и агрохимикатов на основе прогнозирования и мониторинга научно-технологического развития АПК в данной сфере.

Практическая значимость исследования. Основные результаты проекта будут иметь теоретическую и практическую направленность и могут служить основой для разработки программ по вопросам сохранения и восстановления земельных ресурсов, повышения плодородия почв и устойчивости агроландшафтов, в том числе для обоснования и усиления работ по преобразованию агроэкосистем на ландшафтной основе. Материалы проекта будут использоваться в учебном процессе в Белгородском государственном аграрном университете имени В.Я. Горина, для обмена передового опыта с представителями различных областей России и подготовки публикаций в отечественных и зарубежных печатных изданиях.

Актуальный перечень наиболее эффективных апробированных и инновационных приемов и способов, обеспечивающих совершенствование технологий мелиоративного восстановления земельных ресурсов, применения минеральных и органических удобрений, агрохимикатов в соответствии с условиями почвенно-климатических зон РФ будет способствовать повышению эффективности их использования, сохранению экологической устойчивости агроландшафтов и увеличению урожайности сельскохозяйственных культур.

Использование разработанных рекомендаций по развитию АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов позволит скоординировать направления государственной поддержки и обеспечить экономию бюджетных средств в размере 5-10% при увеличении производства в АПК на 12%[2]1.

Подготовленные методические рекомендации по разработке экономически значимых региональных программ в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов и государственной их поддержки может быть использован для совершенствования программы «Развитие сельского хозяйства и агропродовольственных рынков до 2020 г.».

В результате исследований предполагается получить результаты, которые будут способствовать решению следующих проблем:

– расширение теоретических основ в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов;

– оценка реального уровня технологического развития сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов;

– разработанная методика мониторинга мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, позволит гибко реагировать на изменяющиеся условия в агробиоценозах.

1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АПК В СФЕРЕ МЕЛИОРАЦИИ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ, ЭФФЕКТИВНОГО И БЕЗОПАСНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УДОБРЕНИЙ И АГРОХИМИКАТОВ

1.1 Методологические основы мониторинга и прогнозирования НТР АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов

Министерство сельского хозяйства Российской Федерации в числе одних из первых федеральных органов исполнительной власти приступило к разработке Прогноза научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года.

Цель Прогноза – определение наиболее перспективных направлений научно-технологического развития АПК Российской Федерации на период до 2030 года, гарантирующих обеспечение продовольственной безопасности и позволяющих России стать мировым поставщиком продуктов питания высокой глубины переработки.

В результате проведенных экспертных процедур и аналитических исследований были выявлены ведущие глобальные тренды в области рационального природопользования, создающие угрозы для России, а также определены специфичные российские проблемы приоритетного направления. Сформулированы тематические направления прикладных исследований и разработок, развитие которых может в максимальной степени способствовать ответам на стоящие вызовы и решению стоящих перед страной экологических проблем: 1) мониторинга и прогнозирования состояния окружающей среды; 2) эффективного воспроизводства минерально-сырьевой базы; 3) предотвращения и ликвидации загрязнений окружающей среды.

В основополагающей для сельского хозяйства области – земледелии – наукой и практикой давно ведется поиск технологий рационального природопользования, обеспечения экологической безопасности и новых экологических стандартов жизни человека. У аграрной науки страны имеются значительные достижения в этой области. Однако следует признать, что существует большой разрыв между научными достижениями и реализацией их в практическом земледелии. Это приводит к непрекращающимся процессам деградации земель, снижения плодородия почв, низкоэффективного использования удобрений и агрохимикатов, приводящее к нарушению экологической безопасности окружающей среды.

Существует противоречие между современными направлениями научно-технологического развития страны, в том числе на микро- и даже наноуровне, которые скорее призваны сделать тонкую настройку систем (в т.ч. экосистем), с отсутствием экологически безопасного каркаса. Это все равно, что обсуждать интерьер комнат дома, у которого нет фундамента. В данном случае фундамент – это почвенные (земельные) ресурсы – основное исключительное средство производства в сельском хозяйстве, которое не может быть заменено никакими другими, но превратилось из возобновляемого в истощимый ресурс.

word image 146 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 1 – Распределение земель Российской федерации по категориям

на 2005 год[3]

word image 148 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 2 – Распределение земель Российской федерации
по категориям на 2015 год

word image 149 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 3 – Распределение земель Российской федерации по категориям
на 2017 год

Согласно данным, представленным на диаграммах, можно отметить следующее. Наибольшие территории в структуре земельных ресурсов РФ занимают земли лесного фонда – 65 % в 2005 году, 66% в 2015 и 65,8% в 2017 году (рисунки 1-3). На втором месте располагаются земли сельскохозяйственного назначения 22-23%. При этом следует заметить, что за 10 лет их площадь уменьшилась на 1%.[4]

В структуре сельскохозяйственных угодий площадь пашни в 2015 году составила 122,8 млн. га, залежи – 4,9 млн. га, многолетних насаждений – 1,9 млн. га, сенокосов – 24,0 млн. га, пастбищ – 68,5 млн. га (рисунок 4).

word image 151 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 4 – Структура сельскохозяйственных угодий

Российской Федерации на 2005 год

word image 152 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 5 – Структура сельскохозяйственных угодий

Российской Федерации на 2015 год

В структуре сельскохозяйственных угодий площадь пашни к 2017 году уменьшилась до 116,2 млн. га, залежи – 4,4 млн. га, многолетних насаждений – 1,2 млн. га, сенокосов – 18,7 млн. га, пастбищ – 57,2 млн. га (рисунки 5 и 6).

word image 154 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 6 – Структура сельскохозяйственных угодий

Российской Федерации на 2017 год

В целом по Российской Федерации за период с 1990 по 2015 год площадь сельскохозяйственных угодий сократилась на 342,9 тыс. га. Сокращение площади земель, используемых под пашню, за данный период составило 9551,6 тыс. га.

Результаты статистических наблюдений за 2015 год показывают увеличение площади земель, занятых сельскохозяйственными угодьями, за год оно составило 1860,5 тыс. га (рисунок 7). Увеличение произошло за счет земель Республики Крым (площадь составляет 1792,4 тыс. га). По этой же причине увеличилась и площадь пашни (рисунок 8)

word image 155 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 7 – Площадь сельскохозяйственных угодий
Российской Федерации, млн. га

word image 157 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 8 – Площадь пашни Российской Федерации, млн. га

Кроме того, наибольшее увеличение сельскохозяйственных угодий отмечено в Астраханской области (на 82,4 тыс. га), Ямало-Ненецком автономном округе (на 22,9 тыс. га).

Уменьшение площади земель, занятых сельскохозяйственными угодьями наблюдалось в 35 субъектах Российской Федерации.

Наибольшее сокращение данных угодий отмечено в Московской области (на 5,7 тыс. га), Республике Татарстан (на 5,4 тыс. га), Кемеровской области (на 4,2 тыс. га), г. Санкт-Петербурге (на 3,6 тыс. га), Свердловской области (на 2,1 тыс. га).

Уменьшение площади сельскохозяйственных угодий связано, в основном, с выделением из этих земель площадей под промышленно-складское и другое строительство, и на основании материалов лесоустройства и актов обследования сведения о землях, ранее использовавшихся под сельскохозяйственные угодья, обобщены при формировании статистических данных в составе прочих угодий и лесных насаждений, не входящих в лесной фонд[5].

За последнее десятилетие человечество озабочено воздействием на окружающую среду роста численности народонаселения, изменений в распределении народонаселения и реализации моделей необоснованного потребления и производства, особенно в экологически уязвимых экосистемах.

По мере роста народонаселения и увеличения спроса поиска воды, продовольствия и энергоресурсов, а также воздействие этого на окружающую среду все большую остроту приобретает проблема предела развития технологий и того, насколько мудро мы их используем.

Согласно данным таблицы 1, численность населения нашей страны увеличивалась практически во все периоды[6]. Исключение составляют 1950, 2000 и 2010 годы. В 2015 году резкое увеличение числа проживающих на территории РФ произошло в основном за счет присоединения Республики Крым.

Таблица 1 – Динамика изменения численности населения России

Год Население, человек
1897 67 473 000
1926 100 891 244 +
1939 108 377 000 +
1950 102 067 000
1960 119 045 800 +
1970 130 079 210 +
1980 138 126 600 +

Продолжение таблицы 1

1990 147 665 081 +
2000 146 890 128
2010 142 856 536
2015 146 267 288 +
2016 146 544 710 +
2017 146 804 372 +
2018 146 880 432 +
2019 146 780 720

В 2017 году численность населения России увеличилось на 76 тыс. человек. Согласно прогнозам, к 2020 году население нашей страны увеличится примерно на 1,2 млн. человек.

В мировом масштабе ситуация по численности населения выглядит следующим образом. На июль месяц 2017 года насчитывалось 7,2 миллиарда человек на Земле по данным ООН. Согласно такой динамике изменения к 2020 году ориентировочно будет 7,6 миллиардов человек, а к 2025 году прогнозируется уже 8,1[7]. При этом следует учитывать тот факт, что ежегодно истощается количество природных ресурсов, в связи с тем, что потребности в еде, энергии и других природных ресурсов значительно растут.

Около 805 млн. человек на Земле страдают от хронического недоедания. По грубым подсчетам – это каждый девятый человек из 7,3 млрд. населения нашей планеты. Почти все голодающие – а эта цифра составляет 791 млн. человек – живут в развивающихся странах. Иными словами, 13,5% населения развивающихся стран ежедневно страдают от недостатка продуктов, необходимых для выживания. При этом в развитых странах проживают 11 млн. человек, страдающих недоеданием[8].

Приведенные выше данные были озвучены Продовольственной и сельскохозяйственной организацией ООН (FАО). И эти цифры, скорее всего, будут расти по мере роста населения: до 9 млрд. к 2050 г. Чтобы прокормить мир, производство продуктов должно удвоиться, что представляет определенную проблему в условиях существенного сокращения сельскохозяйственных угодий из-за чрезмерно быстрого развития и урбанизации. Можно назвать еще изменения климата, истощение водных ресурсов и ухудшение качества почв. По подсчетам FAO, чтобы прокормить население численностью 9,1 млрд. в 2050 г., необходимо увеличить объем производства пищевых продуктов на 70% в период с 2007 по 2050 гг. При этом, согласно подсчетам, 69% мирового населения будут проживать в городах к 2050 г., таким образом, площадь земель, пригодных для ведения сельского хозяйства, быстро сокращается.

Сельское хозяйство играет наиболее важную роль в обеспечении продовольственной безопасности. Точная сельскохозяйственная информация – это обязательное условие для понимания устойчивого сельскохозяйственного развития и продовольственной безопасности.

Оценка и составление карт пахотных земель в глобальном и региональном масштабах имеют первостепенное значение в обеспечении продовольственной безопасности при управлении земельными и водными ресурсами и поддержании возобновляемости ресурсов.

«Аналитические прогнозы, безусловно, составляются на основе карт, и ГИС-технологии позволяют комбинировать различные типы слоев, предназначенные для различных групп пользователей: от фермеров до управленцев», – заявляет Тамме ван дер Валь, бизнес-партнер компании AeroVision B.V.

Геоинформационные технологии играют ключевую роль в разработке цифровых моделей и баз данных параметров рельефа при анализе качественных и количественных характеристик ландшафтов. Создание цифровых моделей рельефа на основе данных космической съемки открывает новые возможности для гидрологических и геоморфологических исследований, включая анализ морфологии земной поверхности.

Геопространственные технологии играют важную роль в создании слоев пространственных данных и их интегрировании для оценки деградации почв путем применения соответствующих моделей. «Роль почвы в продовольственной безопасности была недооценена. Хорошая почва уменьшает риски, сохраняет питательные вещества и т.д.» – подтверждает ван дер Валь. «И хотя это кажется логичным, но только сейчас европейские фермеры начинают предпринимать попытки уберечь почвy», – продолжает он, добавляя, что его компания работает над разработкой сельскохозяйственной программы по сохранению и восстановлению почв. «Я думаю, БПЛА – лишь одно из средств измерения влажноcти почвы, но влажность почвы является параметром, который очень важен в решении вопросов орошения и водоснабжения, но часто остается недооцененным»[9].

Сегодня сельское хозяйство использует 70% всех запасов пресной воды во всем мире и до 95% в ряде развивающихся стран. Растущий дефицит воды представляет собой серьезную угрозу для будущей продовольственной безопасности и усугубляет нищету, особенно в сельской местности. Как и со всеми природными ресурсами, совместное использование ДЗЗ, ГНСС и ГИС позволяет осуществлять контроль, измерения, моделирование и управление водными ресурсами и в локальных, и в глобальных масштабах. FAO разрабатывает общедоступные базы оперативных данных с использованием спутниковых снимков, что позволит осуществлять мониторинг продуктивности водопользования в сельском хозяйстве. Эта база данных может использоваться для оптимизации принятия решений в вопросах продуктивности водопользования и рачительного использования водных ресурсов.

По мере того, как политика открытого доступа для совместного использования геопространственных данных и технологий становится неотъемлемой частью решения уравнения с продовольственной безопасностью, геопространственные технологии – ДЗЗ, ГНСС и ГИС – будут продолжать свое развитие для предоставления мощных инструментов практически в каждом вопросе обеспечения продовольственной безопасности.

Прокормить 9 миллиардов человек к 2050 году будет нелегкой задачей, но наличие современных программ мониторинга при условии предоставления своевременной и надежной информации, безусловно, станет крупнейшим шагом в решении этой задачи.

Россия обладает неоценимым национальным богатством – землей, что в будущем, при исчерпании запасов топливных ресурсов, может позволить стране при прочих равных условиях стать мировым производителем сельскохозяйственной экологически чистой продукции. По общей территории Россия занимает первое место в мире, а по площади сельскохозяйственных угодий – пятое. На Российскую Федерацию приходится 12 % мировых пахотных земель, на душу населения по 0,8 га пашни. Это один из наиболее высоких показателей в мире, выше находится только Канада и Австралия, соответственно 1,25 и 2,1 га пашни на душу населения. В связи с прогнозируемым ростом численности населения, как в пределах нашей страны, так и во всем мире будет расти и нагрузка на каждый гектар продуктивной пашни. Это в свою очередь создает необходимость более качественного подхода к вопросу использования земель сельскохозяйственного назначения их восстановления и мониторинга их качественного состояния.

Интенсивное развитие таких негативных процессов, как эрозия, дефляция, дегумификация, уплотнение, переувлажнение и заболачивание, вторичное засоление, осолонцевание, подкисление, загрязнение, опустынивание привело к заметному снижению плодородия почв и существенно ухудшило общую экологическую обстановку.

Основными причинами деградации почвы являются следующие:

1. Неправильное применение удобрений и пестицидов. Внесение высоких доз азотных удобрений иногда отрицательно влияет на почвенную структуру и снижает противоэрозионную устойчивость почв. Применение повышенных доз пестицидов, содержащих соли тяжелых металлов, также может снижать плодородие почв, т.к. при обработке в ней уничтожаются полезные микроорганизмы и черви, а также изменяется кислотность.

2. Неправильная обработка почвы склоновых земель, приводящая к усилению эрозионных процессов, и как следствие потере плодородного слоя, питательных элементов для растений, заиливанию водных объектов, росту оврагов, усилению действия засухи и т.д. В степной зоне неправильная обработка почвы вызывает усиленную дефляцию со всеми вытекающими последствиями.

3. Мелиоративные работы. При неправильной технологии таких работ снижается гумусовый слой почвы, плодородный слой почвы засыпается почвообразующей породой.

4. Лесозаготовки. Повреждаются и уничтожаются подлесок, травянистый покров, подстилка и верхний гумусовый слой почвы. Особенно большой вред почве наносят тракторные волоки и транспортировка леса по временным дорогам.

5. Раскорчевка леса. Вместе с корнями деревьев из почвы выносится большое количество гумуса.

6. Лесные пожары. Вместе с лесом уничтожается лесная подстилка и трава. Действие огня распространяется на гумусовый слой почвы, происходит деградация лесных почв.

Для совершенствования систем восстановления земельных ресурсов, плодородия почв и предотвращения их потерь необходима оценка степени развития и масштабов распространения различных видов деградации, а также анализ, обобщение и систематизация методов рационального использования и экологической защиты земель.

Процесс деградации почвенного покрова – потеря плодородия почв в отличие от загрязнения атмосферного воздуха и водных объектов, исчезновения редких видов животных и растений большинством людей воспринимаются незаметно и не так остро ощущаются в повседневной жизни. Однако кажущаяся медленность процесса деградации почв обманчива и, к сожалению, нередко приобретает характер чрезвычайной ситуации и экологического бедствия. Проведенный Росреестром в 2014 г. анализ поступивших из субъектов Российской Федерации докладов о состоянии и использовании земель по их качественному и экологическому состоянию показывает, что на территории России почти повсеместно наблюдается деградация земель, отражающаяся на эффективности земледелия и вызывающая расширение ареалов проблемных и кризисных экологических ситуаций.

По состоянию на 2016 г. в Российской Федерации опустыниванию подвержена территория в 100 млн. га, 23 млн. га – переувлажнены, 65 млн. га подвержены водной и ветровой эрозии, 38 млн. га – засолению, а 41 млн. га пашни выведены из севооборота. Общая площадь эродированных, дефлированных и дефляционно-опасных сельскохозяйственных угодий России составляет свыше 50%, причем, доля эродированных и дефлированных почв продолжает неуклонно увеличиваться. Снижается содержание гумуса и элементов питания в почвах сельскохозяйственных угодий практически во всех регионах России. Расширяется площадь регионов, испытывающих опустынивание ландшафтов и деградацию почв. Нарастают площади почв, засоленных, загрязненных и захламленных промышленными и бытовыми отходами. Негативным процессам подвержено более трети почв сельскохозяйственных угодий страны. Процессы деградации особенно сильно охватили и высокоплодородные в прошлом черноземы России, которые составляют более 40% всей площади пахотных угодий страны. Основными негативными процессами, приводящими к деградации земель, почвенного и растительного покрова, являются: водная и ветровая эрозии, переувлажнение и заболачивание, потопление, засоление и осолонцевание, опустынивание. Характер и интенсивность антропогенных деградационных процессов определяются действием природных и антропогенных факторов и имеют свою региональную специфику – от деградации оленьих пастбищ на севере страны, дегумификации, аэрогенного истощения и эрозии почв в центральной части России до опустынивания на юге.

Центральный федеральный округ характеризуется интенсивной антропогенной нагрузкой на земельные угодья. Наиболее значительно деградированы земли Московской и Тульской областей. В Московской области нарушенные и слабонарушенные территории составляют примерно 80% общей площади области. Основным фактором деградации земель является промышленная, сельскохозяйственная и рекреационная деятельность. В промышленных центрах и вокруг них, вдоль транспортных линий, на территориях с концентрацией чрезмерной сельскохозяйственной деятельности, в радиусе распространения свалок твердых отходов складывается кризисная экологическая ситуация.

В областях Центрально-Черноземной зоны основной проблемой негативного антропогенного воздействия является повсеместное снижение содержания гумуса вследствие развития процессов эрозии, особенно водной, и дегумификации, что обусловило уменьшение запасов органического вещества более чем на треть. Процессами эрозии охвачено до 60% всех пахотных почв региона, при этом стабилизация эрозионной обстановки не наблюдается.

В Северо-Западном федеральном округе преобладают негативные процессы природного и антропогенного подкисления, техногенезиса, возобновляющейся каменистости, заболоченности, а также деградации природных кормовых угодий оленьих пастбищ. Широко распространены в пределах района процессы заболачивания, однако антропогенно обусловленные процессы имеют относительно небольшие масштабы, связанные с изменением гидрологического режима почв на вырубках, техногенными нарушениями тундровых земель и пр. Значительная проблема для земель сельскохозяйственного назначения – возобновляющаяся каменистость, во многом определяющая мелиоративное состояние земель этого региона. Техногенные нарушения и загрязнения приурочены в основном к территориям предприятий рудодобывающих и целлюлозных производств. Но ввиду слабой устойчивости экосистем, ущерб от указанных производств достаточно велик.

В Южном федеральном округе (территории Республики Калмыкия и Астраханской области) земли подвержены процессам опустынивания. На территории Краснодарского края значительное развитие получили процессы подтопления, обусловленные введением в действие гидромелиоративных сооружений.

В Северо-Кавказском федеральном округе, также, как и в Центральном и Приволжском, отмечается повсеместное распространение эрозионных процессов, особенно дефляция.

В Приволжском федеральном округе основным процессом деградации являются эрозионные явления. Ими охвачено свыше трех четвертей площади округа. Практически во всех областях и республиках, за исключением отдельных землепользований, эти процессы имеют тенденцию к усилению. Превалируют, кроме южных территорий, процессы водной эрозии. Максимально развиты они в республиках Татарстан, Башкортостан и некоторых др. Эрозионные процессы здесь, как и в других регионах, быстро прогрессируют.

В Уральском федеральном округе максимальную нагрузку представляют процессы техногенного загрязнения земель, в том числе радиоактивного. Особенно актуальна эта проблема для земельных угодий Свердловской и Челябинской областей. Также имеют место водная и ветровая эрозия, подкисление и заболачивание. Например, в Свердловской области подавляющее большинство почв – кислые, а 38% площади подвержены водной эрозии.

На севере Сибирского федерального округа происходит деградация оленьих пастбищ и нарушение слабо устойчивых к антропогенному воздействию тундровых экосистем в процессе газо- и нефтедобычи. Для южной части округа (в т.ч. Кемеровской, Тюменской и Новосибирской областей) имеет место заболачивание земель, а также засоление и осолонцевание. Однако эти процессы относительно стабильны для перечисленных выше территорий, за исключением таких, как Барабинская низменность. В Читинской области и Республике Бурятия быстро развиваются эрозионные процессы. В Дальневосточном федеральном округе главной проблемой являются переувлажнение и подкисление земель. В Амурской области, Хабаровском и Приморском краях площади кислых и переувлажненных угодий достигают 100%. На севере региона повсеместно отмечается деградация оленьих пастбищ. Крымский федеральный округ. Нерациональное регулирование водного режима орошаемых почв Крыма привело к их существенной деградации вследствие вторичного засоления (9,1% площади сельхозугодий) и осолонцевания (36,8%). Чрезмерная распаханность земель привела к интенсивному разрушению почвенного покрова. Общая площадь дефляционно-опасных земель сельскохозяйственного назначения составляет близко 1200 тыс. га (66,4% общей площади сельхозугодий), в том числе на орошении – 260 тыс. га. Из них таких, что подвергнуты ветровой эрозии, – 11,3%. Смыв почв, вследствие водной эрозии прослеживается почти на 15% площади сельхозугодий (250-300 тыс. га). Таким образом, общая площадь эродированных земель представляет около одной трети сельхозугодий. Эрозионные процессы представляют собой разрушение и снос почвенного покрова (иногда и почвообразующих пород) потоками воды или ветром. Последствия эрозии, проводящие к трансформации почвенного покрова, несут не только реальную угрозу снижения почвенного плодородия, но и деградации почв в целом. Эрозионные процессы охватывают на севере Нечерноземной зоны 5-20% пашни, в Центральном федеральном округе 10-20%, в южных регионах до 50%[10].

Ветровая эрозия (дефляция) – вынос ветром наиболее малых частиц почвы – развивается на любых типах рельефа. В общей площади почв подверженных ветровой эрозии, почвы со слабой степенью дефляции составляют 77%, со средней и сильной – 23%. Значительные доли почв в общей площади земель, подверженных ветровой эрозии, находятся в Сибирском (48%), Приволжском (23%) и Южном (23%) федеральных округах[11]. Наибольшая площадь земель с сильной и средней степенью дефляции почв находится в Южном федеральном округе, со средней и слабой – в Сибирском, со слабой – в Приволжском федеральном округе. Самым неблагоприятным регионам в отношении дефляции является Северный Кавказ. На открытых равнинных территориях, где расположены основные площади пахотных земель, интенсивность дефляции достигает 50-100 т/га и более в год, на отдельных участках, не защищенных лесополосами, мощность почв за 30-35 лет уменьшилась на 20-34 см. Значительны проявления дефляции на западе Ростовской области (50-100 т/га). Дефляционные земли западной Сибири (юг Омской и Новосибирской областей, юго-запад Алтайского края) на легких почвах имеют дефляцию выше 50 т/га. Благодаря широкому распространению плоскорезной обработки земель массовое развитие дефляции в этих районах маловероятно.

В Восточной Сибири, благодаря территориальной ограниченности областей с высоким дефляционным потенциалом ветра, площади возможного развития дефляции невелики. Наиболее интенсивное развитие дефляции возможно на землях Минусинской (30-60 т/га) и Баргузинской (до 80 т/га) котловин, что связано с широким распространением легких почв. В Забайкалье дефляционно-опасные земли в правобережье р. Селенги приурочены к легким каштановым почвам (2,2-6,0 т/га).[12]

Водная эрозия. Смываемый слой почвы в результате дождевых или талых вод выносится в реки и водоемы, вызывает их заиление и загрязнение. Ежегодный смыв с обрабатываемых земель составляет 0,56 млрд. т. Главные экологические последствия – загрязнение окружающей среды, прежде всего поверхностных вод; снижение плодородия и экологической функции почвы, деградация ландшафтов (отмирание верховьев речной сети, опустынивание и т.д.). Сток воды и наносов со склонов в земледельческой зоне поставляет в реки и водоемы до 80-90% фосфора, азота и пестицидов. За счет водной эрозии на пашне плодородие почв снизилось на 30-60%. Площадь оврагов превышает 1 млрд. га, темпы оврагообразования составляют 10-15 тыс. га в год.

Вследствие распашки земель в земледельческой зоне России появилось 80-90% оврагов. Здесь их насчитывается более 2 млн., общей протяженностью около 300 тыс. км и площадью свыше 6 млн. га. Наибольшая площадь сильносмытых почв находится в Сибирском федеральном округе, среднесмытых – в Южном, слабосмытых – в Приволжском округе. Водная эрозия почв наблюдается в лесостепной и степной зонах, в районах давнего земледельческого освоения. К ним относятся глубоко расчлененные, пересеченные части возвышенностей (юг Среднерусской, отдельные участки Приволжской и Калачской), сложенных пылеватыми лессовидными отложениями. Площадь под оврагами и балками ежегодно увеличивается на 80-100 тыс. га. Они распространены во многих регионах страны, особенно в горных и предгорных районах. На равнинах высокая активность образования оврагов отмечается в Воронежской, Белгородской, Курской, Орловской, Тамбовской, Липецкой, Рязанской, Тульской и других областях. Районы, примыкающие к долинам крупных рек Поволжья и на Приволжской возвышенности, также характеризуются высокой активностью оврагообразования.

Засоление почв. Засоленные почвы подразделяются на солончаковатые (с высоким содержанием растворимых солей), солонцеватые (с содержанием более 5-10% обменного натрия), солончаки и солонцы. Засоление почв не имеет сплошного распространения, а встречаются отдельными участками среди основного почвенного типа, образуя с последним комплексы. По степени засоления их делят на слабозасоленные, среднезасоленные, сильно- и оченьсильнозасоленные (солончаки). Слабозасоленные почвы содержат 0,25-0,4% водорастворимых солей; среднезасоленные – 0,4-0,7; сильнозасоленные – 0,7-1,0%. В общей площади почв, подверженных засолению, слабозасоленные почвы занимают 65%, среднезасоленные – 19, сильнозасоленные и солончаки – 16%. Значительные доли почв в общей площади земель, подверженных засолению, находятся в Северо-Кавказском (68%), Сибирском (21%) и Южном (7%) федеральных округах. Наибольшая площадь сильнозасоленных почв и солончаков находится в Северо-Кавказском округе[13].

Опустынивание земель. Опустынивание земель является в настоящее время одним из наиболее интенсивных и широко распространенных процессов на засушливых территориях юга Российской Федерации. В результате опустынивания аридных территорий природные пастбища теряют свою продуктивность, почвы подвергаются эрозии и засолению, пески оголяются и приходят в движение. В России опустыниванием в той или иной мере охвачено 27 субъектов Российской Федерации на площади более 100 млн. га, из них 6,3 млн. га занимают незакрепленные пески. Темпы опустынивания Черных земель и Кизлярских пастбищ являются беспрецедентными. На территории Калмыкии образовалась первая в Европе антропогенная пустыня, причем площадь этой безжизненной земли постоянно расширяется. Ежегодно прирост заносимых песком пастбищ достигает более 20 тыс. га.

Потеря гумуса. 56 млн. га пашни (45%) характеризуется низким содержанием гумуса. Среднегодовой дефицит гумуса в пахотном слое за последние годы в среднем по России составляет 0,52 т/га, по отдельным регионам изменяется от 0,25 до 0,72 т/ га. Внесение органических удобрений по сравнению с 1990 г. снизилось к 2000 г. более чем в 5 раз[14]. Большая часть урожая в современном экстенсивном земледелии формируется за счет мобилизации почвенного плодородия без компенсации выносимых с урожаем элементов питания, что приводит к отрицательному балансу питательных веществ и потерям гумуса. В России общая площадь заросших природных кормовых угодий сельскохозяйственных предприятий составляет около 20% от их общего количества. Большая часть пахотных почв переуплотнена в результате работы тяжелых сельскохозяйственных машин.

На отдельных площадях отмечается загрязнение сельскохозяйственных угодий России радионуклидами, пестицидами, тяжелыми металлами.

Площадь загрязнения тяжелыми металлами почв сельскохозяйственных угодий в Российской Федерации составляет
3,6 млн. га. Из них более 1 млн. га почв сельскохозяйственного использования загрязнено особо токсичными элементами (I класс опасности) и около 2,3 млн. га – токсичными (II класс опасности). Загрязнение сельскохозяйственных угодий радиоактивными веществами в результате крупных радиационных аварий на химкомбинате «Маяк» (Южный Урал) и Чернобыльской АЭС занимает площадь более 8,3 млн. га.

Распространение деградации почв сельхозугодий России объясняется экономическими, организационно-хозяйственными и природными факторами, к числу которых относятся: недооценка роли комплекса агротехнических, агрохимических, мелиоративных и противоэрозионных мероприятий в повышении продуктивности земель при соблюдении требований охраны окружающей среды, экологической устойчивости и продуктивного долголетия природных систем; отсутствие адаптивно-ландшафтного подхода к организации территории землепользования (природопользования) с научно обоснованными ограничениями на антропогенную нагрузку, что определяет целостность и сбалансированность функционирования агроландшафтов, их экологическую устойчивость и предупреждение развития процессов деградации природной среды; недостаточность информационно-аналитического обеспечения при использовании земельных ресурсов; неудовлетворительное использование достижений научно-технического прогресса при проведении работ по сохранению и воспроизводству почвенного плодородия.

По данным Департамента мелиорации Минсельхоза России на 01.01.2017 г. из 9,45 млн. га мелиорированных земель (4,67 млн. га – орошаемые, 4,78 млн. га – осушенные) лишь 44% находится в удовлетворительном состоянии. Больше всего мелиорированных земель (по 21%) приходится на Центральный и Северо-Западный федеральные округа.

В сельскохозяйственном производстве для выращивания сельскохозяйственных культур используется 7,1 млн. га мелиорированных земель, или 75% общей площади, в том числе 3,88 млн. га орошаемых и 3,22 млн. га осушенных[15].

По данным Минсельхоза России в стране имеется почти 1 млн. га противоэрозионных насаждений при общей потребности 2,5 млн. га. Для защиты от опустынивания земель на песках имеется 0,35 млн. га защитных насаждений при общей потребности 0,56 млн. га.

По данным Минсельхоза России в результате воздействия природно-антропогенных факторов ежегодно в стране наблюдается недобор сельскохозяйственной продукции более чем на 47 млн. тонн (в зерновом эквиваленте). На первом месте стоит засуха (51,1%), на втором – эрозия почв (27,7%), на третьем – дефляция почв (10%).

Знание теоретических основ возникновения и развития деградационных процессов, закономерностей динамики почвенного плодородия под воздействием антропогенных и природных факторов имеет важное значение для совершенствования систем воспроизводства плодородия почв и предотвращения их деградации, ведения мониторинга земель, осуществления объективного государственного контроля за использованием и охраной земель.

В этой связи существенным достижением для повышения качества государственного учета и оценки почв стал «Единый государственный реестр почвенных ресурсов России», утвержденный министром сельского хозяйства и президентом Россельхозакадемии[16].

Важным этапом в решении стоящих перед наукой задач является разработка научно-обоснованной нормативной базы показателей деградации и плодородия почв. Многое в этом направлении сделано, но немало предстоит еще сделать.

Обычно деградация земель происходит при комбинированном воздействии природных и антропогенных факторов. На многих территориях проявляются одновременно два и более видов деградации. Часто проявляются сочетания водной и ветровой эрозии; высокой кислотности и переувлажнения; переувлажнения, заболачивания и вторичного засоления; засоления и солонцеватости и т.д. Эти сочетания сопровождаются процессами дегумификации и уплотнения.

Деградация земель (почв) явление многоплановое и многофакторное. Изначально распашка целинных земель для ведения сельскохозяйственного производства резко меняет условия и направления развития почвенных процессов. Как правило, уже в первые несколько лет после распашки новых земель происходит резкое снижение содержания гумуса, ухудшение структуры, изменение физических показателей. Эти процессы усиливаются в результате развития эрозии и дефляции, к которым приводит сведение лесов на огромных территориях; увеличение степени распаханности территории за счет склоновых земель; неумеренный выпас скота; замена многолетних трав как кормовых культур на пропашные; введение черных паров; несбалансированное применение органических и минеральных удобрений, мелиорантов; применение тяжелой техники и многократная интенсивная обработка почв, следствием чего является увеличение плотности, ухудшение водно-воздушного, теплового и питательного режимов почвы, изменение окислительно-восстановительного потенциала почвы, значительная деградация почвенной биоты.

Поскольку почва – это сложный единый организм, в котором изменения одних свойств вызывают изменения всех остальных, сложно провести четкую грань между различными видами деградации. Так, истощение почв, эрозия, засоление, заболачивание сопровождаются физической деградацией. И наоборот, уплотнение и ухудшение структуры почв, уменьшение содержания органического вещества усиливают эрозионные и другие негативные процессы.

Рассматривая причины различных видов деградации почв (земель) и их множественный отрицательный эффект (последствия), следует иметь в виду, что конкретная территория обычно имеет потенциальную опасность развития нескольких различных видов деградации, которые часто взаимосвязаны друг с другом, одновременно являются и причинами, и следствиями друг друга.

Схожесть причин различных видов деградаций, а значит, и приемов ликвидации негативных последствий (или предупреждения) позволит выработать алгоритм противодействия, который будет иметь такой же множественный, но положительный эффект влияния. А ранжировав виды деградации по степени их присутствия (доля участия) и влияния (масштаб проявления), можно установить наиболее эффективную последовательность проведения работ по предотвращению всего комплекса негативных процессов.

При этом следует реально оценивать возможность вос­становления свойств почв, измененных (утраченных) в процессе деградации. Для некоторых ее видов (подкисление, обеднение подвижными формами элементов питания растений, слабое засоление) можно в короткие сроки и без крупных затрат добиться практически полного восстановления свойств, характерных для недеградированной почвы. Для ряда других видов деградации почвы (водной и ветровой эрозии, значительной потере гумуса черноземными почвами, разрушение ландшафта из-за овражно-балочной эрозии, деградации физических свойств почв при нерациональном орошении и т.п.) устранение последствий крайне сложно или практически невозможно в полном объеме и в обозримые сроки. Особенно это касается высоких степеней деградации. Следовательно, устранить предпосылки их появления и дальнейшего развития в необходимо первую очередь.

Знание теоретических основ возникновения и развития деградационных процессов, закономерностей динамики почвенного плодородия под воздействием антропогенных и природных факторов имеет важное значение для совершенствования систем воспроизводства плодородия почв и предотвращения их деградации, ведения мониторинга земель, осуществления объективного государственного контроля за использованием и охраной земель.

В этой связи существенным достижением для повышения качества государственного учета и оценки почв стал «Единый государственный реестр почвенных ресурсов России», утвержденный министром сельского хозяйства и президентом Россельхозакадемии[17].

Важным этапом в решении стоящих перед наукой задач является разработка научно-обоснованной нормативной базы показателей деградации и плодородия почв. Многое в этом направлении сделано, но немало предстоит еще сделать.

Обычно деградация земель происходит при комбинированном воздействии природных и антропогенных факторов. На многих территориях проявляются одновременно два и более видов деградации. Часто проявляются сочетания водной и ветровой эрозии; высокой кислотности и переувлажнения; переувлажнения, заболачивания и вторичного засоления; засоления и солонцеватости и т.д. Эти сочетания сопровождаются процессами дегумификации и уплотнения.

Деградация земель (почв) явление многоплановое и многофакторное. Изначально распашка целинных земель для ведения сельскохозяйственного производства резко меняет условия и направления развития почвенных процессов. Как правило, уже в первые несколько лет после распашки новых земель происходит резкое снижение содержания гумуса, ухудшение структуры, изменение физических показателей. Эти процессы усиливаются в результате развития эрозии и дефляции, к которым приводит сведение лесов на огромных территориях; увеличение степени распаханности территории за счет склоновых земель; неумеренный выпас скота; замена многолетних трав как кормовых культур на пропашные; введение черных паров; несбалансированное применение органических и минеральных удобрений, мелиорантов; применение тяжелой техники и многократная интенсивная обработка почв, следствием чего является увеличение плотности, ухудшение водно-воздушного, теплового и питательного режимов почвы, изменение окислительно-восстановительного потенциала почвы, значительная деградация почвенной биоты.

Поскольку почва – это сложный единый организм, в котором изменения одних свойств вызывают изменения всех остальных, сложно провести четкую грань между различными видами деградации. Так, истощение почв, эрозия, засоление, заболачивание сопровождаются физической деградацией. И наоборот, уплотнение и ухудшение структуры почв, уменьшение содержания органического вещества усиливают эрозионные и другие негативные процессы.

Рассматривая причины различных видов деградации почв (земель) и их множественный отрицательный эффект (последствия), следует иметь в виду, что конкретная территория обычно имеет потенциальную опасность развития нескольких различных видов деградации, которые часто взаимосвязаны друг с другом, одновременно являются и причинами, и следствиями друг друга.

Схожесть причин различных видов деградаций, а значит, и приемов ликвидации негативных последствий (или предупреждения) позволит выработать алгоритм противодействия, который будет иметь такой же множественный, но положительный эффект влияния. А, ранжировав виды деградации по степени их присутствия (доля участия) и влияния (масштаб проявления), можно установить наиболее эффективную последовательность проведения работ по предотвращению всего комплекса негативных процессов.

При этом следует реально оценивать возможность восстановления свойств почв, измененных (утраченных) в процессе деградации. Для некоторых ее видов (подкисление, обеднение подвижными формами элементов питания растений, слабое засоление) можно в короткие сроки и без крупных затрат добиться практически полного восстановления свойств, характерных для недеградированной почвы. Для ряда других видов деградации почвы (водной и ветровой эрозии, значительной потере гумуса черноземными почвами, разрушение ландшафта из-за овражно-балочной эрозии, деградации физических свойств почв при нерациональном орошении и т.п.) устранение последствий крайне сложно или практически невозможно в полном объеме и в обозримые сроки. Особенно это касается высоких степеней деградации. Следовательно, устранить предпосылки их появления и дальнейшего развития в необходимо первую очередь.

Для улучшения ситуации с деградацией почв необходимы следующие мероприятия в области совершенствования управления почвенно-земельными ресурсами в России:

1) контроль государства за владением, пользованием и управлением земельными ресурсами (при сохранении различных форм собственности на землю);

2) детальное почвенно-экологическое районирование всей территории страны в целях рационального землепользования;

3) детальное почвенно-мелиоративное районирование всей территории страны;

4) детальное районирование систем контроля и управлением почвенным плодородием в земледелии в соответствии с почвенным районированием и применительно к зонально-районированным системам сельскохозяйственного производства, которые должны включать: а) экологически оправданную организацию территории; б) устранение путём мелиорации таких лимитирующих продуктивность почв факторов, как избыточное или недостаточное увлажнение, избыточная кислотность или щёлочность, засоление, солонцеватость, слитость, каменистость, заболоченность (оглеенность), малая гумусность и мощность корнеобитаемого слоя; в) поддержание воздушного режима почв в оптимальном состоянии путём соответствующей обработки; г) поддержание оптимального гумусного состояния почв путём внесения достаточных доз органических и минеральных удобрений, применение сидератов, создания оптимальных условий гумусообразования и снижения минерализации почвенного гумуса; д) поддержание оптимального питательного режима почв путём применения адекватной системы органических и минеральных удобрений на основе систематических балансовых расчётов; е) поддержание оптимального водного режима почв путём создания соответствующих физических свойств почвы и применения комплекса мелиоративных и агротехнических мероприятий при строгой экономии ограниченных водных ресурсов; ж) создание оптимального корнеобитаемого слоя во всех пахотных почвах; з) охрана почв от водной и ветровой эрозии и восстановлении эродированных почв путём комплекса мелиоративных и агротехнических мероприятий; и) рациональное использование природного потенциала почв путём подбора соответствующих видов и сортов сельскохозяйственных культур; к) оптимизация биологического и питательного режима почвы путём применения рациональных севооборотов; л) охрана почв от загрязнения избытком пестицидов и других химических веществ;

5) охрана, мелиорация и повышение продуктивности уже освоенных земель вместо стремления получить больше продукции за счёт освоения новых земельных массивов;

6) регулирование водного режима почв и территорий при всемерной экономии ограниченных водных ресурсов;

7) создание технологических карт, паспортов землепользования;

8) создание модельных систем почвенного плодородия для каждого земельного участка, находящегося в землепользовании, и определение путей регулирования управляемых почвенных параметров в целях достижения их оптимального состояния;

9) организация технологического обеспечения землепользования системой почвенно-агрохимико-мелиоративных станций и лабораторий;

10) создание государственной системы почвенного мониторинга или постоянно действующего контроля состояния почвенного покрова для получения объективной информации в целях оперативного технологического решения возникающих проблем;

11) введение и обеспечение правово-экономической ответственности землепользователя за состояние почвенного покрова (за испорченные, разрушенные земли виновные должны нести ответственность, как и за неправомерное отчуждение земель, за использование земли не по назначению);

12) организация государственной межведомственной почвенной службы). Принятие указанных принципов единой государственной почвенной политики и последовательное проведение их в жизнь позволит существенно улучшить дело рационального использования, охраны и повышения продуктивности почвенного покрова и сохранить земельные ресурсы России для грядущих поколений людей.

Для наиболее точной количественной характеристики, отражающей процессы деградации и их прогнозирования, разрабатываются математические модели. Однако следует иметь в виду, что такие сложные системы как сельскохозяйственное производство, и, в частности, системы земледелия (в которых и реализуется научно-технологическое развитие АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов), имеющие двоякую естественно-искусственную природу, обусловливают стохастический (вероятностный) характер предопределения результатов воздействия контролируемых и собственно неконтролируемых факторов. В связи с этим эффективность использования моделей вследствие неоднозначности реакций системы при антропогенных воздействиях в условиях неопределенности космических факторов (погодных условий) имеет достаточно высокую степень неточности. Но это нисколько не умаляет достоинств математических моделей, поскольку количественное описание зависимостей, определяющих суть процессов, является фактически «научным вызовом» XXI века[18]. И средством реализации одного из главных принципов современного земледелия – нормативности. Без следования, которому невозможны рациональное использование ресурсов, повышение эффективности производства и какие-либо контрольные действия в отношении землепользователей.

В настоящее время существует достаточное количество моделей плодородия (более 2000) и составлены региональные нормативы, базы данных по оптимальным, допустимым и критическим значениям параметров почв земель сельскохозяйственного назначения, основанных на обобщении многочисленных и многолетних исследований показателей свойств недеградированных почв и почв с сильной степенью деградации. Разработаны региональные системы воспроизводства плодородия почв и сохранения земель по зонам преимущественного распространения: дерново-подзолистых, серых лесных, черноземных и каштановых почв на основе исследований в области земледелия, почвоведения, агрохимии, экологии учеными НИИ РАН, вузов и других организаций и учреждений.

К настоящему времени научным сообществом (НИИ и вузами) проделана большая работа по изучению различных вопросов, связанных с деградацией земель (почв), преобладающих в различных природно-климатических зонах, и мерами противодействия им. Результаты многочисленных и многолетних исследований были обобщены в некоторых коллективных монографиях, однако «реальными» носителями информации являются специалисты, работающие в регионах, обладающие не только фактическими знаниями о процессах, протекающих в агроэкосистемах, факторах влияния и эффектах их взаимовлияния, обусловливающих характер этих процессов, но и интуитивно чувствующих тенденции их развития, а следовательно, способных с большой долей вероятности спрогнозировать последствия различного рода (природных и антропогенных) воздействий. Поэтому экспертная оценка резидентов (респондентов) не менее ценна в определении направлений научно-технологического развития АПК по сравнению с количественным прогнозом, который могут обеспечить многочисленные модели, разработанные учеными на основе эмпирической базы данных. В то же время изучение и обобщение экспертного мнения на основе анкетирования – это более прямой и быстрый путь определения тенденций развития сельскохозяйственного производства в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.

1.2 Проблемы вовлечения в оборот неиспользуемых сельскохозяйственных угодий

Научно обоснованное регулирование земельных отношений особенно важно в аграрном секторе Российской Федерации, так как в любой стране мира сельское хозяйство является двигателем экономического развития, поддержания национальных, исторических и культурных традиций народа, сложившегося веками уклада жизни и сохранения территориальной целостности государства.

Результатом регулирования земельных отношений, их материализацией являются соответствующие формы организации территорий, типы землевладения и землепользования, системы ведения сельского хозяйства, границы, местоположение и площади земельных участков. Поэтому вопросы регулирования земельных отношений нельзя рассматривать в отрыве от форм и методов землеустройства, как основного механизма реализации земельной политики государства[19].

На 1 января 2018 г. площадь земельного фонда Российской Федерации в соответствии с данными Росреестра составила 1 712,5 млн. га, из них земли сельскохозяйственного назначения занимали 383,2 млн. га – 22,4% (рисунок 9).

word image 158 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов Рисунок 9. – Структура земельного фонда Российской Федерации по категориям земель на 01.01.2018 (по данным Росреестра), млн. га

В соответствии со статьей 77 Земельного кодекса Российской Федерации землями сельскохозяйственного назначения признаются земли, находящиеся за границами населенных пунктов и предоставленные для нужд сельского хозяйства. Земли данной категории выступают как основное средство производства в сельском хозяйстве, имеют особый правовой режим и подлежат особой охране, направленной на сохранение их площади, предотвращение развития негативных почвенных процессов и повышение плодородия почв.

Общая площадь сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, по данным, представленным Росреестром, на 01.01.2018 составляет 197,8 млн. га (197 785 тыс. га), в том числе общая площадь пашни 116,2 млн. (58,8%), пастбищ 57,3 млн (28,9%), сенокосов 18,7 млн (9,5%), залежи 4,3 млн (2,2%), многолетних насаждений – 1,2 млн га (0,6%). Площадь несельскохозяйственных угодий в структуре земель сельскохозяйственного назначения в 2017 г. составила 185,4 млн га.

Структура сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации на 01.01.2018, по данным Росреестра, приведена на рисунке 10.

word image 160 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 10 – Структура сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации
на 01.01.2018, млн. га.

Распределение сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения, в том числе пашни, по федеральным округам Российской Федерации на 01.01.2018 представлено в таблице 2, а также на рисунках 11 и 12. Наибольшие площади сельскохозяйственных угодий находятся в Приволжском (25,9%), Сибирском (25,0%), Южном (15,9%) и Центральном (14,8%) федеральных округах, составляя в сумме 81,6% всей площади сельскохозяйственных угодий в Российской Федерации.

Распределение сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения по субъектам Российской Федерации с учетом доли сельскохозяйственных угодий в общей площади земель сельскохозяйственного назначения в соответствующем субъекте отражено на рисунках 13-20.

word image 161 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов Рисунок 11 – Распределение земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации по федеральным округам на 01.01.2018, млн. га.

word image 163 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 12 – Распределение сельскохозяйственных угодий
в Российской Федерации по федеральным округам на 01.01.2018, тыс. га

Таблица 2 – Структура сельскохозяйственных угодий в составе земель сельскохозяйственного назначения по федеральным округам Российской Федерации на 01.01.2018, тыс. га

Федеральный округ Общая площадь в том числе
земель сельскохозяйствен-ного назначения сельскохозяйственных угодий пашня пастбища сенокосы многолетние насаждения залежь
Центральный 34907,1 29370,0 21996,1 4638,9 2005,9 351,7 377,4
Северо-Западный 31106,1 5574,2 2980,2 1002,8 1277,2 85,2 228,8
Южный 34745,4 31462,0 17794,8 12617,1 796,0 225,6 28,5
Северо-Кавказский 13537,9 11377,6 5376,0 5352,1 517,0 109,5 23,0
Приволжский 57373,1 51211,2 34702,3 12478,4 3064,1 212,0 754,4
Уральский 49481,3 13878,2 7835,7 2861,9 2225,9 53,2 901,5
Сибирский 96295,6 49497,6 22967,9 17181,5 7546,2 142,2 1659,8
Дальневосточный 65781,2 5414,3 2582,1 1131,3 1286,1 51,9 362,9
Итого по РФ, тыс. га 383227,7 197785,1 116235,1 57264,0 18718,4 1231,3 4336,3
Итого общая площадь сельскохозяйственных угодий от общей площади земель сельскохозяйственного назначения, % 100 51,6 58,8 28,9 9,5 0,6 2,2

word image 164 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 13 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах
Центрального федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

word image 166 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 14 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах Северо-Западного федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

word image 170 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 15 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах Южного федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

word image 172 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 16 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах Северо-Кавказского федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

word image 175 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 17 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах Приволжского федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

word image 178 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 18 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах Уральского федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

word image 180 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 19 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах Сибирского федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

word image 181 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 20 – Распределение сельскохозяйственных угодий в субъектах Дальневосточного федерального округа Российской Федерации в 2017 г.

Динамика площади земель сельскохозяйственного назначения. Динамика площади и структуры земель сельскохозяйственного назначения за период 2010-2017 г. представлена на рисунке 21 и в таблице 3.

word image 182 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 21 – Динамика площади земель сельскохозяйственного назначения,
сельскохозяйственных угодий и пашни в Российской Федерации
за период 2010-2017 гг.

Как показывает анализ динамики площади, в период с 2010 по 2017 г. включительно общая площадь земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации сократилась на 16,8 млн. га, или более чем на 4% (рисунок 21). Основная причина этого перевод земельных участков из одной категории в другую. Однако следует учитывать, что этот процесс имеет две стороны. С одной стороны, площадь земель сельскохозяйственного назначения уменьшается из-за перевода этих земель в другие категории на определенные нужды, с другой происходит обратный процесс увеличение площади земель сельскохозяйственного назначения за счет перевода из земель других категорий.

Перевод земель сельскохозяйственного назначения в другую категорию допускается в исключительных случаях, указанных в части 1 статьи 7 Федерального закона от 21 декабря 2004 г. № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую», в том числе в случаях, связанных с установлением или изменением черты населенного пункта, размещением промышленных объектов, строительством дорог, линий
электропередачи, линий связи, нефтепроводов, газопроводов и иных трубопроводов и т.д.

Выбытие значительной площади земель связано с зарастанием сельскохозяйственных угодий древесной растительностью, что приводит к непригодности их для использования в сельскохозяйственном
производстве и передаче в земли лесного фонда.

В период с 2010 по 2013 г. наблюдалось значительное уменьшение площади земель сельскохозяйственного назначения с 400 млн. до 386,1 млн. га. В 2013 г. эта убыль отчасти компенсировалась за счёт увеличения общей площади указанных земель на 0,4 млн. га по сравнению с предыдущим годом в связи с переводом в земли сельскохозяйственного назначения 1022 тыс. га земель иных категорий, в том числе 930,1 тыс. га земель запаса, в основном на территории Красноярского края (850,6 тыс. га). В 2014-2015 гг. общая площадь земель сельскохозяйственного назначения сократилась на 2,8 млн. га в связи с переводом их в земли иных категорий, при этом обратный процесс перевода (из земель запаса в земли сельскохозяйственного назначения) дал увеличение лишь на 593,6 тыс. га. Однако после присоединения к Российской Федерации территории Республики Крым площадь земель существенно возросла (на 1450,3 тыс. га), и в результате площадь земель сельскохозяйственного назначения и пашни в целом осталась на том же уровне. Площадь сельскохозяйственных угодий в период с 2010 по 2015 г. значительных изменений не претерпела. С 2016 г. прослеживается тенденция увеличения их площади: за период 2015-2017 г. более чем на 1500 тыс. га, в том числе площади пашни – на 1100 тыс. га.

Согласно данным Росреестра, в 2017 г. в результате перевода земель сельскохозяйственного назначения в земли иных категорий общая площадь сельскохозяйственных земель уменьшилась на 599,7 тыс. га. В том числе в 2017 г. было переведено:

– 289,8 тыс. га в земли особо охраняемых территорий; наибольшее сокращение отмечено в Ненецком автономном округе (289,0 тыс. га);

– 197,3 тыс. га в земли лесного фонда в ходе проведения мероприятий по передаче массивов, покрытых лесом, от сельскохозяйственных организаций в ведение лесхозов. Наибольшее сокращение площади земель сельскохозяйственного назначения отмечено на территории Омской (86,9 тыс. га) и Кировской (49,5 тыс. га) областей в связи с непригодностью таких земель для использования в сельскохозяйственном производстве;

.

Таблица 3 – Динамика площадей и структуры земель сельскохозяйственного назначения (по состоянию на 1 января соответствующего года), млн. га

Категории 2010 г. 2011 г. 2012 г. 2013 г. 2014 г. 2015 г. 2016 г. 2017 г. 2018 г.
млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, % млн. га доля в категории земель, %
Общая площадь земель с/х назначения 400,0 393,4 389,0 386,1 386,5 385,5 383,7 383,6 383,2
в том числе с/х угодья 196,1 49,0 196,1 49,8 196,3 50,5 196,2 50,8 196,2 50,76 196,2 50,9 197,7 51,5 197,7 51,5 197,8 51,6
из них:

пашня

115,3 115,1 115,1 115,1 115,1 115,1 116,3 116,2 116,2
залежь 4,2 4,4 4,4 4,4 4,4 4,3 4,3 4,4 4,3
многолетние насаждения 1,2 1,2 1,2 1,2 1,2 1,2 1,2 1,2 1,2
сенокосы 18,6 18,6 18,6 18,6 18,6 18,7 18,7 18,7 18,7
пастбища 56,8 56,8 56,9 56,9 56,9 56,9 57,2 57,2 57,3

– 72,6 тыс. га в земли населённых пунктов; наибольшее сокращение отмечено на территории Республики Башкортостан (29,4 тыс. га), Краснодарского края (6,4 тыс. га), Московской области (6,9 тыс. га);

– 37 тыс. га в земли промышленности, транспорта, связи и иного специального назначения; наибольшее сокращение отмечено на территории Кемеровской области (4,7 тыс. га), Республики Башкортостан (3,7 тыс. га);

– 2,7 тыс. га в земли запаса (Калужская область 2,4 тыс. га);

– 0,3 тыс. га в земли водного фонда.

В то же время в 2017 г. в связи с переводом земельных участков из земель других категорий площадь земель сельскохозяйственного назначения увеличилась на 215,4 тыс. га. В том числе в 2017 г. было переведено в земли сельскохозяйственного назначения:

– 208,1 тыс. га из земель запаса, преимущественно на территории Республики Крым (72 тыс. га), Еврейской автономной (35 тыс. га), Ростовской (34,2 тыс. га) областей;

– 4,1 тыс. га из земель населенных пунктов, преимущественно на территории Липецкой области (1,6 тыс. га);

– 2,6 тыс. га из земель промышленности (Ямало-Ненецкий автономный округ 1,8 тыс. га);

– 0,4 тыс. га из земель лесного фонда (Ярославская область 0,3 тыс. га);

– 0,2 тыс. га из земель водного фонда.

Таким образом, результаты анализа процесса перевода земель сельскохозяйственного назначения показывают, что в 2017 г. по сравнению с предыдущим 2016 г. их площадь уменьшилась на 384,3 тыс. га.

Основанием для перевода земель являются акты органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, принятые в пределах их компетенции по вопросам использования и охраны земель.

Значительная часть решений принимается органами государственной власти на уровне субъектов Российской Федерации. При этом в 2017 г. количество принятых решений превышает показатели 2016 г.

По данным субъектов Российской Федерации, в 2017 г. органами государственной власти в субъектах было принято более 10 тыс. решений, на основании которых осуществляется перевод земель сельскохозяйственного назначения в другие категории земель для целей, не связанных с ведением сельского хозяйства. При этом общая площадь земель сельскохозяйственного назначения, подлежащих переводу в земли иных категорий на основании решений субъектов Российской Федерации, составила 622,234 тыс. га, из них сельскохозяйственных угодий более 371 тыс. га (преимущественно пашня – 356 тыс. га).

В том числе в 2017 г. решениями органов исполнительной власти Российской Федерации было переведено:

– 372,997 тыс. га в земли населенных пунктов, большей частью на территории Центрального федерального округа (Московская область – 341,989 тыс. га);

– 59,85 тыс. га под строительство и расширение объектов промышленности, транспорта, связи и иного специального назначения, преимущественно на территории Южного федерального округа (Республика Крым – 25,343 тыс. га);

– 58,109 тыс. га – в земли лесного фонда; наибольшая площадь переведенных земель сельскохозяйственного назначения на территории Центрального (Ярославская область – 17,5 тыс. га, Рязанская – 11,926 тыс. га) и Сибирского федеральных округов (Новосибирская область – 9,205 тыс. га);

– 9,051 тыс. га в земли особо охраняемых природных территорий. Такой перевод земель осуществлялся преимущественно в Сибирском федеральном округе (Новосибирская область – 8,216 тыс. га);

– 122,227 тыс. га – под другие нужды, в основном на территории Уральского федерального округа (Курганская область – 107,490 тыс. га).

Наибольшее количество решений по переводу земель сельскохозяйственного назначения принято органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в Приволжском (2944 решения), Уральском (1777), Центральном (1376) федеральных округах.

В результате обратного процесса органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в земли сельскохозяйственного назначения было переведено 37,811 тыс. га, в том числе:

– 33,728 тыс. га – из земель запаса, в основном на территории Дальневосточного федерального округа (Хабаровский край – 22,130 тыс. га);

– 1,643 тыс. га – из земель особо охраняемых территорий и объектов в Дальневосточном федеральном округе (Чукотский автономный округ – 1,641 тыс. га);

– 1,360 тыс. га – из земель населенных пунктов, преимущественно в Уральском федеральном округе (Челябинская область – 1,348 тыс. га);

– 1,080 тыс. га – из земель промышленности в Центральном федеральном округе (Тверская область – 0,516 тыс. га).

Следует отметить, что перевод земель считается состоявшимся с даты внесения сведений об изменении категории земель в сведения Единого государственного реестра недвижимости. В связи с этим часть региональных решений, принятых ближе к концу 2017 г., могла быть не учтена в сведениях Росреестра по состоянию на 01.01.2018.

Представленные субъектами Российской Федерации сведения о переводе земель сельскохозяйственного назначения в земли иных категорий на основании решений органов государственной власти субъектов Российской Федерации в 2017 г., обобщенные данные о переводе земель по федеральным округам отражены в таблицах 4 и 5.

Формирование фонда перераспределения земель. В течение 2017 г. в составе земель сельскохозяйственного назначения продолжал формироваться фонд перераспределения земель, включающий в себя земли, не предоставленные заинтересованным лицам для сельскохозяйственного производства.

Цель создания фонда перераспределения – наделение крестьянских (фермерских) хозяйств, личных подсобных хозяйств земельными участками из земель сельскохозяйственного назначения для ведения садоводства, животноводства, огородничества, сенокошения, выпаса скота.

В соответствии с положениями статьи 80 ЗК РФ фонд перераспределения земель формируется за счет земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, поступающих в тот фонд в случае приобретения Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием права собственности на земельный участок по основаниям, установленным федеральными законами, за исключением случаев приобретения права собственности на земельный участок, изъятый для государственных или муниципальных нужд.

Основанием включения земельных участков в фонд перераспределения являлись соответствующие решения исполнительных органов власти в случае добровольного отказа от земельных участков, а также в случае смерти правообладателя при отсутствии наследников. Значительные площади земель включены в фонд перераспределения в результате ликвидации сельскохозяйственных организаций.

По результатам анализа данных Росреестра, в 2017 г. общая площадь земель сельскохозяйственного назначения, включенных в состав земель фонда перераспределения, уменьшилась на 246,9 тыс. га и к 01.01.2018 составила 43361,7 тыс. га. В большинстве случаев уменьшение площади фонда обусловлено переводом земель фонда в другие категории для использования не в целях ведения сельского хозяйства.

Таблица 4 – Сведения о переводе земель сельскохозяйственного назначения в другие категории земель на основании решений органов государственной власти субъектов Российской Федерации в 2017 г.

Федеральный округ Информация о принятых в 2017 г. уполномоченными органами государственной власти субъектов Российской Федерации решениях о переводе земель сельскохозяйственного назначения в другие категории земель
количество решений, ед. площадь переведенных земель,

тыс. га

в том числе
для расширения и строительства населенных пунктов,

тыс. га

под строительство и расширение объектов промышленности, транспорта, связи и др., тыс. га предприятиям, организациям, учреждениям природоохранного назначения,

тыс. га

лесохозяй-ственным предприятиям, учреждениям, тыс. га для других нужд, тыс. га
Центральный 1376 386,09 341,286 4,469 0,094 35,792 4,449
Северо-Западный 615 2,246 0,538 1,558 0,012 0,001 0,137
Южный 1113 27,061 0 26,821 0,001 0 0,250
Северо-Кавказский 119 1,066 0,028 1,028 0 0 0,010
Приволжский 2944 42,603 30,958 3,964 0,027 7,211 0,443
Уральский 1777 116,142 0 7,873 0 0 108,268
Сибирский 1287 38,658 0,187 13,815 8,605 15,105 0,946
Дальневосточный 1038 8,368 0 0,333 0,312 0 7,723
Итого по РФ 10269 622,234 372,997 59,850 9,051 58,109 122,227

Таблица 5 – Сведения о принятых органами государственной власти субъектов Российской Федерации решений о переводе в земли сельскохозяйственного назначения земель из других категорий в 2017 г.

Федеральный округ Площадь переведённых земель в разработке по целям перевода, тыс. га
количество решений, ед. площадь переведенных земель, тыс. га в том числе из земель
населённых

пунктов

промышленности, транспорта, связи и др. особо охраняемых территорий лесного фонда водного

фонда

запаса
Центральный 99 6,485 0 0,680 0 0 0 5,805
Северо-Западный 142 0,702 0,001 0,005 0 0 0 0,696
Южный 4 0,049 0 0,001 0 0 0 0,048
Северо-Кавказский 3 0,007 0 0,005 0,002 0 0 0
Приволжский 20 2,374 0,011 0,127 0 0 0 2,236
Уральский 792 2,269 1,348 0,244 0 0 0 0,677
Сибирский 2 0,042 0 0,012 0 0 0 0,030
Дальневосточный 103 25,883 0 0,006 1,641 0 0 24,236
Итого по РФ 1165 37,811 1,360 1,080 1,643 0 0 33,728

Наиболее значительное уменьшение площади земель фонда перераспределения отмечено в 47 субъектах Российской Федерации, лидируют Кировская область (на 58,9 тыс. га), Забайкальский край (на 57,4 тыс. га), Республика Калмыкия (на 68,7 тыс. га), Кабардино-Балкарская Республика (на 24,5 тыс. га).

Площадь сельскохозяйственных угодий также уменьшилась на 207,7 тыс. га и на 01.01.2018 составила 11546,2 тыс. га. Большую долю в площади сельскохозяйственных угодий в составе земель фонда перераспределения занимали пахотные земли, которые в 2017 г. уменьшились на 63,4 тыс. га. Наибольшее сокращение пахотных земель отмечено в Кировской области (на 14,7 тыс. га), Республике Калмыкия (на 25,6 тыс. га), Кемеровской области (на 10,8 тыс. га), незначительное увеличение – в Республике Хакасия (на 9,3 тыс. га), Свердловской области (на 5,3 тыс. га) и других регионах Российской Федерации.

Выдел земельных долей. В 2017 г., по данным Росреестра, в структуре земель сельскохозяйственного назначения значительную часть занимали земли, находящиеся в частной собственности граждан, причем 77% (83,5 млн. га) этих земель находилось в общей долевой или совместной собственности. Без официального выделения земельной доли из общей долевой или совместной собственности ни один из собственников не может распоряжаться своей долей по своему усмотрению. Исключения составляет продажа или дарение долей в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения без выдела их в натуре лишь ограниченному кругу лиц, использующих данный земельный участок, таким как сельскохозяйственные организации или крестьянские (фермерские) хозяйства.

Выдел земельных участков в счет земельных долей в праве общей собственности на земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения осуществляется в соответствии с требованиями Земельного кодекса Российской Федерации с учетом особенностей, установленных Федеральным законом от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения».

В целях реализации участником или участниками долевой собственности права на выделение в счет своей земельной доли земельного участка статьей 13 Закона № 101-ФЗ предусмотрено проведение общего собрания участников по вопросу определения местоположения земельного участка, предназначенного для выделения.

При этом земельный участок может быть образован на основании решения общего собрания участников долевой собственности в случае если данным решением утверждены проект межевания земельных участков, перечень собственников образуемых земельных участков и размер их долей в праве общей собственности на образуемые земельные участки.

В случае если решение общего собрания участников долевой собственности отсутствует, собственник или собственники земельных долей для выдела земельного участка в счет земельных долей заключают договор с кадастровым инженером, который подготавливает проект межевания земельного участка. При этом согласно статье 13.1. Закона № 101-ФЗ проект межевания утверждается собственниками земельных долей самостоятельно.

В соответствии с утвержденным проектом межевания, содержащим сведения о размере и местоположении границ выделяемого в счет земельных долей земельного участка, согласно статье 13.1 Закона № 101-ФЗ проводятся кадастровые работы.

По данным субъектов Российской Федерации, по состоянию на 01.01.2018 количество земельных участков, находящихся в долевой собственности, составляло 1802622 общей площадью 59,4 млн га, из них земельных участков, находившихся в общей долевой собственности, в отношении которых сведения о местоположении границ в государственном кадастре недвижимости отсутствуют, 522 707 общей площадью 25,6 млн га. Количество земельных участков, в отношении которых подготовлены проекты межевания, составляло 207077 на общей площади 5,8 млн га.

Наибольшие количество и площади земельных участков, находившихся в долевой собственности, отмечаются в Приволжском (770715; 18 889,944 тыс. га), Сибирском (175021; 15668,774 тыс. га), Центральном (451548; 10306,356 тыс. га) федеральных округах.

Наибольшие площади земельных участков, находившихся в долевой собственности, среди субъектов Российской Федерации, расположены на территории Саратовской, Волгоградской, Новосибирской, Омской, Воронежской областей, Забайкальского края, республик Башкортостан, Татарстан.

Наибольшие площади земельных участков, в отношении которых подготовлены проекты межевания, расположены в Центральном (1783,646 тыс. га), Приволжском (1426,25 тыс. га), Сибирском (915,218 тыс. га), Южном (846,451 тыс. га) федеральных округах.

Среди субъектов Российской Федерации наибольшие площади земельных участков, в отношении которых подготовлены проекты межевания, расположены на территории Тверской, Новосибирской, Ростовской областей, республик Татарстан и Калмыкия.

Наибольшие площади земельных участков, находившихся в долевой собственности, в отношении которых сведения о местоположении границ в государственном кадастре недвижимости отсутствовали, расположены в Приволжском (8979,460 тыс. га), Сибирском (6863,603 тыс. га), Центральном (4087,554 тыс. га) федеральных округах.

После проведения кадастровых работ по образованию земельных участков в счёт земельных долей и регистрации прав собственности в Едином государственном реестре недвижимости земельный участок считается выделенным в счёт земельной доли.

По данным, предоставленным субъектами Российской Федерации, в 2017 г. количество земельных участков, образованных в счёт земельных долей, составляло 90678 площадью 4,1 млн. га.

Наибольшие количество и площадь земельных участков, образованных в счёт земельных долей, отмечены в Приволжском (28581; 899,378 тыс. га), Уральском (7457; 1117,369 тыс. га), Сибирском (17837; 752,823 тыс. га) федеральных округах.

Таким образом, с одной стороны, процедура выдела земельного участка в счет земельной доли из земель сельскохозяйственного назначения имеет некоторые особенности, описанные выше, с другой они не носят не разрешимого характера и позволяют стать собственником отдельного земельного участка сельскохозяйственного назначения.

Невостребованные земельные доли. Важнейшей проблемой, препятствующей эффективному обороту земель сельскохозяйственного назначения, является наличие невостребованных земельных долей. Невостребованными считаются доли, собственники которых в установленный законодательством срок не получили свидетельства или, получив их, не передали в аренду либо не распорядились иным образом.

Проблема невостребованных земельных долей актуальна для большинства регионов Российской Федерации. По разным оценкам, невостребованные земельные доли составляют от 20 до 50% от общей площади земель сельскохозяйственного назначения в субъектах. Решение этой проблемы требует выработки механизма, способствующего вовлечению невостребованных земельных долей в рыночный оборот.

В Северо-Кавказском федеральном округе (Республики Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкарская, Карачаево-Черкесская, Чеченская) земельные доли не выделяются. В условиях малоземелья региональным законодательством об обороте земель сельскохозяйственного
назначения введены определенные ограничения на введение частной собственности на землю. Так, статьей 6 Закона Республики Дагестан от 29 декабря 2003 г. № 46 «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» приватизация земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, находящийся в собственности республики или муниципальной собственности, осуществляется через 49 лет после вступления указанного закона в силу. Аналогичные нормы законодательства, ограничивающие приватизацию земель, предписаны в нормативных правовых актах других республик Северного Кавказа. Таким образом, земельные участки из земель сельскохозяйственного назначения
в общую долевую собственность граждан на территории этих республик не передавались.

В 2017 г. в рамках реализации положений Закона 101-ФЗ работы по упорядочению списков не востребованных земельных долей и их собственников, а также образованию земельных участков в счёт невостребованных земельных долей в различных субъектах Российской Федерации и входящих в них муниципальных районах находились на разных этапах реализации.

В соответствии с положениями статьи 12.1 Закона 101-ФЗ установлены полномочия органов местного самоуправления по месту расположения земельного участка, находящегося в долевой собственности. Так, согласно действующему законодательству, предусматривается последовательность действий, необходимых для признания права муниципальной собственности на невостребованные земельные доли. К этапам приобретения права муниципальной собственности на земельную долю относятся:

– составление списков лиц (при их наличии), земельные доли которых могут быть признаны невостребованными;

– опубликование списков невостребованных земельных долей в средствах массовой информации, определённых субъектом Российской Федерации, и размещение на своём официальном сайт в сети Интернет (при его наличии) не менее чем за три месяца до созыва общего собрания участников долевой собственности;

– представление списка невостребованных земельных долей на утверждение общему собранию участников общей долевой собственности;

– утверждение списка невостребованных земельных долей общим собранием участников общей долевой собственности (либо утверждение такого списка органом местного самоуправления поселения, либо о городского округа – в случае если такой список не утверждён общим собранием в течение четырёх месяцев со дня опубликования);

– обращение в суд с требованием (иском) о признании права муниципальной собственности на земельные доли, признанные в установленном настоящей статьёй порядке невостребованными.

Предоставленные субъектами Российской Федерации сведения по невостребованным земельным долям по федеральным округам, приведены в таблице 6. Количество и площадь земельных долей, признанных невостребованными, в разрезе субъектов приведены в таблице 7.

В результате проведенной органами местного самоуправления работы по состоянию на 01.01.2018 количество невостребованных земельных долей, которые были внесены в списки в целом по Российской Федерации составило 1736699 площадь 17,0 млн га. Наибольшее увеличение количества и площади земельных долей, включенных в списки невостребованных, отмечено в Приволжском (757701; 5672,864 тыс. га), Сибирском (288636; 4 940,151 тыс. га), Центральном (331491; 2583,094 тыс. га) федеральных округах. Наибольшие площади земельных долей, включенных в списки невостребованных, отмечены в Забайкальском и Краснодарском краях, Оренбургской, Новосибирской, Нижегородской областях, Республике Бурятия.

Вместе с тем, предоставленные субъектами Российской Федерации сведения наглядно отражают динамику работы по невостребованным земельным долям. Так, в результате работы по выявлению невостребованных земельных долей, преимущественно на территории Южного федерального округа, за счет уточнения их списков набл дается значительное увеличение
количества и площади невостребованных земельных долей по сравнению с предыдущим периодом на 449,216 тыс. га. Таким образом, в данных субъектах требуется активизация работ по оформлению невостребованных земельных долей для перехода к следующему этапу их оформления.

В то же время в связи с переходом на следующий этап оформления невостребованных земельных долей, преимущественно в Северо-Западном, Приволжском и Сибирском федеральных округах, их площадь уменьшилась по сравнению с предыдущим периодом соответственно на 930,713; 832,677; 185,914 тыс. га.

В процессе формирования земельных участков из невостребованных земельных долей возникает ряд проблем, связанных с отсутствием проектов землеустройства территорий, неясность использования сформированных в счет невостребованных долей земельных участков после передачи их в муниципальную собственность, не эффективность осуществляемых мероприятий по охране земель.

Таблица 6 – Сведения о земельных долях, признанных невостребованными за 2017 г.

Федеральный округ Количество земельных долей, признанных невостребованными, ед.
Земельные доли, включённые в списки невостребованных земельных долей по состоянию на 01.01.2018 Земельные доли, признанные по решению суда муниципальной собственностью за 2017 г. Земельные участки, образованные в счёт невостребованных земельных долей, признанных муниципальной собственностью за 2017 г.
Центральный 331491 62398 9160
Северо-Западный 118195 38538 4521
Южный 66433 5626 653
Северо-Кавказский 3627 1947 121
Приволжский 757701 124401 25912
Уральский 108567 24608 2430
Сибирский 288636 71299 15787
Дальневосточный 62049 12654 5291
Итого по РФ 1736699 341471 63966

Таблица 7 – Сведения о земельных долях, признанных невостребованными за 2017 г.

Федеральный округ Количество земельных долей, признанных невостребованными, тыс. га
Земельные доли, включённые в списки невостребованных земельных долей по состоянию на 01.01.2018 Земельные доли, признанные по решению суда муниципальной собственностью за 2017 г. Земельные участки, образованные в счёт невостребованных земельных долей, признанных муниципальной собственностью за 2017 г.
Центральный 2583,094 468,582 218,470
Северо-Западный 846,829 339,036 468,690
Южный 1147,374 76,041 423,895
Северо-Кавказский 21,091 4,456 9,116
Приволжский 5672,864 678,825 278,173
Уральский 1122,120 417,054 144,057
Сибирский 4940,151 1212,115 592,432
Дальневосточный 621,920 86,949 39,621
Итого по РФ 16955,443 3283,058 2174,454

К основным причинам, тормозящим процесс признания по суду невостребованных земельных долей муниципальной собственность, относятся:

– организационно-технические ошибки органов местного самоуправления;

– сомнения судов в обоснованности включения долей в такие списки. Так, если собственник земельной доли умер и в права наследования вступил его наследник, то трехлетний срок нераспоряжения долей (достаточный для признания ее невостребованной) начинается с момента перехода прав на нее к последнему. Кроме того, в случае признания доли невостребованной по причине не распоряжения ею собственнику достаточно заявить о своем несогласии (с соблюдением определенных процедур) – и это является основанием для исключения доли из списка невостребованных;

– возможные конфликты между органами местного самоуправления и сельскохозяйственными организациями, фактически использующими соответствующие земли (признание невостребованных долей муниципальной собственность может повлечь за собой дополнительные расходы для таких организаций, например, в виде земельного налога, а то и вообще предоставление выделенных в счет этих долей земельных участков иным лицам).

В конечном итоге, следует отметить, что проблема невостребованных земельных долей актуальна для большинства регионов Российской Федерации. Решение её требует выработки механизма, позволяющего создавать условия по вовлечению невостребованных земельных долей в рыночный оборот. Одновременно с вовлечением в оборот невостребованных земельных долей необходимо создать условия для оборота земельных долей, находящихся в собственности граждан. Это могут быть такие меры, как:

– наделение муниципальных образований правом покупать земельные доли граждан-собственников, желающих их продать, но не находящих покупателя с достойным предложением (прямой запрет для муниципалитетов на выкуп доли у собственника, не имеющего возможности использовать соответствующую им землю, не соответствует общей логике Закона № 101-ФЗ, согласно которой именно органы местного самоуправления ведут всю работу в отношении невостребованных земельных долей и в конечном итоге те переходят в муниципальную собственность). Наделение муниципалитетов соответствующим правом будет содействовать росту их имущественного потенциала и повышению в среднесрочной и долгосрочной перспективе их доходной базы. Также это мера защиты имущественных прав собственников земельных долей, расширяющая их возможности. Особенно это актуально для отдаленных сельских районов, где спрос на землю низок, отсутствуют сельскохозяйственные организации и фермеры – потенциальные покупатели земельных долей;

– исключение из числа оснований признания земельной доли невостребованной факта того, что сведения о ее собственнике не содержатся в ранее принятых решениях органов местного самоуправления о приватизации сельскохозяйственных угодий (сейчас даже наличие у собственника доли выданного в установленном порядке свидетельства – правоудостоверяющего документа, форма которого несколько раз менялась, не позволяет защитить его права);

– признание земельной доли недробимой, в том числе при ее наследовании (как, например, земельного участка крестьянского (фермерского) хозяйства);

– обеспечение в рамках государственного земельного надзора соблюдения обязательств, принятых на себя сельскохозяйственными организациями, которым граждане ранее передали права на свои земельные доли, и выплат по результатам доверительного управления ими, арендных платежей (по долгосрочным договорам, заключенным до 2003 г.);

– обобщение правоприменительной и судебной практики в части признания прав собственности на земельные доли и прекращения указанных прав;

– создание общедоступного информационного ресурса в сети Интернет, содержащего информацию о собраниях собственников земельных долей и принимаемых ими решениях.

Неиспользуемые земли сельскохозяйственного назначения. Одной из наиболее важных задач в работе органов управления АПК остается выявление неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения, в первую очередь пашни, и вовлечение их в сельскохозяйственный оборот. Занимая более 16% сельскохозяйственных угодий (в том числе 16,7% общей площади пашни), эти земли представляют собой значительный ресурс для увеличения сельскохозяйственной продукции.

Наличие неиспользуемых земель среди сельскохозяйственных угодий, являющихся основным средством производства в сельском хозяйстве, обусловлено комплексом природных, экономических и социальных факторов, анализ которых должен способствовать определению путей решения этой проблемы. С одной стороны, это природные и антропогенные процессы деградации земель из-за негативных процессов (эрозия, засоление, переувлажнённость и др.), которые приводят к снижению плодородия почв, вплоть до невозможности их использования по назначению, особенно в совокупности с недостаточность у сельхозтоваропроизводителей финансовых и технических возможностей для поддержания и восстановления плодородия почв. С другой стороны, распространению неиспользуемых земель в значительной степени способствовали раздел единого земельно-имущественного комплекса на земельные и имущественные доли в результате реорганизации коллективных хозяйств, прекращение деятельности ряда сельскохозяйственных предприятий и перевод земель в фонд перераспределения. Следствием этого явилось наличие значительного количества невостребованных земельных долей, выпавших из сельскохозяйственного оборота. Сравнение общей площади неиспользуемых земель сельскохозяйственных угодий (32,7 млн. га, в том числе 19,4 млн. га пашни) с данными о невостребованных земельных долях (17,0 млн. га) показывает, что этот фактор во многом обусловливает большое значение площади неиспользуемых земель. Выбытие из сельскохозяйственного оборота способствуют и выдел земельных долей с последующим нецелевым использованием, и недостаточность мер по контролю их использования и стимулированию сельхозтоваропроизводителей на поддержание плодородия почв. Важными факторами являются концентрация производства за счёт интенсификации технологий и естественное выбытие малопродуктивных земель, а также миграции сельского населения, приводящая к увеличению брошенных сельских населенных пунктов.

Неиспользование по тем или иным причинам сельскохозяйственных угодий приводит к зарастанию земель древесно-кустарниковой растительностью. При этом с каждым годом отсутствия обработки увеличиваются затраты на культуртехнические работы, требуемые для возврата этих угодий в сельскохозяйственный оборот. В конечном итоге это приводит к экономической неэффективности и возврата в оборот и окончательному выбытию из оборота с переводом из сельскохозяйственных земель в другие категории.

Неиспользование земельного участка из земель сельскохозяйственного назначения рассматривается как административное правонарушение, ответственность за которое предусмотрена Кодексом об административных правонарушениях Российской Федерации.

Помимо административной, применяются и другие меры ответственности. Так, в случае если земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения уполномоченным органом признан не используемым для сельскохозяйственного производства, применяется повышенная налоговая ставка в размере 1,5% (вместо 0,3%) от кадастровой стоимости земельного участка.

Кроме этого, согласно части 4 статьи 6 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения может быть принудительно изъят у его собственника в судебном порядке, если в течение трёх и более лет подряд со дня возникновения у такого собственника права собственности на земельный участок он не используется для ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности.

Признаки неиспользования земельных участков установлены в Перечне, утверждённом постановлением Правительства Российской Федерации от 23 апреля 2012 г. № 369 «О признаках неиспользования земельных участков с учётом особенностей ведения сельскохозяйственного производства или осуществления иной связанной с сельскохозяйственным производством деятельности в субъекта Российской Федерации».

Согласно указанному постановлению, земельный участок признаётся неиспользуемым, если имеется один из следующих признаков:

– на пашне не производятся работы по возделыванию сельскохозяйственных культур и обработке почвы;

– на сенокосах не производится сенокошение;

– на культурных сенокосах содержание сорных трав в структуре травостоя превышает 30% площади земельного участка;

– на пастбищах не производится выпас скота;

– на многолетних насаждениях не производятся работы по уходу и уборке урожая многолетних насаждений и не осуществляется раскорчевка списанных многолетних насаждений;

– залесённость и (или) закустаренность на пашне составляют свыше 15% площади земельного участка;

–залесенность и (или) закустаренность на иных видах сельскохозяйственных угодий составляют свыше 30%;

– закочкаренность и (или) заболачивание составляют свыше 20% площади земельного участка.

В ряде нормативных правовых актов устанавливаются также критерии ненадлежащего использования земель сельскохозяйственного назначения, приводящего к ухудшению экологического состояния земель и снижению их плодородия и в конечном итоге к выбытию их из сельскохозяйственного оборота.

Так, в соответствии с пунктом 2 статьи 6 закона № 101-ФЗ было принято постановление Правительства Российской Федерации от 22 июля 2011 г.
№ 612 «Об утверждении критериев существенного снижения плодородия земель сельскохозяйственного назначения», согласно которому существенным снижением плодородия земель сельскохозяйственного назначения считается изменение числовых значений не менее трёх из следующих критериев, причиной которого стало использование земель с нарушением земельного законодательства:

– снижение содержания органического вещества в пахотном горизонте на 15% и более;

– снижение кислотности в кислых почвах на 10% и более;

– повышение щелочности в щелочных почвах на 10% и более;

– снижение содержания подвижного фосфора на 25% и более;

– снижение содержания обменного калия на 25% и более.

Приведенные выше нормативные правовые акты и установленные ими критерии оценки неиспользования или ненадлежащего использования земель сельскохозяйственного назначения служат основанием для изъятия у собственника земельных участков, подпадающих под эти критерии, с цель последующей передачи земель эффективным сельхозпроизводителям
и вовлечения их в сельскохозяйственный оборот.

Однако установленные критерии неиспользования или ненадлежащего использования земель имеют ряд спорных положений и недостатков, в частности:

– признаки неиспользования увязаны с составом участка по видам угодий, тогда как в регистрационно-учетных документах наименование вида угодий не фиксируется;

– не ясно, в случае если не используется только часть земельного участка, должен ли при задействовании механизма изъятия изыматься весь земельный участок или только его неиспользуемая часть.

В связи с этим является актуальным вопрос об уточнении критериев и признаков неиспользуемости земель сельскохозяйственного назначения, что подтверждает опыт их применения в субъектах Российской Федерации.

На практике задача изъятия неиспользуемых участков и ввода их в сельскохозяйственный оборот осложняется отсутствием актуальной и достоверной информации о неиспользуемых участках в структуре земель сельскохозяйственного назначения, их местоположении и границах, качественном состоянии, собственниках земельных участков. Обращение к данным государственного кадастра недвижимости не позволяет получить
полномасштабную картину расположения земельных участков на землях сельскохозяйственного назначения для анализа их используемости в силу, во-первых, заявительного принципа постановки объектов на кадастровый учет, во-вторых, наличия ранее учтенных земельных участков без определения границ.

Контроль за использованием земель сельскохозяйственного назначения возложен на органы Россельхознадзора. В 2017 г. по результатам контрольно-надзорных мероприятий территориальными управлениями выявлено 142,4 тыс. га неиспользуемых земель и вовлечено в оборот 252,1 тыс. га земель сельскохозяйственного назначения. Однако эти сведения также не позволяют получить целостную картину по неиспользуемым землям сельскохозяйственного назначения на территории Российской Федерации.

Расхождение данных из различных источников отрицательно влияет на достоверность и точность получаемых оценок. Поэтому особенно важной становится задача выявления и инвентаризации неиспользуемых земельных участков на землях сельскохозяйственного назначения. Общая оценка ситуации в Российской Федерации в 2017 г. по неиспользуемым землям
сельскохозяйственного назначения, сельскохозяйственным угодьям и пашни проводилась на основе данных, предоставленных органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации в соответствии с запросом Минсельхоза России.

По информации, полученной от субъектов Российской Федерации по состоянию на 1 января 2018 г., площадь неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения в целом по Российской Федерации составляет 46,42 млн. га, или 12,05% общей площади земель сельскохозяйственного назначения.

Наибольшие площади неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения среди федеральных округов выявлены в Сибирском (22,6% от общей площади неиспользуемых земель в Российской Федерации), Центральном (17,1%), Приволжском (15,8%), Северо-Западном (13,6%) и Дальневосточном (13,3%) федеральных округах. Значительно меньшая дол\ неиспользуемых земель определена в Уральском (10,6%) и Южном (6,8%) федеральных округах. Наиболее благоприятная ситуация с неиспользуемыми землями сельскохозяйственного назначения сложилась в Северо-Кавказском федеральном округе – их доля составляет лишь 0,2% от общей площади неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации.

Согласно информации, полученной от субъектов Российской Федерации, к 01.01.2018 площадь земель сельскохозяйственного назначения была полностью востребована и рационально использовалась по назначению только в Республике Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республике, Карачаево-Черкесcкой Республике, Республике Северная Осетия – Алания, Ставропольском крае, Ненецком автономном округе и Ханты-Мансийском автономном округе.

В 34 субъектах Российской Федерации, включая перечисленные выше, площадь неиспользуемых земель составляла менее 10% общей площади земель сельскохозяйственного назначения в регионе. В 25 субъектах доля неиспользуемых земель варьировалась в пределах от 10 до 30%, в 9 – от 30 до 40%.

Площадь неиспользуемых сельскохозяйственных угодий в целом по Российской Федерации на 01.01.2018 оценивается в 32,7 млн. га, или 16,46% общей площади земель сельскохозяйственных угодий.

Наибольшие площади неиспользуемых земель сельскохозяйственных угодий среди федеральных округов Российской Федерации находятся в Сибирском (25,6% общей площади неиспользуемых сельскохозяйственных угодий в Российской Федерации), Приволжском (22,1%), Центральном (18,3%), Уральском (12,3%), Северо-Западном (10,2%) федеральных округах. Менее 10% неиспользуемых сельскохозяйственных угодий выявлено в Южном (7,2%) и Дальневосточном федеральных округах, наименьшие площади отмечены в Северо-Кавказском федеральном округе (0,3%).

Среди регионов с площадью неиспользуемых сельскохозяйственных угодий свыше 60% по отношению к общей площади сельскохозяйственных угодий в субъекте Российской Федерации необходимо отметить Республику Коми (75,7%), Архангельскую (75,1%), Псковскую (74,8%), Ярославскую (64,2%), Новгородскую (62,7%), Костромскую (62,2%) и Ивановскую (60,7%) области.

С точки зрения вовлечения в оборот земель сельскохозяйственных угодий наибольший интерес представляет информация о площади неиспользуемой пашни. По данным субъектов Российской Федерации, площадь неиспользуемой пашни в целом по стране на 01.01.2018 составляла 19,4 млн. га, или 16,7% от общей площади пашни (116,4 млн. га) в Российской Федерации.

Значительные доли площадей неиспользуемой пашни среди федеральных округов, по данным субъектов Российской Федерации, выявлена в Приволжском федеральном округе (28% общей площади неиспользуемой пашни в Российской Федерации), Сибирском (24,7%) и Центральном (19,9%). Несколько меньше она в Уральском (9%), Южном (8,5%), Северо-Западном (7,6%) федеральных округах. Небольшие в долевом отношении площади неиспользуемой пашни отмечены в Дальневосточном (2%) и Северо-Кавказском (0,3%) федеральных округах.

Вовлечение неиспользуемых сельскохозяйственных угодий в сельскохозяйственный оборот. В 2017 в субъектах Российской Федерации продолжалась работа по вовлечению в сельскохозяйственный оборот земель сельскохозяйственных угодий, в первую очередь – пашни.

По состоянию на 1 января 2018 г. по информации, полученной от субъектов Российской Федерации, общая площадь вовлеченных в сельскохозяйственный оборот неиспользуемых сельскохозяйственных угодий в 2017 г. 1,867 млн. га, что составляет 6% площади неиспользуемых сельскохозяйственных угодий в стране на начало 2017 г.

Наиболее значительные площади сельскохозяйственных угодий были вовлечены в сельскохозяйственное производство в Сибирском (25,6% от общей площади введенных в оборот сельскохозяйственных угодий), Приволжском (22,1%), Центральном (18,3%) федеральных округах. Несколько меньше сельскохозяйственных угодий введено в оборот в Уральском (12,3%), Северо-Западном (10,1%), ном (7,2%) и Дальневосточном (4,0%) федеральных округах.

Основное внимание уделялось вовлечению в оборот неиспользуемой пашни как основы сельскохозяйственного производства. Для оценки активности регионов по вовлечению в оборот пашни в структуре выявленной неиспользуемой пашни целесообразно выделить пашню, пригодную для введения в сельскохозяйственный оборот, которая не требует или требует минимального предварительного проведения специальных культур технических мероприятий.

Наибольшие площади пашни, пригодной для введения в сельскохозяйственный оборот, среди субъектов Российской Федерации расположены в федеральных округах:

– Сибирском – 2598,0 тыс. га, или 24,5% от общ й площади пашни, пригодной для введения в оборот в Российской Федерации;

– Приволжском – 2536,4 тыс. га, или 23,9%;

– Центральном – 2368,3 тыс. га, или 22,3%.

Общая площадь вовлеченной в сельскохозяйственный оборот пашни в 2017 г. составила 1,419 млн. га, или 7,5% общей площади неиспользуемой пашни в Российской Федерации и 13,5% пригодной для введения в оборот пашни на начало 2017 г.

Значительные площади пашни были вовлечены в сельскохозяйственный оборот в Центральном (25,3%), Приволжском (21,9%), Сибирском (19,3%) и Южном (16,1%) федеральных округах, составляя в совокупности 82,6% всей введенной в оборот пашни по Российской Федерации. Существенно меньше и площади пашни вовлечены в сельскохозяйственный оборот в Дальневосточном (8,0%), Уральском (6,2%), Северо-Западном (2,6%) и Северо-Кавказском (0,6%) федеральных округах.

Значительно увеличилось вовлечение площади неиспользуемой пашни в сельскохозяйственный оборот, особенно в 2017 г., в Южном и Сибирском федеральных округах, так на протяжении последних лет наблюдался устойчивый рост введения в оборот площадей в Центральном федеральном округе.

Среди субъектов Российской Федерации с наибольшим вкладом в вовлечение неиспользуемой пашни в сельскохозяйственный оборот в первую очередь следует отметить Волгоградскую область (122,26 тыс. га, что составляет 11,2% всей неиспользуемой в субъекте пашни, или 38% пригодной на начало 2017 г.).

Приведенные данные свидетельствуют об активизации в регионах деятельности по вовлечению неиспользуемых земель в сельскохозяйственный оборот. Успешное решение этой задачи результат комплекса мероприятий, выполняемых в субъектах Российской Федерации в этих целях. Анализ регионального опыта, например в Московской и Пензенской областях, позволяет выделять важные моменты для успешного осуществления этой деятельности:

– создание межведомственной рабочей группы, которая позволяет обеспечить эффективное взаимодействие в решении разноплановых проблем, возникающих при вовлечении неиспользуемых земель в оборот. В состав этой группы, кроме органов управления АПК, целесообразно включать представителей: органов местного самоуправления, в компетенции которых находятся вопросы обеспечения муниципального земельного контроля, позволяющих выявить неиспользуемые участки; Россельхознадзора, принимающего решения о привлечении собственников к административной ответственности; регионального органа Росреестра, обеспечивающего сведения о земельных участках и правообладателях; регионального Управления Федеральной налоговой службы других региональных органов исполнительной власти;

– проведение детальной инвентаризации неиспользуемых земельных участков на землях сельскохозяйственных угодий (пашни) с привлечением всех возможных источников информации, включая материалы космической съемки, картографические материалы по внутрихозяйственному землеустройству, сведения государственного кадастра недвижимости, данные муниципальных органов самоуправления;

– оценка площади пашни, которую целесообразно вводить в оборот с учетом затрат на культуртехнические мероприятия;

– перевод земельных участков, возврат которых экономически нецелесообразен, в другие категории земель;

– завершение мероприятий по оформлению невостребованных земельных долей, переводу их в муниципальную собственность для введения в сельскохозяйственный оборот;

– изъятие неиспользуемых или используемых ненадлежащим образом земельных участков на землях сельскохозяйственного назначения и их реализация эффективным собственникам.

Землеустроительное обеспечение вовлечения в оборот неиспользуемых, нерационально используемых, используемых не по целевому назначению сельскохозяйственных угодий заключается в проведении комплекса землеустроительных мероприятий, которые включают три этапа их проведения.

Первый этап заключается в необходимости выявления неиспользуемых, нерационально используемых, используемых в процессе инвентаризации земель.

Второй этап – на основе данных инвентаризации земель должна проводиться оценка их качества, в процессе которой определяется комплексная характеристика земель по уровню их плодородия и производительной способности на основе стандартных характеристик земель по отдельным признакам: гранулометрическому составу, развитие процессов эрозии, засоления, избыточного увлажнения, каменистости. А также по следующим показателям: пригодности для использования под различные виды сельскохозяйственных угодий; ассортименту сельскохозяйственных культур, которые могут выращиваться на земельном участке; уровню нормативной урожайности сельскохозяйственных культур и естественного травостоя; уровню нормативных затрат на возделывание и уборку культур, на поддержание плодородия почв.

Оценка качества земель базируется на информации о естественных признаках земель (свойствах почв, климата, рельефа, естественной растительности), которая содержится в материалах почвенных, геоботанических и других обследований и изысканий, а также иных источниках. На основе этой информации изучается возможность использования земель под различные виды сельскохозяйственных угодий (пашню, многолетние насаждения, сенокосы, пастбища) и оценивается уровень плодородия земель.

Из параметров, характеризующих агрохимическое состояние пахотного слоя, исключаются показатели, сильно варьирующиеся в пространстве и во времени (кислотность, подвижные формы фосфора и калия). Это обеспечивает устойчивость получаемых параметров оценки качества земель на длительный период. При этом имеется в виду, что соответствующие агрохимические показатели пахотного слоя почв оптимизируются до нормального уровня зональными технологиями выращивания сельскохозяйственных культур.

Главные критерии оценки качества земель – экономические. Расчётный чистый доход при выращивании сельскохозяйственной продукции является критерием пригодности земель для сельскохозяйственного производства, а его величина – критерием уровня плодородия земель. Экономические методы позволяют количественно охарактеризовать качество земель как по отдельным признакам качества (потенциальная урожайность сельскохозяйственных культур, затраты на выращивание культур), так и по их совокупности.

Использование экономических методов в этом случае подчинено правилам, обеспечивающим сопоставимость сравнительной оценки качества земель территорий Российской Федерации, позволяющим увязать качественные различия в качестве земель на результаты оценки условий рынка, региональных и местных экономических условий сельскохозяйственного производства, факторов местоположения.

Третий этап включает как совокупность землеустроительных работ, состоящих из разработки схем землеустройства муниципальных образований, проектов внутрихозяйственного землеустройства сельскохозяйственных организаций, рабочих проектов и составление сельскохозяйственных регламентов, так и возможно проведение любого из них в каждом конкретном случае.

Схема землеустройства муниципального района – предплановый и предпроектный документ, в котором на основе учёта природных, экономических и социальных условий разрабатывают комплекс взаимоувязанных мероприятий по рациональному использованию и охране земельных ресурсов, развитию и территориальной организации агропромышленного комплекса, установлению инфраструктуры, соответствующей потребностям развития района, регулированию земельных отношений.

Поэтому при решении проблемы вовлечения в оборот неиспользуемых, нерационально используемых, используемых не по целевому назначению земельных участков необходимо разрабатывать схемы землеустройства муниципальных образований, где показано размещение земельных участков сельскохозяйственных угодий, вовлекаемых в сельскохозяйственный оборот и намечены мероприятия по планированию использования земель с учётом проведенных культуртехнических мероприятий и возросшей площади земель сельскохозяйственного назначения.

Внутрихозяйственное землеустройство служит территориальной основой для осуществления рациональной организации производства, труда и управления в сельскохозяйственном предприятии, применения прогрессивных систем ведения хозяйства, земледелия, технологий возделывания сельскохозяйственных культур, системы машин, что служит условием повышения экономической эффективности производства. При этом соблюдаются режим и условия пользования землёй, обеспечивается воспроизводства плодородия почв, сохранение и улучшение природных ландшафтов.

Состав и содержание проекта внутрихозяйственного землеустройства определяются природными и социально-экономическими условиями, формами землевладения и землепользования, степенью устроенности территории и освоения ранее разработанных проектных решений. В основе проекта решается вопрос организации угодий и севооборотов с учётом производительных (плодородие почв, степень увлажнения, эродированность, окультуренность) и территориальных (местоположение, конфигурация, удалённость от хозяйственных центров) свойств земли. Устанавливают экономически и экологически сбалансированный состав земельных угодий, решают вопросы трансформации угодий; разрабатывают мелиоративные и природоохранные мероприятия, определяют приоритетные направления, объёмы, стоимость, эффективность и очередность осуществления мероприятий[20].

В сфере российского землепользования имеются некоторые правовые и методические проблемы планирования использования земель, требующие своего решения. В частности, значительная часть государственных земель остается неразграниченной и потому плохо управляется.

Разграничение государственной собственности на землю на собственность Российской Федерации (федеральную собственность), собственность субъектов Российской Федерации и собственность муниципальных образований (муниципальную собственность) осуществляется в соответствии с Земельным кодексом Российской Федерации и федеральными законами, прямо указывающими на принадлежность земель[21].

Основными пользователями сельскохозяйственных угодий в стране являются следующие организации:

– хозяйственные товарищества и общества;

– производственные кооперативы;

– государственные и муниципальные унитарные сельскохозяйственные предприятия;

– научно-исследовательские и учебные учреждения и заведения;

– подсобные хозяйства;

– прочие предприятия;

– общинно-родовые хозяйства;

– казачьи общества.

Что касается граждан и их объединений, то в эту категорию сельскохозяйственных землепользователей входят следующие:

– крестьянские (фермерские) хозяйства;

– индивидуальные предприниматели, не образовавшие крестьянские (фермерские) хозяйства;

– личные подсобные хозяйства;

– граждане, имеющие служебные наделы;

– садоводы и садоводческие объединения граждан;

– огородники и огороднические объединения граждан;

– дачники и дачные объединения граждан;

– граждане, имеющие земельные участки, предоставленные для индивидуального жилищного строительства;

– животноводы и животноводческие объединения граждан;

– граждане, занимающиеся сенокошением и выпасом скота;

– граждане – собственники земельных участков;

– собственники земельных долей.

В целях обеспечения полноценного контроля применения сельскохозяйственных земель и принятия рациональных решений по планированию их использования и вовлечению в производственный оборот требуется создание специальной единой федеральной информационной системы о землях сельскохозяйственного назначения. В этой системе должны содержаться актуальные сведения о границах земельных участков из указанных земель, их площади, видах фактического и разрешенного использования, типах почв и видах угодий, об их качественных характеристиках, о наличии мелиоративных систем или иных защитных сооружений на этих землях. В настоящее время такая система отсутствует.

Мероприятия по обеспечению создания информационного ресурса о землях сельскохозяйственного назначения предусмотрены Концепцией развития государственного мониторинга земель сельскохозяйственного назначения и земель, используемых или предоставленных для ведения сельского хозяйства в составе земель иных категорий, и формирования государственных информационных ресурсов об этих землях на период до 2020 года.

Для кардинального и справедливого решения проблемы неиспользования сельскохозяйственных угодий по назначению и одновременно для изменения губительной динамики уменьшения их плодородия предлагается поднять верхнюю границу ставки земельного налога для сельскохозяйственных земель с 0,3% до 1,5%. Для этого необходимо внести изменения в статью 394 Налогового кодекса РФ.

На первый взгляд пятикратный рост ставки приведет к очень серьезным последствиям для сельского хозяйства. Однако если рассмотреть абсолютные значения налогов, то все оказывается отнюдь не столь грозным. Действительно, при средней кадастровой стоимости сельскохозяйственных угодий в регионах с развитым сельским хозяйством примерно 30 тыс. руб. за 1 га земельный налог по ставке 0,3% составляет около 100 руб. за га, а по ставке 1,5% – 500 руб. за га. При реальной сельскохозяйственной деятельности доход с гектара исчисляется десятками тысяч рублей, и в этом случае обе ставки налога не являются проблемой. Однако для собственников земельных участков, которые по каким-то причинам не используют их, увеличенный в пять раз земельный налог станет хорошим стимулом для продажи или использования этого участка. При этом повышенный земельный налог не является штрафом или наказанием, и нет необходимости в специальных мерах по изъятию неиспользуемых земельных участков.

Предлагается поделить земельный налог между муниципальным и региональным бюджетами. Причем, в бюджеты сельских поселений, по-прежнему, будет поступать 0,3% кадастровой стоимости участков, а в региональный бюджет 1,2% кадастровой стоимости. При этом право взимать земельный налог по повышенной ставке будет предоставлено только тем регионам, которые примут программное мероприятие по использованию всех дополнительно полученных средств для компенсации землепользователем часть расходов по увеличению плодородия почв.

На землях сельскохозяйственного назначения не проведена инвентаризация; в границах территорий бывших сельскохозяйственных организаций не осуществлено разграничение земель, используемых сельскохозяйственными организациями и гражданами на различном праве, в связи с чем данные участки не поставлены на кадастровый учёт и не зарегистрированы; земельные участки фонда перераспределения, как правило, не выделены в натуре; не проведены землеустроительные работы по передаче в собственность или пользование (аренду) сельскохозяйственным организациям или гражданам несельскохозяйственных угодий, расположенных между участками продуктивных земель в границах земельных участков, предоставленных им в собственность, а также земельных участков, занятых принадлежащими им на праве собственности зданиями, строениями и сооружениями.

На современном этапе, когда стоит задача импортозамещения в сфере продовольствия, а затем и выхода отечественных товаропроизводителей на мировой рынок в качестве экспортёров, возврат в хозяйственный оборот заброшенных сельскохозяйственных угодий (а соответственно, их изъятие у нынешних нерадивых правообладателей) приобрёл дополнительную актуальность.

Определённый перелом наступил, когда началась реализация приоритетного национального проекта Развитие агропромышленного комплекса (с 2006 года, трансформированного затем в госпрограммы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции сырья и продовольствия на 2008-2012 и 2013-2020 годы). Следующим шагом в этом направлении стало утверждение Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации, предусматривающей расширение посевов сельскохозяйственных культур за счёт неиспользуемых пахотных земель.

Это повлекло за собой конкретизацию в конце 2010 года норм законодательства, предусматривающих условия и порядок изъятия неиспользуемых угодий (процедура публичных торгов). Сначала были внесены изменения в Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения», а затем Правительством Российской Федерации изданы акты, устанавливающие конкретные признаки неиспользования земель и критерии существенного снижения их плодородия.

Организационное обеспечение управления землями сельскохозяйственного назначения должно включать:

– формирование чёткой концепции государственной земельной политики, которая содержала бы в себе практические предложения, подкреплённые соответствующими материальными, финансовыми и кадровыми ресурсами;

– создание научного обоснования земельной политики государства социально-экономического развития страны в зависимости от состояния и планируемого использования земель сельскохозяйственного назначения;

– усиление земельного надзора (контроля) со стороны органов Росреестра, а также контроля использования земель сельскохозяйственного назначения (уровнем плодородия, содержанием в почве химических средств защиты растений) со стороны Россельхознадзора;

– разработку перспективных региональных моделей землевладения и землепользования, правового и экономического механизмов регулирования и стимулирования рационального использования и охраны земель сельскохозяйственного назначения;

– осуществление государственной поддержки развития инструментов вовлечения в оборот земельных активов сельскохозяйственных организаций на основе развития земельной ипотеки, рынка ценных бумаг, обеспеченных земельными активами.

1.3 Современные российские и зарубежные методики прогнозирования научно- технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов

Значительную специфику прогнозирования использования земельных ресурсов придает необходимость учета различных функций земли для различного целевого назначения.

Кроме того, в процессе прогнозирования необходимо учитывать целевую установку на развитие рыночного механизма землепользования, многообразия форм собственности на землю и хозяйствования, оборота земель.

В процессе управления сложными экономическими системами государство определяет приоритетные для общества направления, развитию которых необходимо уделить повышенное внимание.

Прогнозирование использования земельных ресурсов позволяет решать задачи эффективного и рационального использования земель, дает возможность обеспечивать баланс спроса и предложения на землю. Задача прогнозирования с одной стороны – выявить перспективы ближайшего и более отдаленного будущего в использовании земель, и с другой стороны – способствовать выработке оптимальных и перспективных планов, опираясь на составленный прогноз. Основной задачей прогнозирования использования земельных ресурсов является развитие специальной методологии, позволяющей повысить эффективность методов разработки прогнозов и определить перспективы ближайшего, а также отдаленного будущего использования земель.

Социально-экономическое прогнозирование базируется на принципах системности, научной обоснованности, адекватности, альтернативности, целенаправленности.

Принцип системного прогнозирования предполагает исследование количественных и качественных закономерностей в экономических системах, построение такой логической цепочки исследования, согласно которой процесс выработки и обоснования любого решения отталкивается от определения общей цели системы и подчинения достижению этой цели деятельности всех входящих в нее подсистем.

Принцип научной обоснованности означает, что в социально-экономических прогнозах всех уровней всесторонний учет требований объективных экономических законов должен базироваться на применении научного инструментария, глубоком изучении достижений отечественного и зарубежного опыта формирования прогнозов.

Принцип адекватности прогноза объективным закономерностям характеризует не только процесс выявления, но и оценку устойчивых тенденций и взаимосвязей в развитии народного хозяйства и создание теоретического анализа реальных экономических процессов с их полной и точной имитацией.

Принцип альтернативности прогнозирования связан с возможностью развития народнохозяйственного комплекса и его отдельных звеньев по разным траекториям, при разных взаимосвязях и структурных соотношений.

Принцип целенаправленности предполагает активный характер прогнозирования, поскольку содержание прогноза не сводится только к предвидению, а включает и цели, которые предстоит достигнуть в экономике путем активных действий органов государственной власти и управления.

Принцип долгосрочного прогнозирования на основе Форсайт-исследований. Форсайт – процесс систематической оценки долгосрочных перспектив развития науки, технологии, экономики, экологии и общества с целью выявления новых, прорывных технологий, направлений стратегических исследований, способных обеспечить максимальное воздействие на экономику и общество.

Использование экспертного знания позволяет существенно повысить точность традиционных прогнозных моделей, быстро устаревающих в условиях ускорения динамики науки и технологий, за счет расширения круга рассматриваемых переменных и введения качественных параметров, позволяющих существенно приблизить модели к реальности.

Особое место при Форсайт-исследовании занимает выявление и анализ крупнейших по своему значению глобальных вызовов – чрезвычайно масштабных и сложных проблем, с которыми человечество уже столкнулось и влияние которых в средне- и долгосрочной перспективе, как ожидается, будут усиливаться. Они носят междисциплинарный характер и требуют координации действий различных органов управления на всех уровнях – от международного до отдельных регионов. При этом роль Форсайта заключается не только и не столько в выявлении «больших вызовов», сколько в поиске «больших ответов», то есть тех мер и инструментов, которые будут способствовать решению этих проблем наиболее эффективным образом.

При реализации масштабных Форсайт-проектов необходимым условием их успеха является удачный выбор методов, которые должны ориентироваться на интеграцию экспертных знаний лучших специалистов, обеспечивать активное, творческое участие и взаимодействие экспертов, подготовку объективной информационно-аналитической основы. В качестве базового метода при разработке прогнозов используется метод Делфи (экспертный опрос, проводимый в два этапа), который получил широкое распространение в странах с крупным научно-техническим потенциалом[22].

Прогнозирование социально-экономических процессов за рубежом имеет многовековые традиции и берет свое начало как минимум с периода античности, и существовавшего в то время в Древней Греции культа бога-прорицателя Аполлона. К получившему широкую известность написанному в средние века трактату Нострадамуса «Столетия» (первое издание увидело свет в 1555 г.) проявляют интерес и в наши дни. И, конечно же, нельзя не упомянуть в этом контексте имя Мальтуса, работы которого на протяжении многих десятилетий стимулировали прогностические исследования в области демографии, экологии и ресурсного обеспечения[23].

Однако наиболее системное развитие методология прогнозирования научно-технологического развития получила во второй половине XX в. Решающую роль в этом сыграла интенсивная деятельность Римского клуба (1960-1970-е гг.), участники которого в целях научного прогнозирования стали использовать в своих разработках модели системной динамики Форрестера (1971 г.) и Мидоуза (1972 г.).

Следует отметить, что в работе Медоуза «Пределы роста» были впервые количественно обоснованы серьезные потенциальные угрозы на пути развития человечества, которые следует ожидать в результате сокращения запасов энергии, сырья, продовольствия, а также вследствие ухудшения экологической ситуации при сохранении существующих темпов производства и увеличения населения. Основные переменные были связаны между собой 16 нелинейными дифференциальными уравнениями, а в вычислениях участвовало более 30 вспомогательных переменных и внешних параметров. В книге 1972 г. авторы представили 12 сценариев развития человечества, включая базовую модель.

Авторы исследования отмечали, что для реализации каждого из 7 благоприятных сценариев требуются не столько технологические прорывы, сколько политические и социальные изменения, в том числе, жёсткий контроль рождаемости на уровне естественной убыли.

За прошедшие десятилетия, в модель были добавлены ряд критериев и показателей, в частности, влияние научно-технического прогресса, ограничение рождаемости, применение «зеленых» технологий в агропромышленном секторе, энергосбережение и др.[24]

Значительный вклад в методологию прогнозирования и анализа научно-технологического развития внесли авторы второго доклада Римского клуба, Михайло Месарович и Эдуард Пестель. В представленном ими исследовании «Человечество на перепутье»[25] был использован системный подход, учитывавший взаимосвязи основных регионов планеты и предложена концепция «органического роста», в соответствии с которой каждый регион планеты представляет клетку (или подситему) большого живого организма, и ему следует выполнять характерную для него функцию. По утверждению
Э. Пестеля, «только выработав общую точку зрения по этим фундаментальным вопросам – а сделать это должны, прежде всего, богатые и сильные страны, – можно найти верную стратегию перехода к органическому росту, которую и передать потом своим партнерам на подсистемном уровне. Только тогда можно будет управлять мировой системой и управлять надежно». Данная концепция была поддержана всеми участниками Римского клуба и до сегодняшнего дня является методологической основой разрабатываемых им докладов.

В 1997 г. вышел очередной доклад Римского клуба «Фактор четыре. Затрат – половина, отдача – двойная», авторами которого стали Э. Вайцзеккер, Э. Ловинс и Л. Ловинс. Основным выводом данного исследования стало признание того факта, что современный уровень развития цивилизации позволяет осуществлять качественный рост производства фактически во всех отраслях экономики без использования дополнительных сырьевых и энергетических ресурсов: человечество «может жить в два раза богаче, расходуя лишь половину ресурсов»[26].

Таким образом, формирование представления о том, решение глобальных проблем человечества напрямую связано с научно-технологическим развитием, наряду с пониманием необходимости эффективного использования ограниченных ресурсов привели к появлению большого количества исследований в этой области на национально уровне.

Значительное количество подобных исследований появилось на рубеже тысячелетия, в 1990-е годы. Среди наиболее фундаментальных исследований следует назвать следующие: Дж. Нэсбитт и П. Эбурдин «Мегатенденции. Год 2000», Дж. Л. Петерсон «Путь к 2015 году».

В настоящее время в прогнозно-аналитических центрах за рубежом применяется большое количество моделей мониторинга и прогнозирования научно-технологического развития агропромышленного комплекса.

Прогнозирование научно-технологического развития сельского хозяйства в глобальном масштабе обеспечивают ООН и ФАО. ФАО с 1962 г. составила ряд прогнозов, представляющих собой индикативные планы развития сельского хозяйства в мире на 10 лет. Первый прогноз на 10 лет составлен с 1975 г. по 1985 г.

В ООН с целью прогнозирования научно-технологического развития разработана мировая продовольственная модель BLS (Basiclinkedsystem). Модель создана усилиями профессионалов многих стран под руководством Международного института прикладного системного анализа. Система BLS содержит национальные модели, модели производства, а также региональные. Отдельно взятая модель в укрупненном варианте состоит из трех блоков:
1) блока принятия решений, 2) блока производства, 3) блока внешней торговли.

Инструментарий для проведения мониторинга и прогнозирования научно-технологического развития АПК довольно обширный. Основная часть прогнозов разрабатывается при помощи следующих методов: методы экспертных оценок, экономических индикаторов, модели динамических рядов, эконометрическое моделирование, модель «затраты – выпуск», методы экстраполяции прошлых лет, метод «Дельфи», балансовый метод.

Необходимо подчеркнуть, что методология прогнозирования и планирования АПК в разных государствах испытывает влияние производственно-экономических, организационных особенностей, исторических, культурных и других сложившихся устоев. В таких странах существуют свои экономические модели.

Потребность в техническом прогрессе в сельском хозяйстве для достижения «устойчивой интенсификации» аграрного производства находится на повестке дня национальных правительств и многих международных организаций.

В частности, развитие новых технологий в агропромышленном секторе находится в центре Стратегии социально-экономического развития Европейского Союза “EU-2020”, в которой отмечается, что новые технологии и принятие их фермерами ЕС – ключевые факторы в поддержании европейского сельского хозяйства, важным фактором его конкурентоспособного в глобальном мире[27].. Между тем, несмотря на то, что во всем мире признан значительный потенциал технического прогресса для устойчивости сельского хозяйства, в странах ЕС прослеживается глобальная тенденция к увеличенному регулированию развития новых технологий в сельском хозяйстве. Особенно это касается биотехнологий, которые приводят к созданию генетически модифицированным организмов (ГМО), и связанных с ними опасений по поводу их безопасности, а также попутно возникающих этических и социальных проблем.

Научную координацию и поддержку исследований в сфере научно-технологического развития агропромышленного комплекса в Европейском Союзе осуществляет Объединенный научный центр (JRC), который также занимается мониторингом и прогнозированием развития новых технологий, важных для сельского хозяйства, особенно в области улучшения урожая.

Миссия созданного в 1957 г. Центра, насчитывающего более 3 000 научно-технических экспертов и 7 научных институтов, состоит в том, чтобы предоставить политике ЕС мнение независимого экспертного научного сообщества, предоставляющего на основе научных данных научно-технологическую поддержку принимаемых решений.

Другим важным направлением деятельности Объединенного научного центра является оценка социально-экономических последствий развития биотехнологии для сельского хозяйства ЕС и связанных секторов экономики. JRC также управляет вместе с государствами-членами двумя Бюро, европейским Социоэкономическим Бюро по ГМО (European GMO Socio-Economics Bureau (ESEB), занимающимся определением индикаторов и методологии социально-экономического анализа, а также Европейским Бюро Сосуществования (European Coexistence Bureau (ECoB), составляющим рекомендации для стран-членов ЕС по достижению баланса между генно-модифицированным, традиционным и органическим сельским хозяйством.

Следует отметить, что наряду с регулярными докладами о состоянии развития сельского хозяйства в странах ЕС, Объединенный научный центр публикует специальные доклады, посвященные конкретным проблемам научно-технологического развития АПС появляются по мере возникновения тех или иных проблем в сельском хозяйстве. Так, начатая в 2008 г. на уровне Европейской комиссии дискуссия, касавшаяся обсуждения использования новых методов выведения сортов растений странами-членами ЕС, была продолжена на уровне научного сообщества. Центр JRC рассмотрел современное состояние этих методов, их текущего принятия размножающимся сектором и их перспектив будущей коммерциализации зерновых культур на их основе. Детальному анализу были подвергнуты различные технологии, включая методы “редактирования генома” или направленные методы мутагенеза, а также использование эпигенетики и подавление активности гена. Центр также поддерживает политиков, нанося на карту границы распространения тех или иных технологий, а также разрабатывает регулирующие подходы, касающиеся использования этих технологий.

В настоящее время объектом исследования Объединенного научного центра (JRC) является применение нанотехнологий или наноматериалов в сельском хозяйстве. В частности, это касается создания на их базе улучшенных удобрений и средств защиты сельскохозяйственных культур, включая современное состояние исследований и разработок в этой области, драйверов для возможного их принятия в агропромышленном секторе ЕС и проблемах охраны интеллектуальной собственности.

В государствах-членах Европейского Союза на базе прогноза происходит регулирование на уровне государства национальной и аграрной политики.

Мониторинг и прогнозирование научно-технологического развития АПК в США является одним из важных инструментов регулирования экономики. Выделяя необходимость мониторинга и прогнозирования, американский экономист О. Моргенштерн подчеркнул, что экономическая теория во всех ее проявлениях в итоге предназначена для составления прогнозов. На данный момент серьёзное внимание уделяется обеспечению точного прогнозирования, позволяющего более четко представлять будущие тенденции развития науки и технологий и выносить правильные решения. Поэтому мониторингом и прогнозированием занимаются на разных уровнях: в Министерстве сельского хозяйства США, отдельных университетах и опытных станциях. На современном этапе прогнозирование объединило и широко применяет новейшие результаты экономической теории, экономико-математические методы и электронно-вычислительную технику.

В США в мониторинге и прогнозировании научно-технологического развития задействованы десятки тысяч профессионалов. Разработку прогнозов делают различные государственные подразделения, исследовательские организации, коммерческие прогнозные фирмы, частные промышленные, банковские и крупные торговые организации. Прогнозируются изменения в экономике на мировом уровне, развитие отдельных государств, экономика США в целом и в частности, т.е. её отдельные субъекты. Составляется прогноз по отдельным направлениям научно-технологического развития. Это, например, загрязнение окружающей среды, использование энергоресурсов, подготовка высококвалифицированной рабочей силы и т.д. Очень широк объем сведений о существующих методиках разработки прогнозов. Прогнозирование в США действует как отрасль коммерческой деятельности, здесь существует даже такое понятие, как «прогнозная индустрия». Проводится большое количество научных конференций по научно-технологическому и экономическому прогнозированию. Каждый год организуется Международный симпозиум по прогнозированию, на котором собирается до 2 тыс. участников.

В США существует три уровня проведения прогнозных исследований: прогнозирование в системе государственного регулирования; внутрифирменное прогнозирование; коммерческое прогнозирование. На уровне регулирования в государстве существует два главных типа государственных подразделений: федеральные; региональные (на уровне отдельных штатов) и муниципальные.

Основные макроуровневые разработки прогнозов федерального правительства находятся в ведении трех учреждений: Совете экономических консультантов, Совете управляющих федеральной резервной системы (ФРС), Административно-бюджетном управлении (АБУ).

В агропромышленной политике США широкое применение получило стратегическое планирование. Суть его заключается в выделении основных задач развития агропромышленного комплекса страны, главную роль в осуществлении которых исполняет государство. В стратегическом планировании определяются направления, по которым пойдёт научно-технологическое развитие АПК, регулируются и другие основные задачи – на каких рынках лучше работать, какие современные технологии осваивать, как сохранить социальное единство страны, на какую часть экономики и структуры общества опираться. Оно обеспечивает базу для управленческих решений.

Стратегическое планирование научно-технологического развития в сфере АПК в США включает в себя создание стратегических планов на уровне государства, уровне штатов и учреждений. Создатели стратегического плана отслеживают внешние по отношению к организации аспекты, чтобы выявить предполагаемые риски для организации.

На средства Министерства сельского хозяйства США выполняется прогнозирование развития сельского хозяйства в Европейском Союзе, России и других странах. Данный факт объясняется тем, что США ежегодно наращивают экспорт сельскохозяйственной продукции.

Солидные японские фирмы имеют плановые отделы; составление плана централизовано, планирование происходит сверху вниз. Временной горизонт планирования – пять лет, горизонт прогнозирования – пятнадцать лет[28]. Процесс планирования обычно включает четыре стадии: формулировку предпосылок, уточнение проблем, долгосрочную стратегию, среднесрочные и краткосрочные планы.

Необходимо отметить, что в Японии, как и во Франции, принята система общенационального прогнозирования. Ещё ее называют индикативным планированием.

Специфика общегосударственного прогнозирования и планирования в Японии состоит в применении структуры социально-экономических прогнозов, планов и научно – технологических программ как способа правительственного регулирования рыночной экономики. Задачами прогнозирования и планирования научно-технологического развития занимаются Экономический совет, созданный при правительстве, Управление экономического планирования, Министерство внешней торговли и промышленности (МВТП), Управление по науке и технологии. В Японии создаются прогнозы научно-технологического развития, на основе которых принимаются пятилетние программы, имеющие индикативный характер, как было сказано выше. Они составляются по заказу правительства и имеют важнейшие стратегические цели. Прогноз научно-технологического развития в Японии представляет собой совокупность государственных программ, направляющих и активизирующих звеньев экономики на достижение общегосударственных целей. Прогнозы дают представление о вероятных путях развития национальной экономики и выявляют сложности, с которыми могут встретиться правительство и деловые круги внутри и за пределами государства, обосновывают рекомендации по решению этих проблем. Для составления планов анализируют статистические данные, конкурентоспособность продукции, спрос и предложение. На основании таких сведений делают научный анализ и прогноз по отдельным отраслями экономике страны в общем. Основываясь на рекомендациях, каждая компания вырабатывает свою стратегию.

Известно, что в основе японского бизнеса – планомерность развития. Все действия любой организации в Японии непременно происходят по чёткому плану. Любое действие содержит три этапа: планирование, само действие и контроль. Большое количество учёных утверждает, что японская экономика находится в сети планов, при этом прогноз научно-технологического развития в Японии взаимосвязан и согласован с рынком. Огромное значение придаётся любым разновидностям планов и прогнозов, в частности стратегическим, направленным на достижение серьёзных целей и развитие агропромышленного комплекса на долговременной основе. Долговременное планирование в Японии интенсивно внедрялось с 1950 г. В 1956 г. на основе проведенного мониторинга и анализа перспектив научно-технологического развития здесь приняли первый пятилетний план развития экономики государства.

Правительство, как и представители бизнеса, часто принимают во внимание множество рекомендаций, прогнозов, планов и программ. В случае, если со стороны правительства или предпринимателей появляются возражения по поводу каких-либо пунктов плана, и Управление экономического планирования поддерживает их, оно сразу же производит в документе соответствующие коррективы. Данный вид планирования в Японии называют адаптивным.

Субъекты бизнеса также разрабатывают подробные планы, которые затем определяют их производственную и коммерческую деятельность, а также учитывают задачи нации в целом и государственные финансово-кредитные и налоговые льготы.

Большое значение уделяется квалификации людей, участвующих в мониторинге и прогнозировании. Мониторинг, прогноз и план являются базовыми средствами рационализации деятельности и базовыми документами для контроля за реализацией поставленных целей и задач.

Правительство сосредотачивает свои ресурсы преимущественно на обретении качественно новых знаний и их использовании (на фундаментальных и прикладных разработках) и обеспечивает появление специалистов высокой квалификации.

В Японии представляют интерес определённые рычаги и стимулы, способствующие использованию субъектами бизнеса новых технологий: льготное кредитование, льготное налогообложение, ускоренная амортизация, бюджетное субсидирование, поддержка рискованных инновационных проектов, госзаказ. Льготное кредитование – это первый источник финансовых средств для обновления технологий в Японии. Базовым источником займов для разработки и освоения новой технологии является национальный банк развития. В последнее время увеличилась роль налоговых льгот. По предприятиям, производящим новые товары, они колеблются от 25 до 50 %. Ускоренная амортизация действует в Японии для предприятий, использующих энергосберегающее оборудование или содействующее эффективному использованию ресурсов. Бюджетное субсидирование применяется для стимулирования разработок, проводимых государственными институтами и исследовательскими центрами совместно с частными компаниями.

Правительство предполагает поступательное развитие конкуренции и общую поддержку частных фирм, проникших на мировой рынок. Для малых и средних предприятий в налоговом кодексе предусмотрена особая оговорка, позволяющая им использовать двадцатипроцентное уменьшение дохода, подлежащего налогообложению. На них приходится до 55 % реализованной продукции промышленности, до 60 % – объема оптовой торговли и более 80% – объема розничной торговли. В обрабатывающей промышленности действует 6,5 млн. небольших предприятий, или 99 % от их общего числа. К мелким и средним предприятиям причисляют предприятия с капиталом 660 тыс. долларов и численностью работников до 300 человек; к оптовой торговле – соответственно до 200 тыс. долларов и до 100 работников, к розничной торговле и сфере услуг – 66 тыс. долларов и до 50 работников[29].

Избирательное предоставление правительственных гарантий по долгосрочным банковским займам – один из способов поддержки рискованных инновационных проектов, связанных с использованием прорывных технологий.

В Японии используется государственный заказ. Главным стимулом для его выполнения является заинтересованность и своевременность оплаты за выполненную работу. В рыночной среде государство выступает самым надежным заказчиком.

Государственное планирование в Южной Корее берёт истоки с плана Натана, составленного в 1954 г. при поддержке экспертов ООН. Тем не менее, этот и несколько последующих планов были достаточно несовершенны и не базировались на целостной концепции развития экономики.

В начале 60-х гг. специалистами Американского агентства международного развития разработана долговременная (на 20 лет) программа экономического развития Южной Кореи. Она базировалась на рекомендации МВФ, представитель которого которые считали, что достичь больших темпов роста экономики и увеличить эффективность общественного производства в развивающихся странах можно методом приоритетного развития экспортных отраслей и направленностью на мировой рынок.

В своей концепции программа подразумевала направленность индустриального развития на внешнее усиление связей с рынками основных промышленно развитых стран; внесение экспортного сектора экономики в систему международного разделения труда; приоритетная поддержка конкурентоспособных экономических отраслей; сохранение внутреннего потребления на минимальном уровне; контроль государства над производством.

В условиях многообразия форм собственности на землю, создания механизма формирования полноценного рыночного оборота земли, массового вовлечения земли в сферу товарно-денежных отношений неизбежно возникает необходимость выделения государственных, общественных приоритетов в области земельных отношений, где сталкиваются интересы Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований разного уровня, отдельных собственников земли, землевладельцев, землепользователей, арендаторов земельных участков[30].

К особенностям прогнозирования использования земельных ресурсов РФ относится комплексный характер обоснования. Прогнозные разработки, кроме традиционного экономического обоснования должны быть обоснованы с экологической и социальной позиций. Прогнозы, наряду с экономическими, должны содержать природоохранные мероприятия, способствующие сохранению земельных и других природных ресурсов, окружающей среды в целом: установление и организация водоохранных, защитных, санитарных зон; размещение территорий с особым режимом использования природных ресурсов; размещение и организация зон рекреации, курортных и заповедных территорий и т.д. Кроме того, требуется и социальное обоснование прогнозных разработок. В частности, должны быть предусмотрены территории для занятий спортом и отдыха населения, удовлетворения культурных потребностей, улучшения бытовых условий, решения других социальных проблем. Именно комплексный характер обоснования составляет специфику прогнозирования использования земельных ресурсов, что позволяет использовать прогнозные разработки в смежных сферах.

В качестве наиболее значимых для рационального природопользования эксперты России отмечают технологии геоинформационных систем (ГИС) и дистанционного зондирования, которые дадут возможность в режиме реального времени оценивать и прогнозировать состояние различных видов природных ресурсов (земли и ландшафтов, водных ресурсов, биологических ресурсов морей и океанов и др.), осуществлять средне- и крупномасштабное экологическое картографирование, предлагать методы рационального использования лесов. Не менее важны экологически безопасная разведка, разработка месторождений и добыча природных ресурсов (в частности, на шельфе Мирового океана), а также рекультивация техногенно нарушенных территорий.

В части снижения риска природных и техногенных катастроф важна комплексная система оценки рисков для здоровья населения от загрязнения окружающей среды и систему интегрального мониторинга безопасности и качества сельскохозяйственного сырья, применяемых компонентов (включая генно-модифицированные организмы) и продуктов питания.

Наиболее актуальные направления предотвращения и снижения загрязнения окружающей среды, переработки и утилизации техногенных образований и отходов включают технологии экологически безопасной переработки и утилизации бытовых и промышленных отходов; технологии очистки выбросов промышленных предприятий в атмосферный воздух.

Высоко значение эффективных технологий водопользования (очистки сточных и дренажных вод промышленных производств, населенных пунктов и селитебных зон), восстановления качества загрязненных поверхностных и подземных вод[31].

Таким образом, к особенностям прогнозирования использования земельных ресурсов в современных условиях относятся: отсутствие единой системы прогнозирования использования земель в стране; необходимость согласования процесса прогнозирования с планами и программами социально-экономического развития территорий и отраслей экономики; учет различных функций земли для различного целевого использования; необходимость выделения государственных, общественных приоритетов в процессе прогнозирования; комплексный характер обоснования прогнозов в сфере использования и охраны земельных ресурсов.

Следует отметить, что в современном мире методы дистанционного зондирования Земли (ДЗЗ) широко применяются для решения самых разнообразных задач, в том числе и для оценки состояния почвенного покрова. Мировой опыт показывает, что развитие космических методов оценки природных ресурсов позволяет давать достаточно оперативную, постоянно обновляющуюся, но не в полной мере точную информацию о качестве земельных фондов.

Большинство известных работ, ведущихся в этом направлении, связано со спектрально – отражательной характеристикой растительного и почвенного покровов и вычислением, так называемых вегетационных индексов. В настоящее время существует около 160 вариантов вегетационных индексов. Они подбираются эмпирическим путем, исходя из известных особенностей кривых спектральной отражательной способности растительности и почв.

Наиболее популярный и часто используемый вегетационный индекс – NDVI (Normalized Difference Vegetation Index). Решаемый с помощью вегетационных индексов круг задач весьма широк. NDVI часто используется как один из инструментов при проведении более сложных типов анализа, результатом которых могут являться карты продуктивности лесов и сельскохозяйственных земель, карты ландшафтов и природных зон, почвенные и другие эколого-климатические карты. На основании спутниковых данных создаются мировые и региональные картографические модели почвенного покрова. В основу построения моделей заложен принцип однородности спектральных характеристик фрагментов изображения, которые рассматриваются как индикатор принадлежности участка к определенному виду почв в используемой системе классификации.

Степень сложности зонального строения и структуры почвенного покрова определяют уровень генерализации спектральных характеристик почвенных контуров. Иначе говоря, разнообразие почвенного покрова определяет неоднозначность интерпретации результатов зондирования. Использование полного спектрального профиля исследуемого грунта позволит значительно повысить точность идентификации минерального состава, тем самым повышая эффективность и даже скорость обработки данных. На сегодняшний день уже подтверждена возможность дистанционного определения физико-химических и физико-механических характеристик почв, их видовой принадлежности. Однако диапазоны значений спектральных характеристик почв разных видов перекрываются, что затрудняет их уверенное дешифрирование. Ошибки, возникающие при дешифрировании почв, также могут возникать из-за неоднородности гранулометрического состава почвенного покрова, так как разнообразие локальных условий почвообразования определяет неодинаковые значения спектральных характеристик. Участки поверхности, относимые к одному виду почв, отличаются средними значениями спектральной яркости из-за того, что на самом деле представляют разные сочетания структурных элементов почвенного покрова. Выделение и изучение сравнительно однородных участков площадью в несколько гектаров перспективны и технически осуществимы, но ограничены особенностями естественной и антропогенной динамики почвенного покрова. Естественная динамика отличается несинхронностью сезонных изменений спектральных характеристик почв одного вида в зависимости от локальных условий (геоморфологических, микро- и мезометеорологических). Антропогенная динамика определяется особенностями землепользования, сочетанием севооборотов. Цветовые характеристики позволяют диагностировать генетические горизонты почвы, почвенные типы и подтипы. Многие показатели отражательной способности указывают на содержание гумуса, некоторых соединений железа, карбонатов, сульфатов, хлоридов. Они позволяют оценивать масштабы засоления почв, их загрязнения нефтью, степень повреждения.

Несмотря на такие возможности и перспективы, полной теории отражения света почвами пока не существует. До сих пор остаются неизвестными спектральные кривые отражения для многих почв и почвообразующих пород. Кроме этого, не выявлена конкретная роль почвенных пигментов в формировании отраженного светового потока, не найдены количественные параметры отражения света почвами многих типов, не осуществлен анализ региональных закономерностей изменения показателей отражения, не разработаны принципы составления картограмм спектральной отражательной способности различного содержания и масштаба для их дистанционного мониторинга.

Любое спектральное изображение почвы представляет собой сумму молекулярных спектров элементообразующих ее химический состав. Молекулярные спектры веществ, в отличие от атомарных, представляют собой совокупность полос, что затрудняет уверенное определение их принадлежности к тому или иному химическому элементу. Применение дифференциальных методов получения спектров позволяет получать более точные спектры объектов, что в перспективе даст возможность дистанционно определять химический состав почв. Для того чтобы выявить химический элемент в полном спектре объекта, имеет смысл рассматривать характеристические узкие области, в которых наблюдаются особенности, указывающие на определенные элементы. Для выделения узких областей спектра применяются узкополосные фильтры, которые пропускают излучение только в определенном узком диапазоне длин волн, поглощая при этом более длинные и более короткие волны. Выявление определенных особенностей для каждого химического элемента, даже в ограниченной области узкополосного фильтра, представляется довольно сложной задачей. Поэтому имеет смысл получение определенных маркеров, составленных из отношений особенностей спектров, достоверно указывающих на химический элемент. Таким образом, дальнейшая работа связана с подбором оптимальных диапазонов фильтрации и изучением полученных результатов.

Наряду с космическими технологиями, в настоящее время получают большое распространение использование БПЛА (беспилотных летательных аппаратов) для надежного оперативного мониторинга почв, посевов, отдельных полей и небольших хозяйств. Возможности использования изображений, полученных с помощью беспилотных летательных аппаратов, в значительной степени предопределяются типом съемочной аппаратуры. Миниатюризация съемочной аппаратуры позволяет уже в настоящее время получать изображения, по своим свойствам (спектральное разрешение) сопоставимые со спутниковыми данными[32]. В настоящее время изображения, получаемые с беспилотных летательных аппаратов, используются для того, чтобы визуально удаленно оценить какой-либо объект наблюдений. Но уже появились публикации, в которых обсуждается возможность компьютерного анализа получаемых изображений, в том числе в сельском хозяйстве. Имеется опыт построения на основе данных беспилотных летательных аппаратов и их компьютерного анализа цифровых моделей рельефа поля, проведения оценки и осуществления мониторинга эродированности почв, оперативной оценки состояния посевов сельскохозяйственных культур. Преимуществом данных, получаемых с использованием беспилотных летательных аппаратов, по сравнению со спутниковыми изображениями является возможность подоблачной съемки. Основное ограничение использования данных, получаемых с помощью беспилотных летательных аппаратов, – недостаточная миниатюрность съемочной аппаратуры и невозможность охвата мониторингом больших территорий.

2 СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ДИНАМИКА НАУЧНО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АПК В СФЕРЕ МЕЛИОРАЦИИ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ, ЭФФЕКТИВНОГО И БЕЗОПАСНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УДОБРЕНИЙ И АГРОХИМИКАТОВ

2.1 Проблема деградации почв

Почва является основной составляющей биосферы и выполняет основные функции. Прежде всего, это биотический круговорот веществ.

Роль почвы в истории земной коры отнюдь не соответствует тонкому слою, какой она образует на её поверхности. Но она вполне отвечает той огромной активной энергии, которая собрана в живом веществе почвы[33].

Выдающимися отечественными учёными доказано, что между почвами и населяющими их сообществами живых организмов существует теснейшая связь, каждому типу и виду почв свойственны только им присущие виды сообщества растений, животных и микроорганизмов.

Почва является связующим звеном биологического и геоэкологического круговорота веществ на Земле. Именно на почвах осуществляется двусторонний процесс деструкции и синтеза веществ, образованных в процессе фотосинтеза и последующего возвращения, содержащихся в них химических элементов в состав нового живого вещества в растениях и животных. В этом биологическом круговороте химических элементов в системе почва – растения – животные удерживается основная масса биофильных элементов.

Важнейшей и наиболее широко известной общебиологической и экологической функцией почв является почвенное плодородие или в более широком смысле – биологическая продуктивность почв. Важное значение в последние годы приобретает влияние почвы на здоровье человека. Особенно в условиях антропогенного загрязнения почв.

Общая площадь суши Земли составляет 14900 млн. га, из них пахотные земли занимают 1500000 млн. га или 10%. Уникальность почв как среды обитания проявляется в том, что в них обитает 92% всех известных видов животных и растений. Растительный покров наземных растений в результате фотосинтеза ежегодно накапливает свыше 150 млрд. т органического вещества, за счет которого существует органический мир планеты.

В последние годы нарастает угроза глобального экологического кризиса, повсеместно растут масштабы деградации почв в результате водной и ветровой эрозии, загрязнения почв тяжелыми металлами, добычи полезных ископаемых: различных руд, строительных материалов, нефти, газа, создания полигонов захоронения промышленных и бытовых отходов. Установлено, что разной степени деградации подвержены почти 2 млрд. га (таблица 7). За весь исторический период человечество уже потеряло около 2 млрд. га некогда плодородных почв, превратив их в антропогенные пустыни и неудобные земли, что равно всей суммарной площади современного земледелия[34].

Таблица 7 – Типы и степень деградации

Типы и степень деградации Площадь
Тип деградации млн. га %
Смыв и разрушение водной эрозией 1093,7 55,6
Развеивание и разрушение 543,3 23,0
Химическая деградация (обеднение элементами питания, засоление, загрязнение, закисление) 239,1 12,2
Физическая деградация (переуплотнение, заболачивание, просадки) 83,3 4,2
Всего 1964,4 100,0
Степень деградации:
– слабая 749,0 33,1
– умеренная 910,5 46,4
– сильная 295,7 15,1
– очень сильная 9,3 0,5

Опасность для судеб человечества процесса деградации почв связана с тем, что 77% продовольствия человечество получает в результате выращивания сельскохозяйственных растений и 16% – в результате получения животноводческой продукции, что в итоге составляет более 90% всей продовольственной продукции.

Биологически продуктивные почвы – это невозобновляемый природный ресурс для жизни человека – не менее важный, чем воздух и вода. Экологическое значение почв в биосфере не ограничивается его ролью «поставщика» продовольствия для жизни человека, а также животного мира наземной суши[35].

Площадь земель Российской Федерации, подверженных опустыниванию составляет 190000 км2. Около 10% территории страны входят в область риска, где пока интенсивность антропогенных воздействий не превысила критический уровень устойчивости почв. Распаханность территории составляет 38%, большая часть представлена слабой и умеренной деградации более 50%, а очень сильной – 5%, или в 10 раз больше мировых показателей.

Проблемы и неблагоприятные последствия деградации почв и земель страны неоднократно отмечались органами исполнительной власти, Министерством сельского хозяйства, Министерством природных ресурсов, Госкомземом. В этой связи, учёными был разработан федеральный закон «Об охране почв», где рассматривались вопросы регулирования правовых отношений в области использования и охраны почв, который с 2001 г. находится в Государственной Думе и до сих пор не рассмотрен.

Масштабы деградации российских почв вызывают серьёзную озабоченность. Будучи нарушены, эродированы и истощены, загрязнены и инфицированы, агроугодья и почвы превращаются в ксеноценозы, свалки муниципальных и промышленных отходов. Десятки миллионов гектаров ранее продуктивных пахотных угодий заброшены и переведены в залежи[36].

Анализ этих документов свидетельствует о наибольшей опасности для почв приоритетных поллютантов. К ним относят различные по своей природе и происхождению особо вредные загрязняющие вещества – суперэкотоксиканты (ПХБ, гептил, хлордиоксины и др.), стойкие нефтепродукты – полициклические ароматические пестициды, тяжёлые металлы, токсичные элементы, разнообразные отходы жизнедеятельности, а также приоритетные почвенные биогенты – возбудители корневых гнилей зерновых злаковых культур[37].

Загрязнение почв тяжелыми металлами отмечается практически во всех промышленно развитых регионах страны. Наиболее проблемными элементами по масштабам и объемам выбросов среди поллютантов 1 класса опасности являются свинец, цинк, мышьяк и кадмий, 2 класса – медь, никель и кобальт. Зоны, в которых содержание тяжелых металлов в почвах агроугодий в десятки и сотни раз превышают ПДК, это Кемеровская, Белгородская и Челябинская области, повышенное содержание тяжелых металлов – в Московской, Смоленской, Тульской и Брянской областях[38].

Проблема деградации почв обусловлена нерациональным ведением сельскохозяйственного производства. Несоблюдение технологий возделывания культур, обеспечивающих сохранение почвенного плодородия, нарушение севооборотов в земледелии вызвано, прежде всего, экономическими причинами. Следствием перехода от командно-административной системы управления к рыночной явилось изменение структуры землевладения. В результате нарушились традиционные приёмы сельского хозяйства, наблюдается игнорирование научно обоснованных, апробированных практикой способов земледелия, накопленных агрономических знаний.

Ведение хозяйства как крупными частными агрохолдингами, так и мелкими собственниками не обеспечивают воспроизводства плодородия земель. Извлечение прибыли без учёта экологических факторов и в связи с этим распространение наиболее рентабельных монокультур, имеющих максимальную рыночную цену, приводит к ухудшению почвенного плодородия, связанного с уменьшением гумуса, количества биофильных элементов, повышении кислотности почв, их переуплотнении, ухудшении структуры и гранулометрического состава, засоления и разрушения в результате водной и ветровой эрозии.

Объёмы агрохимических работ в стране находятся на очень низком уровне по сравнению с дореформенным периодом. Они сократились в 10-20 раз[39]. Внесение органических удобрений снизилось на 71,1%, а объёмы внесения минеральных удобрений достигли уровня 1960 г. Однако к показателю периода 1986-1990 гг. они сократились в 3 раза, фосфора было внесено на 96% меньше, площадь гипсования солонцовых почв сократилась на 98%, известкование кислых почв – на 95%.

Характерный пример деградации почв можно привести на примере Центрального Черноземья, где распаханность земель превышает 65% территории. Общая площадь подверженных водной эрозии сельскохозяйственных угодий достигает 3,4 млн. га. Наибольшее распространение эродированные земли получили в Белгородской (41,1%), Курской (24,8%), Воронежской (23,2%) областях. В целом эродированные почвы занимают четвёртую часть пашни и почти три пятых сенокосов и пастбищ. Под оврагами занято 130 тыс. га.

В результате водной эрозии ежегодные потери основного компонента плодородия – гумуса – в Центральном Черноземье составляют в среднем 3,5 т/га. Площадь переуплотненных почв превышает 60% пашни, для 50% земель характерно закисление, почвоутомление и химический токсикоз. Урожай сельскохозяйственных культур при бессменных посевах и закислении снижается у зерновых колосовых на 40-45%, у сахарной свёклы – на 50-60%,
у гороха – на 20-30%.

Наибольшее влияние на почвенный покров оказывает нарушение земель, связанное с механическим разрушением почвенного покрова.
К нарушенным относятся участки земель, на которых в результате хозяйственной деятельности человека уничтожена растительность, разрушен почвенный покров, изменен гидрологический режим и рельеф местности. Так, только добыча полезных ископаемых открытым способом привела к изъятию из землепользования свыше 500 тыс. га. К другим отраслям нарушения следует отнести прокладку трубопроводов, строительство полигонов захоронения муниципальных и промышленных отходов.

Под открытыми разработками железной руды только на территории Курской и Белгородской областей изъято из землепользования свыше 30 тыс. га черноземных и серых лесных почв.

От промышленных предприятий Центрального Черноземья в атмосферный воздух поступает свыше 1 млн. т. различных загрязнителей[40]. За столетний период землепользования в Центральном Черноземье на территории черноземных почв потеряно более 30% гумуса, произошло уменьшение гумусо-аккумулятивного горизонта на 5-10 см[41].

Нарушение почвенного покрова при добыче полезных ископаемых приводят к гибели экосистем и загрязнению почв на расстоянии до 35 км от места их добычи[42]. Восстановление нарушенных земель (рекультивация) для сельскохозяйственного использования значительно отстает от темпов их изъятия.

Однако еще более значительными темпами снижаются площади рекультивированных земель. Если в 1995 и 2000 гг. их площади превышали нарушенные земли на 79% и 25%, соответственно, то в 2008 г. было рекультивировано только 63% нарушенных горнодобывающей промышленностью земель. Большие площади нарушенных земель остаются в сельском хозяйстве (115,9 тыс. га)[43].

Таким образом, исследование состояния сельскохозяйственных земель страны показывает негативную тенденцию, которая может привести к необратимым процессам. Агропроизводство приводит к истощению почвенного плодородия, а добыча полезных ископаемых приводит к полному их нарушению. При ограниченных ресурсах высокопродуктивных земель обостряется потребность и необходимость восстановления качества почв и возврата их в сельскохозяйственное производство.

Для решения обозначенной проблемы сохранения плодородия почв предлагаются следующие направления:

1. Разработка и освоение экологически сбалансированных систем земледелия, в основе которых лежат научно обоснованные севообороты. Система земледелия позволяет управлять вещественно-энергетическими потоками в агроландшафте, обеспечивать экологическую сбалансированность, устойчивое функционирование продуктивности агроэкосистем, соответствующий конкретному ресурсному потенциалу данной территории, охрану почв и всей окружающей среды.

2. Необходимо создание методических и организационных основ проведения агроэкологического мониторинга, составление прогнозов эволюции почв при различных антропогенных воздействиях на почвенный покров. Землепользователям следует обновлять почвенные карты и картограммы содержания в почвах биофильных элементов, гумуса, рН, что позволит вести сельскохозяйственное производство на научной основе, решая вопросы не только обеспечения растений элементами питания, но и оказывать активное положительное влияние на интенсивность почвообразовательного процесса, способствовать устойчивому функционированию агроэкосистем.

3. Воспроизводство плодородия почв не может быть обеспечено отдельными технологическими операциями, в частности рекультивацией и мелиорацией нарушенных и деградированных земель. Необходимо исходить из комплексного эколого-экономического подхода, предусматривающего не только технологические приемы, но и меры экономической поддержки. Необходимо срочное принятие закона «Об охране почв».

4. В сложных условиях становления российской экономики возникла необходимость эффективного и рационального использования почв. Рыночные отношения уже вошли в сферу цивилизованного рынка, чтобы, используя новейшие технологии, добиться максимального сохранения и повышения плодородия почв.

5. Возникла ускоренная необходимость перехода на адаптивно-ландшафтную систему земледелия, направленную на решение проблемы интенсификации земледелия без увеличения экологических угроз, в том числе, за счет оптимального сочетания интенсивного и экстенсивного использования угодий, позволяющих стабилизировать и повышать почвенное плодородие.

6. Назрела необходимость перехода на биологическое земледелие, постепенный отказ от пестицидов в защите растений от вредителей, болезней и сорняков.

Ключевой проблемой в традиционном земледелии является постоянное падение плодородия почвы, что тесно связано с длительностью использования почвы. Причиной этого, прежде всего, является эрозия почвы и потеря органических веществ, связанные с методами традиционного земледелия.

Несмотря на то, что прогресс в генетике и селекции, использование удобрений и средств защиты растений, в целом, завуалировали тот факт, что урожайность неуклонно уменьшается со временем. Существует четкая тенденция связывать уменьшение урожайности с годами использования почвенных ресурсов. ФАО предостерегает, что, если допускать дальнейшие потери почвенных ресурсов, потенциальное выращивание культур на неорошаемых почвах за два десятилетия уменьшится приблизительно на 15% в Африке, примерно на 19% в Юго-Восточной Азии и более чем на 41% в Юго-Западной Азии[44].

Результатом деградации почвы является не только то, что земля должна быть исключена из производственного процесса, но также то, что существует увеличивающаяся необходимость больших вложений и инвестиций для поддержания высокого уровня производительности. Например, в США применяют 50% удобрений только для компенсации потерь плодородия почв, вследствие их деградации. В Зимбабве потеря питательных веществ почвами под влиянием эрозии в три раза выше, чем общее количество применяемых удобрений[45].

Проект GLASOD (Глобальная оценка деградации почвы), включенный в программу сбережения природных ресурсов Организации объединенных наций (UNEP)), чьей целью является определение масштабов деградации почвы во всем мире, различает 4 процесса деградации, вызванных человеком: деградация вследствие водной, ветровой эрозии, химическая и физическая деградация[46]. Согласно данному исследованию, основной причиной деградации почвы является водная эрозия (56%), за которой следует ветровая эрозия (28%). Другими словами, эрозия является на 84% причиной деградации почвы во всем мире[47]. Среди основных факторов, приводящих к деградации вследствие водной эрозии, упоминаются следующие: уничтожение лесов (43%), выбивание пастбищ (29%), плохое управление почвенными ресурсами (24%). Но не упоминается обработка почвы, которая часто является основным фактором, вызывающим деградацию почвы.

Согласно Ольдеману и его коллегам, самыми важными формами химической деградации почвы являются потери питательных и органических веществ в Южной Америке и засоление почв в Азии. Среди основных причин химической деградации почвы называют плохое управление почвенными ресурсами (56%) и уничтожение лесов (28%)[48].

Таким образом, распространение эрозии можно считать самым важным фактором, который вызывает деградацию почвы. Согласно Раису[49], с использованием концепции устойчивости земледелия, первым отрицательным фактором для продуктивности и прибыльности и главным разрушительным фактором окружающей среды является эрозия почвы. Следовательно, устойчивости можно достичь только при условии полного прекращения эрозии почвы.

Подсчитано, что в Европе и США из-за эрозии в год в среднем теряется 17 т почвы на гектар. В Азии и Африке потери почвы достигают 50 т/га/год[50]. Потери почвы в Латинской Америке достигают 20-60 т/га/год. В то же время, средние потери почв в штате Парана (Бразилия), где используют эффективные методы управления почвами, составляют только 15,6 т/га/год. В Европе, находящейся на континенте, где эрозия почвы менее распространена, теряется миллиард тонн почвы ежегодно, в то время как в Азии, наиболее подверженной эрозии, теряется 25 миллиардов почвы в год. В США также ежегодно теряется более чем один миллиард тонн[51].

Таблица 8 – Потери почв в результате эрозии[52],[53]

Континент/страна Потери почвы, т/га/год
Европа и США 17,0
Азия и Африка 40-50
Латинская Америка 20-60
Бразилия (штат Парана) 15,6
Парагвай 21,3

В производственном опыте в Парагвае после выпадения большого количества осадков (186 мм) 9 и 18 июня 1995, потери почвы составили 46545 кг/га при традиционной обработке, по сравнению с потерями лишь 99 кг/га при использовании No-till (оба участка были расположены на почвах с уклоном 8%). То есть потери почвы на обрабатываемых участках оказались в 470 раз больше.

Такие большие потери почвы заставляют задуматься, особенно если сравнить их с ежегодным уровнем восстановления почвы, который составляет не более 250-500 кг/га/год. Ведь когда потери почвы выше, чем уровень естественного возобновления, устойчивое земледелие невозможно.

Степень плодородия почв существенно зависит от содержания органического вещества в почве. Урожайность на высокогумусированных почвах всегда будет больше, чем почвах с низким содержанием гумуса.

Согласно Кэннелу и Хоузу, содержание органических веществ в почве, по всей видимости, является наиболее важной характеристикой, от которой зависит физические, химические и биологические свойства почвы[54].

Таким образом, любая сельскохозяйственная производственная система, в которой постепенно сокращается содержание органической массы в почве, не является подходящей для конкретной местности, и приведет, в конце концов, к деградации почвы.

Механическая обработка почвы приводит к быстрой минерализации органического вещества, накопленного в почве, высвобождая азот, который будет доступен для растений. Это может способствовать в течение нескольких лет увеличению урожайности. Но если почвообработку осуществлять в благоприятных для минерализации органического вещества условиях, ценные запасы нитратов теряются в процессе выщелачивания, и культуры не могут их использовать.

2.2 Оценка эффективности мелиоративных комплексов

Применяя на практике разработанные приемы и способы защиты почв от эрозии и засухи, под руководством ученых в стране созданы прекрасные объекты адаптивно-ландшафтного обустройства территории. Общепризнана работа коллектива ВНИАЛМИ по созданию таких объектов в его опытной сети и других хозяйствах аридных районов страны (Волгоградская, Ростовская, Самарская, Саратовская, Ульяновская области, Алтайский и Ставропольский края)[55].

В черноземной полосе России хорошо известны объекты освоения ландшафтной системы земледелия, обеспеченные научным сопровождением. Это, прежде всего, Каменная Степь Воронежской области, где на площади 15 тыс. га создано 900 га защитных лесных насаждений, 35 прудов и водоемов с общей площадью зеркала 386 га[56], [57].

В ОПХ ВНИИЗиЗПЭ реализуется проект адаптивно-ландшафтной организации территории на площади 4,5 тыс. га[58], [59].

Примером эффективного внедрения комплекса противоэрозионных мероприятий может служить опытное хозяйство Новосильской ЗАГЛОС. Земельная площадь ОПХ составляет 4754 га, лесные насаждения 779 га, в т.ч. 307 га искусственного происхождения. Общая лесистость территории в современных границах 15,1%[60].

В СХА «Дружба» Кантемировского района Воронежской области с 1975 года внедряются разработки современной экологической системы земледелия с использованием ландшафтного потенциала на площади 10 тыс. га[61], [62].

Большой вклад в разработку теоретических основ ландшафтного земледелия внесла академик РАСХН О.Г. Котлярова, под руководством которой проведено широкомасштабное освоение ландшафтных систем земледелия сначала в Грибановском районе Воронежской области, а затем в Красногвардейском районе Белгородской области.

Освоение ландшафтной системы земледелия в Грибановском районе Воронежской области проходило в 1967-1976 гг. На контурную организацию территории переведено 8000 га пашни. В сочетании с прямолинейной организацией на равнинных землях это дало прекрасный эффект: позволило
в 6-8 раз сократить вынос почвы за пределы поля уже в первые годы освоения, на 1-2 ц/га увеличить урожай зерновых культур[63].

Освоение ландшафтных систем земледелия в Красногвардейском районе Белгородской области началось в 1981 году. В целом по району на площади 132 тыс. га (в том числе пашня 92,5 тыс. га) было посажено 8700 га лесных насаждений, в том числе полезащитных и водорегулирующих 1763 га, приовражно-балочных 5520, приречных 157, сплошного облесения 1229 га. За годы освоения системы закреплены вершины действующих оврагов, всего построено 315 валов, создан 121 противоэрозионный пруд, выположено большое количество оврагов, выположено и засеяно многолетними травами более 50 промоин и водотоков. С переходом на травопольную систему под многолетними травами находится до 20% пашни[64].

Многолетние исследования свидетельствуют о высокой эффективности созданных объектов ландшафтного земледелия. В результате происходит улучшение гидротермического режима территории, многократное сокращение поверхностного стока и смыва почвы, подавление дефляционных процессов.

На основе повышения плодородия почв, увеличивается продуктивность сельскохозяйственных культур (в среднем на 25%), повышается рентабельность агроландшафтов в целом, эффективность использования как природных, так и антропогенных ресурсов (на 14-42%). Кроме того, установлено увеличение биологической емкости агроландшафта (в 2,2 раза), расширение видового разнообразия и даже положительное влияние на здоровье человека, по крайней мере, по классу болезней органов дыхания (уровень заболеваемости в районе освоения ландшафтных систем земледелия ниже в 1,5-2,0 раза)[65]. Это обусловлено предотвращением дефляции почвы и снижением в воздухе пылевых взвесей вредных веществ.

За годы реализации программы биологизации земледелия уровень внесения органических удобрений в Белгородской области увеличился с 2,6 т/га в 2010 г. до 7,6 т/га в 2015 г.[66] Это в 5,6 раз больше, чем в среднем по РФ. Достигнутый уровень соответствует научно-обоснованным нормам для поддержания бездефицитного баланса органического вещества в почве для зернопропашных севооборотов. При этом в области обеспечивается жесткий контроль соблюдения технологии внесения органических удобрений и норм охраны окружающей среды. Посевы промежуточных сидеральных культур увеличились с 19 тыс. га в 2011 г. до 252 тыс. га в 2015 г. В перспективе планируется довести величину этого показателя до 350 тыс. га в год. За счет увеличения доли посевной площади под бобовыми культурами до 21,7% за период 2010-2015 гг. размеры накопления симбиотического азота возросли с 10 до 15 кг/га. В течение этого периода было произвестковано 259,4 тыс. га кислых почв. Уровень внесения минеральных удобрений в эти годы составил 87,7-113,9 кг д.в./га, это в 2-3 раз больше, чем в среднем по России (37,6-42,2 кг д.в./га).

В результате при сравнении данных VIII и IX туров агрохимического обследования почв области установлено, что средневзвешенное содержание подвижных форм фосфора и калия в пахотных почвах возросло на 19,0% и 15,7% соответственно[67]. Средневзвешенное содержание подвижных форм серы увеличилось на 11%, марганца – на 12%, цинка – на 4%.

Несмотря на то, что почвы Белгородской области самые эродированные в ЦЧЗ, во многом благодаря реализации программы биологизации земледелия, их продуктивность достаточно высокая. Урожайность основных сельскохозяйственных культур находится на самом высоком уровне в ЦЧЗ. Например, в 2015 году средняя урожайность зерновых и зернобобовых культур в Белгородской области составила 3,97 т/га, в Курской – 3,40, в Липецкой – 3,04, в Воронежской – 3,00, в Тамбовской – 3,20, в России – 2,37 т/га[68]. За анализируемые годы урожайность озимой пшеницы составила 3,5 т/га, кукурузы на зерно – увеличилась в 1,6, сахарной свеклы – в 1,4 раза. В перспективе среднеобластные показатели будут повышаться. Уже сейчас в передовых хозяйствах области средняя урожайность озимой пшеницы составляет не менее 5 т/га, кукурузы на зерно – 10, сахарной свеклы – 50 т/га.

Характерной чертой современного этапа проектирования адаптивно-ландшафтных систем земледелия является использование современных компьютерных (ГИС) технологий и специального программного обеспечения, что позволяет заложить мощную информационную базу для оптимизации принимаемых как стратегических, так и оперативных решений в земледелии, учитывающих реальное состояние факторов и их динамику. Это дает возможность иметь актуальную информацию на всех уровнях хозяйствования: предприятия, района, области, страны, – практически в режиме реального времени отслеживать все изменения, более оперативно на них реагировать, повышая точность и оправданность задач.

Реализация проектов адаптивно-ландшафтных систем змледелия позволит создать надежный фундамент для предотвращения деградации земель, восстановления плодородия почв, повышения эффективности сельскохозяйственного производства, качества жизни людей и, самое главное, обеспечит будущее их потомкам.

По свидетельству К.Н. Кулика (2001) в России уже более 2 тысяч хозяйств в той или иной степени освоивших ЛСЗ, что позволило создать благоприятную и стабильную агроэкологическую обстановку, способствующую повышению продуктивности угодий и улучшению условий жизни и работы населения[69].

Однако в целом по России объемы внедрения противоэрозионных мероприятий еще очень малы. Существует явное противоречие между уровнем развития исследований по охране почв и использованием его достижений на практике.

Важнейшее значение в природоохранном обустройстве агроландшафтов имеют лесомелиоративные мероприятия. Принимая во внимание всю значимость защитного лесоразведения, за всю его историю в России было посажено 5,2 млн. га защитных лесных насаждений[70]. Но для того, чтобы получить максимальный результат от агролесомелиорации необходимо в различных регионах нашей страны решить задачу создания завершенных систем защитных лесонасаждений, тем более что из посаженных осталось около 2,6 млн. га.

По данным Департамента мелиорации министерства сельского хозяйства РФ для достижения существующей потребности страны в защитных лесных насаждениях, которая оценивается в 7 млн. га планируется до 2020 года создать 4,4 млн. га насаждений, в том числе: полезащитных – 1,3 млн. га, противоэрозионных – 2 млн. га, на аридных пастбищах – 0,7 млн. га, на песках и по берегам малых рек и вокруг поселков – по 0,2 млн. га[71].

В России сочетание достаточной теплообеспеченности (сумма температур выше 10 °С – более 2 500 °С) с удовлетворительным увлажнением (коэффициент увлажнения более 0,75) наблюдается только на 1% площади всех земельных угодий[72]. Учитывая, что территорий с сочетанием хорошей обеспеченности теплом и хорошего увлажнения практически нет, одним из основных условий эффективного земледелия является орошение при недостаточном увлажнении. Урожайность сельскохозяйственных культур от орошения повышается в 2-3 раза, а эффективность всех видов удобрений при орошении возрастает в 2-5 и более раз. Совместный эффект от действия орошения и удобрений еще более ощутим.

Широкомасштабное орошение почв в России началось на юге европейской части (Северный Кавказ, Ростовская область, Нижнее Поволжье). С 1970-1975 гг. орошение стало распространяться на север в районы степной и лесостепной зон: Центрально-Черноземные области, Среднее Поволжье. Площадь орошения с 1975 по 1986 гг. увеличилась с 3,6 до 6,1 млн. га, а в период с 1986 по 1995 гг. – уменьшилась до 5,3 млн. га[73].

Значительный резерв для расширения площади высокопродуктивных агроландшафтов имеет осушение переувлажненных земель и проведение работ по их окультуриванию.

Площади орошаемых земель в России составляют в настоящее время 4,3 млн. га против 6,2 млн. га в 1990 г., осушенных соответственно 4,8 и 7,4 млн. га. В современных условиях на мелиорированных землях, занимающих 7,5% площади пашни, производят 65-70% общего производства овощей, почти 20% грубых и сочных кормов, весь рис и значительное количество другой продукции земледелия. Для обеспечения продовольственной безопасности в России необходимо иметь 10 млн. га орошаемых и 8 млн. га осушенных земель[74], [75].

Согласно Федеральной целевой программе «Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения России на 2014-2020 годы» в рамках «Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 19 декабря 2014 г. № 1421) за период с 2014 по 2020 годы»[76] планируется:

– ввод в эксплуатацию мелиорируемых земель за счет реконструкции, технического перевооружения и строительства новых мелиоративных систем, включая мелиоративные системы общего и индивидуального пользования на площади 969 тыс. га;

– защита земель от водной эрозии, затопления и подтопления за счет проведения противопаводковых мероприятий – 616 тыс. га;

– защита и сохранение сельскохозяйственных угодий от ветровой эрозии и опустынивания за счет проведения агролесомелиоративных и фитомелиоративных мероприятий – 1 млн. га;

– вовлечение в оборот выбывших сельскохозяйственных угодий за счет проведения культуртехнических работ сельскохозяйственными товаропроизводителями – 750 тыс. га и др.

Ожидается, что в результате реализации мероприятий программы прирост продукции растениеводства на землях сельскохозяйственного назначения составит 29%.

По информации Минсельхоза, в 2016 году из имеющихся в России 4,66 млн. га орошаемых земель в сельхозпроизводстве использовалось 3,88 млн. га, а фактически на поливе было лишь 1,32 млн. га при объеме водозабора на орошение 7,3 куб. км. Площадь используемых в сельхозпроизводстве мелиорированных земель составляет 6,1% от площади пашни. В рамках действующей федеральной целевой программы по развитию мелиорации на 2014−2020 годы в 2014-м за счет реконструкции, технического перевооружения и строительства новых мелиоративных систем введено в эксплуатацию 96,8 тыс. га мелиорируемых земель, в 2015-м – 89,7 тыс. га, в 2016-м – 90,1 тыс. га (меньше планового значения на 5%). В 2016 году на реализацию программы из федерального бюджета было выделено 7,6 млрд. руб., еще 3,1 млрд. руб. должны были составить средства региональных бюджетов. Однако фактические траты последних оказались почти втрое ниже – менее 1,1 млрд. руб., что, как признал Минсельхоз в Нацдокладе, стало «основной проблемой» при выполнении программы. В результате вместо возмещения до 70% затрат аграриев на мелиоративные мероприятия в 2016 году было фактически компенсировано лишь 28% затрат, признает Минсельхоз, отмечая, что это «снижает инвестиционную привлекательность» их проведения. К 2020 году, в соответствии с целевой программой, в эксплуатацию должно быть введено 595 тыс. га мелиорируемых земель за счет реконструкции, технического перевооружения и строительства, в том числе 126 тыс. га – в 2017 году[77].

2.3 Динамика использования удобрений

Опыт мирового и отечественного земледелия показывает, что высокая и устойчивая продуктивность сельскохозяйственных культур возможна лишь при комплексном учете всех агрохимических факторов, необходимых для нормального роста и развития растений, формирования урожая и его качества, при стабилизации или повышения плодородия почв.

Только при системном подходе в обеспечении потребности сельскохозяйственных культур, с учетом их биологических особенностей, в питательных элементах, воде, воздухе, тепле, создании оптимальных для растений условий, возделывании высокопродуктивных сортов и гибридов, при высоком уровне агротехники возможно обеспечение наиболее благоприятных для растений агрохимических условий, высокой и устойчивой продуктивности земледелия.

Почва является основным средством сельскохозяйственного производства, ценность которой определяется ее плодородием.

Основное место в повышении плодородия почв, урожайности сельскохозяйственных культур и их качества занимают минеральные и органические удобрения. Игнорирование ведущей роли применения минеральных и органических удобрений и других химических средств в земледелии приводит к резкому снижению урожайности и качества продукции растениеводства.

Увеличение объемов применения удобрений в 60-70-х гг. прошлого столетия способствовало повышению урожайности сельскохозяйственных культур и улучшению баланса азота, фосфора и калия. Минеральные и органические удобрения стали основной материальной базой интенсификации земледелия.

Восьмидесятые годы – стали временем новой стратегии применения удобрений. Минеральные удобрения в достигнутых объемах их применения стали антропогенным фактором, нарушающим природные циклы элементов, свойства почвы с неблагоприятными экологическими последствиями. При положительном балансе элементов питания в агроэкосистемах, создаваемом применением удобрений, возникают предпосылки загрязнения окружающей среды.

Однако в начале 1990-х годов в России произошли организационные изменения в агропромышленном комплексе, которые повлекли за собой сокращение посевных площадей и уменьшение объемов применения удобрений. К середине 1990-х годов применение минеральных удобрений в России уменьшилось в 3,1-3,4 раза и было меньше среднемирового в 2 раза[78]. Неблагополучная ситуация с применением минеральных удобрений оставалась в России на протяжении первого десятилетия нового столетия.

Минеральные удобрения применяются преимущественно под культуры, продукция которых пользуется спросом.

В начале 1990-х годов с органическими удобрениями поступало в почву 41,43 и 66% от всего количества азота, фосфора и калия, внесенного с минеральными и органическими удобрениями в целом, то в 2007-2011 гг. – 18,24 и 53% соответственно[79].

Поэтому основным источником восполнения почвенного органического вещества являются только растительные остатки, масса которых недостаточна для восполнения баланса органического вещества. Данные показывают, что кризисное состояние химизации, характерное для земледелия России в 90-е годы не преодолено и в первое десятилетие нового столетия.

Информация о внесении минеральных удобрений в Российской Федерации представлена в таблице 9.

Таблица 9 – Внесение минеральных удобрений в России

Показатели Годы
1990 2000 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Внесение минеральных удобрений, кг/га посева 88 19 36 36 38 39 38 38 40 42 49
В том числе: зерновых и зернобобовых (без кукурузы) 81 20 40 40 41 42 40 40 42 45 51
сахарной свеклы 431 119 274 259 276 268 272 260 255 274 294
льна долгунца 172 73 47 47 50 48 42 38 28 33 42
подсолнечника 85 6 22 25 24 23 26 26 28 25 32
овоще-бахчевых культур 163 84 139 144 179 159 160 173 172 166 195
картофеля 265 155 243 257 263 279 244 268 306 328 326
кормовых культур 78 13 13 14 12 15 14 13 13 14 16
Удельный вес удобренной площади, % 66 27 44 45 42 46 45 46 47 48 53

Данные таблицы 9 показывают, что внесение удобрений с 1990 г. по 2000 г. резко сократилось – с 88 кг д.в. на 1 га посевной площади до 19 кг/га, или в 4,6 раза. Снизилось внесение минеральных удобрений под зерновые и зернобобовые культуры в 4 раза, под сахарную свеклу в – 3,6, под овощные в 1,9, под картофель в 1,7 раза. Удельный вес удобренных площадей снизился с 66% до 27%, или на 39% по сравнению с 1990 г. С 2008 года внесение минеральных удобрений увеличилось до 36 кг/га д.в. под все сельскохозяйственные культуры, что выше по сравнению с 2000 г. в 2 раза. Увеличилось также внесение удобрений в 2008 году под зерновые и зернобобовые культуры, под сахарную свеклу, под овощные культуры и картофель. Внесение минеральных удобрений под лен-долгунец снизилось с 73 кг/га д.в. в 2000 г, до 47 кг/га д.в. в 2008 г. Однако в целом с 2008 года наметилась тенденция увеличения внесения минеральных удобрений. Увеличился на 17% и удельный вес удобренной минеральными удобрениями площади, и составил в 2008году 44%. С 2009 года значительного увеличения внесения норм минеральных удобрений не произошло, и варьировало от 36 кг/га д. в. посева в 2009 году до 42кг/га д. в. в 2015 году. Такая же тенденция наблюдалась при внесении удобрений под зерновые и зернобобовые культуры, под сахарную свеклу, под лен-долгунец, подсолнечник, овощи и бахчевые культуры и под кормовые культуры.

Однако внесение удобрений под картофель значительно увеличилось. Так, если в 2009 году под данную культуру вносили минеральных удобрений 257 кг/га д.в., то в 2015 году – уже 328 кг/га д.в. или в 1,3 раза больше. Удельный вес удобренной площади варьировал от 42% в 2010 году до 48% в 2015 году, т.е. практически оставался на одном уровне. За счет внесения минеральных удобрений происходит компенсация выноса питательных элементов урожаем, а также происходит снабжение растений элементами питания на ранних стадиях их развития.

По объему внесения минеральных удобрений в 2015 г. лидировала Карачаево-Черкесская Республика – 243 кг/га (в 2016 г. – 221). В 2016 г. лидерство перешло к Астраханской области – 310,2 кг/га. Более 100 кг минеральных удобрений в пересчете на 100% питательных веществ на 1 га посевов сельскохозяйственных культур в 2016 г. было внесено в Курской области (139 кг/га), Краснодарском крае (127 кг/га), Липецкой (121 кг/га), Брянской (120 кг/га) областях, Адыгее (108), Калининградской (107 кг/га), Сахалинской (100) и Тульской (101 кг/га) областях. В тоже время в ряде регионов было внесено менее 10 кг/га – Оренбургская область – 1,8 кг/га, Омская (4,5), Челябинская (6,0), Саратовская (8,5), Новосибирская (8,1), Костромская (6,3) области, Республика Бурятия (9,3 кг/га).

В Республике Татарстан внесение минеральных удобрений в среднем за 2001-2005 гг. составило 67,7 кг/га, и в 2011-2012 гг. – 68,0 кг/га, что выше по отношению к средним дозам внесения минеральных удобрений по России почти в 2 раза[80]. В Челябинской области вносят небольшие дозы минеральных удобрений, и в среднем в 2001-2005 гг. было внесено 10,5 кг/га д.в., в 2011 – 8,3, а в 2014 – 4,5 кг/га д.в., что ниже, чем в среднем по России за эти же периоды[81].

При одностороннем использовании только минеральных или только органических удобрений нельзя добиться высокой устойчивой продуктивности земледелия. Роль минеральных удобрений возрастает при ограниченных ресурсах органических удобрений. Острая ситуация остается и с применением органических удобрений. Данные о внесении органических удобрений в России представлены в таблице 10.

В среднем по стране в 1990 г. внесение органических удобрений составило 3,5 т/га посевной площади. Максимальное количество удобрений вносилось под картофель – 34 т/га, под овощные и бахчевые культуры – 13 т/га. За десять лет произошло снижение внесения органических удобрений и в 2000 г. в среднем на один гектар вносили 0,9 тонн, что в 3,9 раз меньше по сравнению с 1990 г. Внесение органических удобрений с 2000 г. до 2015 года составило от 1,0 до 1,3 т/га соответственно.

Таблица 10 – Внесение органических удобрений в России

Показатели Годы
1990 2000 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Внесение органических удобрений, т/га посева 3,5 0,9 1,0 1,0 1,1 1,0 1,1 1,1 1,3 1,3 1,4
в том числе: зерновых и зернобобовых (без кукурузы) 3,3 1,0 0,9 1,0 1,0 1,0 1,0 1,0 1,1 1,2 1,2
сахарной свеклы 5,3 1,8 2,6 2,1 2,2 2,1 2,5 2,2 2,0 2,2 2,5
подсолнечника 0,5 0,1 0,4 0,5 0,5 0,5 0,7 0,6 0,7 0,9 0,9
овоще-бахчевых культур 13 7 3,2 3,2 3,7 3,6 3,1 3,7 2,8 3,6 3,0
картофеля 34 27 11,8 9,0 9,1 8,3 6,9 5,4 5,4 6,1 6,1
кормовых культур 2,8 0,7 0,9 1,0 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6
Удельный вес удобренной площади, % 7,4 2,2 6,2 7,0 7,5 7,3 7,6 7,5 8,2 8,4 9,3

Такая же тенденция наблюдается и по регионам России. В Республике Татарстан также снизилось внесение органических удобрений. Если в 1986-1995 гг. внесение органических удобрений составляло в среднем 5,3 т/га, то уже в 1996-2009 гг. – 2,1 т/га, а в 2011-2012 гг. всего лишь 1,3т/га[82]. В Костромской области наблюдается тенденция снижения применения органических удобрений с 3,7 т/га в 1961-1970 гг. до 1,1 т/га в 2006-2010 гг. В Челябинской области, внесение органических удобрений составило за последние десять лет всего лишь 0,2-0,15 т/га[83].

Следовательно, внесение органических удобрений за последние годы в среднем по стране не увеличивалось. За последние двадцать лет объемы применения органических удобрений уменьшились более чем в 3 раза. Недостаточное поступление органических удобрений не только усугубляет дефицит питательных элементов в почве, но и не восполняет потери органического вещества, что ведет к ухудшению физико-химических и биологических свойств почвы.

В 2016 г. больше всего внесено органических удобрений в Мурманской – 13,1 т/га (в 2015 г. – 15,1 т/га), Ленинградской – 9,1 т/га (в 2015 – 9,0), Белгородской – 7,2 (в 2015 г. – 7,6) областях и в Республике Карелия – 5,6 (в 2015 г. – 4,9). В тоже время в ряде регионов объем внесения органических удобрений не превышает 0,2 т/га (Амурская, Оренбургская, Саратовская, Курганская, Ростовская области и Республика Дагестан).

Анализ применения удобрений в ЦЧО за 2005-2014 годы показывает, что с 2005 года внесение минеральных удобрений во всех регионах ЦЧО увеличивалось. Минимальное количество удобрений вносили в Тамбовской области и в 2005 году, внесение удобрений составило 25,9 кг/га, что на 1,2 кг/га больше, чем в среднем по России в этом же году. В Воронежской области в 2005 году также вносили невысокие дозы удобрений, и количество их составило в среднем по области 32,2 кг/га (таблица 11).

Таблица 11 – Динамика применения удобрений в ЦЧО и в России[84]

Область Годы
2005 2006 2007 2008 2009 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016
Внесение минеральных удобрений, кг д.в./га посевной площади
Белгородская 69,4 84,6 91,3 102,6 98,1 113,9 98,0 97,1 92,7 87,7 77,0 70,0
Воронежская 32,2 36,7 52,9 69,3 64,2 75,1 67,0 61,4 64,0 67,1 47,8 41,0
Курская 46,2 68,1 88,8 97,7 100,1 102,3 98,0 99,4 93,6 105,1 99,0 86,2
Липецкая 79,6 98,6 94,4 104,3 87,6 95,4 102,5 116,6 93,7 99,5 100,0 78,5
Тамбовская 25,9 32,0 43,8 49,3 50,7 68 64,1 68,0 70,0 70,8 44,2 47,9
Российская Федерация 24,7 27,3 32,4 35,8 35,9 38 39,0 38,0 37,6 40,0 33,5 49,0
Внесение органических удобрений, т/га посевной площади
Белгородская 0,9 0,9 1,2 1,5 1,4 2,6 3,0 4,5 5,7 8,3 н.д. н.д.
Воронежская 1,4 1,1 1,4 1,5 2,0 2,1 1,7 2,5 2,4 2,6 н.д. н.д.
Курская 0,5 0,5 0,4 0,5 0,3 0,3 0,4 0,3 0,3 0,5 н.д. н.д.
Липецкая 1,4 1,8 2,1 2,8 2,7 2,9 2,1 3,0 2,3 2,6 н.д. н.д.
Тамбовская 0,7 0,5 0,3 0,2 0,2 0,2 0,2 0,2 0,2 0,3 н.д. н.д.
Российская Федерация 0,9 0,9 0,9 1,0 1,0 1,1 1,1 1,1 1,1 1,3 0,8 1,4

В Курской, Белгородской и Липецкой областях внесение минеральных удобрений составило в 2005 году 46,2; 69,4 и 79,6 кг/га соответственно, что на 21,5; 44,7 и 54,9 кг/га выше, чем в среднем по России.

Ежегодно внесение минеральных удобрений по России увеличивалось и в 2014 году составило 40,0 кг/га, что на 15,3 кг/га или на 62% больше по отношению к 2005 году. Такая же тенденция наблюдается и в регионах ЦЧО. В Белгородской области внесение удобрений составило в 2014 году 87,7 кг/га или на 26% больше по сравнению с 2005 годом, в Воронежской области внесение удобрений за этот период увеличилось в 2 раза и составило 67,1 кг/га, в Курской – в 2,27 раза, в Липецкой – в 1,25 раза и в Тамбовской – в 2,7 раза. Следовательно, с 2005 года по 2014 год максимальный рост внесения минеральных удобрений наблюдался в Воронежской, Курской и Тамбовской областях.

Ежегодно внесение минеральных удобрений по России увеличивалось и в 2014 году составило 40,0 кг/га, что на 15,3 кг/га или на 62% больше по отношению к 2005 году. Такая же тенденция наблюдается и в регионах ЦЧО. В Белгородской области внесение удобрений составило в 2014 году 87,7 кг/га или на 26% больше по сравнению с 2005 годом, в Воронежской области внесение удобрений за этот период увеличилось в 2 раза и составило 67,1 кг/га, в Курской – в 2,27 раза, в Липецкой – в 1,25 раза и в Тамбовской – в 2,7 раза. Следовательно, с 2005 года по 2014 год максимальный рост внесения минеральных удобрений наблюдался в Воронежской, Курской и Тамбовской областях.

Динамика внесения органических удобрений во всех областях ЦЧЗ была похожей. С середины 1960-х до конца 1980-х гг. дозы внесения органических удобрений увеличивались. Максимальный уровень использования органических удобрений составлял: в Белгородской области – 5,8, в Липецкой – 5,4, в Курской – 5,0, в Тамбовской – 4,1, в Воронежской – 3,8 т/га посевной площади[85]. С начала 1990-х годов наметилась тенденция снижения доз органических удобрений. В 2009 г. в Курской и Тамбовской областях вносили минимальное количество органических удобрений: 0,3 и 0,2 т/га соответственно. В Белгородской, Воронежской и Липецкой областях минимальный уровень использования органических удобрений, составляющий 0,7-0,9 т/га, за последние 3-5 лет существенно превзойден (до 1,4, 1,8 и 2,7 т/га соответственно[86].

Урожайность сельскохозяйственных культур является комплексным показателем, характеризующим эффективное плодородие на конкретное время, а динамика уровня урожайности указывает на направленность деятельности человека.

Большую роль в повышении урожайности сельскохозяйственных культур оказывает внесение органических и минеральных удобрений.

Урожай сельскохозяйственных культур в России на протяжении двадцатилетнего периода формировался за счет естественного плодородия почвы, созданных удобренностью предшествующими годами.

Данные об урожайности сельскохозяйственных культур в России представлены в таблице 12.

Таблица 12 – Урожайность сельскохозяйственных культур в России, ц/га

Наименование сельскохозяйственных культур Годы
2000 2010 2011 2012 2013 2014 2015 2016 2017 2018
Зерновые и зернобобовые культуры 15,6 18,3 22,4 18,3 22,0 24,1 23,7 26,2 29,2 25,4
пшеница озимая 22,3 24,9 29,9 23,1 29,9 35,1 32,0 36,2 40,2 35,1
кукуруза на зерно 21,2 30,0 43,4 42,4 50,1 43,6 49,3 55,1 49,0 48,1
ячмень яровой 15,5 14,8 21,0 17,9 18,1 21,8 20,0 20,8 25,2 20,5
просо 8,2 7,8 13,9 9,9 11,8 12,3 12,9 15,4 13,4 11,6
зернобобовые 14,2 13,9 16,7 12,9 12,1 14,6 15,9 17,5 20,1 13,0
лен-долгунец (волокно) 5,5 8,2 9,0 9,2 8,5 9,0 9,1 9,4 9,2 8,7
сахарная свекла 188,0 241,0 392,0 409,0 442,0 370,0 388,0 470,4 442,1 381,0
подсолнечник 9,0 9,6 13,4 13,0 15,5 14,0 14,2 15,1 14,5 16,0
соя 10,1 11,8 14,8 13,1 13,6 13,6 13,0 14,8 14,1 14,7
лен-кудряш 7,1 8,6 10,4 6,9 7,8 9,3 9,8 9,7 10,9 8,5
картофель 105,0 100,0 148,0 134,0 145,0 150,0 159,0 153,0 156,4 170,0
овощи 143,0 180,0 208,0 211,0 214,0 218,0 225,0 226,6 235,9 243,0
бахчевые культуры 52,3 97,8 98,3 116,2 105,2 103,9 104,2 118,6 127,1 147,3
сено многолетних трав 15,3 13,9 17,3 14,8 16,4 16,3 16,7 23,8 22,7 17,2
сено однолетних трав 15,7 13,6 17,7 16,0 16,7 16,8 16,8 20,2 19,6 18,1

Низкая урожайность сельскохозяйственных культур получена в 2000 г. и в среднем за 2001-2005 гг. В этот период произошло резкое снижение внесения минеральных и органических удобрений. Урожайность зерновых и зернобобовых в 2000 г. составила 15,6 ц/га, сахарной свеклы – 188 ц/га, овощи – 143 ц/га, при снижении внесения минеральных и органических удобрений в 4, 3,6, и в 2 раза соответственно. Повешение доз внесения удобрений, повышало урожайность сельскохозяйственных культур.

В 2018 году урожайность зерновых и зернобобовых культур составила 25,4 ц/га, озимой пшеницы – 35,1 ц/га, сахарной свеклы 381 ц/га, овощей – 243 ц/га, что больше чем в 2000 году на 9,8, 12,8, 193 и 100 ц/га соответственно. Это связано, прежде всего, с увеличением доз внесения минеральных удобрений. При увеличении внесения минеральных удобрений под зерновые культуры в 2,2 раза, под сахарную свеклу в 2,3 раза, под овощные культуры в 2 раза, урожайность зерновых, сахарной свеклы и овощей увеличилась в 2018 году по сравнению с 2000 г. в 1,5, 2,0 и в 1,5 раза соответственно.

Следовательно, повышение уровня минерального питания сельскохозяйственных культур увеличивало их урожайность.

Одним из основных показателей является баланс питательных веществ в земледелии.

Задача агрохимии состоит в том, чтобы оценить направленность круговорота питательных веществ и степень интенсивности воздействия на почву по балансу их в агроценозе. Это позволяет оптимизировать уровень минерального питания сельскохозяйственных культур путем применения научно – обоснованной системы удобрений отдельных культур в севообороте. Создание необходимых условий для рационального круговорота питательных веществ в земледелии, их положительный баланс, является основной задачей агрохимии.

Посевные площади России в последнюю декаду двадцатого века ежегодно недополучали 15-20 кг азота, 3-7 кг фосфора и 30-35 кг калия[87]. По данным В.Н. Кудеярова и В.М. Семенова (2014) усиливается дефицит азота, фосфора и калия в земледелии[88].

При существующей урожайности сельскохозяйственных культур вынос питательных элементов компенсируется минеральными удобрениями на 7-28%, с учетом органических удобрений – на 14-34%.

Данные состояния баланса питательных веществ в земледелии представлены в таблице 13. Данные таблицы показывают, что ежегодный отрицательный баланс по азоту составляет от 34 до 50 кг/га, фосфора от 9 до 16 и калия от 38 до 64 кг/га.

В течение 2007-2011 гг. отрицательный баланс азота, фосфора и калия в почвах на посевах сельскохозяйственных культур увеличился по сравнению с 1992-1996 гг. в 1,5, 1,8, и 1,7 раза соответственно. Следовательно, в целом по стране в земледелии сложился отрицательный баланс питательных веществ, который в 2011 году составил 6,26 млн. т. д.в. или 84 кг/га посевной площади. Такая же тенденция наблюдается и в других регионах[89].

Если учесть фактическое использование питательных веществ из удобрений на формирование урожая, то реальный дефицит питательных элементов в земледелии России является более значительным.

Таблица 13 – Состояние баланса азота, фосфора и калия в земледелии России[90]

Годы Вынос с урожаем культур, млн. т Компенсация минеральными удобрениями Компенсация минеральными и органическими удобрениями Общий дефицит, млн. т Дефицит в год, кг/га посевной площади
%
Азот (N)
1992-1996 29,3 26,0 43,0 16,6 34,0
Годы Вынос с урожаем культур, млн. т Компенсация минеральными удобрениями Компенсация минеральными и органическими удобрениями Общий дефицит, млн. т Дефицит в год, кг/га посевной площади
%
1997-2001 20,6 23,0 32,0 14,0 36,0
2002-2006 21,0 20,0 26,0 15,5 49,0
Годы Вынос с урожаем культур, млн. т Компенсация минеральными удобрениями Компенсация минеральными и органическими удобрениями Общий дефицит, млн. т Дефицит в год, кг/га посевной площади
%
2007-2011 21,6 28,0 34,0 14,3 50,0
Фосфор (Р2О5)
1992-1996 10,2 34,0 59,0 4,2 9,0
1997-2001 7,1 20,0 32,0 4,8 12,0
2002-2006 7,2 23,0 33,0 4,9 15,0
2007-2011 7,4 28,0 37,0 4,6 16,0
Калий (К2О)
1992-1996 38,2 11,0 33,0 18,8 38,0
1997-2001 19,6 5,0 16,0 16,5 42,0
2002-2006 20,5 8,0 16,0 17,2 54,0
2007-2011 21,3 7,0 14,0 18,3 64,0

Недостаточная обеспеченность растений питательными элементами при уменьшении объемов применения минеральных удобрений лимитирует урожайность сельскохозяйственных культур, снижает их устойчивость к неблагоприятным условиям окружающей среды, а это усиливает вариабельность величины урожайности по годам.

Большая часть урожая сельскохозяйственных культур в современном земледелии формируется за счет мобилизации почвенного плодородия при недостаточной компенсации выносимых с урожаем питательных веществ. Отрицательный баланс питательных веществ в почве оказывает большое влияние и на содержание подвижных форм питательных веществ в почве.

Результаты мониторинга плодородия почв, проводимых агрохимической службой, показывают уменьшение содержания в почве органического вещества и основных питательных элементов, что отрицательно сказывается на продуктивности сельскохозяйственного производства. В настоящее время 31% пахотных земель имеют повышенную кислотность, 52% низкое содержание гумуса, 22% площадей почв относятся к группе с низким и очень низким содержанием фосфора и 9% – с низким и очень низким содержанием калия. В ЦЧО распределение пахотных почв по степени обеспеченности органическим веществом составляет: 15% от обследованной площади относится к группе меньше минимального содержания, 35,23% – к слабогумусированным и средневзвешенное содержание органического вещества по региону составило на 01.01.2014 г. – 5,5%,[91].

Следовательно, в первую очередь в России необходимо восстановить научно – обоснованное применение доз минеральных удобрений наряду с использованием комплекса технологий, обеспечивающих рост урожайности и качества сельскохозяйственной продукции.

2.4 Динамика использования агрохимикатов

В сельском хозяйстве увеличение среднегодового объёма валовой продукции возможно, главным образом, за счёт интенсивных факторов развития, внедрение новейших технологий развития, внедрение новейших достижений науки, техники и передовой практики, эффективного использования созданного производственного потенциала.

Решение продовольственной проблемы в значительной степени зависит от хорошо организованной защиты растений. В настоящее время в мировом земледелии предотвращаются потери от вредителей, болезней и сорняков. В нашей стране потери достигают 20-25% от фактического производства сельскохозяйственной продукции, т.е. каждый пятый гектар земли не даёт потенциально возможной продукции.

Следует отметить, что роль защиты растений возрастает по мере интенсификации земледелия, применения всё больших доз удобрений, особенно азотных, внедрение в производство интенсивных сортов, концентрации и специализации производства.

Научными учреждениями нашей страны в середине 80-х годов прошлого века были разработаны основные положения этой системы. В настоящее время в связи с переходом земледелия на ресурсосберегающие технологии, обработки почвы с внедрением в производство новых интенсивных сортов и гибридов, с изменением климата изменяется фитосанитарная обстановка в агрофитоценозах, следовательно, изменяется и совершенствуется система интегрированной защиты растений, возрастает роль химических средств.

При экстенсивных технологиях возделывания сельскохозяйственных культур активно применять химические средства защиты растений не имеет смысла. При уровне урожайности, который обеспечивают эти технологии, прибавка от средств защиты растений зачастую не окупается. Возрастание уровня интенсивности технологии приводит к увеличению доли химических средств защиты растений.

Однако вопрос объемов применения химических средств защиты растений должен быть согласован с результатами исследования фитосанитарного состояния агроэкосистем[92]. При этом должны строго контролироваться вопросы безопасного оборота пестицидов в стране на всех уровнях производства и реализации[93].

Анализ применения пестицидов в аграрном секторе свидетельствует о том, что в период начала реформирования экономики Российской Федерации произошел резкий спад применения химических средств защиты растений (таблица 14).

Так, если в 1990-1992 гг. гербицидов применяли 60,3 тыс. т, то в 1998 году их применение упало до 21,1 тыс. т. Применение фунгицидов сократилось за этот период в 3,7 раза. Резко упало применение инсектицидов с 20,6 до 2,4 тыс. т. В дальнейшем уменьшение объемов использования пестицидов прекратилось, и начался период роста их применения.

В 2014 году в России было применено 55,76 тыс. т пестицидов. На первом месте по объемам применения гербициды – 32 тыс. т или 57,4 % от общего объема пестицидов. В число наиболее расходуемых препаратов вошли Торнадо 500 (объем применения 1,31 тыс. т), Балерина (1,17 тыс. т), Ураган Форте (1,03 тыс. т), Торнадо (0,83 тыс. т), Спрут Экстра (0,74 тыс. т).

Таблица 14 – Поставки и применение пестицидов в Российской Федерации в 1990-2008 гг. [94]

Группа препаратов 1990-1992 гг.,

в среднем за год

1998 г. 2008 г.
Поставки и применение, тыс. т
Инсектициды

Фунгициды

Гербициды

Протравители

Прочие

Всего
Биологические средства

20,6

27,2

60,3

9,7

1,6

2,4

7,3

21,1

6,4

0,4

4,11

6,46

26,41

4,61

1,4

43,29

0,85

Объем работ, млн. га
Инсектициды

Фунгициды

Гербициды

Прочие

Всего
Биологические средства

11,83

8,7

19,27

5,13

8,1

2,4

15,7

1,2

14,2

9,8

35,1

60

0,9

Объемы применения пестицидов в 2012-2014 гг. приведены
в таблице 15.

Таблица 15 – Объемы применения пестицидов в Российской Федерации в 2012-2014 гг. (тыс. тонн)[95]

Группа препаратов 2012 г. 2013 г. 2014 г.
Гербициды 31,3 31,1 32,0
Фунгициды 7,3 8,4 9,0
Инсектициды 5,8 5,5 5,3
Десиканты 3,7 3,0 2,9
Протравители 4,8 4,9 5,2

На втором месте по объемам применения фунгициды (9 тыс. т или 16,2 % от общего объема). Наиболее часто применяемыми были Альто Супер (0,73 тыс. т), Фалькон (0,72 тыс. т), Колосаль Про (0,5 тыс. т), Рекс Дуо (0,39 тыс. т), Рекс С (0,33 тыс. т).

Инсектицидов применили 5,3 тыс. т. Наиболее распространенные: Препарат 30 Плюс (0,54 тыс. т), БИ-58 Новый (0,36 тыс. т), Карате Зеон (0,34 тыс. т), Рогор-С (0,26 тыс. т)1.

Количественный рост применения препаратов наблюдается по гербицидам, фунгицидам и протравителям. По инсектицидам и десикантам прослеживается некоторое уменьшение применения. Наблюдаются качественные изменения применяемых препаратов: увеличилось количество препаратов с многокомпонентным составом действующего вещества, больше применяют препаратов с низкой нормой расхода, снижается применение глифосатов.

Доза внесения пестицидов за последние годы практически не менялась, если не считать некоторого снижения (на 16%) в 2014 г. (таблица 16).

Если посмотреть в разрезе субъектов Российской Федерации, то по данным Минсельхоза России самой «чистой» с точки зрения доз внесения пестицидов в 2016 г., как и в 2015 г., была Республика Тыва (внесено всего 0,02 кг/га инсектицидов, 0,01 кг/га фунгицидов и 1,2 кг/га гербицидов). На вторую позицию переместились Республика Бурятия – в 2016 г. внесено 0,2 кг/га инсектицидов и 0,76 кг/га гербицидов (фунгицидов в 2016 г. вообще не применяли). Если в 2015 г. в Республике Алтай было внесено всего 0,9 кг/га гербицидов, то в 2016 г. – 3,0 кг/га, но внесение инсектицидов уменьшилось в 2 раза.

Таблица 16 – Объем внесения пестицидов в открытом грунте, кг/га посева[96]

Группа пестицидов Годы
2011 2012 2013 2014 2015 2016
Инсектициды 0,4 0,4 0,5 0,4 0,5 0,5
Фунгициды 1,4 1,4 1,5 1,2 1,4 1,3
Гербициды 0,9 1,0 0,9 0,9 0,9 1,1

Однако всего за 3 года увеличилась на 3,1% площадь сельхозугодий, обработанных пестицидами – с 79553 тыс. га (36,1% в общей площади сельскохозяйственных угодий) в 2014 году до 87020 тыс. га (39,2 %) в 2016 году.

Биологическая эффективность применяемых фунгицидов в среднем по Российской Федерации – 85 %. Наилучшие показатели отмечались в Южном (от 50 до 100%), Приволжском (от 50 до 100%) и Уральском (от 67 до 100%) федеральных округах. Эффективность около 100% проявили препараты Кардон на пшенице против мучнистой росы и гельминтоспориоза, Инфинито – на картофеле против фитофтороза, Рекс С – против болезней на зерновых колосовых культурах.

Инсектициды в среднем по России были эффективны на 88%. В Центральном федеральном округе (от 41 до 100%), в Южном – от 60 до 100%.

Наиболее эффективные препараты (эффективность около 100%) Карате Зеон на пастбищах против лугового мотылька, Брейк – на горохе против гороховой зерновки, Фатрин – на озимой пшенице против клопа вредной черепашки.

Эффективность гербицидов составила 86%. Максимальная эффективность отмечалась в Южном федеральном округе от 51 до 99,8 %. Наиболее эффективен препарат Евро-Лайтнинг на подсолнечнике.

Эффективность протравителей 86% (в среднем по России). Наибольшая отмечалась в Центральном федеральном округе – от 70 до 100%. Высокую эффективность показал Престиж на картофеле против колорадского жука и проволочника.

Эффективность родентицидов в среднем 82%, наивысшая – в Северо-Западном федеральном округе. Препарат Клерат показал эффективность 89% против мышевидных грызунов в теплицах.

Биологическая эффективность десикантов составила в среднем 92%, лучшие результаты получены в Северо-Кавказском федеральном округе. Препарат Раунд на льне-долгунце показал эффективность 100%.

79% составила эффективность регуляторов роста, максимальная в Южном федеральном округе – от 91 до 98%. Лучшие результаты показали препараты Моддус на озимой пшенице, Агат-25К – на картофеле [97].

При использовании химических средств защиты растений важное значение имеет анализ их экономической эффективности. Для оценки общей экономической эффективности мероприятий учитывают затраты на использование химических средств защиты растений на основных сельскохозяйственных культурах и стоимость сохраняемого урожая. В 2014 году наиболее дорогостоящей была защита картофеля (10,7 тыс. руб./га), плодовых (8,9 тыс. руб./га) и овощных культур (8,1 тыс. руб./га).

При возделывании сахарной свеклы общие затраты на защиту растений составили 6,3 тыс. руб./га, из них 4,6 тыс. руб./га потребовалось на защиту посевов от сорняков.

На зерновых культурах затраты на защиту растений составили 2,7-5,4 тыс. руб./га, максимальные показатели отмечались в субъектах Южного федерального округа. Полученные прибавки урожая, как правило, окупали затраты на применение средств защиты растений. Рентабельность применения составляла 25-200%[98]. В связи со сложной геополитической ситуацией (экономические санкции против России, повышение курсов иностранных валют и т.д.), начиная с 2015 года наблюдается значительное подорожание средств защиты растений. В первом квартале 2015 года пестициды подорожали в среднем на 36-104%. На 104% подорожали инсектициды, на 56% – протравители, на 46% – гербициды. Это привело к увеличению затрат на применение средств защиты растений и отразилось на стоимости собранного урожая. Для уменьшения зависимости рынка пестицидов от импортных препаратов необходимо развивать отечественное производство.

В настоящее время крупнейшим отечественным производителем химических средств защиты растений является компания «Август». На ее долю приходится около 17% объема применения препаратов в России[99] .

В настоящее время существуют возможности более полной реализации потенциала уже при достигнутом уровне развития производства пестицидов отечественными предприятиями на существующих производственных площадях (таблица 17).

Таблица 17 – Производственный потенциал пестицидов в системе Российского Союза производителей химических средств защиты растений (ХСЗР), тыс. т [100]

Производители Препаративные формы
Водные растворы, ВР Концентраты эмульсии, КЭ Суспензионные концентраты, СК
ЗАО Фирма «Август»

ООО «Агрорус и Ко»

ООО «Кирово-Чепецкая химическая компания»

ЗАО «ФМРус»

ЗАО «Щелково Агрохим»

ООО «Алсико-Агропром»

Итого – 91850 тыс. т., в том числе

24000

500

7300

2000

4000

7700

45500

18000

1250

5800

2000

4500

2400

33950

7000

250

1800

1200

1000

1150

12400

В настоящее время производственные мощности по группам препаратов Российского Союза производителей ХСЗР способны обеспечить производство 92 тыс. т следующих препаративных форм: водных растворов – 49,5, концентратов эмульсий – 37,0 и суспензионных концентратов – 13,5%1.

Перспективы развития производства, рынка и интенсивности использования пестицидов связаны с повышением уровня культуры земледелия, с развитием основных его звеньев (севооборотов, чередования культур, обработки почвы, сортового состава и семеноводства, мелиорации, систем механизации и технологий, экономики и организации). Однако их эффективность, определяемая сложившимся неблагоприятным уровнем фитосанитарного состояния агроэкосистем, потенциальной опасностью рисков потерь урожая от вредных организмов, повышает требования к научно обоснованным программам использования химической защиты растений в настоящее время и в перспективе.

2.5 Эффективность приемов биологизации систем земледелия

Значительно расширяя возможности управления почвенным плодородием и продуктивностью возделываемых культур, в том числе за счет оптимизации их минерального питания, интенсификация земледелия сегодня является пока безальтернативным путем развития растениеводства. Поэтому для современного сельского хозяйства является характерным повышение роли удобрений. Удобрения обеспечивают растения макро- и микроэлементами, направленно регулируют обмен органических и минеральных соединений, что позволяет реализовать потенциальную продуктивность растений по количеству и качеству урожая. Между применением удобрений и урожайностью сельскохозяйственных культур и валовыми сборами продукции растениеводства существует прямая связь, именно удобрения являются важнейшим средством интенсификации земледелия и позволяют эффективно использовать сельскохозяйственные земли[101],[102],[103].

Удобрениями обеспечивается более половины прибавки продукции растениеводства. В этих условиях исключительно важное значение приобретает более глубокое изучение влияния внесения органических удобрений в сочетании с минеральными на продуктивность культур и качество урожая. Значимость таких исследований высока в Центрально-Черноземной зоне России, где сельскохозяйственное использование земель в настоящее время, чаще всего, приводит к ухудшению плодородия почвы, снижению уровня органического вещества и загрязнению прилежащих биоценозов[104]. Эти процессы только усиливаются при дефиците энергетических и материальных ресурсов в сельском хозяйстве[105],[106]. Существуют различные пути, позволяющие решать эти проблемы. В их числе – повышение доли органических удобрений растительного происхождения, а также более эффективное использование минеральных макроудобрений.

В странах Евросоюза и США снижаются объемы применения средств химизации на протяжении уже ряда лет. Там достаточно четко понимают необходимость подобных мер, и всячески стимулируют переход на биологизированное земледелие[107]. В соответствии с этими тенденциями, в существующих системах земледелия России особую актуальность приобретает определение оптимальных доз минеральных удобрений, которое решает вопросы экологии, энергосбережения, повышения урожайности и качества получаемой сельскохозяйственной продукции[108],[109],[110]. Биологизированное земледелие, совершенствование системы удобрений в рамках этого подхода являются основным перспективным путем долгосрочного развития сельского хозяйства. Согласно уже проведенным исследованиям, биологизация земледелия улучшает микробиологические, физические свойства почвы, тем самым повышая ее плодородие[111].

Кроме того, используемые для защиты растений агрохимикаты также несут определенные угрозы окружающей среде, а через нее и здоровью людей[112]. Кроме того, вопрос о разумном применении пестицидов имеет и экономическую составляющую. Недостаточные меры борьбы с вредными организмами, в частности, сорняками, ведут к дальнейшему росту затрат на борьбу с ними, в то время как избыточное может быть экономически нецелесообразным[113].

На современном этапе развития сельского хозяйства в ЦЧР имеют особую актуальность приемы биологизации, обеспечивающие воспроизводство плодородия черноземов и повышение продуктивности сельскохозяйственных культур. Одним из путей её является применение зеленого удобрения, или так называемых сидеральных культур. Удобрительное действие сидерата определяется количеством поступившей в почву биомассы, являющейся главным источником пищи для почвенных микроорганизмов, способных оздоровить почву[114],[115]. Растения оставляют в почве органическое вещество, что ведет к воспроизводству ее плодородия. Запашка сидерата полнее, глубже и равномернее обогащает почву органическим веществом по сравнению с внесением органических удобрений. Этот прием дешевле, экологически чище и безопаснее. Зеленое удобрение позволяет снизить дозу внесения органических удобрений и иногда с успехом заменять высокие их дозы[116],[117]. За счет сидератов можно до минимума сократить негативные процессы, приводящие к снижению плодородия почвы, приближая их по этим показателям к унавоженному пару.

За последнее время было проведено много опытов по влиянию сидератов на плодородие почв и выявлены культуры, которые предпочтительнее использовать. В настоящее время в мире для целей сидерации используется около 60 различных культур.

Комплексные опыты, проводимые в Белгородском ГАУ в течение 2000-2018 гг. позволили объективно определить основные перспективы и возможности следования по пути биологизации в условиях Белгородской области[118].

Цель данных исследований заключалась изучении возможности понижения пестицидной нагрузки и снижения дозы применяемых минеральных удобрений при возделывании сои, озимой и яровой пшеницы и горчицы белой в сидеральном пару для юго-западной части Центрально-Черноземной зоны без потери качества и величины урожая.

Поставленная цель реализовалась путём решения следующих задач:

– оценить влияние предпосевной обработки семян горчицы белой, яровой, озимой пшеницы и сои протравителями;

– оценить агрономическую эффективность внесения гербицидов, фунгицидов и инсектицидов, а также применения различных систем удобрений на рост, развитие, урожайность изучаемых культур и качественные показатели урожая;

– изучить засорённость посевов в связи с различными системами удобрений и внесения гербицидов.

Накопленный материал позволил выявить наилучшие сочетания отдельных приемов биологизации и создать на их основе обоснованные рекомендации сельхозпроизводителям.

Химизация земледелия и ее последствия способствовали возникновению и распространению теории биологического земледелия, в которой постулируется необходимость восполнения отчужденных с поля веществ путем интенсификации биологического севооборота[119]. Получать высокие урожаи рекомендовалось исключительно с помощью органических удобрений и биологического азота, внедрения правильных севооборотов с обязательным травосеянием и максимально широким применением зеленых удобрений[120].

Истощительное земледелие и его воздействие на окружающую среду, а также множество других проблем, требующих немедленного и разумного решения – постоянные темы дискуссий занятых в сельскохозяйственной сфере ученых, работников и предпринимателей[121].

Цель биологического земледелия – производство в достаточном количестве продукции растениеводства и полезных для здоровья человека высококачественных продуктов питания без нарушения экологического баланса в биоценозах. Это достигается путем исключения из арсенала земледельца сильнодействующих антропогенных воздействий на почву, растения и другие компоненты агробиоценозов – концентрированных минеральных удобрений, мелиорантов, пестицидов и др.[122]. Удовлетворение растений в земных факторах жизни в биологическом земледелии осуществляется на основе поддержания агрономически полезных естественных процессов в природе и их активизации. Основной принцип биологического земледелия – «кормить не растение, а почву». Он основывается на том, что почва это основа жизни, высокая биологическая активность почвенной среды является условием поддержания ее способности обеспечивать растения земными факторами жизни.

В рамках биологического земледелия допускается использование кроме органических удобрений и сидератов определенного количества минеральных удобрений и средств защиты растений[123],[124].

В развитых странах вопросам биологического земледелия уделяется большое внимание, а ученые обсуждают довольно противоречивые данные. Несмотря на то, что пользуясь биологической системой земледелия, можно получать сельхозпродукцию хорошего качества, которая реализуется по более высокой цене (на 10-20 %), полный всеобщий переход на биологическое земледелие на современном этапе грозит снижением урожайности культур на 15% , и это при самом оптимистичном прогнозе[125]. Тем не менее, альтернативное земледелие имеет право на существование, являясь для сельского хозяйства перспективным вектором развития в будущем.

Основным рекомендуемым удобрением в биологическом земледелии является зеленое удобрение, или сидерат. Сидераты имеют большое значение в хозяйствах, когда их используют как промежуточные культуры. Занимая поле в периоды парования, сидераты затеняют почву, угнетают сорняки, выступают в роли фитосанитаров, препятствуют водной и ветровой эрозиям, повышают биологическую активность почвы, улучшают ее агрохимические, водно-физические свойства и структуру. Они положительно влияют на качество выращиваемой продукции[126].

С навозом на поле попадает огромное количество семян сорняков, среди которых встречается хвощ полевой, пырей ползучий, подорожник, осот полевой, молочай, чистец однолетний, ромашка, лебеда раскидистая, торица полевая, редька дикая и василек синий, что не происходит при использовании в качестве удобрения сидеральных культур. Зеленые удобрения способствуют борьбе с болезнями и вредителями сельскохозяйственных культур[127],[128].

В настоящее время очень разнообразен ассортимент сидеральных удобрений. Наибольшую ценность для сидерации имеют бобовые культуры, из не бобовых сидератов – редька масличная, яровой рапс, горчица белая, райграс однолетний, фацелия, а также многокомпонентные смеси отдельных культур: редька масляная + горчица + рапс яровой, эспарцет + райграс однолетний, овес + вика, овес + вика + горчица.

Эффективным является использование смеси сидератов. Этот прием позволяет внести больше органики в почву[129],[130],[131]. Эффект использования зеленого удобрения проявляется также в снижении уровня засоренности посевов сорняками и поражения растений вредителями и болезнями, снижающими урожайность сельскохозяйственных культур. Д. Н. Прянишников отмечал, что на сильно засоренных почвах минеральные удобрения не смогут оказывать своего полного действия, а иногда даже дадут отрицательный эффект, вследствие подавления культурных растений бурно развивающимися на удобренном поле сорняками[132],[133]. Сидеральные промежуточные культуры являются хорошей мерой по борьбе с сорняками. Этому способствуют как своевременная обработка почвы, так и провоцирование прорастания семян сорняков под пологом сидератов с последующим их подавлением и уничтожением при запашке зеленого удобрения[134].

Тем не менее, использования одних только сидератов недостаточно для получения высоких и стабильных урожаев. Рассмотрим приемы, которые в сочетании с занятым паром будут давать высокий и стабильный урожаи возделываемых культур. Протравливание семян (обработка семян пестицидами) – одно из целенаправленных, экономичных и экологичных мероприятий по защите растений от болезней и вредителей. В процессе протравливания на семена наносят пестициды для уничтожения не только наружных, но и внутренних инфекций растительного происхождения, защиты и семян, и проростков в поле от почвообитающих фитопатогенов и различных вредителей. Возбудители болезней, находящиеся на семенах, в момент протравливания пребывают в состоянии покоя, следовательно, при своевременном протравливании достигается максимально продолжительный контакт фитопатогена и фунгицидного осадка, что обеспечивает эффективное уничтожение возбудителя. С почвенными фитопатогенными грибами несколько труднее бороться, так как они не только поражают растения при прорастании, но и внедряются в растительные ткани, находящиеся на значительном удалении от зоны действия препарата. В настоящее время не вызывает сомнения необходимость предпосевной обработки семян с применением пестицидов. Протравливание семян перед посевом позволяет снизить потенциальные потери урожая на 50-55%[135],[136].

Использование ядовитых агрохимикатов обусловлено необходимостью борьбы с сорными травами, насекомыми-вредителями и болезнями растений. Следует отметить, что природные условия области весьма благоприятствуют широкому распространению сорняков и насекомых, так что для сохранения и повышения урожайности применение пестицидов издавна вошло в комплекс необходимых агротехнических мероприятий[137].

Считается, что применение химических средств для защиты растений от вредителей, болезней, сорняков является одним из важнейших факторов обеспечения высоких и стабильных урожаев сельхозкультур. В решении данного вопроса, особое внимание следует уделять расширению применения органических и минеральных удобрений для планомерного повышения как плодородия почвы, так и урожайности сельскохозяйственных культур. Вопросами применения органических, минеральных удобрений в сочетании с пестицидами необходимо постоянно заниматься, так как приблизительно 50% урожая зерна и других продуктов формируется именно за их счёт[138]. Тем самым показана необходимость рационального эффективного использования органических и минеральных удобрений, пестицидов для снижения химической нагрузки и получения высокого и качественного урожая.

Поэтому изучение различных методов биологизации технологий возделывания сои, озимой и яровой пшеницы является весьма актуальным вопросом для Белгородской области. Решение данной проблемы позволит снизить химическую нагрузку на окружающую среду, разрешит вопрос сохранения и воспроизводства плодородия почвы.

Изучение влияния сидеральных культур, а так же степени химизации на и урожайность сои, озимой и яровой пшеницы, горчицы белой в сидеральном пару проводилось в стационарном опыте на базе лаборатории по изучению систем земледелия Белгородского ГАУ. Программа исследований включала в себя проведение полевых и лабораторных опытов, учётов и анализов. Повторность опыта трёхкратная. Посевная площадь делянок 36 м2, учетная 18 м2. Исследование проводилось в севообороте с чередованием культур: горчица белая или редька масличная (сидеральный пар), озимая пшеница, соя, яровая пшеница.

Опыт состоял из трех факторов: 1 – система удобрения; 2 – варианты защиты посевов от вредных объектов; 3 – предпосевная обработка семян.

Система удобрений в опыте была следующей:

1. Без удобрений;

2. Минеральные удобрения под все культуры в дозе N30P30K30;

3. Пожнивный сидерат редька масличная после зерновых колосовых;

4. Минеральные удобрения под все культуры в дозе N30P30K30 и пожнивный сидерат редька масличная после зерновых колосовых.

Защита посевов осуществлялась по приведенной ниже схеме:

1. Без пестицидов

2. Обработка гербицидом

3. Обработка гербицидом и фунгицидом

4. Обработка гербицидом, фунгицидом и инсектицидом.

Обработка семян включала два варианта – протравленные и непротравленные семена.

В опыте проводились следующие учёты и наблюдения:

1. Фенологические наблюдения за прохождением основных фаз роста и развития высеваемых культур[139];

2. Количественно-весовой учёт засорённости посевов культур;

3. Количественно-весовой учет симбиотических корневых клубеньков сои в фазу её цветения;

4. Определение запасов продуктивной влаги в почве, а также плотности и структурно-агрегатного состава почв перед посевом и уборкой культур;

3. Учёт урожая;

4. Определение качественных и структурных показателей урожая;

5. Математическая обработка полученных данных проводилась методом дисперсионного анализа[140].

Поле сидерального пара в севообороте засевалось горчицей белой или редькой масличной. Ранней весной проводились мероприятия по сохранению почвенной влаги при помощи шлейфования сцепкой борон ВНИС-Р + ШБ-2,5 с цепью, агрегатированных с трактором МТЗ-892. После этого при наступлении физической спелости почвы проводилась предпосевная культивация МТЗ-892 + ВНИС-Р с цепью.

Посев соответствующих вариантов опыта делали агрегатом МТЗ-892+СЗ-3,6. Протравливание семян проводилось заранее, вручную. Для этого использовали в разные годы: в 2017 году Оплот Трио + Табу Нео (0,6 л/т + 6 л/т) при посеве редьки масличной, в 2018 году Табу НЕО, 6,0 л/т для горчицы белой.

Обработку средствами защиты растений проводили опрыскивателем ОПН-12 в соответствии со схемой опыта. В 2017 году на сидеральном пару применяли гербицид Лонтрел Гранд (120 г/га), фунгицид Ракурс (0,3 л/га), инсектицид Брейк (0,1 л/га). В 2018 году гербицид Злактерр+ Хакер (0,5 л/га, 120 г/га), фунгицид Колосаль (0,4 л/га), инсектицид Брейк (0,1 л/га).

В поле сидерального пара при наступлении фазы цветения сидерата проводилось дискование в два следа МТЗ-892 + Lemken Heliodor с заделкой его в почву. Через некоторое время, после прорастания сорняков проводилось повторное дискование. Осенью в поле сидерального пара по вариантам с химической прополкой проводили обработку гербицидом Тайфун или другим глифосатом в дозе 3,5-4,0 л/га навесным опрыскивателем ОПН-12.

После этого делали предпосевную культивацию КПС-4, а затем проводился посев озимой пшеницы сорта Майская Юбилейная с заданной густотой всходов 5 млн. шт./га сеялкой СЗ-3,6. При посеве одновременно вносили полную годовую дозу минеральных удобрений (N30P30K30 в форме азофоски) по вариантам, где удобрения включены схемой опыта.

Семена для посева по вариантам с протравливанием семян обрабатывались заранее, вручную. Для этого использовались препараты фирмы Август: в 2015 году Виал Траст + Табу (0,4 л/т + 0,5 л/т); в 2016 году Виал Траст + Табу (0,4 л/т + 0,8 л/т); в 2017 году Виал Трио + Табу Нео (1,0 л/т + 0,5 л/т). При очень сухой погоде и почвенной засухе также проводилось прикатывание посева катками.

Весной, по вариантам опыта, где предусмотрено минеральное удобрение в два приема, по таломерзлой почве и после возобновления вегетации озимой пшеницы сеялкой СЗ-3,6 вносился азот в форме аммиачной селитры в общей сумме 65-70 кг/га д.в. азота.

Химическая защита посевов озимой пшеницы на заложенных для этого вариантах опыта во все отчетные годы выполнялась опрыскиванием ОПН-12.

В 2016 году согласно схеме опыта посевы обрабатывали гербицидами Ластик 100 + Тандем (0,75 л/га + 25 г/га), фунгицидом Колосаль Про (0,3 л/га), инсектицидом Брейк (0,1 л/га). Обработка посевов в 2017 году была проведена гербицидом Балерина (0,5 л/га), фунгицидом Ракурс (0,3 л/га), инсектицидом Брейк (0,1 л/га). В 2018 году для защиты озимой пшеницы от вредных организмов применяли гербицид Сварог (0,5 л/га), фунгицид Колосаль (0,5 л/га) и инсектицид Энлиль (1,0 л/га). Вторая обработка озимой пшеницы фунгицидом Анемон (0,6 л/га) была сделана спустя две недели после первой.

Уборка озимой пшеницы проводилась селекционным комбайном SAMPO 2010 или Terrion 2010 путем скашивания всей учетной площади делянки. Сразу после нее делали лущение пожнивной стерни агрегатом МТЗ-892 + Lemken Heliodor в два следа.

После этого по вариантам опыта, включающим пожнивный сидерат, проводился посев горчицы белой или редьки масличной МТЗ-892 + Semeato SHM. Там, где удобрения прописаны схемой опыта, посев проводился с припосевным внесением минерального удобрения в форме азофоски дозой N20P20K20. Там, где схема опыта включала только минеральные удобрения, вносилась азофоска в дозе N20P20K20 СЗ-3,6 непосредственно перед зяблевой обработкой почвы осенью. Варианты опыта без пожнивного сидерата по мере отрастания сорняков обрабатывали повторно МТЗ-892 + Lemken Heliodor.

В фазу цветения пожнивного сидерата проводилась обработка всего поля агрегатом Terrion SR + БДМ 4х4 и в том числе заделка его в почву.

В поле сои весной проводилось закрытие почвенной влаги шлейфованием МТЗ-892 со сцепкой борон ВНИС-Р + ШБ-2,5 с цепью. Предпосевная культивация была сделана МТЗ-892 + ВНИС-Р с грузами и выравнивающей цепью.

Сою сорта Ланцетная сеяли с нормой высева 900 тыс. шт./га всхожих семян агрегатом, состоящим из МТЗ-892 + СЗ-3,6. По вариантам, где предусмотрено минеральное удобрение, вносилась припосевная доза азофоски N10P10K10. Зерно для вариантов с протравливанием семян подготавливалось заранее. В разные годы для протравливания семян сои применяли один протравитель Максим, но с различными нормами, так в 2016-2017 годах это было 1,5 л/т, а в 2018 году 2,0 л/т.

Защиту растений от вредных организмов выполняли опрыскиванием посевов ОПН-12.

В 2016 году использовали гербициды Базагран + Арамо (3,0 л/га + 1,5 л/га); во вторую обработку Хармони в смеси с адъювантом Адью (6 г/га+ 0,2 л/га). Фунгицид – Ракурс (0,4 л/га), инсектицид Брейк (0,1 л/га). В 2017 году для защиты посевов сои использовали довсходовый гербицид Глифид (3,5 л/га), затем по всходам гербицид Парадокс (0,3 л/га). Повторная обработка гербицидами была проведена препаратами Хармони + Квикстеп (7 г/га + 0,7 л/га). Фунгицид – Спирит (0,3 л/га), инсектицид – Брейк (0,1 л/га).

Уборка сои проводилась селекционным комбайном SAMPO 2010 или Terrion 2010 путем скашивания всей учетной площади делянки.

После уборки сои проводилось лущение жнивья сои агрегатом МТЗ-892 + Lemken Heliodor в два следа. Впоследствии по всем вариантам опыта, включающим минеральное удобрение, сеялкой СЗ-3,6 вносилась азофоска дозой N20P20K20. Поздней осенью проводилась зяблевая обработка почвы Terrion SR + БДМ 4х4.

В поле яровой пшеницы ранней весной проводились шлейфование агрегатом МТЗ-892 и сцепкой, состоящей из борон ВНИС-Р, шлейф-борон ШБ-2,5 и цепи. После этого при наступлении благоприятных условий для посева, проводилась предпосевная культивация ВНИС-Р с цепью. Посев яровой пшеницы делали сеялкой СЗ-3,6 с внесением припосевной дозы азофоски N10P10K10 по тем вариантам, где предусмотрены минеральные удобрения. Протравливание семян для соответствующих вариантов опыта проводилось заблаговременно перед посевом. Для этого использовались следующие препараты: в 2015-2016 годах Виал Траст + Табу (0,4 л/т +0,5 л/т); в 2017 году Оплот + Табу Нео (0,5 л/т + 0,5 л/т); в 2018 году Оплот Трио + Табу НЕО (0,5 л/т + 0,6 л/т).

Защита посевов яровой пшеницы осуществлялась опрыскиванием пестицидами делянок с использованием ОПН-12. Согласно схеме опыта, для этого использовались различные препараты. В 2015 году применялись гербициды – Дианат + Мортира +Ластик Экстра (0,2 л/га + 20 г/га + 0,9 л/га); фунгицид Колосаль Про (0,4 л/га) и инсектицид Брейк (0,1 л/га). В 2016 году схема защиты была такой: гербициды Ластик Экстра +Тандем (0,75 л/га + 25 г/га+, фунгицид Колосаль ПРО (0,3 л/га), инсектицид Брейк (0,1 л/га). В 2017 году яровая пшеница обрабатывалась гербицидом Балерина (0,5 л/га), фунгицидом Ракурс (0,3 л/га), инсектицидом Брейк (0,1 л/га). Схема защиты яровой пшеницы в 2018 году включала гербициды Балерина Нью + Хакер (0,5 л/га + 120 г/га), фунгицид Колосаль (0,4 л/га), инсектицид Брейк (0,1 л/га).

Уборка яровой пшеницы проводилась селекционным комбайном SAMPO 2010 или Terrion 2010 путем скашивания всей учетной площади делянки. Сразу после уборки проводилось лущение пожнивных остатков дисковой бороной Lemken Heliodor в два следа.

После уборки яровой пшеницы по вариантам с пожнивным сидератом сеялкой СЗ-3,6 сеялась редька масличная на пожнивный сидерат. По соответствующим вариантам опыта при посеве вносилась азофоска в дозе N20P20K20. Осенью в фазу цветения сидерата по остальным вариантам опыта с минеральными удобрениями также при помощи СЗ-3,6 вносилась основная доза азофоски N20P20K20, после чего все поле дисковалось агрегатом Terrion SR + БДМ 4х4 в качестве зяблевой обработки почвы.

Определение эффективности приемов биологизации технологии возделывания сидеральных культур в сидеральном пару

Перед посевом и заделкой горчицы белой на сидерат в пару по всем системам удобрений опыта были отобраны пробы почвы для определения запасов доступной растениям влаги.

Как следует из данных таблицы 18, перед посевом культуры запасы продуктивной влаги в пахотном слое почвы варьировали в пределах от 33 мм до 35 мм. Это считается недостаточным увлажнением, но такие значения ближе к нижней границе оптимального увлажнения почвы. В метровом слое почвы продуктивной влаги было в пределах от 168 мм до 180 мм, причем больше всего её было по варианту без удобрений. Таким образом, здесь запас продуктивной влаги перед посевом горчицы белой был оптимальным.

Таблица 18 – Запасы продуктивной влаги перед посевом сидерата в зависимости от системы удобрений в 2017-2018 гг., мм

Система удобрения 2017 2018 В среднем

за 2017-2018 гг.

0-20 0-100 0-20 0-100 0-20 0-100
Без удобрения 40 188 25 171 33 180
N30P30K30 39 184 27 152 33 168
Сидерат пожнивно 42 190 28 165 35 178
N30P30K30+сидерат пожнивно 40 188 26 159 33 174

Также были отобраны пробы перед заделкой сидерата в почву. В пахотном слое величина доступной растениям воды составляла от 12 мм до 14 мм (таблица 19). Это соответствовало показателям недостаточной влагообеспеченности. Запасы продуктивной влаги метрового слоя почвы характеризовалась как недостаточными в слабой степени. Здесь количество влаги варьировало от 84 мм до 100 мм в зависимости от варианта удобрения. Лучше всего обеспечена влагой почва была по варианту без удобрений, а хуже всего по сидеральному.

Таблица 19 – Запасы продуктивной влаги перед заделкой в почву сидерата в зависимости от системы удобрений в 2017-2018 гг., мм

Система удобрения 2017 2018 В среднем

за 2017-2018 гг.

0-20 0-100 0-20 0-100 0-20 0-100
Без удобрения 20 112 7 88 14 100
N30P30K30 18 89 9 95 14 92
Сидерат пожнивно 17 76 7 91 12 84
N30P30K30+сидерат пожнивно 15 93 10 82 13 88

В 2018 сельскохозяйственном году по факторам опыта заметные различия значений продуктивной влаги были отмечены только в метровом слое почвы при посеве. Там, где в системе удобрений использовались минеральные удобрения, влагообеспеченность почвы была заметно, на 6-19 мм, меньше, чем без них.

Согласно методике исследований, перед посевом и уборкой культур также проводили отбор почвы для определения плотности ее сложения.

В среднем на глубину 0-30 см объемный вес почвы варьировал в пределах от 1,07 г/см3 до 1,08 г/см3. Различия в плотности сложения пахотного слоя почвы по разным видам удобрений были незначительны.

В таблице 20 приведены результаты анализа пахотного слоя почвы на момент посева горчицы белой на сидерат.

Верхний слой почвы 0-10 см по всему опыту был вспушен после предпосевной культивации, плотность его изменялась в диапазоне от 0,94 г/см3 до 0,98 г/см3 по разным вариантам опыта. Небольшая тенденция к повышению плотности сложения в этом слое почвы была там, где не применялись минеральные удобрения.

Таблица 20 – Плотность почвы перед посевом горчицы белой в зависимости от системы удобрений в 2018 г.

Система удобрения Слой почвы, см
0-10 10-20 20-30 0-30
Без удобрения 0,98 1,11 1,14 1,08
N30P30K30 0,95 1,09 1,16 1,07
Сидерат пожнивно 0,96 1,10 1,15 1,07
N30P30K30+сидерат пожнивно 0,94 1,12 1,15 1,07

В нижележащих слоях 10-20 см и 20-30 см почва имела типичные для культурной пашни значения плотности. На глубине 10-20 см почва имела объемный вес от 1,09 г/см3 до 1,12 г/см3. Еще немного плотнее, от 1,14 г/см3 до 1,16 г/см3, она была на глубине 20-30 см.

К моменту укоса и заделки сидерата в почву, почва в учитываемом слое почвы 0-30 см несколько уплотнилась (таблица 21).

Таблица 21 – Плотность почвы перед укосом горчицы белой в зависимости от системы удобрений в 2018 г.

Система удобрения Слой почвы, см
0-10 10-20 20-30 0-30
Без удобрения 0,91 1,12 1,17 1,07
N30P30K30 0,96 1,17 1,21 1,11
Сидерат пожнивно 0,95 1,14 1,19 1,09
N30P30K30+сидерат пожнивно 0,98 1,16 1,23 1,12

Значение плотности сложения в зависимости от места отбора варьировало в пределах от 1,07 г/см3 до 1,12 г/см3. Наиболее плотной в среднем по пахотному слою, она стала там, где применялись минеральные удобрения, от 1,11 г/см3 до 1,12 г/см3. Самой рыхлой почва осталась на контрольном варианте без удобрений, здесь величина плотности сложения почвы была 1,07 г/см3. В целом, такие значения находятся в пределах, типичных для культурной пашни.

В анализируемом слое 0-10 см различия между испытываемыми системами удобрений стали несколько больше, чем при посеве. Величина плотности сложения почвы здесь была от 0,91 г/см3 до 0,98 г/см3. Небольшая тенденция к уплотнению почвы была отмечена там, где применялись минеральные удобрения по сравнению с вариантами опыта, где они не применялись. Так, по варианту с минеральным удобрением плотность почвы в этом слое была на 0,05 г/см3 больше, чем без удобрений. По системе минерально-сидерального удобрения почва была плотнее на 0,03 г/см3 по сравнению с пожнивным сидератом. В целом в этом слое она была нормальной для корнеобитаемой зоны.

Результаты отбора почвы из нижележащих слоев показали, что на глубине 10-20 см и 20-30 см она стала плотнее с момента посева. Так, она варьировала в пределах 1,12-1,17 г/см3 в слое 10-20 см, и в диапазоне 1,17-1,21 г/см3 в нижнем слое на глубине 20-30 см.

Структурно-агрегатный состав почвы

Содержание агрономически ценной фракции почвенных агрегатов размером от 0,25 мм до 10 мм в почве во все годы исследований определялось при посеве и перед заделкой в почву горчицы белой (таблица 22).

Таблица 22 – Структурно-агрегатный состав почвы в поле горчицы белой в зависимости от системы удобрений в 2018 г.

Период отбора проб Система удобрения Слой почвы, см
0-10 10-20 20-30
Фракция, мм
<0,25 0,25-10 >10 <0,25 0,25-10 >10 <0,25 0,25-10 >10
Посев Без удобрения 9 61 30 3 49 48 4 62 34
Сидерат пожнивно 4 55 41 2 47 51 3 59 38
Уборка Без удобрения 8 52 40 3 45 52 3 59 38
N30P30K30 7 44 49 3 47 50 5 69 26
Сидерат пожнивно 9 53 38 2 53 45 7 63 30
N30P30K30+сидерат пожнивно 10 55 35 3 52 45 8 56 36

Отбор почвы в пахотном слое с шагом в 10 см показал, что на момент посева в верхнем слое 0-10 см содержание агрономически ценной фракции было в пределах от 55 % до 61 % по разным системам удобрений. Там, где в качестве удобрения применялся пожнивный сидерат, почва была более комковатой, чем без удобрений. Это видно по более высокому на 9 % содержанию глыбистой и более низкому на 5 % содержанию пылеватой фракции, относительно варианта без удобрений.

В нижележащих слоях различимых отклонений по содержанию агрономически ценной фракции почвенных агрегатов по вариантам опыта в момент учета не было. С увеличением глубины отбора по всем вариантам опыта понижалось содержание пылеватой фракции. При этом содержание глыбистой фракции на момент посева возрастало по сравнению с поверхностным слоем до 51 %, но затем, уже на глубине 20-30 см снижалось до значения в 38 %.

К моменту заделки горчицы белой в сидеральном пару почвенные условия были следующие. В приповерхностном слое почвы 0-10 см содержание полезной фракции почвенных агрегатов варьировало от 44 % по варианту с минеральным удобрением до 55 % там, где сидеральное и минеральное удобрение применялись вместе. По вариантам без удобрений и с сидеральным удобрением содержание агрономически ценной фракции было соответственно 52 % и 53 %. Пылеватой фракции было 7 % по минеральной системе удобрений, а самое высокое ее содержание было по комбинированной минерально-сидеральной системе, 10 %. Содержание глыбистой фракции было больше всего по минеральной системе удобрений, 49 %. При этом меньше всего комков больше 10 мм было там, где в систему удобрения входил пожнивный сидерат. По варианту с пожнивным сидератом глыбистой фракции было 38 %, в то время как по его комбинации с минеральным удобрением 35%.

В нижележащих слоях 10-20 см и 20-30 см с момента посева структурность почвы изменилась мало. Основные изменения коснулись содержания глыбистой фракции, которое повысилось по варианту без удобрений относительно времени посева. В слое 10-20 см оно возросло на 6 %, а в нижележащем слое почвы на 4 %. В то же время, там, где применялся пожнивный сидерат, на глубине 10-20 см и 20-30 см крупных комков было меньше на 6-8 %.

Засоренность посевов

Для изучения засоренности посевов в сидеральном пару в зависимости от элементов агротехники были проведены количественный учет перед обработкой гербицидом и количественно-весовой учет перед заделкой горчицы белой в почву (таблица 23).

В среднем по различным системам удобрений перед обработкой количество сорняков насчитывалось в пределах от 215 экз./м2 по пожнивному сидерату до 263 экз./м2 там, где пожнивный сидерат комбинировался с минеральными удобрениями. Кроме того, были заметны значительные различия по вариантам с многолетним применением гербицида и без него. В среднем по опыту варианты, где в предыдущие годы применялся гербицид, показали уровень засоренности величиной в 74 экз. на 1 м2 посева. В то же время на делянках, где много лет не используется гербицид, начальная засоренность была выше почти в 6 раз и составила 413 экз./м2.

Ко времени заделки на сидерат фитосанитарная обстановка в посевах горчицы несколько изменилась. Система удобрений повлияла на засоренность, как в количественном, так и в весовом выражении.

Так, в среднем без удобрений из-за повышенной конкуренции за факторы роста засоренность по сравнению с предыдущим учетом снизилась с 238 экз./м2 до 199 экз./м2, а вес зеленой массы сорняков здесь составил 123 г/м2. Основная часть этого веса приходилась на группу многолетних двудольных сорняков – бодяка полевого и осота желтого, а также злаковых.

По минеральной системе удобрений к укосу сидерата количество сорняков было выше в среднем на 90 экз./м2, а вот вес был на 16 г/м2 меньше, чем без удобрений.

Там, где по схеме опыта в качестве удобрения использовали только пожнивный сидерат, к моменту укоса сорняков было немного больше, чем на контроле без удобрений. Здесь их среднее количество составляло 229 экз./м2. Среди удобряемых вариантов это самое низкое значение.

Таблица 23 – Засоренность сидерата в сидеральном пару в зависимости от удобрения и СЗР в 2017-2018 годах

Система

удобрений

(А)

Обра-ботка

посевов СЗР

(В)

Группа сорня-ков Перед

обработкой, шт./м2

Во время укоса
кол-во,

шт./м2

зеленая масса,

г/м2

2017 2018 среднее 2017 2018 среднее 2017 2018 среднее
Без удобрения без гербицида Злак.* 164 562 363 113 572 343 18 104 61
ОД** 4 53 29 10 10 10 2 12 7
МД*** 168 8 8 123 7 65 20 272 146
Общ. 116 623 370 57 589 323 13 388 201
гербицид Злак. 2 11 7 3 0 2 40 0 20
ОД 118 32 32 60 19 40 53 17 35
МД 256 0 256 200 2 101 50 13 32
Общ. 4 43 24 16 21 19 200 30 115
N30P30K30 без гербицида Злак. 260 529 529 216 684 450 250 136 193
ОД 124 69 97 196 14 105 37 2 20
МД 0 2 1 1 18 10 0,1 112 56
Общ. 124 600 362 197 716 457 37 250 144
гербицид Злак. 252 29 141 217 19 118 97 14 56
ОД 0 15 8 4 7 6 4 2 3
МД 252 0 252 221 0 111 101 0 51
Общ. 68 44 56 78 26 52 19 16 18
Сидерат

пожнивно

без гербицида Злак. 2 467 235 5 538 272 40 78 59
ОД 70 36 36 83 47 65 59 15 37
МД 264 3 134 190 2 96 105 4 55
Общ. 4 506 255 6 587 297 2 97 50
гербицид Злак. 268 14 14 196 4 100 107 1 54
ОД 86 17 52 78 20 49 19 7 13
МД 0 0 0 4 0 2 141 0 71
Общ. 86 31 86 82 24 53 160 8 84
Сидерат

пожнивно

+N30P30K30

без гербицида Злак. 164 536 350 113 729 421 18 132 75
ОД 4 82 43 10 74 42 2 72 37
МД 168 4 4 123 8 66 20 43 32
Общ. 116 622 369 57 811 434 13 247 130
гербицид Злак. 2 43 23 3 6 5 40 1 21
ОД 118 31 31 60 33 47 53 21 37
МД 256 0 128 200 1 101 50 1 26
Общ. 4 74 39 16 40 28 200 24 112
Среднее по системе удобрения Без удобрения 143 333 238 92 305 199 37 209 123
N30P30K30 192 322 257 207 371 289 144 133 139
Сидерат пожнивно 161 269 215 152 306 229 80 53 67
Сидерат пожнивно +N30P30K30 177 348 263 139 426 283 134 136 135
Среднее по СЗР Без гербицида 237 588 413 189 676 433 119 246 183
Гербицид 100 48 74 106 28 67 77 20 49
*Злак. – злаковые всех групп; **ОД – однолетние двудольные; ***МД – многолетние двудольные.

Комбинация пожнивного сидерата с минеральным удобрением к моменту заделки сидерата в почву была засорена практически так же, как и вариант с одним минеральным удобрением, общий вес сорняков тоже отличался незначительно. Здесь общая засоренность составила 283 экз./м2 при весе зеленой массы сорняков 135 г/м2.

К моменту заделки горчицы в почву количество сорной растительности в среднем по делянкам с обработкой гербицидами было в 6,5 раз меньше, чем без них. Если без применения гербицидов сорняков всех групп и возрастов было 433 экз./м2, то по вариантам с защитой от сорных растений 67 экз./м2. Общий вес сорняков также был ниже почти в 4 раза там, где применялись гербициды, по сравнению с вариантами без них.

Зеленая масса сидерата в сидеральном пару

После яровой пшеницы осенью предшествующего сидеральному пару года сеяли пожнивный сидерат. Урожайность сидерата и количество внесенных с ним в почву элементов питания отражены в таблице 24.

Таблица 24 – Масса пожнивного сидерата и связанных питательных элементов, поступивших с ним в почву в 2016-2017 гг., кг/га

Год Система удобрений Урожай зеленой массы Урожай сухой массы Азот Фосфор Калий
2016 Сидерат пожнивно 9500 1455 64,8 7,4 41,2
N30P30K30+cидерат 13100 1791 91,5 9,3 46,0
2017 Сидерат пожнивно 4400 810 33,0 3,8 21,0
N30P30K30+cидерат 4800 830 38,9 3,9 19,6
Среднее Сидерат пожнивно 6950 1133 48,9 5,6 31,1
N30P30K30+cидерат 8950 1311 65,2 6,6 32,8

Содержание азота, фосфора и калия по результатам анализа пожнивного сидерата различалось между вариантами с минерально-сидеральной системой удобрений и чисто сидеральной. Там, где под пожнивный сидерат вносились минеральные удобрения, урожайность его сухой массы была 1311 кг/га. Это на 178 кг/га выше, чем без внесения удобрений. С ней в почву поступило в пересчете на гектар в связанном с органикой виде 65,2 кг азота, 6,6 кг фосфора и 32,8 кг калия. С пожнивным сидератом, под который не вносили минеральных удобрений, в почву поступило в связанном виде на 16,3 кг меньше азота, на 1,0 кг меньше фосфора и на 1,7 кг меньше калия, чем с удобренным пожнивным сидератом.

В сложившихся условиях 2016-2018 сельскохозяйственных лет в поле сидерального пара были отмечены следующие закономерности в варьировании урожайности сидератов в сидеральном пару (таблица 25).

Таблица 25 – Зеленая масса горчицы белой в сидеральном пару в 2017-2018 г., т/га

Система

удобрений

(А)

Обработка

посевов СЗР

(В)

Обработка семян

(С)

Урожайность
2017 2018 средняя за

2017-18 гг.

Без удобрений Без СЗР Непротравленные (к) 8,48 4,99 6,74
Протравленные 7,30 5,09 6,20
Гербициды Непротравленные 10,79 5,35 8,07
Протравленные 11,94 5,49 8,72
Гербициды + фунгициды Непротравленные 12,70 5,96 9,33
Протравленные 10,86 6,50 8,68
Гербициды + фунгициды + инсектициды Непротравленные 10,35 6,32 8,34
Протравленные 9,49 6,02 7,76
N30P30K30 Без СЗР Непротравленные 11,75 6,98 9,37
Протравленные 12,03 9,05 10,54
Гербициды Непротравленные 13,78 9,89 11,84
Протравленные 15,40 10,05 12,73
Гербициды + фунгициды Непротравленные 14,63 10,28 12,46
Протравленные 12,86 10,93 11,90
Гербициды + фунгициды + инсектициды Непротравленные 14,44 11,08 12,76
Протравленные 13,68 10,88 12,28
Сидерат пожнивно Без СЗР Непротравленные 10,16 3,69 6,93
Протравленные 9,05 4,52 6,79
Гербициды Непротравленные 11,68 5,71 8,70
Протравленные 9,46 6,21 7,84
Гербициды + фунгициды Непротравленные 10,10 6,27 8,19
Протравленные 10,06 7,49 8,78
Гербициды + фунгициды + инсектициды Непротравленные 11,78 6,21 9,00
Протравленные 10,63 6,11 8,37
Сидерат пожнивно +

N30P30K30+

Без СЗР Непротравленные 13,65 7,83 10,74
Протравленные 11,90 8,00 9,95
Гербициды Непротравленные 14,25 11,11 12,68
Протравленные 14,92 11,74 13,33
Гербициды + фунгициды Непротравленные 13,52 11,31 12,42
Протравленные 14,95 12,75 13,85
Гербициды + фунгициды + инсектициды Непротравленные 15,59 12,08 13,84
Протравленные 15,46 12,51 13,99
Среднее по системе удобрений Без удобрений 10,24 5,72 7,98
N30P30K30 13,57 9,89 11,73
Сидерат пожнивно 10,37 5,78 8,08
Сидерат + N30P30K30+ 14,28 10,92 12,60
НСР05= 1,24 0,64 0,94
Среднее по системе защиты растений Без СЗР 10,54 6,27 8,41
Гербициды 12,78 8,19 10,49
Гербициды + фунгициды 12,30 8,94 10,62

Продолжение таблицы 25

Гербициды + фунгициды + инсектициды 12,46 8,90 10,68
НСР05= 1,24 0,64 0,94
Среднее по обработке семян Непротравленные 12,35 7,82 10,09
Протравленные 11,88 8,33 10,11
НСР05= 0,97 0,45 0,71

В среднем по фактору системы удобрения, существенных различий по урожаю зеленой массы между вариантами с пожнивным сидератом и без него не отмечено. По пожнивному сидерату было 8,08 т/га зеленой массы горчицы белой, в то время как без удобрений укошено 7,98 т/га. Использование минерального удобрения в среднем повышало укосную массу горчицы на 3,75 т/га относительно контроля. Его комбинация с пожнивным сидератом в системе удобрения была более эффективной, и прибавка по сравнению с контролем составляла в среднем 4,62 т/га. Разница такой величины является существенной и достоверной по отношению к контролю без удобрений.

В среднем по системам защиты растений, значимую прибавку укосной массы горчицы обеспечило только применение гербицида. Если на контроле без пестицидов средняя урожайность зеленой массы составила 8,41 т/га, то использование гербицидов повысило ее на 2,08 т/га. Добавление в систему защиты растений фунгицида и инсектицида показало лишь слабую тенденцию к увеличению выхода зеленой массы горчицы. Здесь прибавка относительно варианта с одним лишь гербицидом составила всего 0,13 т/га для гербицид-фунгицидной системы защиты, и 0,19 т/га для полной схемы защиты растений, которая включает гербицид, фунгицид и инсектицид.

Несмотря на то, что в 2018 году предпосевное протравливание семян горчицы дало существенную прибавку зеленой массы, в среднем за отчетный период этот фактор опыта был агрономически неэффективен. Средняя прибавка урожая зеленой массы относительно контроля без обработки семян составила всего 0,02 т/га. Этот результат находится в пределах статистической погрешности.

2.5.1 Определение эффективности приемов биологизации технологии возделывания озимой пшеницы

Запасы продуктивной влаги

В опыте определялись запасы продуктивной влаги при посеве и уборке озимой пшеницы, а также в дату перехода точки активных температур при возобновлении вегетации культуры.

В среднем за ротацию севооборота различия по запасам влаги между различными системами удобрений были незначительными.

Тем не менее, на момент посева озимой пшеницы в пахотном слое почвы было от 18 мм до 20 мм, а в метровом от 89 мм до 96 мм продуктивной влаги (таблица 26). Меньше всего влагообеспеченность была по варианту с минеральной системой удобрений, а самая высокая по комбинации пожнивного сидерата и минерального удобрения.

Таблица 26 – Запасы продуктивной влаги перед посевом озимой пшеницы в 2016-2018 гг., мм

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 среднее
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 4 40 38 142 16 99 19 94
Минеральная 3 39 39 141 13 88 18 89
Сидеральная 4 39 41 143 14 95 20 92
Сидерально-минеральная 4 38 42 146 15 105 20 96

К моменту весеннего возобновления вегетации запасы влаги после зимы были заметно выше. Среднее значение за 4 года составило от 47 мм до 49 мм в пахотном слое и от 173 до 177 мм в метровом слое почвы (таблица 27). Заметных различий по системам удобрений не было. Влагообеспеченность в целом была оптимальной.

Таблица 27 – Запасы продуктивной влаги в момент возобновления вегетации озимой пшеницы в 2016-2018 гг., мм

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 Среднее
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 58 181 49 156 40 193 49 177
Минеральная 58 179 52 158 37 192 49 176
Сидеральная 56 175 46 155 38 188 47 173
Сидерально-минеральная 55 174 47 161 41 190 48 175

К уборке запасы влаги под озимой пшеницей заметно меньше, чем в предыдущие учеты, но заметных различий по вариантам опыта не зафиксировано. В среднем по данным за отчетный период в пахотном слое почвы к уборке озимой пшеницы было от 24 мм до 27 мм продуктивной влаги (таблица 28). В слое 0-100 см сохранилось от 99 мм до 103 мм доступной растениям воды. Различия по системам удобрений здесь также были незначительными.

Таблица 28 – Запасы продуктивной влаги перед уборкой озимой пшеницы в 2016-2018 гг., мм

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 Среднее
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 41 121 9 26 29 163 26 103
Минеральная 40 119 11 24 30 155 27 99
Сидеральная 34 109 9 27 29 162 24 99
Сидерально-минеральная 33 109 16 34 29 158 26 100

Плотность почвы

Проводимые перед посевом и уборкой отборы почвы для определения плотности ее сложения в среднем за ротацию севооборота показали, что значимых различий по этому показателю нет. Системы удобрения не оказывали значимого воздействия на плотность сложения почвы ни перед посевом, ни перед уборкой озимой пшеницы.

В среднем определяемые значения в пахотном слое глубиной 0-30 см варьировали в пределах от 1,04 г/см3 до 1,07 г/см3 (таблица 29). Эти показатели характеризуют сложение почвы как оптимальное для возделывания озимой пшеницы.

Таблица 29 – Плотность почвы перед посевом озимой пшеницы в 2016-2018 гг., г/см3

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 среднее
0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30
Без удобрений 1,06 1,11 0,89 1,02 0,98 1,00 0,98 1,04
Минеральная 1,04 1,09 0,90 1,02 0,93 1,00 0,96 1,04
Сидеральная 1,02 1,16 0,91 1,04 0,98 1,02 0,97 1,07
Сидерально-минеральная 1,03 1,15 0,93 1,05 0,91 0,97 0,96 1,06

К моменту уборки плотность сложения почвы в среднем за ротацию была несколько ниже, чем при посеве, но незначительно (таблица 30). В пахотном слое 0-30 см определяемые значения составили величину от 1,02 г/см3 до 1,04 г/см3.

Таблица 30 – Плотность почвы перед уборкой озимой пшеницы в 2016-2018 гг., г/см3

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 среднее
0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30
Без удобрений 1,02 1,13 0,82 0,93 0,85 1,01 0,90 1,02
Минеральная 1,00 1,10 0,86 0,93 0,86 1,03 0,91 1,02
Сидеральная 1,03 1,11 0,78 0,98 0,87 1,02 0,89 1,04
Сидерально-минеральная 1,02 1,13 0,89 0,97 0,86 1,01 0,92 1,04

Структурно-агрегатный состав почвы

При определении агрегатного состава почвы определялись все фракции от пыли до глыбистой, но из данных анализа ниже приведено содержание только агрономически ценной фракции почвенных агрегатов в слое 0-30 см послойно каждые 10 см (таблицы 31 и 32).

Таблица 31 – Содержание в почве агрономически ценной фракции почвенных агрегатов размером 0,25-10 мм перед посевом озимой пшеницы в 2017-2018 гг., %

Система удобрения Слой почвы, см 2017 г. 2018 г. Среднее за 2017-2018 гг.
Без удобрений 0-10 65 76 71
10-20 39 75 57
20-30 42 52 47
0-30 49 68 59
Минеральная 0-10 71 65 68
10-20 41 55 48
20-30 37 56 47
0-30 49 59 54
Сидеральная 0-10 74 73 74
10-20 43 72 58
20-30 34 51 43
0-30 50 65 58
Сидерально-минеральная 0-10 69 69 69
10-20 41 53 47
20-30 39 54 47
0-30 49 59 54

Так, при посеве озимой пшеницы наиболее оструктуренной была почва по варианту без удобрений где содержание агрономически ценной фракции в среднем за 2 года составило 59 %. Также довольно хорошее состояние почвы было и там, где на удобрение применялся только пожнивный сидерат, содержание ценной фракции почвенных агрегатов здесь было на 1 % меньше контроля. Почва по вариантам опыта, где применялось минеральное удобрение, была несколько хуже по своей структуре. Здесь, согласно результатам анализов, содержание ценной фракции составляло 54 % как по комбинации минерального удобрения и пожнивного сидерата, так и минерального удобрения без сидерата.

К уборке озимой пшеницы учитываемый показатель изменялся, содержание агрономически ценной фракции почвенных агрегатов снижалось по сравнению с данными при посеве. Так, в слое 0-30 см их содержание составляло от 43 % до 45 %. При этом различия между вариантами системы удобрения практически сгладились.

Таблица 32 – Содержание в почве агрономически ценной фракции почвенных агрегатов размером 0,25-10 мм перед уборкой озимой пшеницы в 2017-2018 гг., %

Система удобрения Слой почвы 2017 г. 2018 г. Среднее за 2017-2018 гг.
Без удобрений 0-10 39 74 57
10-20 22 60 41
20-30 17 53 35
0-30 26 62 44
Минеральная 0-10 37 65 51
10-20 21 68 45
20-30 18 57 38
0-30 26 63 45
Сидеральная 0-10 36 70 53
10-20 25 59 42
20-30 18 51 35
0-30 26 60 43
Сидерально-минеральная 0-10 37 61 49
10-20 23 66 45
20-30 19 59 39
0-30 26 62 44

Засоренность посевов

Учет засоренности в опыте проводился четыре раза. Первый раз перед обработкой гербицидами, затем через 15 и 30 дней после обработки и перед уборкой озимой пшеницы. Результаты, представленные ниже, показывают, что на засоренность посевов влияют как системы удобрений, так и обработка гербицидами. Эти факторы изменяют характер и количество сорной растительности, как по отдельности, так и в сочетании друг с другом.

Так, без удобрений перед обработкой гербицидами в среднем за ротацию севооборота была самая низкая засоренность, 41 экз./м2 (таблица 33). Там, где по схеме опыта применялся пожнивный сидерат, засоренность возрастала до 52 экз./м2. Использование минеральных удобрений в сочетании с пожнивным сидератом и раздельно повышало засоренность по сравнению с контролем примерно в 2,5 раза.

Еще до обработки гербицидами засоренность делянок, где гербицид не применялся, составляла в среднем 111 экз./м2, что в 2,7 раза была выше, чем по ежегодно обрабатываемым делянкам.

Через две недели после обработки посевов гербицидами засоренность необработанных делянок возрастала в среднем в 3 раза за счет появления второй волны сорняков.

Таблица 33 – Общая засоренность посевов озимой пшеницы перед обработкой гербицидами за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения без удобрений 48 49 26 41
минеральная 225 46 53 108
сидеральная 58 65 33 52
сидерально-минеральная 175 64 75 105
Система защиты растений без гербицидов 212 54 68 111
гербициды 39 59 26 41
Сочетание системы удобрений и защиты растений без удобрений, без гербицидов 42 50 35 42
без удобрений, гербициды 51 48 16 38
NPK, без гербицидов 401 56 78 178
NPK, гербициды 46 36 26 36
сидерат, без гербицидов 94 54 47 65
сидерат, гербициды 20 76 18 38
сидерат+NPK, без гербицидов 310 52 108 157
сидерат +NPK, гербициды 39 76 42 52

При этом засоренность обработанных гербицидами посевов несколько снижалась, но очень незначительно из-за второй волны сорняков (таблица 34).

Таблица 34 – Общая засоренность посевов озимой пшеницы через две недели после обработки гербицидами за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения без удобрений 116 34 10 53
минеральная 610 40 23 224
сидеральная 377 60 24 154
сидерально-минеральная 558 48 26 211
Система защиты растений без гербицидов 967 54 32 351
гербициды 54 38 9 34
Сочетание системы удобрений и защиты растений без удобрений, без гербицидов 120 46 17 61
без удобрений, гербициды 104 22 3 43
NPK, без гербицидов 1197 44 41 427
NPK, гербициды 14 36 4 18
сидерат, без гербицидов 680 66 35 260
сидерат, гербициды 66 54 13 44
сидерат+NPK, без гербицидов 1086 58 36 393
сидерат +NPK, гербициды 31 38 15 28

Сохранялись тенденции, зафиксированные в предыдущем учете. Более обеспеченные питательными веществами варианты с минеральным удобрением были сильнее засорены сорняками всех групп, чем те, где применялся только пожнивный сидерат или вообще не вносились удобрения. Без удобрений количество сорняков в посевах культуры составляло всего 53 экз./м2. Посевы, которые удобряли пожнивным сидератом, были засорены сильнее в 3 раза, а там, где применялись минеральные удобрения, засоренность была выше в 4 раза.

Также отмечено, что при продолжающемся росте засоренности повышался разрыв по этому показателю по делянкам без обработки гербицидами относительно обработанных вариантов. Так, если без гербицида через 15 дней после обработки сорняков стало 351 экз./м2, то по обработанным вариантам их было в 10 раз меньше. При густоте в 500 шт./м2 растений озимой пшеницы такая засоренность заметно влияет на условия роста и развития культуры.

Через 30 дней после обработки посевов озимой пшеницы гербицидами в среднем за ротацию севооборота количество сорняков по сравнению с предыдущим учетом еще возрастало, хотя и не так быстро (таблица 35).

Таблица 35 – Общая засоренность посевов озимой пшеницы через месяц после обработки гербицидами за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения без удобрений 806 19 7 277
минеральная 1055 38 13 369
сидеральная 782 58 19 286
сидерально-минеральная 889 56 13 319
Система защиты растений без гербицидов 1451 60 21 511
гербициды 61 26 5 31
Сочетание системы удобрений и защиты растений без удобрений, без гербицидов 1511 28 9 516
без удобрений, гербициды 100 10 4 38
NPK, без гербицидов 2021 50 23 698
NPK, гербициды 86 26 2 38
сидерат, без гербицидов 1531 66 27 541
сидерат, гербициды 30 50 11 30
сидерат+NPK, без гербицидов 1739 94 21 618
сидерат +NPK, гербициды 39 76 42 52

Изучаемые системы удобрений через месяц после обработки гербицидами имели все еще различный уровень засоренности. Так, меньше всего сорняков было по вариантам без удобрений, где их было 277 экз./м2 и по варианту с пожнивным сидератом, на котором сорняков было 286 экз./м2. Таким образом, отмечено, что через месяц после обработки гербицидами средняя засоренность этих вариантов практически сравнялась между собой. При этом посевы, где применялись минеральные удобрения, были засорены сильнее. Так, по комбинации пожнивного сидерата и минерального удобрения количество сорняков составляло 319 экз./м2, что было на 16 % ниже, чем по минеральной системе удобрения.

Без обработки гербицидами средняя численность сорняков возросла по сравнению с предыдущим учетом в 1,5 раза, составив 511 экз./м2. По обработанным гербицидами посевам этот показатель остался практически на прежнем уровне с небольшим понижением. Разница в засоренности обработанных гербицидами посевов и без обработки увеличилось почти до 17 раз.

К моменту уборки озимой пшеницы количество вегетирующих сорняков в посевах уменьшалось, относительно данных предыдущих учетов.

Таблица 36 – Общая засоренность посевов озимой пшеницы перед уборкой за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Среднее
Система удобрения без удобрений 180 67 6 84
минеральная 696 64 28 263
сидеральная 408 78 30 172
сидерально-минеральная 515 73 38 209
Система защиты растений без гербицидов 801 85 38 308
гербициды 100 56 13 56
Сочетание системы удобрений и защиты растений без удобрений, без гербицидов 295 68 10 124
без удобрений, гербициды 65 66 2 44
NPK, без гербицидов 1226 88 41 452
NPK, гербициды 166 40 13 73
сидерат, без гербицидов 738 114 34 295
сидерат, гербициды 78 42 25 48
сидерат+NPK, без гербицидов 941 69 68 359
сидерат +NPK, гербициды 88 76 8 57

Так, средняя засоренность делянок без удобрения перед уборкой составляла 84 экз./м2, и было самым низким значением в этот учет. По остальным вариантам системы удобрений сорняков было выше в 2-3 раза, чем без удобрений (таблица 36).

В среднем без применения гербицидов количество вегетирующих сорняков в посевах к моменту уборки озимой пшеницы составляло 308 экз./м2. Посевы, которые обрабатывались гербицидами, были засорены в 5,5 раза меньше, чем без них.

Таким образом, применение минеральных удобрений приводило к увеличению числа сорняков по сравнению с вариантами без удобрений во все сроки учетов. Так же учитываемый показатель увеличивался и при использовании пожнивного сидерата. Отмечено, однако, что общая засоренность при использовании одного сидерата во все сроки учетов была ниже, чем при его комбинации с минеральным удобрением.

Урожайность озимой пшеницы

Озимая пшеница все три года положительно отзывалась как на внесение удобрений, так и на средства защиты от вредных объектов.

Возделывание пшеницы без использования химических средств интенсификации земледелия позволило получить урожайность 3,85 т/га (таблица 37). Полная схема защиты растений и семян дала прибавку урожая 0,56 т/га.

Таблица 37 – Урожайность озимой пшеницы по вариантам опыта за 2016-2018 гг., т/га

Система удобрений Обработка посевов СЗР Обработка семян Урожайность, т/га
2016 2017 2018 средняя
Без удобрений Без средств защиты непротравленные(контроль) 2,45 4,59 4,51 3,85
протравленые 2,25 4,51 4,61 3,79
Гербицид непротравленные 3,06 4,94 5,02 4,34
протравленые 2,72 5,36 5,35 4,48
Гербицид + фунгицид непротравленные 3,25 4,67 4,93 4,28
протравленые 2,96 4,79 5,22 4,32
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 2,74 4,74 5,49 4,32
протравленые 2,58 4,94 5,72 4,41
N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 3,18 6,92 6,12 5,41
протравленые 3,99 7,01 6,46 5,82
Гербицид непротравленные 3,41 7,12 6,52 5,68
протравленые 4,21 7,13 6,55 5,96
Гербицид + фунгицид непротравленные 4,10 6,84 6,79 5,91
протравленые 5,00 7,00 6,97 6,32
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 3,61 7,12 6,85 5,86
протравленые 4,19 7,59 6,99 6,26
Сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 2,48 4,88 4,91 4,09
протравленые 2,28 5,01 5,02 4,10
Гербицид непротравленные 2,94 4,97 5,28 4,40
протравленые 2,44 5,20 5,52 4,39
Гербицид + фунгицид непротравленные 3,25 4,81 5,11 4,39
протравленые 2,51 5,57 5,34 4,47

Продолжение таблицы 37

Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 2,81 5,45 5,85 4,70
протравленые 2,55 5,54 5,95 4,68
N30P30K30 + сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 3,40 7,18 6,13 5,57
протравленые 3,98 7,25 6,34 5,86
Гербицид непротравленные 3,47 7,03 6,43 5,64
протравленые 3,86 7,35 6,47 5,89
Гербицид + фунгицид непротравленные 4,15 6,99 6,58 5,91
протравленые 4,42 7,40 6,63 6,15
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 3,82 7,44 6,87 6,04
протравленые 3,93 7,72 6,88 6,18
НСР05= 0,51 0,58 0,46 0,52

Применение только минеральных удобрений без пестицидов давало среднюю урожайность зерна 5,41 т/га, что было на 1,56 т/га больше, чем такой же вариант без удобрений. При использовании минеральных удобрений и полной схемы защиты растений с гербицидом, фунгицидом, инсектицидом и протравителем урожайность пшеницы увеличивалась на 0,85 т/га относительно варианта без пестицидов.

Сидерат пожнивно, используемый в опыте в качестве органического удобрения, по севообороту был фактически предпредшественником озимой пшеницы. Тем не менее, он также оказал определенное влияние на урожайность культуры. Так, при полном отказе от пестицидов, урожайность здесь составила 4,09 т/га, что было на 0,24 т/га больше, чем без удобрений.

В данном случае, следует говорить о тенденции к повышению урожайности, а не о достоверной прибавке, так как ее величина меньше наименьшей достоверной разницы вариантов. По этой системе удобрений использование пестицидов по полной схеме достоверно увеличивало урожайность по сравнению с необработанным ими вариантом. Разница между ними составляла 0,59 т/га.

Использование комбинации сидерата пожнивно и минерального удобрения не показало никакого заметного преимущества такой системы удобрений по продуктивности культуры в сравнении с чисто минеральной. Урожайность пшеницы по этой системе удобрений при полном отказе от пестицидов составляла 5,57 т/га. Это было на 0,16 т/га больше, чем по аналогичному варианту с минеральными удобрениями, но, к сожалению, это не может оцениваться как достоверная разница. За счет минерального удобрения в ее составе эта система удобрений повышала урожайность относительно чисто сидеральной системы на 1,48 т/га, если сравнивать варианты без пестицидов. Использование полной системы защиты растений, как и везде, давало достоверную прибавку урожая относительно варианта, где пестицид не использовались вообще. Урожайность озимой пшеницы здесь составляла 6,18 т/га, что было на 0,61 т/га больше, чем при отказе от средств химической защиты растений.

Максимальная урожайность в опыте, 6,32 т/га, была получена по варианту с внесением минеральных удобрений N30P30K30, гербицидно-фунгицидной защитой посевов и протравливанием семян. Самая низкая урожайность, 3,79 т/га была отмечена по варианту без удобрений, без пестицидов и с протравливанием семян.

Урожайность озимой пшеницы в среднем за три года составляла, в зависимости от системы удобрений, от 4,23 т/га до 5,91 т/га (таблица 38). Самой низкой она была по варианту без удобрений. Применение пожнивного сидерата увеличивало среднюю урожайность относительно контроля без удобрений на 0,17 т/га. Варианты с минеральным удобрением как в сочетании с пожнивным сидератом, так и без него давали урожайность на 1,67-1,68 т/га выше, чем без удобрений.

Таблица 38 – Урожайность озимой пшеницы в среднем по факторам опыта за 2016-2018 гг., т/га

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения
Без удобрений 2,75 4,82 5,11 4,23
N30P30K30 3,96 7,09 6,66 5,90
Сидерат 2,66 5,18 5,37 4,40
Сидерат +N30P30K30 3,88 7,30 6,54 5,91
НСР05 0,18 0,21 0,16 0,18
Система защиты растений
Без защиты 3,00 5,92 5,51 4,81
Гербицид 3,26 6,14 5,89 5,10
Гербицид+фунгицид 3,71 6,01 5,95 5,22
Гербицид+фунгицид+инсектицид 3,28 6,32 6,33 5,31
НСР05 0,18 0,21 0,23 0,21
Предпосевная обработка семян
Не протравленные 3,26 5,98 5,84 5,03
Протравленные 3,37 6,21 6,00 5,19
НСР05 0,13 0,15 0,32 0,20

В среднем за три года – с 2016 г. по 2018 г. – заметную прибавку урожая давало применение гербицидов. Здесь повышение урожайности озимой пшеницы составило 0,29 т/га, что существенно и достоверно превышало контроль без пестицидов. Использование фунгицидов на фоне гербицидной обработки давало увеличение урожая относительно варианта с одним гербицидом, но эта прибавка в 0,12 т/га была недостаточной, чтобы преодолеть порог достоверности. Совместное действие всех пестицидов, применяемых по вегетирующим растениям, давало в сумме прибавку урожая 0,21 т/га по сравнению с посевами, которые обрабатывали только гербицидами. Это была существенная и достоверная прибавка.

В среднем за 3 года варианты с непротравленными семенами показали урожайность на уровне 5,03 т/га. В 2017 году протравливание семян существенно и достоверно повышало урожайность культуры по сравнению с непротравленными вариантами, но в среднем за 3 года прибавка урожая составила 0,16 т/га, что ниже порога достоверности.

Качество урожая

Одним из важных показателей качества зерна является масса тысячи зерен, характеризующая их выполненность.

Зерно пшеницы Майская Юбилейная имело вес 40,7 г при полном отказе от удобрений и пестицидов, включая предпосевную обработку семян (таблица 39). Применение полной схемы защиты с протравливанием семян давало увеличение его веса до 44,8 г. Прирост относительно контроля составлял, таким образом, 4,1 г.

Без средств защиты растений и без обработки семян, но с использованием минеральных удобрений в дозе N30P30K30 зерно пшеницы имело массу тысячи 40,6 г, что было на 0,1 г меньше контрольного варианта. По этой же системе удобрения применение полной схемы защиты растений с протравливанием семян приводило к увеличению выполненности зерна пшеницы до 44,0 г.

Система удобрения, включающая в себя только пожнивный сидерат, без применения средств химической защиты растений и обработки семян позволила получить урожай с массой тысячи зерен, равной 40,1 г. Это было меньше на 0,6 г, чем по аналогичному варианту без удобрений. Использование всех средств химической защиты увеличивало массу тысячи зерен до 43,0 г по сравнению с вариантом без пестицидов. Относительно контроля без удобрений это было меньше на 1,8 г.

Комбинированная система удобрений, включающая пожнивный сидерат и минеральное удобрение при отсутствии средств защиты растений, давало зерно, масса тысячи штук которого составляла 42,5 г. Применение гербицида, фунгицида, инсектицида и протравителя семян по этой системе удобрений увеличивало массу тысячи зерен озимой пшеницы до 43,5 г (таблица 40).

Наименее выполненное зерно в опыте было по варианту сидерат пожнивно без применения пестицидов, здесь масса тысячи зерен была 40,1 г. Самое тяжелое зерно имело массу тысячи 44,8 г, это был вариант без удобрений с полной схемой химической защиты растений, включая обработку семян.

Таблица 39 – Масса тысячи зерен по вариантам опыта за 2016-2018 гг., г

Система удобрений Обработка посевов СЗР Обработка семян Масса тысячи зерен
2016 2017 2018 средняя
Без удобрений Без средств защиты непротравленные (к) 35,6 45,0 41,5 40,7
протравленные 39,2 46,4 41,9 42,5
Гербицид непротравленные 38,5 46,0 40,8 41,8
протравленные 38,8 46,4 41,1 42,1
Гербицид + фунгицид непротравленные 38,6 46,6 40,6 41,9
протравленные 40,4 47,5 42,8 43,6
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 41,8 46,6 41,6 43,3
протравленные 44,0 47,9 42,4 44,8
N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 34,8 45,0 41,9 40,6
протравленные 36,8 45,6 40,3 40,9
Гербицид непротравленные 38,2 46,0 40,4 41,5
протравленные 39,5 47,2 40,6 42,4
Гербицид + фунгицид непротравленные 41,2 46,6 41,6 43,1
протравленные 42,4 47,6 41,3 43,8
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 40,6 47,6 42,0 43,4
протравленные 40,6 49,4 42,0 44,0
Сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 34,4 45,0 40,8 40,1
протравленные 34,2 46,8 41,9 41,0
Гербицид непротравленные 38,8 46,2 40,5 41,8
протравленные 40,4 47,6 40,9 43,0
Гербицид + фунгицид непротравленные 39,2 47,8 42,2 43,1
протравленные 39,8 48,0 41,8 43,2
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 39,4 47,2 42,1 42,9
протравленные 37,4 49,0 42,5 43,0
N30P30K30 + сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 39,6 46,7 41,2 42,5
протравленные 39,4 47,0 40,4 42,3
Гербицид непротравленные 36,6 47,4 41,4 41,8
протравленные 38,4 48,0 39,4 41,9
Гербицид + фунгицид непротравленные 38,4 47,4 41,0 42,3
протравленные 39,2 48,7 41,8 43,2
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 38,8 48,2 41,6 42,9
протравленные 39,8 49,8 41,0 43,5

В среднем за 3 года система удобрений слабо повлияла на этот показатель, который по разным вариантам этого фактора варьировал в пределах от 42,3 г до 42,6 г. При этом менее выполненным было зерно с посевов, где использовались чисто сидеральное удобрение.

Таблица 40 – Масса тысячи зерен озимой пшеницы за 2016-2018 гг., г.

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрений
Без удобрений 39,6 46,6 41,6 42,6
N30P30K30 39,3 46,9 41,3 42,5
Сидерат 38,0 47,2 41,6 42,3
Сид.+N30P30K30 38,8 47,9 41,0 42,6
Система защиты растений
Без защиты 36,8 45,9 41,2 41,3
Гербицид 38,7 46,9 40,6 42,1
ГФ 39,9 47,5 41,6 43,0
ГФИ 40,3 48,2 41,9 43,5
Предпосевная обработка семян
Не протравленные 38,4 46,6 41,3 42,1
Протравленные 39,4 47,7 41,4 42,8

Заметно повлияло на массу тысячи зерен применение средств защиты растений. Так, в среднем за три года, использование гербицида повышало его на 0,8 г. по сравнению с контролем без пестицидов, где учитываемый показатель составлял 41,3 г. Добавление в схему защиты растений фунгицида увеличивало вес зерна еще на 0,9 г, а инсектицида еще на 0,5 г.

Также на вес зерна повлияла предпосевная обработка семян протравителями. Так, в среднем за 3 года, по варианту без протравливания семян масса 1000 зерен полученного урожая составляла величину 42,1 г, а протравливание увеличивало этот показатель на 0,7 г.

Содержание клейковины характеризует качество муки, которую можно получить из полученного урожая пшеницы. В среднем за 3 года зафиксировано, что этот показатель заметно варьировал в зависимости от всех изучаемых факторов опыта.

Наихудшее качество зерна было по варианту без удобрений и пестицидов, где содержание клейковины составило 16,5 % (таблица 41). Применение полной схемы защиты посевов, включавшей гербицид, фунгицид и инсектицид, увеличило ее выход до 19,5 %.

Возделывание озимой пшеницы по системе удобрений, в которой были только минеральные удобрения в дозе N30P30K30, без обработки посевов пестицидами дало урожай зерна, содержащего 24,3 % клейковины. Применение всех средств химической защиты растений на фоне минеральной системы удобрений увеличивало ее содержание до 26,1 %.

Таблица 41 – Содержание клейковины по вариантам опыта за 2016-2018 гг., %

Система удобрений Обработка посевов СЗР Обработка семян Содержание клейковины
2016 2017 2018 среднее
Без удобрений Без средств защиты непротравленные (к) 27,6 6,9 15,1 16,5
протравленные 27,8
Гербицид непротравленные 28,4 14,0 17,4 19,9
протравленные 30,4
Гербицид + фунгицид непротравленные 29,6 10,3 18,3 19,4
протравленные 29,6
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 25,6 13,3 19,7 19,5
протравленные 24,0
N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 23,6 28 21,4 24,3
протравленные 25,2
Гербицид непротравленные 27,6 25,4 23,7 25,6
протравленные 25,6
Гербицид + фунгицид непротравленные 29,2 20,1 24,0 24,4
протравленные 29,6
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 31,6 19,7 26,9 26,1
протравленные 27,2
Сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 23,6 10,3 14,9 16,3
протравленные 22,0
Гербицид непротравленные 31,2 11,4 16,2 19,6
протравленные 27,2
Гербицид + фунгицид непротравленные 25,6 17,3 16,8 19,9
протравленные 27,6
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 23,6 12,0 18,6 18,1
протравленные 22,8
N30P30K30 + сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 26,0 22,3 21,2 23,2
протравленные 29,2
Гербицид непротравленные 27,2 19,1 24,6 23,6
протравленные 30,4
Гербицид + фунгицид непротравленные 27,6 20,3 24,9 24,3
протравленные 29,6
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 26,8 21,4 25,7 24,6
протравленные 29,6

Система удобрения, основанная только пожнивном сидерате без обработки пестицидами, давала зерно с 16,3 % клейковины. Применение здесь пестицидов приносило прирост содержания клейковины до 18,1 %.

По сочетанию пожнивного сидерата и минерального удобрения содержание клейковины составляло 23,2 %, если не использовали средства химической защиты растений, и 24,6 %, если их применяли.

Без удобрений и по сидерату пожнивно качество зерна было самое низкое. Вариант, где применялся пожнивный сидерат, дал урожай с содержанием клейковины в зерне 22,8 % (таблица 42). Без удобрений ее было на 2,1 % больше, чем по сидерату.

Таблица 42 – Содержание клейковины в зерне озимой пшеницы за 2016-2018 гг., %

Вариант опыта 2016 2017 2018 Среднее
Система удобрений
Без удобрений 27,9 11,1 17,6 24,9
N30P30K30 27,5 23,3 24,0 29,8
Сидерат 25,5 12,8 16,6 22,8
Сидерат+N30P30K30 28,3 20,8 24,1 29,9
Система защиты
Без защиты 25,6 16,9 18,2 25,8
Гербицид 28,5 17,5 20,5 28,5
ГФ 28,6 17,0 21,0 27,7
ГФИ 26,2 16,6 22,7 26,2
Протравливание семян
Не протравленные 27,2
Протравленные 27,4

Варианты опыта с применением минеральных удобрений дали самое качественное зерно. Здесь содержание клейковины было в пределах от 29,8 % до 29,9 %, причем по сочетанию пожнивного сидерата и минерального удобрения оно было выше, чем по одному только минеральному удобрению.

Исключение пестицидов из технологии возделывания озимой пшеницы плохо отражалось на качестве её урожая. Здесь содержание клейковины в зерне в среднем составило 25,8 %. Применение гербицидов давало увеличение выхода клейковины на 2,7 %, а вот добавление в систему защиты растений фунгицида и инсектицида не привело к дальнейшему росту клейковины в зерне, а наоборот, снизило этот показатель. Так, по гербицидно-фунгицидной обработке посевов содержание клейковины по сравнению с одной гербицидной снизилось на 0,8 %. Применение инсектицида показало снижение по сравнению с предыдущей ступенью химической защиты на 1,5 %. В 2016 году на варианте опыта с непротравленными семенами зерно имело содержание клейковины 27,2 %, а с протравленными на 0,2 % больше.

2.5.2. Определение эффективности приемов биологизации технологии возделывания сои

Запасы продуктивной влаги

Обеспеченность тридцатисантиметрового слоя почвы доступной растениям влагой перед посевом сои в среднем за 3 года составляла от 41 мм до 42 мм в зависимости от системы удобрений (таблица 43).

Таблица 43 – Запасы продуктивной влаги перед посевом сои
в 2016-2018 гг., мм

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 средние
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 50 164 49 169 25 153 41 162
Минеральная 48 160 45 158 29 149 41 156
Сидеральная 45 159 48 165 30 165 41 163
Сидерально-минеральная 44 156 52 174 29 168 42 166

В метровом слое запасы продуктивной влаги варьировали более заметно, различаясь на 10 мм в зависимости от системы удобрений, и были от 156 мм до 166 мм.

К моменту уборки сои запасы влаги в почве значительно снижались, и в среднем за три года, составляли от 18 мм до 22 мм в слое 0-30 см, и от 70 мм до 77 мм в метровом слое почвы (таблица 44).

Таблица 44 – Запасы продуктивной влаги перед уборкой сои
в 2016-2018 гг., мм

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 средние
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 29 123 23 40 5 58 19 74
Минеральная 31 119 18 31 6 61 18 70
Сидеральная 36 132 21 51 5 48 21 77
Сидерально-минеральная 38 134 24 45 5 52 22 77

Меньше всего продуктивной влаги в верхнем слое почвы к моменту уборки оставалось там, где применялось одно только минеральное удобрение, 18 мм, а больше всего по вариантам с пожнивным сидератом, 21-22 мм.

Плотность почвы

Отборы почвы для определения плотности сложения проводились дважды в сезон – перед посевом и перед уборкой сои. Заметных различий по плотности почвы в среднем за ротацию севооборота отмечено не было. Плотность почвы в слое на глубину 0-30 см составляли от 1,10 г/см3 до 1,12 г/см3 (таблица 45). Это оптимальная плотность почвы для возделывания сельскохозяйственных культур.

Таблица 45 – Плотность почвы перед посевом сои в 2015-2018 гг., г/см3

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 Среднее
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 1,05 1,09 1,05 1,10 0,91 1,10 1,00 1,10
Минеральная 1,08 1,12 1,07 1,13 0,96 1,12 1,04 1,12
Сидеральная 1,16 1,15 1,09 1,10 0,89 1,07 1,05 1,11
Сидерально-минеральная 1,17 1,14 0,98 1,04 0,99 1,11 1,05 1,10

В среднем за 3 года наблюдений к моменту уборки сои плотность почвы практически не изменялась по сравнению со временем посева, отклонения были незначительными как в слое 0-10 см, так и в слое 0-30 см. Плотность почвы по различным системам удобрений варьировала в пределах 1,06…1,07 г/см3 (таблица 46).

Таблица 46 – Плотность почвы перед уборкой сои в 2015-2018 гг., г/см3

Система удобрений Год; слой почвы, см
2016 2017 2018 средняя
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 0,90 1,02 0,95 1,04 1,04 1,15 0,96 1,07
Минеральная 0,92 1,00 0,99 1,04 1,08 1,17 1,00 1,07
Сидеральная 0,94 1,01 1,02 1,07 1,02 1,11 0,99 1,06
Сидерально-минеральная 0,90 1,02 0,94 1,03 1,06 1,16 0,97 1,07

Структурно-агрегатный состав почвы

Почва для анализа структуры отбиралась послойно через каждые 10 см на глубину 30 см, перед посевом и уборкой сои. Ниже приведены данные по содержанию только агрономически ценных почвенных агрегатов по различным системам удобрений.

Перед посевом сои в среднем за 2 года наилучшее состояние почвы было по вариантам с пожнивным сидератом и без удобрений. Здесь содержание агрономически ценной фракции почвенных агрегатов было самым высоким, соответственно 46 % и 48 % (таблица 47).

Таблица 47 – Содержание в почве агрономически ценной фракции размером 0,25-10 мм перед посевом сои в 2017-2018 гг., %

Система удобрения Слой почвы, см 2017 г. 2018 г. Среднее
Без удобрений 0-10 33 54 44
10-20 26 49 38
20-30 54 68 61
0-30 38 57 48
Минеральная 0-10 38 48 43
10-20 21 46 34
20-30 52 65 59
0-30 37 53 45
Сидеральная 0-10 39 53 46
10-20 22 51 37
20-30 44 64 54
0-30 35 56 46
Сидерально-минеральная 0-10 35 51 43
10-20 19 49 34
20-30 48 61 55
0-30 34 54 44

По варианту с одним только минеральным удобрением относительно контроля их содержание было ниже на 3 %, а по варианту с сочетанием пожнивного сидерата и минерального удобрения на 4 %.

К моменту уборки сои в среднем по различным системам удобрений содержание агрономически ценной фракции почвенных агрегатов в слое 0-30 см выравнивалось, и варьировало в пределах от 51 % до 53 % (таблица 48).

Таблица 48 – Содержание в почве агрономически ценной фракции размером 0,25-10 мм перед уборкой сои в 2017-2018 гг., %

Система удобрения Слой почвы 2017 г. 2018 г. Среднее
Без удобрений 0-10 45 53 42
10-20 45 63 54
20-30 54 63 58
0-30 48 60 51
Минеральная 0-10 47 60 46
10-20 51 69 55
20-30 57 69 54
0-30 52 66 52
Сидеральная 0-10 46 56 42
10-20 51 65 56
20-30 59 68 60
0-30 52 63 53
Сидерально-минеральная 0-10 44 62 46
10-20 50 68 55
20-30 59 69 59
0-30 51 66 53

В целом, к уборке в пахотном слое происходило повышение содержания почвенных агрегатов фракции 0,25-10 мм на величину от 2 % до 17 % по сравнению с посевом.

Засоренность посевов

Учеты засоренности в посевах сои показали, что как используемая система удобрений, так и защита растений гербицидами заметно влияет на количество всех видов сорных растений в посевах культуры.

Несмотря на различия в уровне засоренности по годам, в среднем количество сорняков до начала работы гербицидами по изучаемым системам удобрений варьировало в небольших пределах от 176 экз./м2 до 234 экз./м2 (таблица 49). Все виды удобрений давали эффект увеличения засоренности. Там, где применялись минеральные удобрения, сорняков, было больше. Так, относительно варианта без удобрений посевы с минеральным удобрением был засорены на 13 % сильнее. Сидерально-минеральная система удобрений показывала засоренность посевов выше на 23 %, чем сидеральная.

Таблица 49 – Общая засоренность посевов сои перед обработкой гербицидами за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения Без удобрений 24 429 76 176
Минеральная 29 488 81 199
Сидеральная 31 453 89 191
Сидерально- минеральная 52 548 103 234
Система защиты растений Без гербицидов 34 697 124 285
Гербициды 34 362 50 149
Сочетание системы удобрений и защиты растений Без удобрений, без гербицидов 24 861 95 327
Без удобрений, гербициды 22 395 56 158
NPK, без гербицидов 40 759 99 299
NPK, гербициды 17 215 62 98
Сидерат, без гербицидов 20 592 138 250
Сидерат, гербициды 41 313 39 131
Сидерат+NPK, без гербицидов 52 727 161 313
Сидерат+NPK, гербициды 52 368 44 155

В связи со стационарным размещением вариантов, многолетнее применение гербицидов влияло на засорение посевов. Так, делянки без многолетнего обработок гербицидами в первый учет имели среднюю засоренность 285 экз./м2, а там, где ежегодно посевы обрабатывались, их было почти вдвое меньше.

Через месяц после обработки гербицидами количество сорняков почти по всем вариантам опыта снизилось, а различия между ними стали заметнее. Так, засоренность в среднем по системам удобрений была в пределах от 127 экз./м2 без удобрений до 244 экз./м2 по минеральному удобрению (таблица 50). Там, где применялись минеральные удобрения, сорной растительности было больше, чем по вариантам без них. По сравнению с вариантом без удобрений, посевы с минеральными удобрениями были засорены на 92 % сильнее. Вариант опыта с сочетанием пожнивного сидерата и минерального удобрения также был сильнее засорен, на 13 %, чем соя только по пожнивному сидерату.

Высокая засоренность делянок сои без гербицидов обусловило более сильную конкуренцию за факторы жизни между сорняками, что привело к отмиранию части из них. Поэтому средняя засоренность относительно первого учета снизилась как по обработанным гербицидами вариантам опыта, так и без них. Так, без гербицидов среднее число сорных растений в посевах сои составляло 256 экз./м2, а по обработанным гербицидами 117 экз./м2.

К моменту уборки сои количество вегетирующих сорняков в поле была значительно ниже, чем в предыдущие учеты. В среднем за три года, засоренность посевов под различными системами удобрений составила от 21 экз./м2 до 30 экз./м2 (таблица 51). При этом на варианте без обработки гербицидами средняя засоренность составила 35 экз./м2. Обработанные гербицидами посевы были чище, количество сорняков на них относительно вариантов без них было ниже в 2,5 раза.

Таблица 50 – Общая засоренность посевов сои через месяц после обработки гербицидами за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения Без удобрений 20 233 127 127
Минеральная 24 493 214 244
Сидеральная 20 338 174 177
Сидерально- минеральная 41 319 241 200
Система защиты растений Без гербицидов 37 477 255 256
Гербициды 14 213 123 117
Сочетание системы удобрений и защиты растений Без удобрений, без гербицидов 29 382 134 182
Без удобрений, гербициды 10 82 119 70
NPK, без гербицидов 29 632 275 312
NPK, гербициды 17 351 152 173
Сидерат, без гербицидов 30 469 278 259
Сидерат, гербициды 7 205 70 94
Сидерат+NPK, без гербицидов 61 424 329 271
Сидерат+NPK, гербициды 21 212 151 128

Таблица 51 – Общая засоренность посевов сои перед уборкой за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Среднее
Система удобрения Без удобрений 24 25 13 21
Минеральная 30 15 18 21
Сидеральная 33 36 20 30
Сидерально- минеральная 37 26 24 29
Система защиты растений Без гербицидов 44 37 23 35
Гербициды 16 14 13 14
Сочетание системы удобрений и защиты растений Без удобрений, без гербицидов 33 36 17 29
Без удобрений, гербициды 13 12 7 11
NPK, без гербицидов 49 23 20 31
NPK, гербициды 8 7 15 10
Сидерат, без гербицидов 40 54 24 39
Сидерат, гербициды 25 17 14 19
Сидерат+NPK, без гербицидов 51 33 31 38
Сидерат+NPK, гербициды 21 18 17 19

Урожайность сои

В среднем за 3 года урожайность сои сильнее зависела от обработок гербицидами, чем от системы удобрений или предпосевной обработки семян протравителями.

Возделывание сои без удобрений, протравливания семян и использования пестицидов по вегетации в среднем за 3 года показало урожайность зерна величиной 1,94 т/га (таблица 52). Полная схема защиты растений и семян при отсутствии удобрений увеличивала урожайность
до 2,59 т/га.

Таблица 52 – Урожайность сои за 2016-2018 гг., т/га

Система удобрений Обработка посевов СЗР Обработка семян Урожайность, т/га
2016 2017 2018 средняя
Без удобрений Без средств защиты непротравленные (к) 2,56 0,50 2,76 1,94
протравленные 2,39 0,45 2,8 1,88
Гербицид непротравленные 3,13 1,15 3,21 2,50
протравленные 3,04 1,27 3,33 2,55
Гербицид + фунгицид непротравленные 3,10 1,05 3,33 2,49
протравленные 2,95 1,11 3,43 2,50
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 3,03 1,12 3,51 2,55
протравленные 2,97 1,13 3,67 2,59
N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 2,36 0,44 2,92 1,91
протравленные 2,34 0,34 2,79 1,82
Гербицид непротравленные 3,33 1,30 3,62 2,75
протравленные 3,24 1,20 3,55 2,66
Гербицид + фунгицид непротравленные 3,28 1,25 3,61 2,71
протравленные 3,30 1,22 3,71 2,74
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 3,35 1,27 3,81 2,81
протравленные 3,24 1,25 4,13 2,87
Сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 2,02 0,50 2,72 1,75
протравленные 1,80 0,48 2,61 1,63
Гербицид непротравленные 2,80 1,40 3,65 2,62
протравленные 2,78 1,42 3,47 2,56
Гербицид + фунгицид непротравленные 2,76 0,98 3,83 2,52
протравленные 2,65 1,00 3,63 2,43
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 2,71 0,67 3,74 2,37
протравленные 2,77 0,68 4,02 2,49
N30P30K30 + сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 2,04 0,41 2,89 1,78
протравленные 2,16 0,49 2,92 1,86
Гербицид непротравленные 3,08 1,51 3,55 2,71
протравленные 3,06 1,43 3,44 2,64
Гербицид + фунгицид непротравленные 3,24 1,25 3,69 2,73
протравленные 3,06 1,34 3,52 2,64
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 3,18 1,40 3,83 2,80
протравленные 3,06 1,23 3,66 2,65
НСР05= 0,28 0,24 0,41 0,31

Минеральное удобрение несущественно повлияло на урожай зерна сои при отсутствии химической защиты посевов и семян. Полученная в среднем за три года урожайность сои по этому варианту составляла 1,91 т/га. Это было на 0,03 т/га ниже, чем на аналогичном варианте по схеме защиты, но без удобрений. А вот применение пестицидов, включая протравливание семян перед посевом, на фоне минеральных удобрений увеличивало урожай зерна до 2,87 т/га.

Возделывание сои по пожнивному сидерату без пестицидов несущественно снижало урожайность относительно посевов без удобрений. Здесь она составляла 1,75 т/га, что было на 0,19 т/га ниже варианта без удобрений и средств химической защиты. Использование на фоне пожнивного сидерата полной схемы химической защиты растений и посевного материала приводило к прибавке урожая по сравнению с вариантом без нее. Урожайность сои здесь была на уровне 2,49 т/га. Это, однако, было немного меньше, чем аналогичные варианты без удобрений или с минеральным удобрением.

Комбинированная система удобрений из пожнивного сидерата и минерального удобрения, при отсутствии пестицидной защиты посевов и семян давала урожай сои равный 1,78 т/га, а при использовании полной схемы защиты с протравливанием семян 2,65 т/га. В первом случае это было несколько больше, чем по аналогичному варианту с пожнивным сидератом и меньше, чем без удобрений и по минеральной системе удобрений. А во втором эпизоде на 0,22 т/га меньше только по минеральному фону.

Без удобрений и по сидерату пожнивно урожайность была несколько ниже, чем по вариантам с минеральными удобрениями (таблица 53). Так, по сидерату пожнивно она была 2,30 т/га, а без удобрений существенно выше на 0,11 т/га. Использование минерального удобрения показывало достоверное повышение урожайности на 0,12 т/га относительно варианта без удобрений. Сочетание пожнивного сидерата и минерального удобрения повышало урожайность сои меньше, всего на 0,06 т/га относительно посевов без внесения удобрений.

В среднем по системам защиты величина прибавки урожая от гербицида за три года составила 0,82 т/га. Добавление в систему защиты растений фунгицида и инсектицида какого-либо существенного влияния на урожай сои не оказало, колебания урожайности не превышали статистического порога.

Протравливание семян не давало никакого положительного эффекта. Урожайность непротравленных вариантов в среднем за три года была даже немного выше, чем протравленных, на 0,02 т/га, хотя это отклонение не превышало минимального значения достоверности.

Таблица 53 – Урожайность сои за 2016-2018 гг., т/га

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Без удобрений 2,90 0,97 3,36 2,41
N30P30K30 3,06 1,03 3,50 2,53
Сидерат 2,54 0,89 3,47 2,30
Сидерат+N30P30K30 2,86 1,13 3,42 2,47
НСР05 0,10 0,08 0,12 0,10
Без защиты 2,21 0,45 2,81 1,82
Гербицид 3,06 1,34 3,52 2,64
ГФ* 3,04 1,15 3,61 2,60
ГФИ** 3,04 1,09 3,81 2,65
НСР05 0,10 0,08 0,12 0,10
Не протравленные 2,87 1,01 3,41 2,43
Протравленные 2,80 1,00 3,42 2,41
НСР05 0,07 0,06 0,10 0,08
*ГФ – гербицид + фунгицид; **ГФИ – гербицид+фунгицид+инсектицид

Качество урожая

Выполненность зерна сои является одним из показателей качества урожая. На этот показатель в среднем за три года влияли все факторы опыта, но наибольший эффект показали пестициды.

Вариант опыта без удобрений, пестицидов и протравливания семян дал урожай с массой тысячи зерен 124,2 г (таблица 54).

Таблица 54 – Масса тысячи зерен по вариантам опыта за 2016-2018 гг., г

Система удобрений Обработка посевов СЗР Обработка семян Масса тысячи зерен
2016 2017 2018 средняя
Без удобрений Без средств защиты непротравленные (к) 138,8 84,3 149,4 124,2
протравленные 141,6 88,4 157,6 129,2
Гербицид непротравленные 125,0 110,6 154,2 129,9
протравленные 130,0 106,0 149,1 128,4
Гербицид + фунгицид непротравленные 139,2 101,8 154,2 131,7
протравленные 139,2 102,0 153,6 131,6
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 135,8 102,6 152,2 130,2
протравленные 139,6 101,2 152,6 131,1
N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 139,0 95,2 157,4 130,5
протравленные 142,0 95,6 150,4 129,3
Гербицид непротравленные 128,0 112,8 144,4 128,4
протравленные 133,0 107,2 147,8 129,3
Гербицид + фунгицид непротравленные 134,4 102,2 148,0 128,2
протравленные 136,2 101,2 152,4 129,9
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 133,0 102,4 155,4 130,3
протравленные 145,8 103,4 151,6 133,6
Сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 131,6 88,6 155,0 125,1
протравленные 131,2 88,0 159,6 126,3
Гербицид непротравленные 134,0 105,8 157,0 132,3

Продолжение таблицы 54

протравленные 129,0 93,4 145,8 122,7
Гербицид + фунгицид непротравленные 145,2 99,0 158,6 134,3
протравленные 134,2 81,8 150,6 122,2
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 133,3 94,0 152,8 126,7
протравленные 133,4 94,4 161,0 129,6
N30P30K30 + сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 138,0 85,6 156,0 126,5
протравленные 131,6 86,8 152,8 123,7
Гербицид непротравленные 134,2 103,2 147,0 128,1
протравленные 131,0 103,2 158,8 131,0
Гербицид + фунгицид непротравленные 134,6 102,0 152,4 129,7
протравленные 135,8 102,6 157,2 131,9
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 130,2 96,4 153,6 126,7
протравленные 136,8 97,2 155,6 129,9

На этой же системе удобрений, но там, где протравливали семена перед посевом и по вегетации сои применяли гербицид, фунгицид и инсектицид, этот показатель составлял 131,1 г, что было на 6,9 г выше.

Зерно сои с варианта, где в опыте применяли минеральное удобрение, в целом было более выполненное. При отсутствии пестицидов и обработки посевного материала масса тысячи зерен здесь составляла 130,5 г, а по полной схеме защиты растений 133,6 г.

Удобрение пожнивным сидератом без применения пестицидов давало небольшое, на 0,9 г, увеличение массы тысячи зерен сои по сравнению с не удобренным вариантом, и здесь она составляла 125,1 г. Применение полной схемы химической защиты по этой системе удобрений давало зерно сои с массой тысячи 129,6 г.

Комбинация минерального удобрения и пожнивного сидерата при возделывании сои без пестицидов дала урожай зерна с массой тысячи зерен величиной 126,5 г. Это было хуже, чем по минеральной системе удобрений, но несколько лучше, чем по сидеральной. Пестициды и протравливание семян сои перед посевом показали здесь несколько худшие результаты, чем по другим системам удобрений. Прирост массы тысячи зерен относительно варианта без пестицидов и протравливания составил всего 3,4 г.

Анализ средних по системам удобрений показал, что масса тысячи зерен немного изменялась в зависимости от системы удобрения, и в среднем за 3 года варьирование этого показателя было в пределах от 127,0 г по пожнивному сидерату до 129,0 г по минеральному удобрению (таблица 55).

Согласно полученным результатам, применение в системе удобрения пожнивного сидерата несколько понижало массу тысячи зерен сои относительно вариантов без сидерата. По сравнению с вариантом без удобрений, соя после пожнивного сидерата имела массу тысячи семян на 1,8 г меньше. Аналогично, сочетание пожнивного сидерата и минерального удобрения давало зерно со сниженной по сравнению с чистым минеральным удобрением массой тысячи на 1,3 г.

Таблица 55 – Масса тысячи зерен сои за 2016-2018 гг., г

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрений
Без удобрений 134,9 99,6 152 128,8
N30P30K30 136,4 102,5 148 129,0
Сидерат 134,0 93,1 154 127,0
Сидерат+N30P30K30 134,0 97,1 152 127,7
Система защиты
Без защиты 136,7 89,1 153 126,3
Гербицид 130,3 105,3 149 128,2
ГФ 137,4 99,1 151 129,2
ГФИ 136,0 99,0 152 129,0
Протравливание семян
Не протравленные 134,0 99,0 153 128,7
Протравленные 135,7 97,0 154 128,9
*ГФ – гербицид + фунгицид; **ГФИ – гербицид+фунгицид+инсектицид

Использование пестицидов при возделывании сои, и особенно гербицидов, положительно влияло на этот показатель. В среднем по системам защиты сои по вегетации, по трехлетним данным, без пестицидов масса тысячи зерен была 126,3 г. Гербицидная обработка повышала ее на 1,9 г. Добавление в схему защиты растений фунгицида и инсектицида давало увеличение веса зерна сои дополнительно на 0,8 г и 1,0 г соответственно.

Предпосевная обработка семян слабо влияла на массу тысячи зерен сои. Тем не менее, при посеве протравленными семенами масса тысячи зерен в полученном урожае из них была выше на 0,2 г, чем при высеве непротравленными.

Главным показателем ценности зерна сои является содержание в нем белка (сырого протеина).

В среднем за три года при возделывании сои без удобрений и пестицидов, а также без протравливания семян перед посевом этот показатель составил 39,74 % (таблица 56). При использовании гербицидов по этой же системе удобрений доля белка в зерне снижалась до 39,30 %. Дальнейшее увеличение интенсификации возделывания сои путем добавления фунгицида и инсектицида приводило к понижению содержания белка в зерне.

Аналогичная картина наблюдалась и по системам удобрений, включающих пожнивный сидерат. Так при использовании одного сидерата снижение происходило с 38,34 % до 37,34 % (исключением был только вариант с гербицидной обработкой), а с добавлением минерального фона питания с 38,81 % до 37,66 %.

Таблица 56 – Содержание белка сои по вариантам опыта
за 2016-2018 гг., %

Система удобрений Обработка посевов СЗР Обработка семян Сырой белок
2016 2017 2018 среднее
Без удобрений Без средств защиты непротравленные (к) 39,75 39,27 40,21 39,74
протравленные 34,95 39,53 40,42 38,30
Гербицид непротравленные 36,82 40,97 40,12 39,30
протравленные 37,26 41,48 40,14 39,63
Гербицид + фунгицид непротравленные 34,95 37,76 40,84 37,85
протравленные 36,97 37,92 40,53 38,47
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 35,65 39,53 40,7 38,63
протравленные 35,36 39,06 40,43 38,28
N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 35,25 37,82 40,53 37,87
протравленные 40,21 39,57 40,47 40,08
Гербицид непротравленные 38,67 40,74 40,21 39,87
протравленные 37,98 41,39 40,15 39,84
Гербицид + фунгицид непротравленные 36,14 39,92 39,4 38,49
протравленные 35,63 38,72 39,75 38,03
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 39,65 39,78 39,36 39,60
протравленные 37,30 39,69 39,69 38,89
Сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 37,14 37,18 40,7 38,34
протравленные 40,38 38,67 40,7 39,92
Гербицид непротравленные 36,02 41,64 40,73 39,46
протравленные 35,25 38,40 40,55 38,07
Гербицид + фунгицид непротравленные 35,81 37,84 40,38 38,01
протравленные 36,62 38,23 40,67 38,51
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 35,14 36,30 40,57 37,34
протравленные 35,81 38,18 40,48 38,16
N30P30K30 + сидерат пожнивно Без средств защиты непротравленные 38,14 39,01 39,27 38,81
протравленные 38,02 38,92 39,36 38,77
Гербицид непротравленные 35,66 39,60 40,55 38,60
протравленные 37,26 41,18 39,56 39,33
Гербицид + фунгицид непротравленные 37,96 37,99 39,66 38,54
протравленные 35,98 39,69 39,83 38,50
Гербицид + фунгицид+ инсектицид непротравленные 35,39 37,84 39,75 37,66
протравленные 36,74 37,34 39,98 38,02

На вариантах с применением минеральных удобрений закономерность была обратной, с ростом интенсификации защиты вегетирующих растений сои количество белка в её зерне росло с 37,87 % без средств защиты до 39,60 % при полной схеме.

Протравливание семян сои несколько меняло картину по содержанию белка в зерне сои в зависимости от применения средств защиты от вредных объектов при её вегетации. Так на фоне без удобрений его количество было практическим равным по всем схемам применения пестицидов, а на фоне минеральных удобрений белок с ростом числа препаратов незначительно снижался.

По результатам анализа полученных данных можно сделать вывод, что в среднем используемые системы удобрений слабо влияли на содержание белка в зерне сои. Так количество сырого протеина в среднем за 3 года по этому фактору изменялось от 38,43 % до 39,06 % (таблица 57).

Таблица 57 – Содержание белка сои в среднем по факторам опыта за 2016-2018 гг., %

Вариант опыта 2016 2017 2018 Среднее
Система удобрений
Без удобрений 36,46 39,44 40,63 38,84
N30P30K30 37,60 39,70 39,89 39,06
Сидерат 36,52 38,31 40,45 38,43
Сидерат+N30P30K30 36,89 38,95 39,55 38,46
Система защиты
Без защиты 37,52 38,75 40,17 38,81
Гербицид 36,87 40,68 40,20 39,25
ГФ 36,26 38,51 40,08 38,28
ГФИ 36,38 38,47 40,07 38,31
Протравливание семян
Не протравленные 36,76 38,95 40,19 38,63
Протравленные 36,98 39,25 40,17 38,80

Небольшое влияние на содержание белка в зерне сои имели и пестициды, хотя можно отметить положительное влияние на этот показатель гербицидов. Так если, в среднем за три года, без пестицидов зерно сои содержало 38,81 % белка, то по варианту с одними только гербицидами его было на 0,44 % больше. Добавление в схему защиты растений фунгицида и инсектицида негативно повлияли на белковость зерна сои. Процент протеина снижался на 0,53 % относительно варианта без пестицидов, и на 0,97 % относительно варианта с одними гербицидами.

Протравливание семян как прием агротехнологии практически никак не повлияло на содержание белка в зерне сои. Среднее его значение изменялось в пределах от 38,63 % до 38,80 %.

2.5.3 Определение эффективности приемов биологизации технологии возделывания яровой пшеницы

Запасы продуктивной влаги

Для определения запасов продуктивной влаги в поле яровой пшеницы почва отбиралась на глубину 100 см послойно через каждые 10 см. Отбор проводился перед посевом и после уборки культуры.

Согласно полученным результатам в среднем за 4 года, можно сделать вывод, что перед посевом запасы доступной растениям влаги мало зависели от системы удобрения. Варьирование её количества в слое 0-30 см было небольшим, всего 1 мм, от 41 мм до 42 мм (таблица 58). В метровом слое почвы диапазон этого показателя по разным системам удобрений было несколько больше, от 166 мм до 169 мм. Разница между самым высоким и самым низким значением составляла 3 мм. В целом запасы влаги перед посевом были удовлетворительными.

Таблица 58 – Запасы продуктивной влаги перед посевом яровой пшеницы в 2015-2018 гг., мм

Система удобрений Год; слой почвы, см
2015 2016 2017 2018 средние
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 42 150 46 177 54 179 24 169 42 169
Минеральная 40 151 47 176 56 182 25 162 42 168
Сидеральная 38 152 50 170 52 180 24 163 41 166
Сидерально-минеральная 39 154 51 171 50 182 26 170 42 169

К уборке яровой пшеницы запасы влаги по различным системам удобрений также различались незначительно. Количество продуктивной влаги в метровом слое почвы было в пределах от 102 мм до 103 мм, а в тридцатисантиметровом от 33 мм до 37 мм (таблица 59).

Таблица 59 – Запасы продуктивной влаги перед уборкой яровой пшеницы в 2015-2018 гг., мм

Система удобрения Год; слой почвы, см
2015 2016 2017 2018 Среднее
0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100 0-30 0-100
Без удобрений 38 72 48 115 27 65 26 159 35 103
Минеральная 39 71 49 117 20 62 23 156 33 102
Сидеральная 41 73 50 114 22 64 26 158 35 102
Сидерально-минеральная 43 75 51 113 26 69 27 153 37 103

Самая низкая обеспеченность влагой была по минеральной системе удобрений, а самая высокая по сидерально-минеральной. В целом, значительных различий по системам удобрений не отмечено.

Плотность почвы

В среднем за 4 года плотность сложения почвы перед посевом яровой пшеницы в слое 0-30 см была оптимальной, а в слое 0-10 см – вспушенной. Конкретно, по различным системам удобрений значения плотности в верхнем 10 см слое составляли от 0,92 г/см3 до 0,98 г/см3 (таблица 60). В среднем по слою 0-30 см плотность сложения почвы варьировала меньше – от 1,06 г/см3 до 1,09 г/см3. В целом, заметных различий учитываемого показателя по системам удобрений в опыте не отмечено не было.

Таблица 60 – Плотность почвы перед посевом яровой пшеницы в 2015-2018 гг., г/см3

Система удобрения Год; слой почвы, см
2015 2016 2017 2018 средняя
0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30
Без удобрений 0,85 1,08 1,03 1,10 0,92 1,02 0,88 1,02 0,92 1,06
Минеральная 1,06 1,12 0,94 1,05 0,98 1,05 0,96 1,08
Сидеральная 1,02 1,19 1,07 1,11 0,89 1,02 0,88 1,00 0,97 1,08
Сидерально-минеральная 1,08 1,13 0,87 0,98 0,95 1,05 0,98 1,09

К моменту уборки яровой пшеницы почва в слое 0-30 см стала менее плотной, чем в момент посева, и в среднем за 4 года она составляла от 1,02 г/см3 до 1,04 г/см3 (таблица 61). В тоже время, как и на время посева заметных отличий по плотности почвы между системами удобрений отмечено не было.

Таблица 61 – Плотность почвы перед уборкой яровой пшеницы в 2015-2018 гг., г/см3

Система удобрения Год; слой почвы, см
2015 2016 2017 2018 средняя
0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30 0-10 0-30
Без удобрений 0,89 0,97 1,05 1,09 0,89 0,93 0,91 1,07 0,94 1,02
Минеральная 1,07 1,10 0,92 1,02 0,94 1,07 0,96 1,04
Сидеральная 0,90 0,99 1,00 1,08 0,81 1,01 0,91 1,08 0,91 1,04
Сидерально-минеральная 0,96 1,06 0,79 0,98 0,92 1,09 0,89 1,03

Структурно-агрегатный состав почвы

Содержание в почве агрономически ценной фракции почвенных агрегатов, характеризующее условия роста и развития культуры, определялось перед посевом и перед уборкой яровой пшеницы.

По результатам анализа в слое 0-30 см почва лучше была оструктурена по вариантам с использованием пожнивного сидерата на удобрение. Так, по одному сидерату содержание учитываемой фракции почвенных агрегатов составляло 45 %, и на 3 % её было ниже по его сочетанию с минеральным удобрением (таблица 62).

Таблица 62 – Содержание в почве агрономически ценной фракции размером 0,25-10 мм перед посевом яровой пшеницы в 2017-2018 гг., %

Система удобрения Слой почвы, см 2017 г. 2018 г. Среднее

за 2017-2018 гг.

Без удобрений 0-10 37 41 39
10-20 23 52 38
20-30 18 59 39
0-30 26 51 38
Минеральная 0-10 41 39 40
10-20 23 48 35
20-30 17 56 36
0-30 27 48 37
Сидеральная 0-10 41 55 48
10-20 25 59 42
20-30 23 65 44
0-30 29 60 45
Сидерально-минеральная 0-10 34 52 43
10-20 25 59 42
20-30 20 60 40
0-30 26 57 42

По вариантам без удобрений и с минеральным удобрением почва имела самую худшую структуру, содержание ценной фракции почвенных агрегатов здесь составляло соответственно 38 % и 37 %.

К моменту уборки почва имела более благоприятную структуру, чем при посеве. Так в среднем по слою 0-30 см содержание агрономически ценной фракции почвенных агрегатов было в пределах от 51 % до 54 % (таблица 63).

Таблица 63 – Содержание в почве агрономически ценной фракции размером 0,25-10 мм перед уборкой яровой пшеницы в 2017-2018 гг., %

Система удобрения Слой почвы 2017 г. 2018 г. Среднее

за 2017-2018 гг.

Без удобрений 0-10 59 54 56
10-20 27 57 42
20-30 48 61 55
0-30 45 57 51
Минеральная 0-10 53 57 55
10-20 28 59 43
20-30 52 63 58
0-30 44 60 52
Сидеральная 0-10 51 61 56
10-20 25 65 45
20-30 53 68 61
0-30 43 65 54
Сидерально-минеральная 0-10 50 56 53
10-20 26 68 47
20-30 56 65 60
0-30 44 63 53

Заметных различий в это время учета между системами удобрений не наблюдалось. Как и во время посева, там, где в систему удобрения был включен пожнивный сидерат, почва была лучше оструктурена, чем без него, относительно варианта без удобрений на 2-3 %, а варианта с минеральными удобрениями на 1-2 %.

Засоренность посевов

Количество сорняков в посевах яровой пшеницы учитывалось в опыте четыре раза – перед обработкой, через 15 и 30 дней после нее и перед уборкой культуры.

Результаты учетов, усредненные за три года, показывают, что системы удобрений заметно влияли на засоренность посевов яровой пшеницы до обработки посевов гербицидами, а именно использование любого вида удобрений, включая пожнивный сидерат, способствовало росту численности сорняков (таблица 64).

Таблица 64 – Общая засоренность посевов яровой пшеницы перед обработкой гербицидами за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения Без удобрений 385 34 229 216
Минеральная 382 49 990 474
Сидеральная 298 31 688 339
Сидерально-минеральная 319 57 804 393
Система защиты растений Без гербицидов 526 53 965 515
Гербицид 167 32 390 196
Сочетание системы удобрений и защиты растений Без удобрений, без гербицидов 565 43 370 326
Без удобрений, гербициды 204 24 87 105
NPK, без гербицидов 522 53 1407 661
NPK, гербициды 242 43 572 286
Сидерат, без гербицидов 446 32 1161 546
Сидерат, гербициды 149 28 212 130
Сидерат+NPK, без гербицидов 566 82 920 523
Сидерат+NPK, гербициды 70 32 687 263

Так, средняя засоренность варианта без удобрений составляла 216 экз./м2. Там, где вносились минеральные удобрения, сорняков было 474 экз./м2, что было в 2,2 раза выше чем на неудобренном фоне. Использование сочетания пожнивного сидерата и минерального удобрения показывало увеличение засоренности в 1,8 раза по сравнению с вариантом без удобрений, и в 1,2 раза относительно варианта только с одним пожнивным сидератом.

Многолетнее использование гербицидов по одним и тем же зафиксированным участкам значительно снизило потенциал сорняков на них. Там, где ежегодно применялась химическая защита посевов от сорняков, перед обработкой гербицидом численность сорных растений была в 1,7 раза меньше, чем без их постоянного использования, составляя 196 экз./м2.

Через две недели после обработки гербицидами количество сорняков на обработанных посевах снизилось. При этом без гербицидов засоренность продолжала увеличиваться.

В среднем по системам удобрений наблюдалась такая же тенденция, что и в первый учет. Меньше всего сорняков было зафиксировано по пожнивному сидерату, где их было 313 экз./м2, что было несколько меньше, чем перед обработкой гербицидами (таблица 65).

Таблица 65 – Общая засоренность посевов яровой пшеницы через две недели после обработки гербицидами за 2016-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения Без удобрений 1063 38 306 469
Минеральная 1078 66 582 575
Сидеральная 529 49 362 313
Сидерально-минеральная 748 55 487 430
Система защиты растений Без гербицидов 1564 88 694 782
Гербицид 145 15 173 111
Сочетание системы удобрений и защиты растений Без удобрений, без гербицидов 1830 68 560 819
Без удобрений, гербициды 295 6 50 117
NPK, без гербицидов 1997 119 907 1008
NPK, гербициды 157 13 254 141
Сидерат, без гербицидов 999 67 528 531
Сидерат, гербициды 59 30 194 94
Сидерат +NPK, без гербицидов 1427 98 779 768
Сидерат +NPK, гербициды 68 12 194 91

На варианте пожнивного сидерата с минеральным удобрением сорняков было в 1,4 раза больше, чем просто по сидерату. При этом без удобрений сорных растений было значительно больше, чем в первый учет, 469 экз./м2. По варианту с минеральным удобрением численность сорняков была самой высокой – в 1,2 раза выше, чем без удобрений.

Так как по вариантам без гербицидов общая засоренность продолжала увеличиваться, а по обработанным снизилась, то разрыв по засоренности между ними превысил 730 %.

Через месяц после обработки посевов яровой пшеницы гербицидами общая засоренность немного возрастала.

В среднем по системам удобрений количество сорняков варьировало в пределах от 380 экз./м2 по пожнивному сидерату до 546 экз./м2 по минеральному удобрению (таблица 66). В целом прослеживалась тенденция, когда варианты с использованием минерального удобрения были засорены сильнее, чем те, где оно не применялось. Так, к примеру, делянки с комбинированной сидерально-минеральной системой удобрений в 1,3 раза были сильнее засорены, чем только с одними сидеральными удобрениями. Там, где применялось только минеральное удобрение, численность сорняков была в 1,2 раза выше, чем без удобрений.

Таблица 66 – Общая засоренность посевов яровой пшеницы через месяц после обработки гербицидами за 2015-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Средняя
Система удобрения Без удобрений 915 38 376 443
Минеральная 851 71 715 546
Сидеральная 641 89 410 380
Сидерально-минеральная 722 69 715 502
Система защиты растений Без гербицидов 1208 119 836 721
Гербицид 357 14 272 214
Сочетание системы удобрений и защиты растений Без удобрений, без гербицидов 1140 74 632 615
Без удобрений, гербициды 689 2 118 270
NPK, без гербицидов 1140 129 941 737
NPK, гербициды 562 12 489 354
Сидерат, без гербицидов 1211 147 663 674
Сидерат, гербициды 69 30 157 85
Сидерат +NPK, без гербицидов 1336 126 1103 855
Сидерат +NPK, гербициды 106 10 325 147

Через месяц после внесения разница по засоренности между вариантами без гербицидов и обработанными посевами в пользу последних составляла 3,4 раза. При этом, вероятно, за счет конкуренции за факторы жизни, количество сорняков на вариантах без гербицидов снизилось до 731 экз./м2. Это было на 51 экз./м2 ниже, чем в предыдущий учет.

К уборке яровой пшеницы засоренность посевов снизилась. Самая высокая численность сорняков была по вариантам с внесением минеральных удобрений. Так, без удобрений в среднем за три года сорных растений в это время было 281 экз./м2, а там, где вносили минеральное удобрение, в 1,5 раза выше (таблица 67). Где применялось сочетание пожнивного сидерата и минерального удобрения, сорняков было 382 экз./м2, а без минерального удобрения по одному сидерату на 71 экз./м2 меньше.

Разница в количестве сорняков между посевами с обработкой гербицидами и без них снизилась. Так, если там, где работали гербицидом, средняя засоренность составляла 180 экз./м2, то без них в 2,8 раза больше против 3,4 раза в прошлый учет.

Таблица 67 – Общая засоренность посевов перед уборкой яровой пшеницы за 2015-2018 гг., шт./м2

Вариант опыта 2016 2017 2018 Среднее
Система удобрения Без удобрений 224 12 607 281
Минеральная 286 89 862 412
Сидеральная 220 73 639 311
Сидерально-минеральная 266 23 856 382
Система защиты растений Без гербицидов 339 87 1109 512
Гербицид 157 11 372 180
Сочетание системы удобрений и защиты растений Без удобрений, без гербицидов 300 18 970 429
Без удобрений, гербициды 146 4 243 131
NPK, без гербицидов 433 171 1213 606
NPK, гербициды 137 5 508 217
Сидерат, без гербицидов 232 118 1010 453
Сидерат, гербициды 206 26 267 166
Сидерат +NPK, без гербицидов 390 38 1241 556
Сидерат +NPK, гербициды 139 6 470 205

Урожайность яровой пшеницы

Проведенные исследования показали, что на урожайность яровой пшеницы влили как системы удобрений, так и схемы защиты посевов.

Так, при выращивании культуры без удобрений и пестицидов средняя за 4 года урожайность пшеницы сорта Прохоровка составила 2,74 т/га (таблица 68). Применение полной схемы защиты растений, в которой были гербициды, фунгицид, инсектицид, а также протравливание семян перед посевом по этой системе удобрений давало повышение урожайности на 0,85 т/га, и она по этому варианту составляла 3,59 т/га.

Применение минерального удобрения без использования средств защиты растений позволило получить более высокую урожайность, 3,65 т/га, чем без применения каких либо удобрений, и прибавка от них составляла 0,91 т/га. На фоне минеральных удобрений использование всей линейки пестицидов увеличивало урожайность яровой пшеницы до 4,49 т/га, и это было на 0,84 т/га выше, чем без пестицидов с минеральными удобрениями.

Сидерат пожнивно в качестве единственного удобрения не давал увеличения урожайности яровой пшеницы по сравнению с вариантом без удобрений. Без использования средств химической защиты растений её урожайность по этой системе удобрений составляла 2,72 т/га. Эффект от применения пестицидов включая обработку семян был положительный, урожай зерна здесь был 3,95 т/га. То есть по сравнению с вариантом без пестицидов по этой же системе удобрения разница составляла 1,23 т/га и была существенной. Однако по сравнению с аналогичным вариантом по системе защиты на фоне без удобрений прибавка составляла всего 0,36 т/га, что обозначало лишь тенденцию к увеличению урожая, так как она не превышала погрешности опыта.

Комбинирование пожнивного сидерата и минерального удобрения без использования пестицидов позволяло получить 3,59 т/га зерна яровой пшеницы. Это было на 0,06 т/га меньше (несущественно), чем по минеральному удобрению с такой же схемой защиты растений, и на 0,87 т/га больше (существенно), чем по сидеральному удобрению. Применение гербицида, фунгицида и инсектицида, совместно с протравливанием семян по сидерально-минеральной системе удобрений обеспечивало самую высокую урожайность в опыте, величина которой составляла 4,67 т/га.

Таблица 68 – Урожайность яровой пшеницы по вариантам опыта за 2015-2018 гг., т/га

Система удобрений Обработка посевов средствами защиты растений Обработка семян Урожайность
2015 2016 2017 2018 средняя
Без удобрений Без средств защиты, контроль непротравленные (контроль) 2,10 3,11 3,62 2,11 2,74
протравленные 2,49 2,85 3,36 2,43 2,78
Гербицид непротравленные 2,54 3,71 4,05 3,11 3,35
протравленные 2,74 3,34 3,90 3,45 3,36
Гербицид + фунгицид непротравленные 2,49 3,88 3,98 3,33 3,42
протравленные 2,81 3,45 3,74 3,65 3,41
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 2,62 4,07 3,81 3,44 3,49
протравленные 3,02 3,76 3,74 3,82 3,59
N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 2,75 4,03 4,68 3,13 3,65
протравленные 3,01 3,75 4,4 3,02 3,55
Гербицид непротравленные 2,95 4,97 5,24 4,30 4,37
протравленные 3,35 4,51 4,98 4,40 4,31
Гербицид + фунгицид непротравленные 3,02 5,15 5,12 4,33 4,41
протравленные 3,63 4,55 5,04 4,70 4,48
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 3,13 5,40 5,07 4,30 4,48
протравленные 3,46 4,68 5,04 4,76 4,49
Сидерат Без средств защиты непротравленные 2,32 3,01 2,96 2,58 2,72
протравленные 2,77 3,18 3,19 2,96 3,03
Гербицид непротравленные 2,80 3,36 3,68 3,84 3,42
протравленные 3,31 3,48 3,79 4,16 3,69
Гербицид + фунгицид непротравленные 2,89 3,29 3,66 3,96 3,45
протравленные 3,34 3,39 3,71 4,16 3,65
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 2,86 4,14 3,86 4,30 3,79
протравленные 3,42 3,96 4,02 4,40 3,95
Сидерат + N30P30K30 Без средств защиты непротравленные 2,72 4,26 4,15 3,21 3,59
протравленные 3,15 4,34 4,29 3,62 3,85
Гербицид непротравленные 2,79 4,49 5,22 4,28 4,20
протравленные 3,67 4,25 4,98 4,53 4,36
Гербицид + фунгицид непротравленные 3,01 4,72 5,05 4,65 4,36
протравленные 3,58 4,46 5,06 4,98 4,52
Гербицид + фунгицид + инсектицид непротравленные 3,19 5,07 5,17 4,88 4,58
протравленные 3,61 4,65 5,14 5,27 4,67
НСР05= 0,35 0,48 0,32 0,46 0,40

По изучаемым факторам яровая пшеница сорта Прохоровка за 4 года показала среднюю урожайность в пределах от 3,27 т/га по варианту без удобрений до 4,22 т/га по варианту с сочетанием пожнивного сидерата и минерального удобрения (таблица 69). Использование удобрений в любом виде существенно и достоверно увеличивало урожайность пшеницы. Так, по сравнению с вариантом без удобрений, прибавка урожая по пожнивному сидерату составляла 0,19 т/га. Использование минерального удобрения увеличивало урожай на 0,95 т/га, а его сочетание с пожнивным сидератом на 1,00 т/га.

Таблица 69 – Урожайность яровой пшеницы в среднем по факторам опыта за 2015-2018 гг., т/га

Вариант опыта 2015 2016 2017 2018 Средняя
Без удобрений 2,60 3,52 3,78 3,17 3,27
N30P30K30 3,16 4,63 4,95 4,12 4,22
Сидерат 2,96 3,48 3,61 3,80 3,46
Сидерат+N30P30K30 3,22 4,53 4,88 4,43 4,27
НСР05 0,12 0,17 0,11 0,28 0,18
Без защиты 2,37 3,57 3,83 2,88 3,16
Гербицид 3,02 3,95 4,48 4,01 3,87
ГФ* 3,09 4,11 4,42 4,22 3,96
ГФИ** 3,16 4,47 4,48 4,40 4,13
НСР05 0,12 0,17 0,11 0,14 0,14
Не протравленные 2,77 4,17 4,33 3,73 3,75
Протравленные 3,20 4,03 4,27 4,02 3,88
НСР05 0,09 0,12 0,08 0,20 0,13

Использование средств защиты растений, таких как гербицид, фунгицид и инсектицид было эффективным. Самую большую прибавку урожая по сравнению с не защищенными вариантами давала обработка гербицидами, и она составляла 0,71 т/га. Увеличение системы защиты растений добавлением в нее фунгицида дало добавочно ещё 0,09 т/га относительно схемы с одним лишь гербицидом, а по сравнению с вариантом без пестицидов урожайность была выше на 0,80 т/га. Существенную, на 0,17 т/га, прибавку урожая по сравнению с гербицид-фунгицидной системой защиты растений дала полная схема, включающая помимо этих препаратов еще и инсектицид.

Предпосевная обработка семян протравителями в среднем за 4 года оказала положительный эффект на урожайность яровой пшеницы. Прибавка урожая по протравленным вариантам составила 0,13 т/га, что было на уровне наименьшей существенной разности опыта.

Анализируя эффективность применяемых в стационаре схем снижения химической нагрузки на почву и растения можно сделать следующее заключение:

1. Биологизация системы удобрения путем введения в севооборот пожнивной сидерации практически никак не влияла на запасы продуктивной влаги в почве, её плотность сложения и содержание агрономически ценных агрегатов размером 0,25-10 мм.

2. Использование минерального удобрения и пожнивного сидерата способствовало увеличению засоренности посевов. Применение гербицидов по всем культурам севооборота снижало как численность сорняков в посевах культур, так и общие запасы жизнеспособных семян сорняков в почве.

3. Использование минеральных удобрений как самостоятельно, так и в комбинации с пожнивным сидератом подавляло развитие клубеньковых бактерий на корнях сои.

4. Применение только пожнивного сидерального удобрения, как с пестицидами, так и без них, не приводило к увеличению урожайности всех культур, высеваемых в опыте. А вот применение минеральных удобрений, как самостоятельно, так и в сочетании с сидеральными, давало хорошую прибавку урожая, при этом урожайность культур на этих фонах удобренности была практически одинаковой.

В целом полный отказ от использования минеральных удобрений и химических средств защиты растений с их заменой биологическими факторами приводил как к снижению урожая всех высеваемых культур, так и его качества. При этом урожайность была на уровне варианта, где не вносились никакие удобрения и средства защиты.

5. Гербициды достоверно увеличивали урожайность всех зерновых и особенно сои. Это было связано в основном с тем, что данный приём хорошо очищал посевы изучаемых культур от сорной растительности. А вот применение инсектицида и фунгицида на гербицидном фоне было существенно эффективным только на культурах, имеющих в нашей зоне массу болезней и вредителей и в годы с их вспышкой.

2.6 Влияние агротехнических приёмов при длительном наблюдении на воспроизводство плодородия почвы

Одной из задач биологизации земледелия является воспроизводство плодородия почв, улучшение их агрофизических и биологических свойств.

Одним из основных показателей плодородия почвы является содержание органического вещества, до 95-98% которого составляет гумус, определяющий её важнейшие свойства.

Долгосрочные опыты, проведенные в Белгородской области по изучению влияния агротехнических приемов на воспроизводство плодородия почв, позволяют сделать определенные заключения.

После двадцатипятилетнего периода наблюдений отмечено снижение содержания гумуса без удобрений и при внесении минеральных удобрений без навоза в зернопаропропашном севооборота при тенденции к увеличению от вспашки к минимальной обработке почвы (рисунок 22).

word image 183 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 22 – Изменение содержания гумуса в почве в пятой ротации севооборотов в слое 0-30 см, % к массе почвы к исходным показателям 1987 года

Примечание.

* Севообороты: ЗТП – зернотравянопропашной, ЗПП – зернопаропропашной;

** Обработка почвы: В – вспашка, М – минимальная;

***Одинарная доза N42-54P62K62

После прохождения пяти ротаций отмечается положительное действие навоза на содержание гумуса в пахотном горизонте, как по вспашке, так и по минимальной обработке почвы, в обоих изучаемых севооборотах. А вот действие минеральных удобрений неоднозначно и в значительной мере определяется структурой посевных площадей в севообороте.

В севообороте с многолетними травами содержание гумуса при внесении минеральных удобрений возрастает, как при одной, так и при двух дозах на всех фонах удобренности навозом. В севообороте с чистым паром одинарные дозы минеральных удобрений обеспечили прирост органического вещества независимо от дозы органических удобрений, а при внесении двойных доз минеральных удобрений, в силу увеличения минерализации, содержание гумуса падает как без внесения навоза, так и в сочетании с навозом, независимо от его дозы.

Следует предполагать, что в данном случае главная роль принадлежит растительным остаткам, которые остаются в почве после уборки урожая. Больше всего их оставалось в почве в зернотравянопропашном севообороте и минимальное количество в севообороте с 20% культур сплошного сева и полем чистого пара.

В связи с консервативностью такого показателя как гумус, чрезвычайно важно проследить изменение его содержания во времени. Данные рисунка 22 показывают, что в зернотравянопропашном севообороте на всех уровнях удобренности при любом способе основной обработки почвы количество органического вещества в слое почвы 0-30 см увеличивается к пятой ротации, в сравнении с первой, а в зернопаропропашном севообороте не все так однозначно. При всех уровнях удобренности минеральными удобрениями, без внесения навоза произошло снижение содержания гумуса по сравнению с исходными показателями. При внесении 8 тонн навоза на гектар севооборотной площади, без внесения минеральных удобрений, происходит увеличение органического вещества, добавление одной дозы туков сопровождается приростом гумуса, удвоение же дозы приводит к рецессии этого показателя, как на вспашке, так и на минимальной обработке почвы.

При внесении 16 тонн навоза на гектар севооборотной площади проявилась схожая ситуация с поведением гумуса, которая получена при единичной дозе внесения навоза, только на более высоком абсолютном уровне гумуса.

Самая большая доля влияния на содержание гумуса в почве принадлежит севообороту (64,4%) и навозу (27,7%), влияние способа основной обработки почвы и минеральных удобрений значительно ниже – 6,4 и 1,5%. Наши исследования показали, что вид севооборота и способ основной обработки почвы достаточно заметно влияют на распределение гумуса в черноземе типичном, что имеет существенное значение в регионе с неустойчивым увлажнением.

Также положительная роль зернотравянопропашного севооборота, помимо сохранения и накопления гумуса, заключается еще и в том, что он способствует локализации гумуса в нижних слоях почвы, что предохраняет его от усиленной минерализации.

Изменение содержания гидролизуемого азота во времени зависело от севооборота, глубины обработки почвы и уровня удобренности (рисунок 23). Без внесения навоза и минеральных удобрений по вспашке в ЗТП севообороте содержание азота сохранялось на прежнем уровне, а в ЗПП отмечено снижение содержание азота.

Внесение одной дозы минеральных удобрений дает положительный результат только в севообороте с травами, а двойной – в обоих севооборотах.

На минимальной же обработке происходило снижение содержания гидролизуемого азота, как на абсолютном контроле, так и в случае применения минеральных удобрений, лишь их двойная доза в ЗТП севообороте незначительно повысила его содержание в почве.

word image 184 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 23 – Изменение содержания гидролизуемого азота в почве в пятой ротации севооборотов в слое 0-50 см, мг/кг N к исходным показателям 1987 года

Примечание.

* Севообороты: ЗТП – зернотравянопропашной, ЗПП – зернопаропропашной; ** Обработка почвы: В – вспашка, М – минимальная обработка;

***Одна доза N42-54P62K62

При внесении 8 т/га навоза по вспашке уже получен положительный баланс азота в севообороте с многолетними травами, а при внесении дополнительно минеральных удобрений, баланс азота был положителен в обоих севооборотах. По минимальной обработке в ЗТП севообороте при совместном внесении органических и минеральных удобрений содержание азота выросло, а в зернопаропропашном – постепенно стабилизировалось. При удвоении уровня навозного фона повышение обеспеченности почвы щелочногидролизуемым азотом вполне очевидно на обоих способах обработки почвы.

Наиболее сильное влияние на содержание азота в слое 0-50 см оказали обработка почвы (19,3%) и удобрения (навоз – 28,8%, минеральные удобрения – 34,6%).

Мониторинг поведения содержания подвижного фосфора за двадцать пять лет (5 ротаций севооборотов) показал увеличение его содержания в слое 0-50 см в зернотравянопропашном севообороте без применения удобрений при проведении вспашки, а по минимальной обработке произошло незначительное снижение; при других комбинациях обработок и удобрений содержание фосфатов увеличилось (рисунок 24). В зернопаропропашном севообороте на всех обработках, при различных уровнях удобренности зафиксирован положительный тренд почвенных фосфатов.

word image 185 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 24 – Изменение содержания подвижного фосфора в почве в пятой ротации севооборотов в слое 0-50 см, мг/кг Р2О5 к исходным показателям 1987 года

Примечание.

* Севообороты: ЗТП – зернотравянопропашной, ЗПП – зернопаропропашной; ** Обработка почвы: В – вспашка, М – минимальная обработка;

*** N42-54P62K62

При этом по накоплению подвижного фосфора хорошо заметна положительная роль севооборота с чистым паром по сравнению с зернотравянопропашным севооборотом в слое почвы 0-50 см чернозема типичного, а так же глубокой обработки почвы с оборотом пласта на всех уровнях внесения органических и минеральных удобрений при сравнении с минимальной обработкой.

Максимальная доля участия в формировании фосфорного режима принадлежит минеральным удобрениям, несколько меньшая способам обработки почвы и минимальная органическим удобрениям и севооборотам.

Так, долевое участие вида севооборота в формировании подвижной формы фосфора в почве в слое 0-50 см составило в среднем за три года 3,4%, способа основной обработки почвы – 10,8%, навоза – 5,6% и минеральных удобрений – 80,2%.

Рассматривая влияние обработок почв на содержание обменного калия, следует отметить, что он вел себя несколько иначе, чем подвижный фосфор, но основные закономерности, полученные по этим двум показателям плодородия, схожи.

Изменение содержания обменного калия на глубине 0-50 см во времени показывает, что в зернотравянопропашном севообороте оно снизилось в пятой ротации по сравнении с исходным, снижение по минимальной обработке почвы было в большей степени, а по вспашке в меньшей степени, то есть после двадцатипятилетнего периода без применения удобрений имеет место отрицательный тренд. Внесение минеральных удобрений даёт положительный баланс (рисунок 25). В севообороте с чистым паром происходит накопление этого элемента, как с применением минеральных или органических удобрений, так и без них.

Наблюдение за динамикой подвижного калия в течение двадцати пяти лет показало, что несомненное преимущество имеет зернопаропропашной севооборот над зернотравянопропашным. Если в севообороте с многолетними травами без применения удобрений отмечено снижение содержания калия, то в севообороте с чистым паром – увеличение. А внесение минеральных удобрений даже в одной дозе позволяет получить положительный баланс калия в слое 0-50 см. Максимальное влияние на содержание калия в почве оказал севооборот – 42,1% и минеральные удобрения 31,3%.

word image 186 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов Рисунок 25 – Изменение содержания подвижного калия в почве в пятой ротации севооборотов в слое 0-50 см, мг/кг К2О к исходным показателя 1987 года

Примечание.

* Севообороты: ЗТП – зернотравянопропашной, ЗПП – зернопаропропашной;

** Обработка почвы: В – вспашка, М – минимальная обработка;

*** N42-54P62K62

Наши исследования показали, что в зернотравянопропашном севообороте при глубокой обработки почвы гидролитическая кислотность почвенного раствора в пахотном слое выше, чем при минимальной обработке (3,47-3,85 и 3,26-3,63 соответственно). А в зернопаропропашном севообороте, наоборот, максимальная кислотность почвы отмечалась при проведении мелкой обработки (4,68-5,05). При сравнении севооборотов, следует отметить, что гидролитическая кислотность почвы в пятой ротации была выше в севообороте с чистым паром (4,32-5,05 мг-экв./100 г почвы), нежели в севообороте с многолетними бобовыми травами (3,26-3,85 мг-экв./100 г почвы) это прослеживается как по минимальной обработке почвы, так и по вспашке. При применении навоза показатели гидролитической кислотности снижаются, а от минеральных удобрений наоборот увеличиваются, и чем выше доза удобрений, тем больше кислотность почвенного раствора.

Если проанализировать изменения гидролитической кислотности, прошедшие за двадцать пять лет опыта, то можно констатировать, что в зернотравянопропашном севообороте кислотность без применения удобрений снизилась на минимальной обработке, а на вспашке повысилась (рисунок 26). В севообороте с чистым паром в данном случае произошло увеличение гидролитической кислотности на обеих обработках.

word image 187 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 26 – Изменение гидролитической кислотности в почве в пятой ротации севооборотов, слой 0-50 см, мг-экв./100 г почвы к исходным показателям 1987г.

Примечание.* Севообороты: ЗТП – зернотравянопропашной, ЗПП -зернопаропропашной; ** Обработка почвы: В – вспашка, М – минимальная обработка;

*** N42-54P62K62

Внесение навоза в дозе 8 тонн на гектар севооборотной площади позволило снизить гидролитическую кислотность без внесения минеральных удобрений по сравнению с исходным только в севообороте с многолетними травами на обеих обработках почвы. Совместное применение навоза с промышленными удобрениями на вспашке привело к увеличению кислотности, а по минимальной обработке увеличение этого показателя отмечалось лишь при внесении удвоенной дозы минеральных удобрений.

В зернопаропропашном севообороте внесение 8 т/га севооборотной площади навоза не снизило показатели гидролитической кислотности почвы независимо от дозы промышленных удобрений.

При увеличении количества органических удобрений в два раза, в зернотравянопропашном севообороте уменьшение гидролитической кислотности на вспашке произошло лишь без применения минеральных удобрений, а при совместном использовании удобрений – сохраняется негативный тренд. В случае минимальной обработки почвы снижение кислотности отмечено как при отдельном действии двойной дозы навоза, так и при его совместном действии с одной дозой минеральных удобрений.

В зернопаропропашном севообороте гидролитическая кислотность почвы увеличилась по сравнению с исходным состоянием этого показателя независимо от способа основной обработки почвы и уровня внесения минеральных удобрений. Иными словами, в севооборотах подобного плана для сохранения реакции почвенной среды на первоначальном уровне необходимо применять известь содержащие мелиоранты.

При рассмотрении долевого участия факторов в пятой ротации на показатель гидролитической кислотности следует отметить, что наибольший по абсолютной величине фактор – это вид севооборота, затем – минеральные удобрения, органические удобрения и способ основной обработки почвы, который значительно им уступает.

3 ПРОГНОЗ НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ АПК В СФЕРЕ МЕЛИОРАЦИИ И ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ РЕСУРСОВ, ЭФФЕКТИВНОГО И БЕЗОПАСНОГО ИСПОЛЬЗОВАНИЯ УДОБРЕНИЙ И АГРОХИМИКАТОВ

3.1 Сценарий развития АПК России

АПК страны является основной продовольственной безопасности и требует постоянного внимания со стороны государства. За последний период отмечается тенденция сокращения эффективности сельскохозяйственного производства по ряду как объективных, так и субъективных причин: здесь и влияние погодных условий, и политика санкций, и недостаточное использование в отрасли инновационных технологий, снижение доходности отрасли, несмотря на государственную поддержку. Но в тоже время разрабатываемые и выполняемые федеральные и региональные программы, нацеленные на развитие аграрной сферы, должны будут способствовать недопущению кризисных явлений в отрасли.

В связи с непрекращающимся продовольственным эмбарго перед АПК стоит задача не только импортозамещения, но и активизации экспорта (до 2024 г. объем экспорта должен вырасти вдвое и составить 45 млрд. дол.). Для решения новых задач был разработан федеральный проект «Экспорт продукции АПК» как составная часть национального проекта «Международная кооперация и экспорт», который также нашел своё отражение в соответствующих региональных программах. В рамках данного федерального проекта планируется в течение шести лет выделить 407 млрд. руб.[141]

Агропромышленный комплекс имеет достаточно высокий экспортный потенциал, основной которого (40%) имеет зерно, второе место занимает масложировая продукция и продукция пищевой и перерабатывающей промышленности, третье – рыба и морепродукты. В связи с отмеченной тенденцией в ближайшие годы именно экспортная составляющая будет доминировать при разработке различных составляющих развития АПК.

Это коснется, в первую очередь, механизма государственной поддержки агропромышленной сферы экономки. При распределении бюджетных средств будет рассматриваться экспортный потенциал отраслей в каждом регионе. При этом новый подход предусматривает разделение действующих видов субсидий по двум направлениям: стимулирующие и компенсирующие. В каждом регионе будут выделяться наиболее перспективные отрасли, на поддержку которых будут направляться субсидии стимулирующего характера, которые позволят повысить действующие в настоящее время лимиты и эффективность государственной поддержки, а также определить специализацию каждого региона. Такое разделение будет применять с 2020г., а суммарная поддержка развития сельского хозяйства России на период 2019-2025 гг. составит более 2,5 трлн. руб., основная сумма которых будет предоставлена их федерального бюджета – 2,3 трлн. руб.

Другим направлением, которое будет способствовать развитию экспортного потенциала, будет представлять собой комплекс различных мероприятий, включающих в себя следующие составляющие:

– реализация мелиоративных мероприятий с объемом финансирования до 2024 г. в сумме 36 млрд. руб.;

– мероприятия по повышению плодородия почв, особенно в части выращивания зерновых культур;

– цифровизация АПК в рамках одноименного федерального проекта;

– реализация долгосрочной стратегии развития зернового комплекса Российской Федерации до 2035 г., как главного составляющего экспортной программы;

– внедрение системы обязательной электронной ветеринарной сертификации, которая является важным звеном в системе прослеживания продукции животноводства, особенно продукции рыболовства и аквакультуры.

Исходя из современного положения агропромышленного комплекса, в 2019 г. посевные площади будут увеличены на 1,2 млн. га, т.е. достигнут 80,5 млн. га. Данное увеличение будет обеспечено за счет роста посевных площадей под зерновыми и зернобобовыми, кормовыми, овощами и картофелем. Что касается сахарной свёклы, то под данной культурой площадь планируется сохранить на уровне 2018г. при плановом урожае 5,9 млн. т. Касательно урожая в разрезе видов культур ожидается увеличение на 5% валового сбора зерновых, т.е. планируется получить 118 млн. т., из которых 78 млн. т. пшеницы при желательном благоприятной прогнозе в 80 млн. т. Такой рост производства зерновых будет, в свою очередь, способствовать обеспечению потребностей внутреннего потребления, а также увеличению как экспорта сырья, так и экспорта продукции переработки. Минсельхоз РФ ожидает, что в текущем сезоне экспорт зерна из России составит 42 млн. т, пшеницы – 37 млн. т. Валовой сбор тепличных овощей в 2019г. планируется в размере 1,3 млн. т., а в 2024 г. – 2 млн. т. Но такой рост в данной подотрасли возможен только при должном уровне государственной поддержки, а отмена возмещения капитальных затрат тепличного овощеводства со стороны государств снизить инвестиционную привлекательность данной отрасли.

Что касается отрасли животноводства, то министерство прогнозирует положительную динамику в отрасли молочного скотоводства: в 2019 г. объем производства молока возрастёт на 500 тыс. т. или 1,6% и составит 31,1 млн. т. В данном случае предполагается положительная тенденция, т.к. в предыдущие периоды прирост составлял 1,4%. Основным фактором, который будет способствовать приросту валового надоя, является государственная поддержка, которая направлена на ряд составляющих: технологическая модернизация, совершенствование генетического потенциала породного состава, развитие малых форм хозяйствования в этой отрасли. Средний валовой надой на 1 корову планируется в 2019г. на уровне 6200 кг, а к 2024 г. – 7100 кг. Такое увеличение производства молочной продукции положительно должно сказаться на процессе импортозамещения данного вида продукции, а также привести к положительной динамике экспорта продукции данной отрасли. Но в тоже время переработчики молока испытывают на себе давление со стороны государства, которое выражается в ужесточении требовании к маркировке продуктов с содержанием заменителей молочного жира, повышении законодательных норм в области технического регулирования, экологии и ветеринарии.

В отрасли свиноводства также планируется увеличение объемов производства на 4%, в результате которого производство свиней на убой в живом весе составит около 5 млн. т. В результате вспышки птичьего гриппа в России поголовье сократилось на 10%, что привело резкому снижению производства птицы. В 2019 г. объем производства мяса птицы может остаться на прежнем уровне – 4,9 млн. т. – или снизиться на 2,5%. Данный факт скажется на обеспечении внутреннего потребления, а также на экспорте. Одним из важнейших трендов мясного рынка в России является развитие мясного скотоводства: качество продукции постоянно растёт, но при этом прирост производства находится на низком уровне, что негативно сказывается на росте импорта данного вида продукции. Но при этом Минсельхоз постоянно подчеркивает перспективу экспорта говядины из-за открытия китайского рынка.

Как мы видим перспективы развития и отрасли животноводства, и отрасли растениеводства взаимосвязаны между собой и требуют постоянного мониторинга и анализа. Также необходимо учитывать тот факт, что в основе развития каждой отрасли лежит научно-технологическая составляющая.

Определение перспективы развития АПК страны строится на основании определенных сценариев. В основе определения этапов каждого сценария лежат определенные задачи. На сегодняшний момент можно определить следующие основные задачи:

– рост добавленной стоимости в отраслях АПК посредством сокращения импорта готовой продовольственной продукции;

– выполнение показателей обеспечения продовольственной безопасности исходя из удовлетворения норм потребления населением в качественных и доступных продуктах питания;

– повышение инвестиционной привлекательности различных подотраслей аграрной сферы;

– повышение производительности труда в аграрном производстве на основе обеспечения рабочими местами, а также уровня жизни сельского населения.

Решение перечисленных задач может быть обеспечено при комплексном подходе, который будет включать различные мероприятия по развитию институциональной среды, модернизации инфраструктуры, улучшению логистической системы, совершенствованию кадрового потенциала, увеличению использования инновационных разработок.

При этом на первый план выходит оптимизация институциональной среды, что связано с необходимостью совершенствования нормативно-правовых актов, которые регулируют взаимоотношения экономических субъектов и государства, земельные отношения, налоговую составляющую, а также будут способствовать росту инвестиционной активности, повышению качественного уровня научной, инновационной, образовательной деятельности, снижению различного вида рисков. В аграрном секторе экономики помимо наличия различных противоречий в законодательной базе, имеет место быть диспаритет цен, что устраняется посредством обеспечения прозрачности в процессе экономического взаимодействия, а также эффективной государственной политики.

Необходимость модернизации имеющейся в АПК инфраструктуры продиктовано разными факторами: спецификой аграрного производства, которая напрямую зависит от природно-климатических условий, уровня специализации экономических субъектов, ограниченными возможностями для технической и технологической модернизации, слабой логистической составляющей. Помимо этого аграрное производство характеризуется более длительным сроком окупаемости инвестиционных проектов, недостаточным уровнем кадрового обеспечения, сезонностью производства, строго определенными требованиями к процессу приобретения и поставки ресурсов, повышенными требованиями к непрерывности технологического процесса.

Отсутствие развитой инфраструктуры не позволит на должном уровне обеспечивать взаимодействие между экономическими субъектами аграрного и прочих секторов экономики, что особенно актуально в рамках развития экспорта сельскохозяйственной продукции. С учётом перечисленных факторов именно развитая инфраструктура будет способствовать развитию производства в аграрном секторе экономики.

Инвестиционный климат в сфере аграрного производства имеет тенденцию к снижению в различных отраслях, что связано и с законодательной составляющей, и с большим количеством рисков, с отсутствием оптимальных экономических инструментов привлечения и стимулирования инвесторов на основе предоставления различных субсидий, льгот и т.д. Развитию потенциального инвестирования в сфере АПК может способствовать необходимость в создании экспортной инфраструктуры: разработке и строительстве маршрутных путей для транспортировки ресурсов и продукции, увеличении производственных мощностей в зерновой подкомплексе, увеличении складских помещений. Несмотря на то, что импортозамещении уступает в настоящее время перспективам развития экспорта, инвестирование средств в отечественное машиностроения тоже должно развиваться на необходимом для аграрного производства уровне.

Развитие системы подготовки кадров должно обеспечить решение определенных задач, ряд которых переплетается с внедрением того или иного сценария научно-технологического развития АПК:

– необходима ориентация на внутренние требования работодателей к потенциальным работникам, чтобы обеспечить их потребность в качественной рабочей силе по необходимым категориям работников;

– изучение качества образования при наличии двухсторонней связи между работодателями и образовательными учреждениями, которая дает возможность повысить качество подготовки выпускников с позиции потребностей рынка труда;

– формировать кадровую основу для развития производительности в аграрном производстве на основе улучшения привлекательности сельскохозяйственного сектора экономики, а также с учетом необходимости быстро адаптироваться к применению инновационной составляющий в АПК;

– использование компетентностного подхода позволить сформировать и определить критерии для подбора и оценки кадрового потенциала в регионах[142].

Ещё одним элементом комплексного подхода для определения сценария развития АПК является синтез научной и инновационной деятельности, который направлен на решение следующих задач:

– создание эффективной системы управление интеллектуальной собственностью, которая обеспечить эффективное использование средств, направленных на развитие науки и образования, а также способствовать коммерциализации научных достижений и разработок;

– стимулирование инновационной деятельности, направленной на создание ресурсосберегающих и высокоэффективных технологий, посредством создания соответствующей законодательной базы и использования мотивационных экономических механизмов.

Достигнуть целей развития АПК в оптимальный сроки возможно при обеспечении определенного баланса интересов трех сторон: государства, бизнеса и населения. Исходя из целевых индикаторов развития АПК, можно определит следующие основные планируемые результаты:

– рост доли экспорта основных видов продукции АПК на мировых рынках;

– рост эффективности программы импортозамещения на основе увеличения отечественных продуктов на рынке розничной торговли;

– увеличение доли отечественных продуктов на рынке факторов производства;

– рост доли инновационных видов продукции в объеме производства продукции АПК;

– повышение технологического и технического уровней производства в аграрном секторе экономки;

– рост производительности труда, снижение уровня безработицы и повышение качества жизни сельского населения.

При этом наиболее перспективными направлениями научно-технологического развития АПК, связанными с формированием новых высоко-технологичных рынков, могут стать следующие:

– умное сельское хозяйство, включая высокотехнологичные виды продукции растениеводства и животноводства, в том числе на базе новых технических решений;

– функциональные продукты питания, в том числе с уникальными полезными свойствами;

– новые сорта, гибриды, породы и кроссы на основе ускоренной селекции;

– сбалансированные унифицированные корма для высоко-продуктивного животноводства и аквакультуры;

– высокоэффективные и безопасные действующие вещества для вакцин, антибиотиков, противовирусных препаратов для животноводства и средств защиты растений;

– системы пищевых биотехнологий и синтетической биологии, в том числе новые штаммы полезных микроорганизмов, биореакторы, ферментные комплексы;

– климатоадаптивные производственные системы, в том числе ирригационные комплексы нового поколения[143].

Обязательной составляющей любого национального проекта в РФ является его тесная взаимосвязь с качеством жизни населения. Именно развитие АПК способствует повышению качества жизни на селе, положительно сказывается на динамике экономического роста, уровня продовольственной безопасности. Исходя из характеристики внутренних и внешних составляющих, которые оказывают влияние на функционирование аграрного сектора экономики, можно определить следующие основные возможные условия его как научного, так и технического развития в ближайшей перспективе:

  1. развитие производства на основе ускоренного применения ИКТ, ресурсосберегающих технологий, биотехнологий, инновационных материалов. Данный подход приведет к некоторым сдвигам в структуре факторов производства: например, может изменить спрос на энергоносители, водные и земельные ресурсы.
  2. изменение алгоритма создания цепочки ценностей на основе использования новых географических или продуктовых сегментов, изменения порядка перераспределения ресурсов и доходов между участниками экономического взаимодействия.
  3. расширение цифровизации в АПК и применение ИКТ приведет к исключению значительного числа посредников и уменьшению барьеров между производителем и конечным потребителем. Ключевые моменты создания добавленной стоимости переместятся из процесса производства в наукоёмкие и инновационные сферы, тем самым повысится уровень персонализации продукции, работ и услуг в АПК.
  4. трансформация сложившихся бизнес-моделей, а именно возрастание роли компаний – системных интеграторов, обеспечивающих реализацию «проблемы под ключ» благодаря быстрой «сборке» пакетных решений на базе передовых технологий и адаптации под форматы спроса. Такие компании-интеграторы, ориентирующиеся на долгосрочные перспективы развития АПК и опирающиеся на возможности новейших технологий, очевидно, будут доминировать в будущем. В российском АПК компании подобного типа практически отсутствуют, и содействие на государственном уровне их формированию является неотъемлемым фактором глобальной конкурентоспособности.
  5. значительные изменения в структуре занятости в АПК, спровоцированные переходом на новую парадигму производства на основе инновационного подхода приведет к не востребованности традиционных профессий. Профиль компетенций, позволяющий работникам сохранять конкурентоспособность на рынке труда, претерпит кардинальные изменения. Это потребует развития новой модели образования, ориентированной на быструю адаптацию к требованиям научно-технического прогресса.
  6. становление и развитие новой системы образования, основанной на формировании «портфеля компетенций» исходя из требований работодателей. Изменения в системе образования на основании использования различных он-лайн технологий и ИКТ в процессе обучения, функционирование университетов с позиции предпринимательства, основанного на совмещении образовательной, научной, инновационной и бизнес-деятельности.

Реализация вышеуказанных сценарных условий в прогнозном периоде может носить разнонаправленный характер. Для того чтобы учесть различные варианты в рамках системы целеполагания научно-технологического развития АПК России, при разработке Прогноза использован сценарный подход. Он позволяет учесть, как действие внешних факторов – глобальных трендов, так и внутренние, национальные особенности, имеющиеся научно-технологические заделы, и сформировать представления о желаемом облике будущего. Реализация приоритетов, целей и задач развития, ключевых требований к направлениям развития АПК страны возможна в рамках двух сценариев научно-технологического развития АПК РФ: «Локальный рост» и «Глобальный прорыв». Оба сценария развития АПК РФ предполагают разнообразие моделей и направлений научно-технологического развития и форм государственной поддержки.

На первом этапе (2017-2020 гг.) формируются необходимые для реализации условия, которые в последующем будут оказывать влияние на положение АПК в экономике России, а также положение агропродовольственной продукции на мировых рынках. На последующих этапах возможно существенное расхождение в траектории развития по каждому из видов сценария.

Сценарий «Локальный рост» предусматривает определенный уровень конкурентоспособности агропродовольственной продукции на некоторых сегментах рынка. При сценарии «Глобальный прорыв» возможен выход на новые для России рынки при ускоренном использовании научных и инновационных достижений.

По прогнозам ФАО, объем производства продукции АПК в мире в 2016-2030 гг. будет увеличиваться примерно на 3% в год и достигнет к 2030 г. 9300 млрд. долл. При реализации первого из вышеназванных сценариев («Локальный рост») доля России в мировом производстве продукции АПК к 2030 г. может достичь 1,5% (около 140 млрд. долл.), а при реализации второго («Глобальный прорыв») – 3,5% (около 325 млрд долл.). В благоприятных условиях (в том числе при отсутствии торговых ограничений против России со стороны иностранных государств) можно ожидать выхода России на примерно такие же доли (1,5 и 3,5% соответственно, в зависимости от сценария) в мировом агропромышленном экспорте[144].

Сценарий «Локальный рост» исходит из того, что продукция аграрного производства уже конкурентоспособная на отечественном рынке и нацелен на более ускоренное решение проблемы продовольственной безопасности, импортозамещения по перечню основных видов продуктов и технологий, поддержание социальной стабильности. Для выполнения данного сценария необходимо выполнения ряда условий: баланс интересов государства и бизнеса, использования инструментов «зелёной» корзины в рамках членства в ВТО, решение ряда социальных задач, направленных на обеспечение стабильной социальной обстановки.

Россия на мировом рынке остается в рамках своей завоёванной ранее ниши, доля экспорта достаточно стабильна, в экспорте сельскохозяйственной продукции ситуация также стабильна за счет зернового производства. В случае обеспечения стабильного роста производства продукции АПК может возникнуть проблема внутреннего перепроизводства, которая должна решаться за счет расширения экспортной составляющей.

В основе развития научно-технологической составляющей АПК будет лежать модель «догоняющего» развития, которая предполагает импорт технологий, поддержка и развитие отечественных разработок в сфере биотехнологий, селекции, племенного дела, сельскохозяйственного машиностроения, производства и эффективного применения новых видов удобрений и агрохимикатов. Что касается инновационных разработок, то при этом сценарии развития в сельскохозяйственное производство будут внедряться главным образом зарубежные разработки и технологии. Отечественные разработки, которые имеют место быть уже на начальной стадии, смогут получить своё развитие только при должном уровне государственной поддержки.

На первое место при использовании сценария «Локальный рост» выйдет развитие организационной и территориальной концентрации производства сельскохозяйственной и пищевой продукции при умеренном росте технической оснащенности.

Для регулирования внутреннего рынка потребления при этом сценарии будет проводится политика ограничений для импорта продуктов питания при одновременной государственной поддержки развития отечественного АПК и высоким уровнем государственного регулирования рынков сельскохозяйственной продукции.

Политика импортозамещения будет продолжаться на основе стимулирования отечественного производства с учетом региональных проектов. Для проведения технологической модернизации на условиях государственной поддержки будет использоваться условие соответствия национальных стандартов качества продукции международным требованиям. Выполнение данного условия будет способствовать преодолению барьеров для выхода отечественной агропродовольственной продукции на мировые рынки.

В рамках программы развития производства органической продукции объёмы не будут иметь глобального увеличения: продукты премиум-класса сохранять имеющиеся нише на рынке, а калорийность рациона и потребление на душу населения менять не будут.

Для защиты беднейших слоёв населения и обеспечения доступности основных видов продуктов питания будут использоваться инструменты государственной политики, направленные на устранение расслоения в обществе.

Таким образом, основными направляющими научно-технологического развития по сценарию «Локальный рост» будут стимулирование импортозамещения, соблюдение баланса между ограничением импорта и стимулированием конкуренции на внутреннем рынке, развитие традиционных направлений экспорта, улучшение инвестиционного климата посредством денежно-кредитной и налоговой политики.

Сценарий «Глобальный прорыв» помимо задач, оговоренных при использовании сценария «Локальный рост», предусматривает развитие экспортного потенциала не только по имеющимся направлениям, интеграцию сельскохозяйственного производства, перерабатывающей и пищевой промышленности, использование передовых инновационных технологий (ресурсосберегающих технологий, климатоадаптивных технологий, передовых ИКТ и др.). В результате будет сформирован экспортно-ориентированный и инновационный аграрный сектор, в основе которого будут лежать передовые отечественные разработки.

В этой ситуации будет развиваться экспортная экспансия, диверсификация товарной продукции и расширение географии экспорта. Благодаря этому АПК России станет драйвером внутреннего экономического роста и важным фактором развития мировых продовольственных рынков. В результате такого положения России на мировых рынках появится возможность улучшить позиции страны при проведении переговоров по вопросам международной торговли, преодолеть кризисные ситуации в социально-экономическом развитии страны, наметив положительные тенденции по различным направлениям, например, в демографической составляющей.

Сценарий «Глобальный прорыв» предусматривает устойчивый рост спроса на отечественную продукцию на внутренних и внешних рынках, привлечение новых импортёров российской сельскохозяйственной продукции, которыми будут страны Африки и Юго-Восточной Азии.

Для обеспечения массового роста производства и экспорта конкурентоспособной продукции с высокой добавленной стоимостью будут использованы различные меры, которые будут сочетать в себе использование ресурсоэффективных и высокопроизводительных технологий. В силу этого основными условиями для развития АПК по сценарию «Глобальный рост» будут:

– преодоление научно-технологического отставания отечественного АПК от уровня ведущих зарубежных стран и экономически эффективное снижение его зависимости от импорта технологий;

– формирование в АПК инновационной системы, обеспечивающей создание и освоение передовых отечественных разработок, а также адаптацию импортных технологий там, где это необходимо;

– приоритетное развитие фундаментальных и прикладных исследований в перспективных областях (в том числе за счет привлечения частных инвестиций);

– повышение доступности новых технологий для среднего и малого бизнеса, фермерских хозяйств и индивидуальных производителей;

– приоритетное развитие инноваций в сфере ресурсоэффективности, инфраструктуры хранения, переработки и логистики.

Развитие наукоёмких технологий будет обеспечиваться за счет привлечения и увеличения доли частного, в т. ч. и иностранного капитала, при доминирующей государственной составляющей. Улучшение межгосударственного сотрудничества будет достигаться за счет стран, которые имеют ограниченные агроклиматические возможности, но заинтересованы в стабильных поставках сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, создании сельхозпроизводства в других странах с благоприятными агроклиматическими условиями, в том числе в России.

Совершенствование технологической составляющей аграрного производства будет основываться на применении технологии точного сельского хозяйства, внедрении высокопродуктивных пород животных и сортов растений, роботизации производственных процессов, интегрированного управления логистикой, использования альтернативных источников энергии.

Государственная политика будет направлена на поэтапное снижение уровня регулирования сельскохозяйственных рынков, снятие основных барьеров на пути движения товаров, капитала и технологий, что, в свою очередь, будет обеспечивать должный уровень продовольственной безопасности и социальной стабильности. Государственная поддержка АПК будет преимущественно направлена на формирование современных институтов, софинансирование стратегически важных научно-технологических проектов, подготовку высококвалифицированных специалистов, продвижение отечественной продукции на зарубежных рынках, развитие инфраструктуры для устойчивого развития сельских территорий.

Сценарий «Глобальный рост» в целом будет направлен на структурные и институциональные преобразования, которые обеспечат рост и позволят российской экономике развиваться опережающими темпами.

3.2 Концепция научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов

Проблема разработки концепции в области научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов в связи с задачами, стоящими перед АПК России, очень актуальна и требует проработки по разным составляющим. Разработка вышеназванной концепции может основываться на одном из направлений, которые аккумулируют в себе различные экономические механизмы и инструменты.

Преобладание рыночных инструментов, создание благоприятных условий для развития научно-технологического процесса не только в сфере мелиорации, восстановления земельных ресурсов, но и эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов свойственно «стимулирующему» направлению развития. Основной для «жесткого» пути развития данной составляющей АПК служит использование административных методов управления в сочетании с жесткой налоговой и финансово-кредитной политикой, которые направлены на подавление НТП в отрасли растениеводства. Либеральный подход в сфере обеспечения экономической эффективности различных мероприятий в анализируемой области АПК лежит в основе «мягкого» пути развития.

Мы согласны с мнением академика РАН В.Н. Хлыстуна, которое неоднократно было им изложено в ряде публикаций и выступлений[145] [146], что проблему научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов можно решить только путём сочетания жестких административных мер и различных экономических стимулирующих механизмов. Оптимального сочетания данных подходов можно достичь путём использования инструментов экономического стимулирования тех сельхозпроизводителей, которые применяют в своей деятельности технологии, учитывающие необходимость рационального использования земельных ресурсов, посредством льготного кредитования, налогообложения, предоставления дотаций и пр. При этом полностью исключить экономическую поддержку тех сельскохозяйственных предприятий, которые используют технологии, приводящие к деградации и снижению плодородия земель сельскохозяйственного назначения.

Выбирая механизмы для обеспечения эффективного использования средств в области научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, необходимо также учитывать различные виды вызовов, которые будут влиять на отрасль растениеводства в российском АПК.

  1. Экономические вызовы включают в себя потенциальный рост спроса на российскую продукцию со стороны развивающихся стран; доминирование в структуре экспорта зерновой продукции, производство и реализация которой формирует низкую добавленную стоимость; преобладание холдинговых структур среди товаропроизводителей основной экспортной продукции – зерна; низкая конкурентоспособность малых предприятий наряду с неспособностью использовать инновационные разработки.
  2. Технологические вызовы главным образом сконцентрированы на отставании российского АПК от передовых мировых технологий, которые основываются на применении точного земледелия, селекции, биотехнологий, климатоадаптивных систем производства, роботизации и т.д., а также на недостаточном использовании перечисленных технологический составляющих для повышения уровня конкурентоспособности сельхозтоваропроизводителей.
  3. Ценностные вывозы в рамках российского АПК основываются частично на «отстранении» фермеров и малых предприятий от применения новых технологий, а также непрестижности аграрных профессий и работы на селе.
  4. Экологические вызовы включают в себя различные проблемы, связанные со снижением качества почвы, неэффективным и иногда опасным использованием удобрений и агрохимикатов, с влиянием потепления климата на распространение инфекционных болезней растений.
  5. Политические вызовы связаны с введением контрсанкций со стороны России, эмбарго на импортную продукцию в связи с развитием программы импортозамещения и действующего запрета на выращивание ГМО.
  6. Социальные вызовы основываются на дифференциации уровня и качества жизни сельского населения, оттока населения из сельскохозяйственных регионов города, а также на снижении численности населения как такового.

Помимо глобальных вызовов на разработку концепции научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов влияют внутренние барьеры отрасли растениеводства, которые можно сгруппировать в четыре основные группы:

– экономические барьеры связаны с низким уровнем развития материально-технической базы не только в растениеводстве, но и селекции и семеноводстве, которое, в свою очередь имеет высокий уровень импортозамещения. Слабая материально-техническая база влечет за собой потери продукции растениеводства при хранении, переработке и транспортировке. Никуда не девается в последние годы проблема диспаритета цен на продукцию растениеводства и промышленности, а также недостаточности государственной поддержки приоритетных направлений растениеводства и семеноводства;

– проблема технологического развития отрасли растениеводства возникает из-за доминирования экстенсивного развития отрасли, слабого развития мелиорации, недостаточного использования инновационных достижений для развития селекции и семеноводства. Данная проблема обостряется в последнее время в связи с низким уровнем продвижения современных селекционных разработок, а также недостаточным уровнем подготовки кадров для повышения инновационной составляющей отрасли растениеводства;

– экологические барьеры возникают из-за опасности распространения в приграничных с Украиной и Китаем зонах генномодифицированных растений, а также в связи с ухудшением процесса утилизации отходов животноводства на фермах разной размерности;

– социальные барьеры в отрасли основываются на непривлекательности трудоустройства высококвалифицированных специалистов на селе, а также расслоении сельского и городского населения по уровню дохода и качеству жизни.

Основным условием для реализации научно-технического развития отрасли растениеводства является применение инновационного подхода к функционированию отрасли в совокупности с концентрацией имеющихся материальных, научных, кадровых ресурсов на приоритетных направлениях развития.

На основании вышеизложенного можно сделать вывод о необходимости разработки концептуальных подходов к научно-технологическому развитию АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.

Сохранение и рациональное использование земельных ресурсов, особенно земель сельскохозяйственного назначения невозможно без действующей системы государственного контроля и управления, которая должна включать комплекс мер экономического, законодательного, консультационного характера. Исходя из этого, государственная политика в области землепользования должна строиться на основании четко сформулированных целей и задач, которые будут обеспечивать сохранность и улучшение «качества» земельного фонда как на кратко-, так и долгосрочную перспективу. Академик РАН Хлыстун В.Н. в качестве основных направлений земельной политики России видит следующее:

«1. Завершение формирования системы землевладения и землепользования, в полной мере обеспечивающей реализацию и защиту законных прав граждан, юридических лиц, государства и муниципальных образований на приобретение и организацию рационального использования земельных участков.

2. Формирование цивилизованного земельного рынка на основе развития его инфраструктуры.

3. Разработка стимулов и условий для разумного и плодотворного использования земель, для удовлетворения требований и выгод законных владельцев земельных участков, территориальных зон и страны в целом.

4. Предоставление защиты земельных ресурсов государства от упадка и бесконтрольной эксплуатации.

Для решения первой пункта необходимо освоить следующие основные вопросы:

– официально утвердить, что все земельные ресурсы в пределах Российской Федерации независимо от форм собственности являются национальным богатством;

– аннулировать заявительный принцип постановки на кадастровый учет и применять принцип обязательности учета земельных участков;

– в целом закончить постановку на кадастровый учет и оформление прав;

– закончить процесс преобразования земельных наделов в разные виды собственности на земельные участки;

– создать систему землеустроительного обеспечения целесообразного владения и пользования землей с конкретным обозначением государственного и инициативного устройства земли (по инициативе и за средства законных владельцев участков земли);

– закончить преобразование структур, регулирующих земельные отношения, кадастровый учет, регистрирующих права и сделки с участками земли и организующих правильное применение земельных ресурсов;

– актуализировать систему материалов плановой картографии, нужных для землеустройства, кадастрового учета, организации использования и защиты земель;

– совершенствовать судебную практику рассмотрения земельных вопросов; изучить вероятность создания земельных судов.

Достижение второй цели необходимо связать с урегулированием прежде перечисленных моментов:

– сформировать систему информационной прозрачности работы органов власти по вопросам земельных отношений и публичность всех операций с участками земли;

– в целом сформировать институциональную инфраструктуру рынка земли;

– поддерживать на государственном уровне вовлечение в активный обо-рот земельных активов на основе развития земельной ипотеки, рынка ценных бумаг, обеспеченных земельными активами и других;

– предпринять меры по демонополизации рынка земли, профилактике спекуляции и развитию обширных территорий;

– создать и предпринимать меры по декриминализации оборота рынка земель.

Решение следующих задач способствует достижению третьей цели:

– сформировать систему прогнозов и перспективных планов использования и защиты земель на всех уровнях;

– создать комплекс мер по мотивации государством правильного использования земель;

– создать современный рынок услуг землеустройства по разработке проектов освоения, рекультивации, улучшения и формирования правильного, плодотворного использования земель;

– актуализировать структуры, изучающие, анализирующие и разрабатывающие меры по целесообразному использованию почвенного покрова;

– создать цивилизованную систему подготовки кадров в сфере управления и организации плодотворного использования земель.

Четвертая цель достигается решением нижеперечисленных задач:

– закончить комплектование системы мониторинга земель и применение данных результатов при формировании управленческих решений в сфере организации использования и защиты земель;

– преобразовать Государственный земельный контроль на базе сосредоточения его функций в одной государственной структуре;

– разработать и осуществить федеральные и территориальные программы по борьбе с опустыниванием, водной эрозией и ветровым разрушением и др.;

– укомплектовать меры ответственности физических и юридических лиц за деградацию, беспорядочное использование участков земли.

Решение вышестоящих задач, как нам кажется, станет основой содержания земельной политики страны в среднесрочной перспективе и, в принципе, определит сферы деятельности государственных структур, обеспечивающих поступательное развитие земельных отношений и правильное использование земельных ресурсов.

Особое значение необходимо уделять восстановлению разрушенной системы землеустройства, а оно повсеместно по своему содержанию является основным инструментом организации эксплуатации и защиты земель»[147]. На наш взгляд, можно полностью согласиться с данным мнением В.Н. Хлыстуна.

В настоящее время агроэкологические проблемы земледелия влияют и на проблему ресурсосбережения. Решить данную проблему пытаются с позиции применения минимальной (Mini-Till) и нулевой обработки почвы (No-Till). Применение системы No-Till может снизить действие эрозии почти на 90% и улучшить биологическую активность почвы. Кроме этого, повышение плодородия почв – это одна из основных задач государства в области земельной политики.

Одним из вариантов решения проблем, связанных с плодородием почв – это закрепление на законодательном уровне штрафных санкций и других мер воздействия по отношению к сельхозтоваропроизводителям, допускающим нерациональное использование имеющихся земельных ресурсов. порядок применения мер воздействия должен зависеть от вида нарушений и их последствий.

Можно выделить следующие основные нарушения, связанные с нерациональным использованием земельных ресурсов:

– нарушение установленных правил проведения мероприятий, направленных на борьбу с вредителями и болезными растений;

– порча земель сельскохозяйственного назначения, рассматриваемая как экологическое преступление, которое заключающееся в отравлении, загрязнении или ином воздействии на почву веществами, такими как удобрения, стимуляторы роста растений, ядохимикаты и другие опасные химические и биологические вещества;

– экологические проступки, представляющие собой нарушение правил рационального использования и охраны земельных ресурсов (включая нецелевое использование ресурсов), нарушение права государственной собственности на земельные ресурсы (незаконные сделки с земельными ресурсами, самовольное пользование ими, самовольную переуступку права землепользования).

Деградированные почвы в практическом использовании несут большие риски, которые касаются как экологических, так и экономических параметров производства. В России возрастает востребованность стабильности при работе с почвой, а это требует системной работы с целью сохранения плодородия почв на достаточном уровне и восстановления уже нарушенных земель. Для повышения природоохранной роли систем земледелия, необходимо, чтобы сохранение плодородия наравне с производственными показателями стало одним из критериев оценки хозяйственной деятельности, работающих на земле. Наличие разработанной современной системы земледелия должно стать обязательным, законодательно закрепленным условием ведения сельскохозяйственного производства.

Вследствие отсутствия на современном этапе согласования интересов сельскохозяйственных предприятий и государства, а также необходимостью дальнейшего поступательного экономического развития, рационального использования земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, формированием экологически ориентированной модели развития экономики, экологически конкурентоспособных производств и «зеленых» технологий возникла необходимость в создании отраслевых центров.

Методология формирования систем мониторинга и консультирования базируется на ключевых положениях, изложенных в форме следующих основных посылов:

– привлечение вузовского экспертного сообщества в лице видных ученых и ведущих научных школ в области мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов для формирования долгосрочного прогноза важнейших направлений научно-технологического развития на период до 2030 г.;

– привлечение представителей сельскохозяйственных бизнес-структур, активно использующих сберегающие технологии при выращивании сельскохозяйственных культур;

– привлечение представителей органов власти, призванных обеспечить экологическую безопасность Российской Федерации;

– консультирование руководителей сельскохозяйственных предприятий в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов.

Специфика исследования и формирования мониторинга в области мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов заключается в высокой степени междисциплинарности исследований в этой сфере, а также в потенциально многоотраслевом применении экологически эффективных технологий и услуг.

Научно-технологическая и инновационная деятельность в этой области имеет несколько основных составляющих:

– развитие современных экологически эффективных технологий (например, экологически чистых технологий производства; и пр.);

– развитие информационно-научных технологий (например, создание новых систем мониторинга и прогнозирования восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, полученных с помощью современных спутниковых технологий; систем нормирования воздействия на окружающую среду, методов оценки и контроля состояния земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов и пр.);

– развитие рынка экологических продуктов (например, технологий развития рыночных механизмов охраны окружающей среды, технологий экологического образования и просвещения, путей развития государственно-частного партнерства для финансирования проектов экологического восстановления земельных ресурсов и пр.).

Мировой и отечественный опыт показывает, что высокая и устойчивая продуктивность земледелия возможно, только благодаря комплексному учету всех агроэкологических факторов, которые необходимы для оптимального роста и развития сельскохозяйственных культур, формирования урожая и его качества, при стабилизации или повышении плодородия почв. Обеспечение наиболее оптимальных для растений агрохимических и экологических условий, высокой и устойчивой продуктивности земледелия возможно только при системном подходе, удовлетворении потребности сельскохозяйственных культур с учетом их биологических особенностей питания, потребности в воде, воздухе, тепле, возделывании высокопродуктивных, адаптированных к местным условиям сортов и гибридов.

Плодородие почв является одним из основных условий при выращивании сельскохозяйственных культур. Ведущее место в повышении плодородия почв, урожайности и качества продукции растениеводства занимают минеральные и органические удобрения, которые обеспечивают оптимальный уровень минерального питания растений. Их рациональное, экономически и экологически обоснованное использование возможно только при строгой регламентации и соблюдении агротехнических, экологических и экономических требований к нормам, формам, срокам и способам их внесения, к качеству агрохимических работ с учетом конкретных природно-климатических условий, культур, сортов, гибридов и полей.

В настоящее время настала необходимость дальнейшего совершенствования рекомендаций по интегрированному применению средств химизации в адаптивно-ландшафтном земледелии [148]. Внесение удобрений и агрохимикатов в агротехнологиях интенсивного земледелия на адаптивно-ландшафтной основе следует использовать совместно с биологическими средствами повышения плодородия почвы.

Биологизация и химизация земледелия при этом должны не противопоставляться, а дополнять друг друга. Биологические ресурсы повышения плодородия почв необходимо использовать в первую очередь, а химические – при недостатке биологических, для обеспечения оптимальных условий питания растений.

При модернизации земледелия особое внимание следует уделять комплексной оценке плодородия почв полей хозяйств, проведению и анализу результатов комплексного мониторинга плодородия почв в пределах каждого конкретного хозяйства, поля, паспортизации земель сельскохозяйственного назначения, совершенствование проектирования интегрированного применения агрохимикатов и пестицидов с учетом современных экологических, экономических и энергетических достижений науки и техники за последние годы[149] [150].

Применение удобрений и агрохимикатов необходимо рассматривать в едином технологическом процессе возделывания сельскохозяйственных культур с учетом программируемой урожайности, рельефа местности, экспозиции и крутизны склонов, агроклиматических условий, результатов комплексного мониторинга плодородия почв сельскохозяйственного назначения. Из систем удобрения наибольшее значение необходимо придавать органо-минеральной. Необходимо расширять посевы сидеральных культур. Особое внимание уделять рациональному использованию в качестве органических удобрений соломы, а также пожнивно-корневых остатков.

Наряду с агрохимическим обследованием почв сельскохозяйственного назначения, необходимо проводить оценку фитосанитарного и экологического состояния почв и посевов, выполнять оперативную почвенно-растительную диагностику минерального питания растений и фитосанитарного состояния посевов. Полученные результаты можно использовать для корректировки технологических приемов при возделывании сельскохозяйственных культур.

Основным условием повышения урожайности и качества, предотвращения загрязнения окружающей среды минеральными удобрениями и пестицидами является соблюдение установленных норм и технологических требований к качеству работ при их применении. Центральное место в разработке системы удобрения занимает научно-обоснованный расчет доз минеральных удобрений.

Одним из основных условий модернизации земледелия является химическая мелиорация почв, при которой возможно регулировать факторы жизни растений в соответствии с основными законами земледелия, проведения программирования урожайности с учетом региональных почвенно-климатических условий каждого поля, биологических особенностей сельскохозяйственных культур, сортов и гибридов и использования их потенциальной продуктивности.

Необходимым условием модернизации отечественного земледелия является обеспечение потребности предприятий агропромышленного комплекса в минеральных удобрениях, пестицидах и других агрохимикатов, оснащение материально-технической базы химизации земледелия, увеличение объемов использования средств химизации, чтобы обеспечить их высокую эффективность и охрану окружающей среды от загрязнения.

В связи с изменением плодородия почв, внедрением в производство новых сортов и гибридов, химических и биологических средств, переходом на более интенсивные технологии возделывания сельскохозяйственных культур, требуют корректировки и дальнейшего совершенствования нормативы затрат минеральных удобрений на единицу продукции.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сформулировать следующие основные составляющие концепции научно-технологического развития АПК в сфере эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, исходя из задачи повышения эффективности производства продукции растениеводства:

– повышение культуры земледелия;

– повышение роли научно-исследовательских институтов сельского хозяйства и агрохимической службы в научном, информационном и производственном обеспечении предприятий всех категорий в области химизации земледелия;

– проведение комплексного мониторинга плодородия почв земель сельскохозяйственного назначения;

– проведение почвенно-растительной диагностики минерального питания растений в течение вегетации сельскохозяйственных культур;

– совершенствование нормативной базы, регулирующей взаимоотношения в области землепользования;

– разработка и совершенствование регламентов применения средств химизации в агротехнологиях интенсивного земледелия на адаптивно-ландшафтной основе.

– ежегодный контроль за состоянием кислых почв с целью определения объемов известкования.

В свою очередь, концепция развития аграрной науки и научного обеспечения агропромышленного комплекса России в области защиты растений предусматривает:

– создание новых методов фитосанитарной диагностики и определения численности вредных и полезных организмов, с целью прогноза упреждения чрезвычайных фитосанитарных ситуаций с использованием информационных, коммуникационных технологий и компьютерных программ;

– разработку новых ресурсо- и энергосберегающих технологий использования пестицидов и биопрепаратов для сельскохозяйственных товаропроизводителей различных форм собственности в прогрессивных системах интегрированной защиты растений, отвечающих требованиям экономической эффективности, а также экологической безопасности;

– разработку для тепличных хозяйств, личных подсобных хозяйств, а также для сельскохозяйственных организаций выращивающих продукцию для детского и диетического питания специализированных систем защиты растений с минимальным использованием пестицидов;

– разработку эффективных пестицидов, безопасных для человека и окружающей среды;

– создание принципиально новых биологических средств защиты растений узкоспециализированного действия, биологически активных соединений и индикаторов их устойчивости.

3.3 Прогноз научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов

Мониторинг и прогноз показателей, характеризующих выполнение той или иной государственной программы предназначены для заблаговременное выявление возможных последствий влияния внешней среды на эффективность различных мероприятий и разработке мер для корректировки последних и устранения возможных негативных последствий. Для оценки научно-технического развития АПК в сфере мелиорации, восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и ядохимикатов можно применить два основных подхода. Во-первых, оценить экономический эффект от использования минеральных удобрений, проведения известкования почв, ввода в эксплуатацию мелиорированных земель. При определении экономического эффекта необходимо сравнить понесенные затраты и получаемый при этом доход, что можно выразить в виде суммы прибыли, дополнительно полученной на 1 га. Во-вторых, представляется целесообразным определить интегральный показатель оценки эффективности развития научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации, который представит собой комплексный показатель на основе индексного подхода. Система показателей, используемая для оценки прогнозных показателей исходя из определяемого экономического эффекта позволит убедиться в следующем:

– программа реализуется по запланированному сценарию, её потенциальные участники используют необходимые для этого технологии в соответствии с заранее определёнными этапами;

– агропромышленный комплекс оценен адекватно, предварительный анализ доходности, прибыльности и технологической составляющей подтверждается и предполагаемый график развития анализируемой составляющей соблюдается;

– лежащие в основе программы долгосрочный сценарий и дорожная карта соответствуют действительности.

Несовпадение фактической ситуации с плановыми показателями по одному из перечисленных пунктов означает, что текущая версия программы не позволяет достичь желаемых результатов. При обнаружении несоответствия на ранних сроках реализации программы позволяет скорректировать алгоритм действий и перечень разработанных мероприятий.

В проведенном ранее исследовании были составлены следующие прогнозы[151]:

– Прогноз внесения органических удобрений. Данные статистического наблюдения указывают, что внесение органических удобрений на 1 га составляет 1,3 т, что недостаточно для поддержания бездефицитного баланса гумуса. Исходя из составленного прогноза, этот показатель можно увеличить до 1,6 т/га при норме 4,0 т/га.

– Прогноз внесения минеральных удобрений. В настоящее время внесение минеральных удобрений в дозе 42 кг/га д.в. не обеспечивает устранение отрицательного баланса элементов питания, но, как показывает прогноз, при увеличении дозы до 60 кг/га д.в. произойдёт улучшение состояние баланса элементов питания.

– Прогноз проведения известкования. Было определено, что в настоящее время площадь почв, на которые необходимо периодически вносить известковые удобрения, составляет 60…65 млн. га. Но в последнее время из-за отсутствия государственной поддержки известкования кислых почв и дефицита собственных средств у сельхозпроизводителей, наблюдается резкий рост площадей с повышенной и высокой кислотностью, что неизбежно приводит к потере продуктивности сельхозугодий.

– Прогноз ввода в эксплуатацию мелиорированных земель. Прогноз показал, что наблюдается постепенный рост площадей ежегодно вводимых в эксплуатацию мелиорированных земель: к 2030 году ввод в эксплуатацию таких земель достигнет 240 тыс. га, а общая площадь мелиорированных земель – 11,5 млн. га (5 млн. га – орошаемых и 6,5 млн. га – осушаемых).

– Прогноз освоения средств на мелиорацию. В связи с ростом ввода в эксплуатацию площадей мелиорированных земель растут затраты, направленные на развитие мелиорации, достигнув максимума – 10,8 млрд. руб. – в 2012 г. Если на перспективу сохранится наметившаяся тенденция увеличения финансирования мелиоративных работ, то к 2030 году будет выделяться около 12 млрд. руб., что составит, по разным оценкам, лишь 25-30 % от необходимой для устойчивого развития данной отрасли суммы.

Реализация какого‑либо сценария научно-технологического развития отрасли растениеводства осуществляется посредством достижения разнообразных индикаторов (показателей), связанных с отраслью и описывающих сценарий. Каждый из сценариев характеризуется разным уровнем достижения целевых показателей, которые могут быть абсолютными и относительными. Разрыв между индикаторами позволяет определить степень недостижения одним сценарием другого. Для расчета прогнозных данных использовался корреляционно-регрессионный анализ в целях получения статистических взаимосвязей между исследуемыми показателями. В качестве результативного признака был взят валовой сбор, а факторов – урожайность, посевная площадь и среднегодовые цены. В основе прогноза валового сбора сельхозкультур лежит линейный тренд.

Уравнения выполнены в виде линейной регрессии. Для каждой культуры – свое уравнение и коэффициенты, отражающие значения соответствующей эластичности, которые получены в результате эконометрического исследования динамических рядов. С помощью полученных уравнений регрессии появляется возможность прогнозирования валового сбора культуры до 2030 г. в зависимости от показателей урожайности, посевной площади и цен на продукцию[152]. Расчет прогнозных показателей базировался на построенных уравнениях регрессии (таблица 70).

Таблица 70 – Результаты регрессионного анализа

Культура Полученные уравнения регрессии
Зерновые у = 5,54x1 + 0,002x2 – 0,001x3 – 96,8
Зернобобовые у = 0,15x1 + 0,003x2 + 0,0003x3 – 5,7
Масличные у = 0,8x1 + 0,0006x2 + 0,000005x3 – 6,7
Сахарная свёкла у = 0,1x1 + 0,003x2 + 0,0002x3 – 29,8
Овощи открытого грунта у = 0,06x1 + 0,01x2 – 0,000005x3 – 7,9

С учетом проведенных прогнозов оценки различных мероприятий, направленных, в первую очередь, на повышение эффективности использования имеющихся земельных ресурсов, был дан прогноз прироста объёмов производства продукции растениеводства (рисунок 27).

Оценку экономической эффективности комплекса мероприятий в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов следует проводить исходя из сценарного подхода, согласно которого формируются показатели по трём сценариям: пессимистическому, базовому и оптимистическому.

word image 188 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 27 – Прогноз прироста объёмов производства продукции растениеводства, %

Пессимистический сценарий развития строится на том, что объём государственной поддержки снизится на 50% и составит лишь около 30 млрд. руб., при этом будет снижен контроль со стороны региональных департаментов МСХ, со стороны федерального уровня, что может привести к различным негативным последствиям: увеличится площадь деградированных почв почти на 13%; произойдет снижение плодородия земель сельскохозяйственного назначения; дефицит баланса гумуса возрастет на 32,1 %. В результате экономический эффект от каких либо технологических составляющих будет минимальным, с учётом того факта, что в некоторых регионах эффект может быть равен нулю.

Базовый сценарий предусматривает использование существующих технологий, сохранение объема инвестиций, методов и приемов ведения земледелия и агрохимии. При этом на прогнозный период – 2017-2030 гг. прогнозируется незначительное варьирование содержания гумуса и физико-химических свойств почвы. Это, в свою очередь, оказывает влияние на динамику урожайности сельскохозяйственных культур, валовой сбор и экономическую эффективность аграрного производства.

Оптимистический сценарий предполагает формирование системы использования и защиты земель на всех уровнях; создание комплекса мер по мотивации государством правильного использования земель. При этом произойдет повышение плодородия земель сельскохозяйственного назначения: баланс гумуса достигнет положительных значений и составит 0,08 т/га; обеспеченность элементами питания возрастёт на 11 %, что, в конечном итоге, будет способствовать восстановлению земель на территории 24475 тыс. га, что соответствует 11% площади. В результате увеличение урожайности сельскохозяйственных культур и качества получаемой продукции приведет к положительному влиянию на экономическую эффективность: динамику прибыли на 1 га.

На рисунке 28 представлена динамика прироста показателя «прибыль на 1 га» с учетом особенностей формирования каждого из трех сценариев.

word image 189 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

Рисунок 28 – Прогноз прироста прибыли от производства продукции растениеводства в расчете на 1 га, %

Помимо общих показателей, характеризующих изменения в развитии аграрного производства отрасли растениеводства: урожайность, прирост валового сбора, качество почвы и т.д., для оценки и прогноза развития желательно применять и комплексные показатели на основании индексного подхода. При этом основным и наиболее объективным инструментом подобного анализа выступает, на наш взгляд, расчет комплексного интегрального показателя «качества» научно-технологического развития в заявленной сфере исследования. В основе расчета данного комплексного интегрального показателя будут лежать следующие составляющие:

– J1 – прирост посевных площадей

– J2 – прирост урожайности

– J3 – прирост затрат на 1 га

– J4 – прирост прибыли на 1 га

Поскольку все составляющие расчета имеют одинаковую значимость, интегральный показатель научно-технологического развития рассчитывался по следующей формуле (1):

word image 190 Прогнозирование и мониторинг научно-технологического развития АПК: мелиорация и восстановление земельных ресурсов, эффективное и безопасное использование удобрений и агрохимикатов

На основании полученных значений интегрального показателя «качества» научно-технологического развития в сфере мелиорации была определена следующая шкала для оценивания:

Jм < 1,0 – характеризуется устойчивой отрицательной динамикой экономической эффективности в сфере мелиорации (неустойчивый тип развития).

1,0 ≥ Jм < 1,5 – характеризуется ростом экономических и натуральных показателей (устойчивый тип развития).

J11м ≥ 1,5 – характеризуется высокими показателями экономического развития на основе мелиорации (динамичный тип развития).

Данный показатель можно определять в целом по региону, по отдельным районам или климатическим зонам, что даст возможность более детально определить тенденцию развития аграрного производства в отрасли растениеводства на основе мероприятий, направленных по повышение качества почвы. Для обеспечения оптимального и рационального процесса прогнозирования и описания соответствующих процессов целесообразно использовать современные методологии. К таким методологиям можно отнести IDEF0, IDEF3 и DFD диаграммы, которые позволяют детально рассмотреть протекающие процессы и выполнить их системный анализ. На основании данного подхода разработана архитектура соответствующей информационной системы с учетом построенных моделей бизнес-процессов.

Следовательно, реализация в России оптимистического прогноза научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации, эффективного и безопасного применения удобрений и ядохимикатов предусматривает качественно новый подход к ведению сельскохозяйственного производства, основанный на применении искусственного интеллекта, экспертных методик оценки вложенных государственных и частных средств, что позволит значительно эффективнее использовать имеющиеся ресурсы минеральных удобрений и ядохимикатов с учетом особенностей функционирования отдельно взятого региона.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как показал выполненный анализ тенденций научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, земли Российской Федерации, несмотря на ряд предпринимаемых в последние годы мер, продолжают находиться в критическом состоянии.

Большинство проблем, выявленных в ходе выполнения предыдущих аналогичных работ[153], пока решаются не в полной мере, чем существенно сдерживают наметившуюся позитивную динамику развития мелиорации и восстановления земельных ресурсов:

  1. Финансирование мероприятий по сохранению почв, поддержанию бездефицитного баланса гумуса и элементов питания в почве пока остаётся недостаточным;
  2. Площадь неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения остаётся на уровне 40 млн. га;
  3. У большинства сельхозтоваропроизводителей пока не получила распространения практика отвода земель под залежь, которая в развитых странах давно стала обязательной.
  4. До настоящего времени не создан правительственный орган постоянного мониторинга состояния почв;
  5. Отсутствует эффективная государственная поддержка ввода земель, внесения органических удобрений и мелиорантов;
  6. Отсутствует системность в вопросах отвода земель для нужд животноводства (складирование отходов, стоки, поля фильтрации).

На основании проведенных исследований и установленных факторов негативного влияния на процессы научно-технологического развития АПК предлагается:

Для реализации инновационного сценария научно-технологического АПК в сфере мелиорации, и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов необходимо обеспечить реализацию следующего комплекса нормативно-правовых, организационно-управленческих, научно-технологических мероприятий:

– рекомендовать МСХ РФ разработать «жесткую» концепцию научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, характеризующуюся использованием административных и финансово-экономических инструментов стимулирования научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов;

– сформировать институциональную инфраструктуру рынка земли;

– принять нормативный акт и официально утвердить, что все земельные ресурсы в пределах Российской Федерации независимо от форм собственности являются национальным богатством;

– на правительственном уровне завершить преобразование структур, регулирующих земельные отношения, кадастровый учет, регистрирующих права и сделки с участками земли и организующих правильное использование земельных ресурсов;

– разработать и реализовать федеральные и территориальные программы по борьбе с опустыниванием, водной эрозией и ветровым разрушением и др.;

– предусмотреть меры ответственности физических и юридических лиц за деградацию, беспорядочное использование участков земли.

Ввести практику административной (вплоть до уголовной) ответственности за нарушения и нерациональное землепользование в виде:

– нарушение установленных правил при борьбе с болезнями и вредителями растений;

– порча земель сельскохозяйственного назначения – экологическое преступление, заключающееся в отравлении, загрязнении или ином воздействии на почву веществами, такими как удобрения, стимуляторы роста растений, ядохимикаты и другие опасные химические и биологические вещества.

Математическое моделирование сценариев научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов позволило определить три основных сценария развития ситуации до 2030 г.

– в базовом сценарии научно-технологического развития АПК в сфере мелиорации, восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов, предполагающем использование существующих технология, сохранение объема инвестиций, методов и приемов ведения земледелия и агрохимии следует ожидать к 2030 г. некоторое снижение показателей почвенного плодородия в целом по России, рост площади эродированных земель на 12 %, сохранится отрицательный баланс гумуса, возрастёт отрицательный баланс элементов питания на 6 %.

При реализации пессимистического сценария, предполагающего снижение объемов государственной поддержки на 50%, ослабление государственного контроля со стороны профильных департаментов МСХ РФ и соответствующих региональных ведомств, прогнозируется усиление деструктивных процессов в исследуемой сфере. При этом произойдет снижение плодородия земель сельскохозяйственного назначения: дефицит баланса гумуса возрастет на 32,1 %; NPK – на 15 %, что в конечном итоге приведет к деградации земель на территории 28860 тыс. га, что соответствует 13%.

При этом для эффективной реализации оптимистического сценария необходимо внедрять следующие инновационные инструменты:

– Технологии «больших данных» (Big data) и Интернета вещей в сельском хозяйстве;

– Технологии новой электроники, в первую очередь беспроводных сетей микросенсоров;

– Продвинутые технологии робототехники на основе искусственного интеллекта, роевого интеллекта, машинного обучения;

– Технологии применения беспилотных летательных аппаратов в сельском хозяйстве;

– Технологии локально дифференцированного внесения удобрений и применения средств защиты растений с автоматической корректировкой параметров в режиме реального времени;

– Технологии применения нано- и пикоспутников в сельском хозяйстве;

– Технологии полного автопилотирования сельскохозяйственных машин;

– Технологии безвспашного земледелия, мульчирующих обработок почв;

– Бестракторные технологии в растениеводстве (применение агромостов – стационарных установок, способных выполнять работы круглосуточно по заданной программе без присутствия человека);

– Технологии предотвращения эрозии почв, противоэрозийное земледелие, методы крошения почвы и сглаживания поверхности поля;

– Методы предотвращения засоления почв при орошении;

– Методы борьбы с опустыниванием сельскохозяйственных угодий, опасным уплотнением почв;

– Технологии предотвращения вымывания удобрений и питательных веществ из почв, профилактики эвтрофикации водоемов;

– Методы замещения химической борьбы (применение гербицидов) с сорняками агротехническими приемами;

– Технологии производства удобрений, обогащенных микроэлементами;

– Технологии внесения удобрений и применения средств защиты с учетом фактического состояния растений;

– Технологии диагностики дефицита макро- и микроэлементов в питании сельскохозяйственных растений в режиме реального времени;

– Технологии реабилитации почв, деградировавших в результате активного хозяйственного использования, в том числе истощенных, засоленных, опустыненных, уплотненных, загрязненных токсическими веществами и радионуклидами технологии для органического, биодинамического сельского хозяйства, управления цепочками поставок органической продукции, дистанционного автоматизированного контроля выполнения сертификационных требований органического сельского хозяйства;

– Технологии мелиорации земель (улучшения гидрологического режима, параметров кислотности, улучшения плодородия почв) с минимальным вмешательством в экосистемные процессы.

При этом произойдет повышение плодородия земель сельскохозяйственного назначения: баланс гумуса достигнет положительных значений и составит 0,08 т/га; обеспеченность элементами питания возрастёт на 11 %, что, в конечном итоге, будет способствовать восстановлению земель на территории 24475 тыс. га, что соответствует 11% площади, до 70% сократится разрыв между фактической урожайностью и потенциальной продуктивностью сельскохозяйственных культур.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  2. Земельный кодекс Российской Федерации [Федер. Закон № 136: принят Гос. Думой 25 октября 2001 года: по состоянию на 8 марта 2015 г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.].
  3. Федеральный закон № 264-ФЗ «О развитии сельского хозяйства» [Федер. Закон: принят Гос. Думой 22 декабря 2008 г.: по состоянию на 12 февраля 2015г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.].
  4. Федеральный закон № 4-ФЗ «О мелиорации земель» [Федер. Закон: принят Гос. Думой 8 декабря 1995 г.: по состоянию на 31 декабря 2014 г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.].
  5. Федеральный закон №7-ФЗ «Об охране окружающей среды» [Федер. Закон: принят Гос. Думой 20 декабря 2001 г.: по состоянию на 29 декабря 2014 г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.].
  6. Федеральный Закон № 101 «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» » [Федер. Закон: принят Гос. Думой 26 июня 2002г.: по состоянию на 31 декабря 2014 г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.].
  7. Закон Белгородской области № 111 «Об особенностях оборота земель сельскохозяйственного назначения в Белгородской области» [Закон Белг. обл.: принят Белг. обл. Думой 23 декабря 2003 г.: по состоянию на 11 июля 2014 г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.].
  8. Закон Белгородской области № 35 «Об административных правонарушениях на территории Белгородской области» [Закон Белг. обл.: принят Белг. обл. Думой 27 июня 2002г.: по состоянию на 09 марта 2011г. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.].
  9. Приказ Росземкадастра от 14 мая 2001 года № П/89 «О кадастровом делении территории Российской Федерации» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  10. Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию [Электронный ресурс]: Указ Президента от 1 апрель 1996 года №440// Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  11. О государственной стратегии Российской Федерации по охране окружающей среды и обеспечению устойчивого развития [Электронный ресурс]: Указ Президента РФ от 04.02.1994 № 236 // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  12. Постановление Правительства Белгородской области от 27.04.2007 №108 «О дотации на жидкие органические удобрения, используемые в земледелии области» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  13. Постановление Правительства Белгородской области от 31 мая 2010 г. № 198-пп Белгород «Об утверждении долгосрочной целевой программы «Известкование кислых почв на территории белгородской области на 2010 – 2015 годы» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  1. Постановление Правительства РФ от 28 ноября 2002 года № 846 «Об утверждении Положения об осуществлении государственного мониторинга земель» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  2. Постановление Правительства Белгородской области от 3 сентября 2007 г. № 198-пп Белгород об областной программе финансирования природоохранных мероприятий на 2008 – 2011 годы (в ред. Постановления Правительства белгородской области от 25.08.2008 № 201-пп) // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  3. Постановления Правительства Российской Федерации от 9 августа 2013 г. № 681 «О государственном экологическом мониторинге (государственном мониторинге окружающей среды) и государственном фонде данных государственного экологического мониторинга (государственного мониторинга окружающей среды)» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  4. Постановление Правительства Белгородской области от 25 января 2010 года № 27-пп «Стратегия социально-экономического развития белгородской области на период до 2025 года» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  5. Постановление Правительства РФ от 14.07.2012 № 717 «О Государственной программе развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 – 2020 годы» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  6. Распоряжение Правительства РФ от 31.08.2002 № 1225-р «Об Экологической доктрине Российской Федерации» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  7. Постановление Правительства Белгородской области от 31 мая 2010 г. № 196-пп «Об утверждении технологического регламента использования навоза, стоков навозных, помета птичьего и компостов в качестве органических удобрений» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  8. Постановление Губернатора Белгородской области № 57 от 27 февраля 2004 года было утверждено «Положение о проекте внутрихозяйственного землеустройства и паспорте агрохимического обследования почв на территории Белгородской области». // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  9. Постановление Губернатора Белгородской области от 5 марта 2004 года № 63 «О разработке проекта областной целевой программы «Государственный мониторинг земель в Белгородской области на 2005-2010 годы» // Информационно-правовой портал «Гарант».
  10. Концепция проекта федерального закона «Экологический кодекс Российской Федерации» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mnr.gov.ru
  11. Концепция программы: «Производство и использование животноводческих отходов в качестве органических удобрений и охрана почв [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://belapk.ru/
  12. Государственный проект «Стратегия долгосрочного социально-экономического развития агропромышленного комплекса АПК на период до 2020 года» [Электронный ресурс]. – Москва 2011г.– Режим доступа: http://www.mcx.ru
  13. Проект «Повышение плодородия почв за счет посевов многолетних трав» [Электронный ресурс]. – Белгород, 2011г. – Режим доступа: http://belapk.ru
  14. Международная Декларация РИО по окружающей среде и развитию. – Принята Конференцией ООН по окружающей среде и развитию, Рио-де-Жанейро, 3–14 июня 1992 года. – Отчет о работе Конференции. – Нью-Йорк, 1993. С. 19, 31, 40-60, 64, 71.
  15. Письма Росземкадастра от 19 марта 2001 года № ВК-122 «О требованиях к кадастровому делению» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  16. Постановление Правительства Белгородской области от 16 декабря 2013 г. № 517-пп «Об утверждении государственной программы Белгородской области «Развитие водного и лесного хозяйства белгородской области, охрана окружающей среды на 2014 – 2020 годы» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». Версия Проф.
  17. Акулов А. А. Низкозатратные источники энергии в севооборотах / А. А. Акулов // Земледелие. – 2004. – № 6. – С. 24-25.
  18. Анасуя Датта. Размышления о продовольственной безопасности/ Земля из космоса – № 5 (21), 2016. – с. 10-17.
  19. Аничин В.Л. Методы измерения экономического эффекта и эффективности использования сельскохозяйственных земель / В.Л. Аничин, А.С. Лицуков // Вестник Курской государственной сельскохозяйственной академии. – 2010. – № 6. – С. 16-18.
  20. Афанасьева Г.Е. Установление ареалов воздействия горных пород на окружающую среду / Г.Е. Афанасьева // Экология, окружающая среда и здоровье населения Центрального Черноземья: Материалы Международной научно-практической конференции. Ч.2. – Курск: КГМУ, 2005. – С. 5-7.
  21. Берзин А.М. Влияние сидератов на плодородие чернозема выщелоченного и урожайность зерновых культур в условиях Красноярской лесостепи / А.М. Берзин, В.В. Чупрова, Е.И. Волошин // Агрохимия. – 1994. – № 11. – С. 16-24.
  22. Бессонова Е.А. Общие вопросы и проблемы эколого-экономической реабилитации сельскохозяйственных земель. Почвы в биосфере и жизни человека: монография / Е.А. Бессонова. – М.: ФГБОУ ВПО МГУЛ, 2012. – С. 505-535.
  23. Вайцзеккер Э. Фактор четыре. Затрат – половина, отдача – двойная / Э. Вайцзеккер, Э. Ловинс, Л. Ловинс. – М.: Academia, 2000. – С. 18.
  24. Верзилина И. Н. Анализ влияния пестицидов на гинекологическую заболеваемость подростков в Белгородской области / И. Н. Верзилина, М. И Чурносов, В. И Евдокимов // Гигиена и санитария. – 2013. – № 2. – С. 67-70.
  25. Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и её окружения. – М.: Наука, 1965. – 374 с.
  26. Волков С.Н. Землеустройство. Учебники и учебные пособия для студентов высших учебных заведений / С.Н. Волков. – М.,: ГУЗ, 2013. – 993 с.
  27. Волков С. Землеустроительное обеспечение перехода от категории земель к территориальному зонированию в Российской Федерации / С. Волков, А. Фомин, Е. Черкашина, К. Черкашин // Международный сельскохозяйственный журнал. – 2015. – № 5. – С. 3-8.
  28. Волков С.Н. Правовые и землеустроительные меры по вовлечению неиспользуемых земель сельскохозяйственного назначения в хозяйственный оборот и обеспечению их эффективного использования / С.Н. Волков, С.А. Липски // Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. – 2017. – № 2. – С. 5-10.
  29. Волков С.Н. Мониторинг и прогнозирование научно-технического развития АПК в сфере мелиорации и восстановления земельных ресурсов, эффективного и безопасного использования удобрений и агрохимикатов / С.Н. Волков, В.В. Вершинин, А.В. Турьянский, А.Г. Ступаков, А.В. Акинчин, С.А. Линков, М.А. Куликова, А.Ф. Дорофеев, А.И. Добрунова, Е.В. Черкашина. – Белгород, 2018. – Часть II. – 262 с.
  30. Выступление на заседании коллегии Минсельхоза России Г.Г. Гулюка // Информационный бюллетень. – М.: Минсельхоз РФ, 2008. – № 9-10. – С. 44-47.
  31. Гаитов М.Ю. Ресурсосберегающие технологии земледелия / М.Ю. Гаитов // Достижения науки и техники АПК. – 2005. – № 11. – С. 33-35.
  32. Говоров Д.Н. Применение пестицидов. Год 2014-й. / Д.Н. Говоров, А.В. Живых, А.А Шабельникова //Защита и карантин растений. – 2015. – № 4. – С.12-14.
  33. Говоров Д.Н. Защита растений в российской Федерации: сколько стоит, что дает? / Д.Н. Говоров, А.В. Живых, Н.В. Ипатова //Защита и карантин растений. – 2015. – № 12. – С.7-9.
  34. Горчаков Я. В. Тенденции развития и рыночные аспекты мирового органического земледелия / Я. В. Горчаков. – Барнаул: «Аз Бука», 2004. – 256 с.
  35. Государственный (национальный) доклад «О состоянии и использовании земель в Российской Федерации в 2015 году». – М., 2016. – 202 с.
  36. Государственный доклад «О состоянии и об охране окружающей среды Российской Федерации в 2016 году». – М.: Минприроды России; НИА-Природа. – 2017. – 760 с.
  37. Денисов Ю.Н. Состояние плодородия почв Челябинской области / Ю.Н. Денисова // Агрохимический вестник. – 2015. – № 2. – С.2-5.
  38. Державин Л.М. Оптимизация научного обеспечения интегрированного применения удобрений в интенсивном земледелии / Л.М. Державин //Агрохимия. – 2007. – № 7. – С.5 -14.
  39. Добровольский Г.В. Тихий кризис планеты / Г.В. Добровольский // Вестник РАН. – 1997. – №3. – С. 313-319.
  40. Добрунова А.И. От экологизации землепользования к производству экологически чистой продукции и к устойчивому развитию сельских территорий / А.И. Добрунова, Л.В. Олива, А.А. Сидоренко // Казанская наука. – 2015. – № 10. – С. 127-130.
  41. Доклад о состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения Российской Федерации в 2014 году. – М.: Минсельхоз России. 2015. – 235 с.
  42. Доклад о состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения Российской Федерации в 2016 году. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2018. – 240 с.
  43. Доклад о состоянии и использовании земель сельскохозяйственного назначения Российской Федерации в 2017 году. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2019. – 328 с.
  44. Доспехов Б.А. Методика полевого опыта (с основами статистической обработки результатов исследований) / Б.А. Доспехов.– М: Агропромиздат, 1985.– 351 с.
  45. Есауленко А. Н. Биологизация систем удобрений в севообороте / А. Н. Есауленко, В. В. Агеев, Ю. Н. Гречишкина, О. А. Подколзин // Агрохимический вестник. – 2005. – № 2.
  46. Еськов А. И. Улучшать использование органических удобрений / А. И. Еськов // Земледелие. – 2000.- № 6. – С. 24-25.
  47. Захаренко В. А. Тенденции изменения потерь урожая сельскохозяйственных культур от вредных организмов в земледелии в условиях реформирования экономики России / В. А. Захаренко // Агрохимия. – 1997. – № 3. – С. 1-9.
  48. Захаренко В. А. Экономическая оценка фитосанитарного состояния агроэкосистем в России / В. А. Захаренко // Агрохимия – 2003. – № 10. – С. 29.
  49. Захаренко В.А. Экономический аспект применения пестицидов в современном земледелии России / В. А. Захаренко, А. В. Захаренко // Российский химический журнал. – 2005. – Т.XLIX, № 3.– С. 55-63.
  50. Захаренко В.А. Научное обеспечение производства, рынка и реализация пестицидов в аграрном секторе Российской Федерации / В. А. Захаренко // Агрохимия. – 2014. – № 4. – С. 3-19.
  51. Здоровец Ю.И. Методические подходы к оценке регионального рынка труда / Ю.И. Здоровец, Д.А. Петросов // Российский экономический интернет-журнал. – 2019. – № 1. – С. 32.
  52. Земельные ресурсы сельского хозяйства: управление воспроизводством и экономическая оценка потенциала: монография / А. В. Улезько, В. Э. Юшкова, А. А. Тютюников. – Воронеж: Издательско-полиграфический центр «Научная книга», 2014. – 176 с.
  53. Иванов Ю. Д. Влияние пожнивного сидерата и соломы на плодородие почвы и урожайность зерновых культур в специальном полевом севообороте / Ю. Д. Иванов // Бюллетень ВИУА. – 2001. – № 115 – С. 130-131.
  54. Ильченко А.В. Экологические проблемы земледелия / А.В. Ильченко // Проблемы современной экономики (Новосибирск) . – 2015. – №23. – С. 97-102.
  55. Каличкин В. К. Безотвальная и комбинированная обработка почвы в Западной Сибири / В. К. Каличкин, С. А. Ким // Земледелие. – 1996. – № 6. – С. 14-15.
  56. Керженцев А.С. Другой земли у нас нет / А.С. Керженцев, Ю.А. Кузьменчук // Вестник РАН. – 2009. – №2. – Т.79.– С. 8-15.
  57. Кирюшин В. И. Проблемы инновационного развития сельского хозяйства/ В.И. Кирюшин // Инновации. Журнал об инновационной деятельности: теоретический и научно-практический журнал. – 2014. – № 7.– С. 3-11.
  58. Клинов В. Мировая экономика: Прогноз до 2050 года / В. Клинов // [Электронный ресурс]. – Экономический портал. – Режим доступа: http://institutiones.com.
  59. Ковда В.А. Проблемы защиты почвенного покрова и биосферы планеты / В.А. Ковда. – Пущино, 1989. – 155 с.
  60. Колганов А.В. Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в России: информ. Издание / А.В. Колганов, Н.А. Сухой, В.Н. Шкура и др.. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2016. – 220 с.
  61. Концепция федеральной целевой программы «Развитие мелиораций сельскохозяйственных земель России на период до 2020 года». – М.: Россельхозакадемия, 2009. – 49 с.
  62. Коржов С. И. Сидераты и их роль в воспроизводстве плодородия чернозёмов: монография / С. И. Коржов, В. В. Верзилин, Н. Н. Королев; под ред. С. И. Коржова. – Воронеж, ФГОУ ВПО Воронежский ГАУ, 2011. – 98 с.
  63. Котлярова Е.Г. Эффективность ландшафтных систем земледелия: Монография. / Е.Г. Котлярова, О.Г. Котлярова – Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2011. – 310 с.
  64. Котлярова О. Г. Накопление органического вещества сидеральными культурами и поступление питательных веществ в почву при их запашке / О. Г. Котлярова, В. В. Черенков // Агрохимия. – 1998. – № 12. – С. 15-20.
  65. Котлярова Е.Г. Динамика органического вещества почвы в системе ландшафтного земледелия / Е.Г. Котлярова // Земледелие. – 2015. – № 3. – С. 20-24.
  66. Котлярова О.Г. Разработка и внедрение комплекса мероприятий по защите почв от водной эрозии на примере Грибановского района Воронежской области / О.Г. Котлярова// Сборник: Почвозащитное земледелие в южных районах России, тр. СНИИСХ. – Ставрополь, 1977. – С. 52-54.
  67. Котлярова О.Г. Антропогенное формирование экологически устойчивых агроландшафтов./ О.Г. Котлярова – Белгород, 2004. – 32 с.
  68. Кудеяров В.Н. Проблемы агрохимии и современное состояние химизации сельскохозяйственного производства в Российской Федерации // В.Н. Кудеяров, В.М. Семенов // Агрохимия. – 2014. – №10. – С. 3-17.
  69. Кулик К.Н. Проблемы агролесомелиорации / К.Н. Кулик // Вестник РАСХН. – 2001. – № 1. – С. 38-40.
  70. Кулик К.Н. Эффективные технологии формирования агролесоландшафтов / К.Н. Кулик // Проблемы интенсификации и экологизации земледелия России: Сб. мат. науч. сессии Россельхозакадемии (13-15 июня 2006 г., п. Рассвет Ростовской области). – М.: Россельхозакадемия, 2006. – С. 124-137.
  71. Кулик К.Н. Стратегические направления защитного лесоразведения в Российской Федерации на период до 2020 года / К.Н. Кулик, Е.С. Павловский // Защитное лесоразведение, мелиорация земель и проблемы земледелия в Российской Федерации: матер. межд. науч.-практ. конф., ВНИАЛМИ. – Волгоград, 2008. – С. 9-19.
  72. Курбатов А.С. Экологические аспекты модернизации сельскохозяйственного производства в России / А.С. Курбатов // Агропродовольственная политика России. – 2015. – № 2(14). – С. 30-34.
  73. Липски С.А. Актуальные проблемы государственного регулирования рыночного оборота земель сельскохозяйственного назначения. Землеустройство, кадастр и мониторинг земель. – 2006. – № 8.– С. 56-63.
  74. Липски С.А. Правовые аспекты ненадлежащего использования земельных участков сельскохозяйственного назначения и принудительного прекращения прав на них. // Право и инвестиции. – 2012. – № 3-4 (50). – С. 36-40.
  75. Лопырев М.И. Эколого-ландшафтное земледелие в Воронежской области / М.И. Лопырев, Н.И. Буряк. – Воронеж: ООО Студия «ИАН», 2000. – 30 с.
  76. Лошаков В. Г. Пожнивная сидерация и плодородие дерново-подзолистых почв / В. Г. Лошаков // Земледелие. – 2007. – № 1. – С. 11-14.
  77. Лукманов А.А., Нуриев С.Ш., Бектимиров Р.И., Мониторинг плодородия почв республики Татарстан.// Агрохимический вестник. – 2013. – №4. – С.52-53.
  78. Лукин С.В. Агроэкологическое состояние почв Белгородской области: монография. / С.В. Лукин. – Белгород: КОНСТАНТА, 2008. – 176 с.
  79. Лукин С.В. Биологизация земледелия в Белгородской области: итоги и перспективы / С.В. Лукин // Достижения науки и техники АПК, – 2016. – Т. 30. – № 7. – С. 20-23.
  80. Максютов Н. А. Сидераты защищают почву от эрозии и повышают плодородие / Н. А. Максютов, Г. А. Кремер // Земледелие. – 1997. – № 2. – С. 27-28.

Мальтус Т. Опыт о законе народонаселения / Т.Мальтус. – Петрозаводск: Петроком, –1993 (Шедевры мировой экономической мысли. Т. 4). – 327 с.

  1. Малышев М. И. Элементы биологизации земледелия и их эффективность / М. И. Малышев, С. М. Семенова // Земледелие. – 2002. – № 6. – С. 19.
  2. Маматрахимов И.И. Внедрение экологически чистых технологий и производство экологически чистой продукции / И.И. Маматрахимов // Сборники конференций НИЦ Социосфера. – 2015. – № 8. – С. 67-70.

Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рандерс Й., Бернс В. ІІІ Пределы роста. Доклад по проекту Римского клуба «Проблемы человечества» / Д.Х. Медоуз, Д.Л. Медоуз, Й. Рандерс, В.Бернс.– М.: Изд-во МГУ, 1991. – 207 с.

Медоуз Д. и Д. Пределы роста. 30 лет спустя = Limits to growth. The 30-year update. – М.: Академкнига, 2007. – С.32.

  1. Мельников Н. Н. Поведение синтетических пиретроидов в объектах окружающей среды / Н. Н. Мельников, Н. И. Аронова // Агрохимия. – 1987. – № 9. – С. 109-131.
  2. Мельников Н. Н. Экология и пестициды // Агрохимия. – 1989. – № 10. – С. 128-141.
  3. Мельников Н. Н. Пестициды и окружающая среда / Н.Н. Мельников // Агрохимия. –1990. – № 12. – С. 71-94.
  4. Мельников Н. Н. Пестициды и окружающая среда. Хлорацетанилиды // Агрохимия. – 1994. – № 2. – С. 119-126.
  5. Методическое руководство по проектированию применения удобрений в технологиях адаптивно-ландшафтного земледелия / Под ред. Л.А. Иванова, Л.М. Державина. – М., РАСХН, 2009. – 393 с.
  6. Минеев В.Г. Влияние длительности применения удобрений на гумус почвы и урожай культур / В.Г. Минеев, Г.Ф. Голонова // Агрохимия. –1978. – № 7. – С. 134–141.
  7. Минеев В.Г. Органические удобрения в интенсивном земледелии / В.Г. Минеев. – М.: Колос, 1984. – 303 с.
  8. Минеев В.Г. Состояние и перспективы применения минеральных удобрений в мировом и отечественном земледелии / В.Г. Минеев, Л.А. Бычкова // Агрохимия. – 2003. – №8. – С.5-12.
  9. Муха В.Д. Антропогенный фактор и почвообразование / В.Д. Муха // Проблемы эволюции почв. Материалы IV Всероссийской конференции. – Пущино, 2003. – С. 191-201.
  10. Муха В.Д. Агропочвоведение / В.Д. Муха, Н.И. Картамышев, Д.В. Муха. Под ред. В.Д. Мухи. – М.: КолосС, 2003. – 528 с.
  11. Мязин Н.Г. Влияние применения удобрений и мелиорантов на показатели почвенного плодородия / Н.Г. Мязин // Агрохимия. – 1997. – №2. – С. 26–30.
  12. Навольнева Е.В. Изменение свойств чернозема типичного и урожайности культур в зависимости от удобрений, способов обработки почвы и севооборотов в Юго-Западной части ЦЧР: дис…. канд. с.-х. наук / Е.В. Навольнева. – Белгород, 2018. – 160 с.
  13. Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. М.: Госкомстат СССР, 1991. – 752 с.
  14. Научно-технологические инновации в земельно-имущественном комплексе России как фактор повышения эффективности АПК. Материалы Конгресса Общероссийской общественной организации «Российское общественное объединение экономистов-аграрников». Государственный университет по землеустройству, 14 июня 2018 года / Под общей редакцией С.Н. Волкова, Ю.А. Цыпкина. – М.: ГУЗ, 2018. – 208 с.
  15. Научные основы предотвращения деградации почв (земель) сельскохозяйственных угодий России и формирование систем воспроизводства их плодородия в адаптивно-ландшафтном земледелии. Т. 1-3. М.: Почвенный институт, 2013. 1465 с.
  16. Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2017 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 – 2020 годы / Москва, 2018. – 247 с.
  17. Олива Л.В. Развитие эффективного агроэкологического производства как фактора устойчивого развития сельских территорий / А.И. Добрунова, Л.В. Олива // Проблемы экономики, организации и управления в России и мире. Материалы IX международной научно-практической конференции – Прага: Издательство: WorldPresss, 2015. – С.107-109.
  18. Орлов Д.С. Реальные и кажущиеся потери органического вещества почвами Российской Федерации / Д.С. Орлов, О.Н. Бирюкова, М.С. Розанова // Почвоведение. – 1996. – № 2. – С. 197-207.
  19. Основные направления использования земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации на перспективу. Научно-практическое пособие / Под ред. С.Н. Волкова. – М.: ГУЗ, 2018. – 344 с.
  20. Отчёт о научно-исследовательской работе по теме № 0569-2017-0022 «Разработать методические рекомендации по изъятию неиспользуемых сельскохозяйственных земель и их вовлечению в производственный оборот». ВИАПИ имени А.А. Никонова – филиал ФГБНУ ФНЦ ВНИИЭСХ. – 185 с.
  21. Перспективы развития национальных агропродовольственных систем в условиях ВТО: Материалы международной научно-практической конференции. – Воронеж: ФГБОУ ВПО Воронежский ГАУ, 2014. – 390 с.

Пестель Э. За пределами роста / Э.Пестель. М., 1988.

  1. Петелько А.И. Защитные лесные насаждения в Орловской области / А.И. Петелько // Защитное лесоразведение, мелиорация земель и проблемы земледелия в Российской Федерации: матер. межд. науч.-практ. конф., ВНИАЛМИ. – Волгоград, 2008. – С. 79-81.
  2. Петров П.Г. Защитное лесоразведение в Каменной Степи / П.Г. Петров, Б.И.Скачков – М.: Агропромиздат, 1988. – 6 с.
  3. Попов П.Д. Органические удобрения (справочник) / П.Д. Попов, В.И. Хохлов, А.А. Егоров, М.Н. Новиков. – М.: Колос, 1988. – 337 с.
  4. Постников П. А. Зеленые удобрения – резерв повышения урожаев / П. А. Постников // Земледелие. – 2010. – № 7. – С. 15-21.
  5. Программа и модель развития сектора натуральной продукции в Белгородской области. Методические рекомендации / А.В. Турьянский, В.И. Ужик, А.И. Добрунова, А.Ф. Дорофеев. – Белгород: Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Белгородская государственная сельскохозяйственная академия», 2011. – 112 с.
  6. Прянишников Д. Н. Растения полевых культур (частное земледелие) / Д. Н. Прянишников. – М.: Сельхозгиз, 1936. – С. 296-313.
  7. Прянишников Д. Н. Люпин, фосфорит и зола как замена навоза на тощих почвах / Д. Н. Прянишников / Изб. сочинения. Т.3. Общие вопросы земледелия и химизации. – М.: Колос, 1965. – С. 580-592.
  8. Ревякин Е. Л. Ресурсосберегающие технологии: состояние, перспективы, эффективность / Е. Л. Ревякин. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2011. – 156 с.
  9. Рекомендации по проектированию интегрированного применения средств химизации в ресурсосберегающих технологиях адаптивно – ландшафтного земледелия / Под ред. Иванова Л.А., Державина Л.М. – М: Росинформагротех, 2010. – 461 с.
  10. Российский статистический ежегодник. 2016: Стат.сб. / Росстат. – М., 2016 – 725 с.
  11. Савченко Е.С. О биологизации земледелия в Белгородской области [Электронный ресурс] / Е.С. Савченко. Стенограмма выступления на областной научно-практической конференции 15 апреля 2015 г. – Режим доступа: http://www.savchenko.ru/
  12. Синих Ю. Н. Длительная пожнивная сидерация и фитосанитарное состояние почвы / Ю. Н. Синих // Земледелие. – 2008. – № 6. – С. 27-28.
  13. Синих Ю. Н. Динамика влажности почвы при длительном использовании пожнивного зеленого удобрения / Ю. Н. Синих // Земледелие. – 2010. – № 8. – С. 23-25.
  14. Синих Ю. Н. Промежуточные культуры – фактор экологически безопасного земледелия / Ю. Н. Синих // Проблемы агрохимии и экологии. – 2010. – № 3. – С. 33-37.
  15. Скорочкин Ю. П. Сидеральный пар и солома – элементы биологизации земледелия в условиях Северо-Восточной части ЦЧР / Ю. П. Скорочкин, З. Я. Брюхова // Земледелие. – 2011. – №3. – С. 20-21.
  16. Смуров С. И. Продуктивность зернового севооборота в зависимости от степени его химизации / С. И. Смуров, Г. С. Агафонов, О. В. Гапиенко // Достижение науки и техники АПК. – 2008. – № 9. – С. 11-14.
  17. Смык А. В. Научные основы управления плодородием почв Центрально-Черноземной зоны России / А. В. Смык. – М.: Колос, 2000. – 152 с.
  18. Соколов А.В. Будущее науки и технологий. Результаты исследования Дельфи / А.В. Соколов. – Форсайт. – 2009. – № 3. Т. 3. – С. 40-58.
  19. Соловиченко В.Д. Плодородие и рациональное использование почв Белгородской области. / В.Д. Соловиченко – Белгород: «Отчий край», 2005. – 292 с.
  20. Сорокин И. Б. Солома и зеленое удобрение на серых оподзоленных почвах / И. Б. Сорокин // Агрохимический вестник. – 2008. – № 4. – С. 32-33.
  21. Состояние здоровья новорожденных в районах Курской области с высокой пестицидной нагрузкой / Пахомов В.Ю. [и др.] // Научный вестник Белгородского государственного университета. – 2008. – № 6. – С. 23-26.
  22. Стифеев А.И. Эколого-экономическое состояние пахотных земель Центрального Черноземья / А.И. Стифеев // Общественно-научный вестник. Проблемы региональной экологии. – Курск: Изд-во ПБО, 2010. – С. 33-41.
  23. Тарабрина Г. Г. Влияние комплекса приемов биологизации на показатели плодородия чернозема выщелоченного и урожайность культур севооборота. Дисс… канд. с.-х. наук / Г. Г. Тарабрина. – Воронеж, 2005. – 172 с.
  24. Тиранов А. Б. Сидеральные и занятые пары в севооборотах / А. Б. Тиранов, Л. В. Тиранова // Земледелие. – 2008. – № 3. – С. 16-19.
  25. Турусов В.И. Теоретические положения и практическая реализация базовых элементов адаптивно-ландшафтных систем земледелия в Воронежской области / В.И. Турусов // Модели автоматизированного проектирования адаптивно-ландшафтных систем земледелия: сборник докладов Всероссийской науч.-практ. конф. – Курск: ГНУ ВНИИЗиЗПЭ РАСХН, 2010. – С. 286-289.
  26. Турусов В.И. Защитное лесоразведение в Каменной Степи / В.И. Турусов, А.А. Лепехин // Достижения науки и техники АПК, 2016. – Т. 30. – № 7. – С. 56-58.
  27. Турьянский А.В. Развитие институциональных процессов в сельском хозяйстве России на современном этапе // А.В. Турьянский – Белгород: Изд-во БелГСХА, 2012. – 380 с.
  28. Турьянский А.В. Экологизация сельского хозяйства региона / А.В. Турьянский // Экономика сельского хозяйства России. – 2007. – № 5. – С. 40-41.
  29. Филон И.И. Гумусное состояние черноземов типичных при длительном применении удобрений и орошении / И.И. Филон // Почвоведение. – 1996. – №8. – С. 1010–1016.
  30. Формирование организационно-экономического механизма технической модернизации сельского хозяйства в регионе: монография / Е.В. Нежельченко, А.И. Добрунова, Н.Ю. Яковенко, М.А. Беспалова – Белгород: Изд-во: Белородский ГАУ им. В.Я. Горина, 2015. – 186 с.
  31. Фокин А.Д. Идеи В.В. Докучаева и проблема органического вещества почв / А.Д. Фокин // Почвоведение. – 1996. – № 2. – С.187-196.
  32. Хлыстун В.Н. Состояние и тенденции развития земельных отношений в сельском хозяйстве России / В.Н.Хлыстун // Аналитический вестник Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации – 2012. – № 37(480).
  33. Хлыстун В.Н. Четверть века земельных преобразований: намерения и результаты // Экономика сельскохозяйственных и перерабатывающих предприятий. – 2015. – № 10. – С. 13-17.
  34. Чекмарев П.А. Состояние плодородия почв и мероприятия по его повышению в 2012 г. // П.А. Чекмарев // Агрохимический вестник. – 2012. – №1. – С. 2-4.
  35. Чекмарев П. А. Система удобрения в условиях биологизации земледелия / П. А. Чекмарев, С. В. Лукин // Достижения науки и техники АПК. – 2012. – № 12. – С. 10-11.
  36. Чекмарев П.А. Мониторинг плодородия пахотных почв Центрально – Черноземных областей России. / Чекмарев П.А., Лукин С.В. // Агрохимия. – 2013. – № 4. – С.11-22.
  37. Чекмарев П.А. Состояние плодородия пахотных почв Центрально – Черноземных областей России / Чекмарев П.А.// Агрохимический вестник. – 2015. – № 3. – С.8-11.
  38. Чендев Ю.Г. Изменение гумусного состояния пахотных почв Белгородской области / Ю.Г. Чендев, П.М. Авраменко, С.Д. Лицуков // Агрохимия. – 1998. – №6. – С. 12–20.
  39. Черкасов Г.Н. Способы, приемы ресурсосбережения в земледелии / Г.Н. Черкасов // Ресурсосберегающие технологии земледелия. Сб. докл. Межд. науч.-практ. конф. – Курск: ВНИИМЗиЗПЭ РАСХН, 2005. – С. 11-14.
  40. Чернышов А. В. Сравнительная оценка сидеральных смесей в звене зернового севооборота на черноземах выщелоченных лесостепи Среднего Поволжья: Дис… канд. с.-х. наук / А. В. Чернышов. – Пенза, 2006. – 149 с.
  41. Шпаар Д. Зерновые культуры. / Д. Шпаар и др.; под ред. Д. Шпаара. – М.: ИД ООО «DLV Агродело», 2008. – 656 с.
  42. Щедрин В.Н. Теория и практика альтернативных видов орошения черноземов юга Европейской территории России: монография / В.Н. Щедрин, С.М. Васильев. – Новочеркасск: Лик, 2011. – 435 с.
  43. Щедрин В.Н. Оросительные системы России: от поколения к поколению: монография / В.Н. Щедрин, А.В. Колганов, С.М. Васильев, А.А. Чураев. – В 2 ч. – Ч. 1. – Новочеркасск: Геликон, 2013. – 283 с.
  44. Щербаков А.П. Плодородие почв, круговорот и баланс питательных веществ / А.П. Щербаков, И.Д. Рудай. – М.: Колос, 1983. – 189 с.
  45. Щербаков А.П. Антропогенная эволюция черноземов / А.П. Щербаков, И.И. Васенев. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2000. – 412 с.
  46. Экологические требования к орошению почв России: Рекомендации. – М.: Почв. Ин-т им. В.В. Докучаева, 1996. 72 с.
  47. Ягодин Б.А. Агрохимия / Б.А. Ягодин. – М.: Колос, 1982. – 574 с.
  48. Cannel R. Q. 1994: Trends in tillage practices in relation to sustainable crop production with special reference to temperate climates / R. Q. Cannel, J. D. Hawes. – Soil & Tillage Res., 1994. – P. 245-282.
  49. DLG-Mitteilungen (Ed.): Hohe Kosten der Erosion, DLG-Mitteilungen, 1995, – P. 59.
  50. Kelly H. W. Keeping the land alive. Soil erosion its causes and cures / H.W. Kelly. – FAO Soils Bulletin, 1983. – № 50.
  51. Oldeman L.R. The extent of human-induced soil degradation. Annex 5 World map of the status of human-induced soil degradation, an explanatory note / L.R. Oldeman, V.W.P. Engelen, J.H.M. Pulles. – Wageningen, 1990.
  52. Oldeman L.R. World map of the status of human-induced soil degradation. An explanatory note / L.R. Oldeman, R.T.A. Hakkeling, W.G. Sombroek. – Wageningen, 1993.
  53. Reis E.M. Manejo de enfermedades en Plantio Direto, Proceedings «II Encuentro de Productores de Plantio Direto» / E.M. Reis. – Paraguay, Itaptia, 1994.
  54. Steiner K. Ursachen der Bodendegradation und Ansatze fur eine Forderung der nachhaltigen Bodennutzung im Rahmen der Entwicklungszusammenarbeit, GTZ Projekt Ressourcenschonende Landnutzungssysteme, GTZ Eschborn / K. Steiner. – 1994. – 148 p.
  55. Venialgo N. Anais «II Encuentro Latinoamericano de Siembra Directa en Pequenas Propiedades» / N. Venialgo. – Edelira, Itapua, Paraguay, 1996. Proyecto «Conservation de Suelos» MAG -GTZ, Asuncion.
  56. World bank. Vetiver grass for soil and water conservation, and rehabilitation, and embankment stabilisation, Ed: Grimshaw, R.G., & Heifer, L. World Bank Technical Paper, 1955. – № 273.
  57. Zakharenko V., Spaar D. Auftreten und Schadwirkung von Unkrautern, Schadlingen und Krankheiten // Die naturliche Grundlagen der Pfanzenproduktion in der Gemainschaft Uhabhangiger Staatcn und baltischen Republiken. AgriMcdia, 2000. 628 s.
  1. Ильченко А.В. Экологические проблемы земледелия / А.В. Ильченко // Проблемы современной экономики (Новосибирск) . – 2015.– №23. – С. 97-102.
  2. 1Концепция федеральной целевой программы «Развитие мелиораций сельскохозяйственных земель России на период до 2020 года». – М.: Россельхозакадемия, 2009. – 49 с.
  3. Российский статистический ежегодник. 2016: Стат.сб. /Росстат. – М., 2016 – 725 с.
  4. 1Российский статистический ежегодник. 2016: Стат.сб. /Росстат. – М., 2016 – 725 с.
  5. Российский статистический ежегодник. 2016: Стат.сб. /Росстат. – М., 2016 – 725 с.
  6. Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. М.: Госкомстат СССР, 1991. – 752 с.
  7. Медоуз Д.Х., Медоуз Д.Л., Рандерс Й., Бернс В. ІІІ Пределы роста. Доклад по проекту Римского клуба «Проблемы человечества» / Д.Х. Медоуз, Д.Л. Медоуз, Й. Рандерс, В. Бернс.– М.: Изд-во МГУ, 1991. – 207 с.
  8. Анасуя Датта. Размышления о продовольственной безопасности/ Земля из космоса – № 5 (21), 2016. – с. 10-17.
  9. Анасуя Датта. Размышления о продовольственной безопасности/ Земля из космоса – № 5 (21), 2016. – с. 10-17.
  10. Чекмарев П.А. Состояние плодородия почв и мероприятияпо его повышению в 2012 г. // П.А. Чекмарев // Агрохимический вестник. – 2012. – №1. – С.2 – 4.
  11. Муха, В.Д. Антропогенный фактор и почвообразование / В.Д. Муха // Проблемы эволюции почв. Материалы IV Всероссийской конференции. – Пущино, 2003. – С. 191-201.
  12. Муха, В.Д. Агропочвоведение / В.Д. Муха, Н.И. Картамышев, Д.В. Муха. Под ред. В.Д. Мухи. – М.: КолосС, 2003. – 528 с.
  13. Колганов А.В. Развитие мелиорации земель сельскохозяйственного назначения в России: информ. издание / А.В. Колганов, Н.А. Сухой, В.Н. Шкура и др.. – М.: ФГБНУ «Росинформагротех», 2016. – 220 с.
  14. Орлов, Д.С. Реальные и кажущиеся потери органического вещества почвами Российской Федерации / Д.С. Орлов, О.Н. Бирюкова, М.С. Розанова // Почвоведение. – 1996. – № 2. – С. 197-207.
  15. Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2017 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы / Москва, 2018. – 247 с.
  16. Единый государственный реестр почвенных ресурсов России, 2014; http://atlas.mcx.ru/materials/egrpr/content/2poc.html
  17. Единый государственный реестр почвенных ресурсов России, 2014; http://atlas.mcx.ru/materials/egrpr/content/2poc.html
  18. Медоуз Д. и Д.Пределы роста. 30 лет спустя = Limits to growth. The 30-year update. – М.:Академкнига, 2007. – С.32.
  19. Основные направления использования земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации на перспективу. Научно-практическое пособие / Под ред. С.Н. Волкова. – М.: ГУЗ, 2018. – 344 с.
  20. Основные направления использования земель сельскохозяйственного назначения в Российской Федерации на перспективу. Научно-практическое пособие / Под ред. С.Н. Волкова. – М.: ГУЗ, 2018. – 344 с.
  21. Отчёт о научно-исследовательской работе по теме № 0569-2017-0022 «Разработать методические рекомендации по изъятию неиспользуемых сельскохозяйственных земель и их вовлечению в производственный оборот». ВИАПИ имени А.А. Никонова – филиал ФГБНУ ФНЦ ВНИИЭСХ. – 185 с.
  22. Соколов А.В. Долгосрочный прогноз научно-технологического развития России на период до 2030 года: ключевые особенности и первые результаты / А.В. Соколов, А.А. Чулок // Программа комплексной подготовки представителей организаций высшего образования в агропромышленном комплексе «Создание центров прогнозирования и мониторинга научно-технологического развития АПК». – Москва, 8-9 декабря 2016 года.
  23. Мальтус Т. Опыт о законе народонаселения / Т. Мальтус. – Петрозаводск: Петроком, 1993 (Шедевры мировой экономической мысли. Т. 4). – 327 с.
  24. Медоуз Д. и Д. Пределы роста. 30 лет спустя = Limitstogrowth. The 30-yearupdate. – М.: Академкнига, 2007. – С.32.
  25. Пестель Э. За пределами роста. М., 1988.
  26. Вайцзеккер Э. Фактор четыре. Затрат – половина, отдача – двойная / Э. Вайцзеккер, Э. Ловинс, Л. Ловинс. – М.: Academia, 2000. – С. 18.
  27. “EU-2020” Электронный ресурс.URL:http://ec.europa.eu/europe2020/index_en.htm Дата доступа: 21.10.2016
  28. Клинов В. Мировая экономика: Прогноз до 2050 года / В. Клинов // [Электронный ресурс]. – Экономический портал. – Режим доступа: http://institutiones.com.
  29. Мальтус Т. Опыт о законе народонаселения / Т.Мальтус. – Петрозаводск: Петроком, –1993 (Шедевры мировой экономической мысли. Т. 4). – 327 с.
  30. Олива Л.В. Развитие эффективного агроэкологического производства как фактора устойчивого развития сельских территорий / А.И. Добрунова, Л.В. Олива // Проблемы экономики, организации и управления в России и мире. Материалы IX международной научно-практической конференции – Прага: Издательство: WorldPresss, 2015. – С.107-109.
  31. Соколов А.В. Будущее науки и технологий. Результаты исследования Дельфи / А.В. Соколов. – Форсайт. – 2009. – № 3. Т. 3. – С. 40-58.
  32. Формирование организационно-экономического механизма технической модернизации сельского хозяйства в регионе: монография / Е.В. Нежельченко, А.И. Добрунова, Н.Ю. Яковенко, М.А. Беспалова – Белгород: Изд-во: Белородский ГАУ им. В.Я. Горина, 2015. – 186 с.
  33. Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и её окружения. – М.: Наука, 1965. – 374 с.
  34. Добровольский Г.В. Тихий кризис планеты // Вестник РАН. – 1997. – №3. – С. 313-319.
  35. Ковда В.А. Проблемы защиты почвенного покрова и биосферы планеты. – Пущино, 1989. – 155 с.
  36. Добровольский Г.В. Тихий кризис планеты / Г.В. Добровольский // Вестник РАН. – 1997. – №3. – С. 313-319.
  37. Керженцев А.С. Другой земли у нас нет / А.С. Керженцев, Ю.А. Кузьменчук // Вестник РАН. – 2009. – №2. – Т.79.– С. 8-15.
  38. Керженцев А.С. Другой земли у нас нет / А.С. Керженцев, Ю.А. Кузьменчук // Вестник РАН. – 2009. – №2. – Т.79.– С. 8-15.
  39. Государственный доклад о состоянии и охране среды Российской Федерации в 2008 г. – М.: ООО «РусКонсалтинг Групп», 2009. – 50 с.
  40. Стифеев А.И. Эколого-экономическое состояние пахотных земель Центрального Черноземья / А.И. Стифеев // Общественно-научный вестник. Проблемы региональной экологии. – Курск: Изд-во ПБО, 2010. – С. 33-41.
  41. Щербаков А.П. Антропогенная эволюция черноземов / А.П. Щербаков, И.И. Васенев. – Воронеж: Изд-во ВГУ, 2000. – 412 с.
  42. Афанасьева Г.Е. Установление ареалов воздействия горных пород на окружающую среду / Г.Е. Афанасьева // Экология, окружающая среда и здоровье населения Центрального Черноземья: Материалы Международной научно-практической конференции. Ч.2. – Курск: КГМУ, 2005. – С. 5-7.
  43. Бессонова Е.А. Общие вопросы и проблемы эколого-экономической реабилитации сельскохозяйственных земель. Почвы в биосфере и жизни человека: монография / Е.А. Бессонова. – М.: ФГБОУ ВПО МГУЛ, 2012. – С. 505-535.
  44. Kelly H. W. Keeping the land alive. Soil erosion its causes and cures / H.W. Kelly. – FAO Soils Bulletin, 1983. – № 50.
  45. Steiner K. Ursachen der Bodendegradation und Ansatze fur eine Forderung der nachhaltigen Bodennutzung im Rahmen der Entwicklungszusammenarbeit, GTZ Projekt Ressourcenschonende Landnutzungssysteme, GTZ Eschborn / K. Steiner. – 1994. – 148 p.
  46. Oldeman L.R. The extent of human-induced soil degradation. Annex 5 World map of the status of human-induced soil degradation, an explanatory note / L.R. Oldeman, V.W.P. Engelen, J.H.M. Pulles. – Wageningen, 1990.
  47. Oldeman L.R. World map of the status of human-induced soil degradation. An explanatory note / L.R. Oldeman, R.T.A. Hakkeling, W.G. Sombroek. – Wageningen, 1993.
  48. Oldeman L.R. World map of the status of human-induced soil degradation. An explanatory note / L.R. Oldeman, R.T.A. Hakkeling, W.G. Sombroek. – Wageningen, 1993.
  49. Reis E.M. Manejo de enfermedades en Plantio Direto, Proceedings «II Encuentro de Productores de Plantio Direto» / E.M. Reis. – Paraguay, Itaptia, 1994.
  50. DLG-Mitteilungen (Ed.): Hohe Kosten der Erosion, DLG-Mitteilungen, 1995, – P. 59.
  51. World bank. Vetiver grass for soil and water conservation, and rehabilitation, and embankment stabilisation, Ed: Grimshaw, R.G., & Heifer, L. World Bank Technical Paper, 1955. – № 273.
  52. DLG-Mitteilungen (Ed.): Hohe Kosten der Erosion, DLG-Mitteilungen, 1995, – P. 59.
  53. Venialgo N. Anais «II Encuentro Latinoamericano de Siembra Directa en Pequenas Propiedades» / N. Venialgo. – Edelira, Itapua, Paraguay, 1996. Proyecto «Conservation de Suelos» MAG -GTZ, Asuncion.
  54. Cannel R. Q. 1994: Trends in tillage practices in relation to sustainable crop production with special reference to temperate climates / R. Q. Cannel, J. D. Hawes. – Soil & Tillage Res., 1994. – P. 245-282
  55. Кулик К.Н. Эффективные технологии формирования агролесоландшафтов // Проблемы интенсификации и экологизации земледелия России: Сб. мат. науч. сессии Россельхозакадемии (13-15 июня 2006 г., п. Рассвет Ростовской области). – М.: Россельхозакадемия, 2006. С. 124-137.
  56. Петров П.Г. Защитное лесоразведение в Каменной Степи / П.Г. Петров, Б.И. Скачков. – М.: Агропромиздат, 1988. – С.6.
  57. Турусов В.И. Защитное лесоразведение в Каменной Степи / В.И. Турусов, А.А. Лепехин // Достижения науки и техники АПК. – 2016. – № 7. – Т. 30. – С. 56-58.
  58. Черкасов Г.Н. Способы, приемы ресурсосбережения в земледелии / Г.Н. Черкасов // Ресурсосберегающие технологии земледелия. Сб. докл. Межд. науч.-практ. конф. – Курск: ВНИИМЗиЗПЭ РАСХН, 2005. – С. 11-14.
  59. Гаитов М.Ю. Ресурсосберегающие технологии земледелия / М.Ю. Гаитов // Достижения науки и техники АПК. – 2005. – № 11. – С. 33-35.
  60. Петелько А.И. Защитные лесные насаждения в Орловской области / А.И. Петелько // Защитное лесоразведение, мелиорация земель и проблемы земледелия в Российской Федерации: матер. межд. науч.-практ. конф., ВНИАЛМИ. – Волгоград, 2008. – С. 79-81.
  61. Лопырев М.И. Эколого-ландшафтное земледелие в Воронежской области / М.И. Лопырев, Н.И. Буряк. – Воронеж: ООО Студия «ИАН», 2000. – 30 с.
  62. Турусов В.И. Теоретические положения и практическая реализация базовых элементов адаптивно-ландшафтных систем земледелия в Воронежской области / В.И. Турусов // Модели автоматизированного проектирования адаптивно-ландшафтных систем земледелия: сборник докладов Всероссийской науч.-практ. конф. – Курск: ГНУ ВНИИЗиЗПЭ РАСХН, 2010. – С. 286-289.
  63. Котлярова О.Г. Разработка и внедрение комплекса мероприятий по защите почв от водной эрозии на примере Грибановского района Воронежской области / О.Г. Котлярова // Сборник: Почвозащитное земледелие в южных районах России, тр. СНИИСХ. Ставрополь, 1977. – С. 52-54.
  64. Котлярова О.Г. Антропогенное формирование экологически устойчивых агроландшафтов / О.Г. Котлярова. – Белгород, 2004. – 32 с.
  65. Котлярова Е.Г. Эффективность ландшафтных систем земледелия: Монография / Е.Г. Котлярова, О.Г. Котлярова. – Белгород: ИПЦ «ПОЛИТЕРРА», 2011. – 310 с.
  66. Лукин С.В. Биологизация земледелия в Белгородской области: итоги и перспективы / С.В. Лукин // Достижения науки и техники АПК, 2016. – Т. 30. – № 7. – С. 20-23.
  67. Лукин С.В. Биологизация земледелия в Белгородской области: итоги и перспективы / Лукин С.В. // Достижения науки и техники АПК, 2016. – Т. 30. – № 7. – С. 20-23.
  68. http://www.fedstat.ru/indicators/stat.do (дата обращения 16.08.2016)
  69. Кулик К.Н. Проблемы агролесомелиорации / К.Н. Кулик // Вестник РАСХН. 2001. – № 1. – С. 38-40.
  70. Кулик К.Н. Стратегические направления защитного лесоразведения в Российской Федерации на период до 2020 года / К.Н. Кулик, Е.С. Павловский // Защитное лесоразведение, мелиорация земель и проблемы земледелия в Российской Федерации: матер. межд. науч.-практ. конф., ВНИАЛМИ. – Волгоград, 2008. – С. 9-19.
  71. http://www.mcx.ru/documents/section/v7_show/20983.70.htm (дата обращения 23.09.2016)
  72. Научные основы предотвращения деградации почв (земель) сельскохозяйственных угодий России и формирование систем воспроизводства их плодородия в адаптивно-ландшафтном земледелии. Т. 1-3. – М.: Почвенный институт, 2013. – 1465 с.
  73. Экологические требования к орошению почв России: Рекомендации. – М.: Почв. Ин-т им. В.В. Докучаева, 1996. – 72 с.
  74. Выступление на заседании коллегии Минсельхоза России Г.Г. Гулюка // Информационный бюллетень. – М.: Минсельхоз РФ, 2008. – № 9-10. – С. 44-47.
  75. Народное хозяйство СССР в 1990 г. Статистический ежегодник. М.: Госкомстат СССР, 1991. – 752 с.
  76. http://www.rshb.ru/download-file/130122/gosprogram.pdf (дата обращения 28.10.2016)
  77. Концепция федеральной целевой программы «Развитие мелиораций сельскохозяйственных земель России на период до 2020 года». – М.: Россельхозакадемия, 2009. – 49 с.
  78. Кудеяров В.Н. Проблемы агрохимии и современное состояние химизации сельскохозяйственного производства в Российской Федерации / В.Н. Кудеяров, В.М. Семенов // Агрохимия. – 2014. – №10. – С. 3-17.
  79. Кудеяров В.Н. Проблемы агрохимии и современное состояние химизации сельскохозяйственного производства в Российской Федерации / В.Н. Кудеяров, В.М. Семенов // Агрохимия. – 2014. – №10. – С. 3-17.
  80. Лукманов А.А. Мониторинг плодородия почв республики Татарстан / А.А. Лукманов, С.Ш. Нуриев, Р.И. Бектимиров // Агрохимический вестник. – 2013. – №4. – С.52-53.
  81. Денисов Ю.Н. Состояние плодородия почв Челябинской области / Ю.Н. Денисов // Агрохимический вестник. – 2015. – №2. – С.2-5.